Играем в любовь

  Все выпуски  

БЕСПРЕДЕЛ 90-х "ВЕРНУЛСЯ" ИЛИ ПРОСТО НИКУДА "НЕ УХОДИЛ"?


ИГРАЕМ В ЛЮБОВЬ

БЕСПРЕДЕЛ 90-х "ВЕРНУЛСЯ"
ИЛИ ПРОСТО НИКУДА "НЕ УХОДИЛ"?


Добрый день!

Спасибо большое всем, кто написал мне и выразил слова поддержки, меня это очень тронуло. Ведь бороться в одиночку трудно. Но я думаю, что надо, потому что нельзя никому позволять "стирать" твое прошлое. Все-таки это пятнадцать лет моей творческой журналистской жизни! И я готова ходить в суд, тратить время. Здорово, что меня поддерживают близкие (муж, кстати, сначала был против, потому что тоже волновался, что я буду нервничать, что это будет меня отвлекать от книги, но сейчас понял, как для меня это важно), мои друзья. И ВЫ - люди, которых я не знаю лично, но которые так мне помогают.

Честно говоря, было опасение, что некоторые скажут, мол, Землякова снова проявила свой индивидуализм - почти все молчат, а она "лезет на баррикады". Делать, что ли, ей нечего?

Дел, если честно, полно. Сейчас вот пишу книгу, в которой затрагиваю "быт и нравы" 90-х. Это было шальное время, не только в жизни страны, но и в моей жизни. У меня ничего не было в Москве - ни квартиры, ни прописки, ни денег (из шмоток - только джинсы, купленные на сейле в Петровском пассаже, и два свитера задорного бренда Наф-наф). Но зато было море энергии и океан энтузиазма. И вот какая мысль в свете, так сказать последних "судебных" событий сейчас пришла мне в голову. Неужели они так и не исчезли, неужели нечего не изменилось? И беспредел как был, так и остается, нормой жизни? Увы ...

Прожив пятнадцать лет в мире "гламура" я, как теперь понимаю, была страшно далека и от народа, и от реальной жизни. Мне пришло много комментариев от провинциальных журналистов, и они пишут, что подобные ситуации - почти норма, никто даже и внимания не обращает. Мол, что поделаешь - да, нарушают авторские права, а как с этим бороться? В принципе, это наша общая беда. И не только в журналистике.

Например, многие знакомые писатели жалуются, что бесплатно, варварски скачивают их книги из интернета, тем самым лишая честно заработанных денег. Но это еще как-то можно, если не оправдать, то, тяжело вздохнув, понять - ведь все эти пираты анонимны. А если имени нет, значит, нет и ответственности. Но если пираты даже и не думают скрывать свои имена? Вот это, по-моему, и есть тот самый беспредел - наглый, циничный и бесстыжий.

Последнее время я "нащупываю" для себя другой, не глянцевый путь – пишу книги. Сейчас сочиняю вторую часть четвертой книги. Это такой кайф! Ни с чем не сравнимый! И еще мне очень нравится, что в книжном бизнесе договор между писателем и автором - это важный документ, который изучается чуть ли не под микроскопом. Например, у меня на то, чтобы заключить договор с АСТ, ушло почти четыре месяца - мы постепенно, шаг за шагом, согласовывали наши права и обязанности. И это нормально воспринималось и мной, и АСТ. Если люди готовы к совместному длинному пути, то они не будут нарушать права друга друга.

Конечно, с "глянцем" другая истории – это, как правило, бег на короткую дистанцию. И я сама сейчас даже не помню, какие документы по поводу имущественных прав и на какой срок я подписывала с ELLE. Да, я тоже дитя эпохи "беспредела". И я сейчас жду того момента, чтобы в рамках судебного заседания посмотреть "чего такого" я наподписывала. Но чтобы я тогда "не подмахнула" - права на имя "оторвать" нельзя ни при каких обстоятельствах.

Хочу рассказать еще одну историю из жизни книжного бизнеса. Ее мне рассказала одна очень успешная писательница. Все началось с того, что у нее купили права на экранизацию. Писательница была в таком восторге, что не только продала права, но и лично принимала участие в кастинге, в съемках ... Короче, сериал вышел на телеэкран и имел огромный успех. Писательнице тут же предложили переиздать книгу, но уже с кадром из фильма на обложке. Она, окрыленная успехом, позвонила своим друзьям-кинематографистом, мол, друзья, дайте фотку, плиз. А в ответ услышала сумму, за которую ей предлагали "фотку" - она в десять раз превышала ту сумму, за которую писательница продала права на экранизацию.

Кто прав? Конечно, киношники. Как говорится, внимательно читайте договор. Писательница, кстати, на них не обиделась. И винит сейчас только себя.

К чему это я пишу? Да к тому, что меня связывает с ELLE, с издательским домом, который его выпускает, много нежных и лирических чувств. Но все это - не повод для того, чтобы нарушать мои права. Ребята, давайте уже учиться жить цивилизованно, а не "по понятиям 90-х". Все-таки, на календаре 2011 год...

Знаете, я всегда думала, что борьба - не очень-то женское дело, считала себя индивидуалисткой. Но сейчас читаю ваши комментарии, письма, разговариваю с друзьями, коллегами и понимаю, что бороться надо. Ведь даже мои столичные коллеги поддерживают меня, так сказать, приватно, в частной беседе. А публично - боятся. Боятся испортить отношения, боятся иметь репутацию скандалиста и так далее. И зачем связываться из-за копеек? Я тоже поначалу думала не связываться. А сейчас поняла - правильно я сделала. Для меня - правильно. Каждый сам делает свой выбор.

И потом, я знаю, что меня поддерживают - и вы, и мои друзья, и близкие, и, не буду скрывать, очень сильные и известные адвокаты. А раз у меня есть такая возможность, то я непременно должна ее использовать. В конце концов, у каждого должна быть, так сказать, своя социальная миссия - уж простите за громкие слова. Мне сложно только одно - я не люблю быть агрессивной. Но мне кажется, что в данном случае я не нападаю, а защищаюсь.

Уверена, после моего суда такие поступки этот издательский дом уже совершать не будет! И это уже хорошо. Пусть это и маленький, но все-таки шаг в сторону нормального уважительного отношения к человеку!

НАТАЛИЯ ЗЕМЛЯКОВА

В избранное