Все выпуски  

Пустые места группы "Аквариум" (166)


Служба Рассылок Subscribe.Ru

 Пустые места группы "Аквариум"

 166-й выпуск, 24 ноября 2001

Лозунг момента:
"Ты идешь на работу, уходишь с работы,
постоянно забывая откуда и кто ты..."
sorry, это не БГ

НОВОСТИ И СЛУХИ

* Дорогие друзья,
как вы, наверное, заметили, на www.aquarium.ru открыт новый раздел - Чудотворные иконы. Я приглашаю вас принять участие в реализации идеи БГ и собирать информацию для этого раздела. Общими усилиями мы составили список из полутора сотен икон, для многих из них известен только адрес. Про такие иконы мы даже не успели сделать поиск в интернете - присоединяйтесь, yandex.ru и google.com ждут желающих помочь. Присылайте информацию и ссылки. И, конечно, мы надеемся, что люди, живущие в названных городах тоже помогут. Разыщут указанные церкви и иконы, возможно, купят в церковной лавочке книжку-буклет-открытку с фотографией-историей-описанием чудес и перешлют сведения опять-таки мне. Отрицательный результат - тоже результат, так что если вы сообщите, что такой-то церкви или иконы в ней нет - мы тоже будем благодарны.
Очевидно, что поиск не должен ограничиваться указанными адресами, и если вы знаете что-то такое, что мы упустили - тем более присылайте.
Ирина Воронежская, irina-v@yandex.ru

* А еще на ввв.аквариум.ру открылся другой новый раздел - Полезные советы. Правда там пока всего один совет от Бориса Гребенщикова:
"Если вам нужно очистить помещение от негативных влияний, злых духов или накопившейся негативной энергии, несколько раз окурите помещение дымом можжевельника".

SPb, studio, 2001* 22 ноября Аквариум записал новую песню "Северный Цвет" совместно с легендой world music Дживаном Гаспаряном (см. фотографии).

* На заглавной странице сервера Аквариума сменилась картинка. Любителям Фотошопа посвящается.

* Знаете с чего начался наш рок-самиздат? - с журнала "РОКСИ", первый номер которого Борис Гребенщиков выпустил в 1977 году.
Справочник приступил к публикации старейшего российского рок-журнала.
Инициатор и главный двигатель этого начинания - замечательный питерский фотограф Игорь Петрученко. 
Издание публикуется с разрешения и одобрения Анатолия Гуницкого, Александра Старцева и Бориса Гребенщикова.
Заходите! - http://handbook.reldata.com/ (раздел "Архив")
Коллектив составителей.

КОНЦЕРТЫ Аквариума

23 ноября, пятница - СПб, клуб "Полигон"(заказать билеты), Лесной пр. 65, корп. 5, тел. (812)245-2720
11 декабря, воскресенье - Челябинск 
12 декабря, понедельник - Екатеринбург 
14 декабря, пятница - Тюмень 
16 декабря, воскресенье - Пермь

К сожалению, концерт в Томске отменен.

18 января, пятница - Нью-Йорк, Irving Plaza 
20 января, воскресенье - Чикаго, Northside College
25 января, пятница - Сан Франциско, Herbst Theater 
02 февраля, суббота - Ottawa 
03 февраля, воскресенье - Toronto
Дальнейшие подробности тура по США и Канаде смотрите на сайте BlissRecords.

Aquarium USA Tour, Jan 2002

АКЦИЯ

* Наконец-то стала известна дата праздника Сага Дава – 26 мая. И теперь мы можем сообщить даты всей поездки. Мы вылетаем в Дели 25 марта и начинаем поездку по Индии, которая продлится до начала мая. В первой декаде мая мы планируем начать поездку по Тибету, которая должна завершится в начале июня нашим прибытием в Непал. В Непале, в середине июня, состоится семинар, дать который любезно согласился наш учитель – Достопочтимый Цокни Ринпоче. Предполагаемая длительность семинара – 7 дней. Дата вылета в Дели может поменяться в соответствии с рейсами самолётов, но не более плюс-минус 2-3 дней. Точные даты выезда в Тибет, возврата в Непал и семинара будут опубликованы на этой странице сражу же, как будут известны.

* Добро пожаловать в нашу электронную группу thepath2002! Она создана для общения между участниками будущей поездки в Тибет в 2002 году и для получения новостей и оперативной информации. Сообщения, отправленные на адрес этой группы, будут получены всеми её участниками.
Для того, чтобы узнать побольше о группе thepath2002 пожалуйста посетите http://groups.yahoo.com/group/thepath2002.
Чтобы начать слать сообщения участникам группы просто пошлите письмо по адресу thepath2002@yahoogroups.com.
Если вы не хотите участвовать в группе thepath2002, вы можете отписаться, послав e-mail по адресу thepath2002-unsubscribe@yahoogroups.com.
Ниже публикуется список всех участников предстоящего путешествия. В списке пока достаточно пустых мест. Ты чувствуешь сквозняк от того, что это место свободно? Еще не поздно к нам присоединиться :-)

Андрей

akoul@netvision.net.il 

Хайфа, Израиль

Алексей

alxy2000@netvision.net.il 

Хайфа, Израиль

Александр Добрушкин

grunappe@infocentr.ru 

Курган, Россия

Илья Натанзон

ilya_away@yahoo.com 

Хайфа, Израиль

Фира Натанзон

esfir@camelot.com 

Хайфа, Израиль

Стас Томашпольский и Сюзанна Райх

info@the-path.org 

Хайфа, Израиль

Андрей Карташов

kac77@rambler.ru 

Ярославль, Россия

Лёня

ll@il.if.ua 

Ивано-Франковск, Украина

Олеся Корпачева

lesechka2001@yahoo.com 

Москва, Россия

Олег Маргулис

oleg.margulis@intel.com 

Хайфа, Израиль

Татьяна Орлова

orlova-t@mail.ru 

Москва, Россия

Руслан Тимербаев

ruslant@ureach.com 

Сан-Франциско, США

Славик

slavikslavik@yahoo.com 

Хайфа, Израиль

Сергей и Венера

aquarium@da.ru

Тольятти, Россия

Света и Виктор Кувшиновы

Viktor.Kuvshinov@helsinki.fi 

Хельсинки, Финляндия

Владимир Добрушкин

vlad@agur.co.il 

Кфар Иона, Израиль

Владимир Заводчиков

vladi@the-path.org 

Хайфа, Израиль

Дмитрий Коршунов

ne_etot@mail.ru 

Москва, Россия

Виталий Сохин

vit314@pochtamt.ru 

Хайфа, Израиль

Игорь Степанов

stig@ukrpost.net 

Донецк, Украина

Борис Динабург

dinaburgb@hotmail.com 

Хайфа, Израиль

Никита Демин

nikitademin@iname.com 

Гонконг

Игорь

yris@mail.tyumen.ru 

Тюмень, Россия

...и все уедем в Тибет!

ЦИТАТА ПО ПОВОДУ

From: http://www.zvuki.ru/R/P/6102/ 

- Недавно по телевизору показывали фильм Алексей Учителя 'Рок', где БГ фактически хоронил рок-н-ролл...
Ю.Шевчук: - Да, помню, я тогда в кафе ночным сторожем работал.
- Там был довольно оригинальный подбор групп, и как раз такие панковские коллективы, типа АВИА, к сегодняшнему дню сошли со сцены, а остались менее эпатажные группы. 

Как Вы считаете, это общая тенденция, что эпатаж - это ненадолго?
Ю.Шевчук: - А вы считаете, что "АВИА", гораздо более эпатажно, чем БГ? Это полная ерунда! "АВИА" - это было выведенное на сцену искусство пролеткульта 20-х - 30-х годов, и там в словах не было ничего, что называлось бы искусством. Был театр, спектакль, который назывался 'АВИА', и эта пьеса сама себя изжила с годами. А БГ - действительно умный человек. И что касается эпатажа, уж поверьте мне, у него этого столько было, столько раз он в кутузке сидел! То, что Боря жив сегодня, это слава Богу! До сих пор он нас удивляет, радует своими мыслями о жизни, знаниями. 
А в 'АВИА' не было ничего серьезного и стоящего, что могло бы выжить - это было шоу. А у БГ это выжило. Эпатаж ведь не в том, чтобы орать "Брежнев - говно!" или "Ельцин - говно!" На это много ума не надо. Эпатажные группы быстро приедаются, а умные, мудрые, движущиеся, работающие с искусством группы - нет. 
Рок-н-ролл вообще можно вытащить до высокого искусства, если отвечать на вопросы, которые задает искусство. "Быть или не быть?" и т. д. Вот БГ эти вопросы задает, а 'АВИА' и другие подобные эпатажные группы, кроме как "накакать" на сцене, ничего не делали. Вот они и кончились! 
А что касается эпатажа, то вот сейчас модна группа Ленинград. Они матерятся со сцены с утра до ночи, но через год их не будет. Эпатаж - это ненадолго, это самое легкое, что можно сделать. Самое тяжелое и самое серьезное - думать и работать настоящее искусство, делать интересную музыку. Вот это живет долго!

* * * 

- Вопрос о сотрудничестве с Борисом Борисовичем Гребенщиковым для слушателей "Нашего Радио". Вы с самого начала видели Бориса Гребенщикова в роли композитора, автора музыки к спектаклю или может был выбор из различных кандидатур и в результате счастливого стечения обстоятельств вы остановились на Гребенщикове?
Олег Меньшиков: - Нет, вы знаете, дело в том, что я с Борисом давно очень… мы давно хотели… мы давно поддерживаем отношения дружеские и мы давно хотели поработать вместе, но, поскольку, все время он где-то, то на Тибете, то на концерте, - с ним сложно очень соединиться, а просто вот так получилось, что я ему дал прочитать пьесу, когда был в Питере, и он сказал, что, да, конечно, я буду писать. Дело в том, что и с художником-постановщиком, и с художником по костюмам, и с композитором мы работаем… оказывается, вы знаете, мы мало работаем, это не значит, что мы не работаем, а это значит, что мы заказываем костюмы, сцену и музыку тем людям, которые, как мы считаем, сделают это так, как нам нужно. Ну, глупо работать с Игорем Чапуриным, он в костюмах все равно лучше меня понимает. Всяко. Глупо работать с Гребенщиковым, естественно, мы должны рассказать идею, мы должны заразить, дать на эмоциональном уровне то, что мы хотим транслировать в зрительный зал. А дальше как с ним работать? Дальше он должен писать.

- Помимо Бориса Борисовича, кто еще из отечественных исполнителей, рок-групп вам нравится? Может быть, дружеские отношения с кем-то поддерживаете?
Олег Меньшиков: - Нет. Вы знаете, только с ним. Это не значит, что мне другие не симпатичны, но я считаю его больше, чем просто рок-музыкантом, я считаю его явлением вообще в музыкальной культуре страны, и мне этого общения достаточно.

СПРАВКА

Судбба дудукиста

From afisha.ru

Дудук - это армянский народный инструмент, который поет человеческим голосом. Человек, благодаря которому дудук стал известен за пределами Армении, - это Дживан Гаспарян. Когда-то он выступал перед Иосифом Сталиным. Теперь играет с Питером Гэбриэлом и Лайонелом Ричи, участвует в записи музыки к фильмам "Ворон" и "Гладиатор", а в конце мая впервые дает большой сольный концерт в Москве. С самым известным в мире армянским музыкантом побеседовал Алексей Мунипов. Фотографии Сергея Леонтьева. 

Сейчас во всем мире вы известны прежде всего по совместным работам с Майклом Бруком и "Кронос-Квартетом". Однако ваша музыкальная карьера началась значительно раньше. Когда, к примеру, вы впервые выступили в Москве? 
В 48-м году. Здесь был фестиваль: пять самых лучших ансамблей играли для Сталина. Я был в армянском молодежном. Сталин на первом ряду сидел, метров пять до него. Страшно. Но вроде ему понравилось. После концерта мне даже подарили часы "Победа", сказали, от Сталина. Я молодой был тогда: продал их и всем своим ребятам пива купил.

Ваша история выглядит довольно загадочно. Немолодой профессор Ереванской консерватории, всю жизнь прожив в Армении, вдруг уезжает за рубеж и становится мировой знаменитостью. Как это случилось? 
Было так: в 1988 году из Лондона в Москву приехали Майкл Брук и Брайан Ино. Они пошли в студию грамзаписи и слушали фольклор всех народов СССР. Там были и мои две пластинки, они им очень понравились, и поэтому меня пригласили в Лондон. Мы писали пластинку, и еще каждый день мне давали слушать музыку со всего мира. Страну за страной, всего 36.

Зачем? 
Ну это как реклама была. Вот сколько у нас всего есть. А я все время концерты давал, 11 концертов за две недели, и везде про эту фирму говорил - так у них диски стали лучше покупать. Это я теперь понимаю, тогда не понимал еще. После этого меня стали приглашать в разные страны - а в Армении было очень плохое время. Света нет, ничего нет. Никто не хотел там жить. Поэтому я поехал в Америку и получил там "грин кард". Но я и до этого очень много ездил. Еще в 56-м году ездил в Америку. Тогда была такая сборная СССР: Большой театр, ансамбль Моисеева, украинский гопак, нанайская борьба, ленинградский балет... 250 человек всего. И армянский ансамбль тоже. Но ехать очень сложно было: разрешения, проверки. А сейчас - свободно. У меня есть менеджер, англичанка, она решает, где играть. Вот еду в Македонию, потом в Нью-Йорк, Португалию, Англию. Я сам не знаю, где живу. Где играю, там и живу. Но только в Ереване у меня дом настоящий. Я преподаю там, одних учеников моих 70 человек. 

И все-таки не просто было, наверное, в 60 лет менять жизнь, уезжать на край света, в чужую страну... 
А что? Я скромный человек. Меня все любят, все понимают. Вот Лайонел Ричи... У него вообще армянская душа, только под американской спрятана. Живу себе, никому не мешаю. Плохого никому не делаю. Только хорошее, хорошее, хорошее.

А в Голливуд вы как попали? 
Позвали, сказали: хотим ваш дудук слышать. Я приехал, а там - о! - техника! Известные артисты выступают! Очень высокий уровень. В первый раз очень боялся, не знал, что играть. Вокруг сплошные профессора, из разных стран - из Парижа, из Италии. Сидят. Экран, пульт, ноты, дирижер. И никаких репетиций: быстро смотришь, что надо играть, и вперед. Я тоже сажусь, ищу глазами свою партию и вдруг вижу: мне диапазона не хватит, у дудука диапазон - октава всего! Переведите, говорю, я не могу это сыграть. Переводчик аж побелел: "Я не могу это перевести! Здесь так не принято!" А дирижер уже поднимает руки, начинают показывать фильм - это был "Русский дом" - и мое соло как раз. Что делать?! Две-три фразы сыграл нормально, а потом стал импровизировать. Дирижер на меня смотрит (а он еще и автор музыки), но не останавливает. Ну, думаю, если что скажет - все. В общем, минут 25 минут я играл. Когда закончили, дирижер что-то говорит, и все начинают аплодировать. Что такое?! Оказывается, он сказал: "Этот человек так играет, словно бы сам это сочинил". В Голливуде вообще много непонятного было: зачем, например, армянский дудук в "Евгении Онегине"? Или в "Гладиаторе"? Но хорошо ведь получилось. 

Есть все-таки что-то странное в том, что национальная армянская музыка, которую вы исполняете, стала популярной на Западе. Она ведь, скажем так, довольно заунывная. 
Э-э-э, зачем так говоришь? Армянскую музыку любой понимает. Армянская музыка - хорошая музыка. Вот современная - она непонятно какая. Не то русская, не то китайская, не разберешь. А у меня все натурально. 

Но ведь world music - то, что вы делали с Бруком или Гэбриэлом, - это, напротив, смешение всего и вся. 
Э, там другое! Возьми мою сольную пластинку - там армянская музыка. А когда я играю с Бруком, это называется "рок"! Там импровизация. Что хочу - то и делаю. 
Боюсь, ваши слушатели не отличают, где там импровизация, а где аутентичный фольклор. 
Ну конечно! Я армянин, играю на армянском инструменте - обязательно получится национальное, даже помимо моей воли. Если бы я на балалайке играл, все равно вышла бы армянская музыка. Ну и хорошо! Мир принимает, народ принимает, большие, слушай, музыканты принимают - значит, хорошо.

Ссылки по теме:  Дживан Гаспарян на googl.com

ТЕЛЕГА (старая)

From: http://handbook.reldata.com/ (раздел "Архив")

О ВРУБЕ (ОПЫТ ИССЛЕДОВАНИЯ)

"In a study of six children with behavioral or emotional problems, amplified rock music (mainly, by the BEATLES) has interrupted contingent upon disruptive behavior. The procedure rapidly supressed undesirable responses... The children were also observed synchronizing their movements to the music, as well, as singing and topping as they express their enjoyment of the music.

C.V.Wilson "The use of rock music in behavioral the rapy" Journal of music therapy № 13 рр 39-48, 1976

Люди различаются по расовым признакам и по национальной принадлежности, существуют большие группы людей, различающихся по отношению к собственности на средства производства. Различаются люди и по отношению к рок-музыке, одни врубаются, другие - нет, последних больше. До сих пор остается загадкой, объединяет ли тех, кто врубается что-нибудь кроме того, что они врубаются.

Приятно встретить человека, способного оценить то неожиданное обстоятельство, что ДЖЕТРО TAЛЛ на последнем альбоме "Сонгс фром зе вуд" оказались в непосредственном соседстве с Кэтом Стивенсом. И кто из таких людей не испытывал радости, обнаружив, что его новый знакомый, который по каким-то причинам никогда ничего не слышал, врубается и начинает задавать вопросы, и просит дать послушать что-нибудь еще? И кто не испытывал недоумения, граничащего с неприязнью, когда старый знакомый, бывавший у вас миллион раз, спрашивает, нет ли у вас Джеймса Ласта? Ну не ущербный ли это человек? И неужели все, кто не врубается, ущербны? Есть над чем поразмыслить.

Маловероятно, что отношение к рок-музыке является каким-то изначальным свойством человеческой натуры. Однако определяется оно чем-то, лежащим весьма глубоко. Во всяком случае, едва ли не самое отчетливое ощущение общности с самыми различными людьми сознание того, что они врубаются.

"Рок-музыка возникла не в Калуге", - сообщил как-то раз В.Фейертаг. Он прав. Поэтому от Калуги и ее окрестностей можно пока отвлечься. Все, кому надо, знают, откуда возник рок и когда. Не в этом дело. Дело в том, что уже в 1972 году обозреватель журнала "Роллинг Стоун" Ион Ландау в книге "Возраст рока" с прискорбием отмечал наличие в роке явных признаков упадка. Уже тогда у него были для этого основания. А сейчас?

Поговорите с каким-нибудь восемнадцатилетним рок-экстремистом: - БИТЛЗ? А что БИТЛЗ? Нет, послушать приятно... ГРЭНД ФАНК (или ДИП ПАПЛ, или чуть ли не СЛЕЙД) круче! Вообще - ништяк!

Про БИТЛЗ, конечно, не скажешь - ништяк. Но любители рока старшего поколения помнят, что такое были БИТЛЗ в I965-I970 гг. и, хотя бы по доходящим до нас отголоскам - что происходило вокруг них там, где возник рок. Так могли встречать что-нибудь очень долго хотя и неосознанно жданное. И оно появилось. Врубались все, кроме совершенно безнадежных и злонамеренных. Последовавший в результате взрыв рока доказывает, что почва для него была уже давно готова. Рок был необходим. Зачем?

Эпиграф потому столь пространен, что имеет к этому вопросу некоторое отношение. У кого нет emotional или behavioral проблем? Таких нет, это во-первых. Во-вторых, на многие вещи дети реагируют гораздо более естественным образом, чем взрослые, если они еще не испорчены воспитанием. Но чем дальше, тем более сказывается давление среды, и часть людей оказывается неврубающимися - те, кто в наибольшей степени подвержены и склонны принимать форму, наиболее соответствующую давлению, на них оказываемому. Не всем удается устоять, ведь, как известно, "даже конклав можно довести до людоедства, если действовать методично и неспеша". Вот почему необходимость в роке возникла не раньше, чем возникла. Любой век, предшествующий текущему, покажется методичным и неспешным. Во времена Моцарта за пятьдесят лет происходило меньше всякого, чем сейчас за год. Традиции были сильны.

Музыка была стройной и соразмерной. Но - the times - they are changing. На наших глазах произошел разрыв. Отцы живут в одном времени, дети в другом. Среда меняется на глазах, и подобно скульптору, ежеминутно меняющему свои намерения, формирует уродов - из тех, кто поддается. Но чтобы изуродовать человека окончательно, нужно время, одним - большее, другим - меньшее.

Над Джоном, Джорджем, Полем и Ринго среда не успела поработать. Их песни были вне традиций и они были понятны тем, кто не был задавлен общепринятыми представлениями до полной "потери воспринимать то, что в них не укладывается".

Для тех, кто пел, и для тех, кто слушал, музыка стала защитой от среды. И тех и других становилось всё больше. Рок стал не просто музыкой, а образом жизни. Родилась молодежная субкультура, в крайних своих проявлениях переходящая в контркультуру. За десять лет у отрицающего традиции рока появились свои традиции. Из убежища от среды рок сам стал средой со всеми вытекающими отсюда последствиями. И оказалось, что способ избежать давления среды сам может оказать давление и лепить уродов, если, врубаясь, не быть последовательным и не оказывать сопротивления этому давлению. Джон Леннон был, возможно, первым, кто заметил опасность оказаться в зависимости от способа достижения независимости, во всяком случае, он был первым, кто об этом сказал:

I don't believe in Elvis,
I don't believe in Zimmerman,
I don't believe in BEATLES,
I just believe in me...

"The dream is over..."
И пусть кто-нибудь попробует сказать, что Джон Леннон не врубается.

Автор (по слухам) - Борис Гребенщиков

ИНТЕРВЬЮ

Журнал «Крестьянка»
 22 мая 2001, Пушкинская, 10

Корр.: Мы знаем, что у вас очень насыщенная гастрольная жизнь. За год вы успеваете выступить чуть ли не в ста городах?
Б.Г.: Никто не считал сейчас. Такие гастроли у нас начались в апреле 1991 года и продолжаются «non stop». Мы приезжаем в Петербург, приходим в студию, что-то записываем, потом опять выезжаем. Последние гастроли были Минск, Калининград, Рига, Таллинн. И с тех пор я уже успел в Кемерово слетать
Корр.: В Кемерово тоже был концерт?
Б.Г.: Маленький.
Корр.: Скажите, бывают концерты, которые организуют сами ваши слушатели, которые хотят, чтобы Аквариум приехал в их город?
Б.Г.: Конечно.
Корр.: И часто такое бывает? 
Б.Г.: Пятьдесят на пятьдесят. 
Корр.: То есть половина ваших концертов? А в каких городах?
Б.Г.: Первое, что приходит в голову, - Самара, Калининград… В огромном количестве мест концерты организуются не профессионалами из филармонии, а какими-то людьми, которые просто хотят, чтобы Аквариум приехал. 
Корр.: Cкажите, а публика как-то меняется с течением времени? Атмосфера на концертах?
Б.Г.: Публика никогда не меняется. Люди приходят на концерт, чтобы послушать песни. И все.
Корр.: А как вы относитесь к тому, что сейчас многие люди думают, в основном, как бы больше денег заработать?
Б.Г.: Знаете, есть старинный анекдот о том, как выпивают русские. Украсть ящик водки, продать его, а вырученные деньги пропить. Вот то же самое с зарабатыванием денег. Люди тратят свою жизнь на то, чтобы зарабатывать деньги, хотя, если бы они тратили свою жизнь на то, чтобы ее жить, им даже не нужны были бы деньги. Бог заботится о тех, кто думает об остальных людях.
Корр.: Да, сейчас люди начинают это понимать.
Б.Г.: Знаете, люди всегда это понимали. Вернее, есть люди, которые это понимают, и есть люди, которые этого никогда не поймут.
Корр.: А у вас бывали в жизни моменты, когда вам было тяжело материально?
Б.Г.: Что это значит – тяжело материально? Когда нечего есть? Да, бывали. Когда нечем детей кормить? Бывали. Ну и что? Если нечем кормить детей, нужно что-то сделать, чтобы заработать эти деньги, но не думать об этом. Не концентрироваться на этом.
Корр.: Многие талантливые люди перестают заниматься искусством из-за того, что за него не платят деньги.
Б.Г.: За искусство не должны платить деньги!
Корр.: Но ведь им надо на что-то жить.
Б.Г.: Пусть они идут грузить вагоны, а в свободное время пишут стихи, или картины. Так делали всегда, весь мир так делает. Ван Гог тоже не утопал в деньгах и, ничего, рисовал.
Корр.: Да, но такой путь часто приводит к тому, что у людей просто не остается времени и сил, и они перестают заниматься творчеством.
Б.Г.: Значит, им больше не хочется. Для людей, которым действительно нужно заниматься искусством, это ведь все равно, что дышать – невозможно расхотеть. А бывают люди, которые занимаются творчеством, пока у них гормон гуляет, а чуть перестает – все, занимаются спокойно бизнесом. Честь им и хвала, чище будут.
Корр.: Большинство людей, которые приходят сейчас на ваши концерты, это ровесники ваших детей. Не стала ли вам аудитория по этой причине ближе и понятней, чем она была, скажем, лет пятнадцать назад?
Б.Г.: Я помню, когда я начал слушать сознательно музыку, мне было лет двенадцать – тринадцать. На концерты я начал ходить лет, наверное, с пятнадцати – шестнадцати и знаю, что с тех пор у меня ценности не изменились. Поэтому я предполагаю, что люди, которые приходят к нам на концерты, чувствуют, в общем, то же самое.
Корр.: То есть, вы не чувствуете себя немножко учителем?
Б.Г.: Мне абсолютно нечему учить, нечему учить. Мы передаем то, что нам нравится. 
Корр.: А ваши дети ходят на ваши концерты?
Б.Г.: В основном, они ходят, чтобы потусоваться за сценой.
Корр.: Скажите, а ваши дети уже решили, чем они хотят заниматься?
Б.Г.: Ничем не хотят.
Корр.: Они не выбрали себе профессий?
Б.Г.: Мне кажется, что это происходит с человеком гораздо позже, лет в тридцать – сорок.
Корр.: И с вами так произошло?
Б.Г.: Мне нравилось петь песни, и это никогда не было вопросом. Мне все говорили, что прожить на это невозможно, но мне не было дела до этого. Для меня петь - естественно.
Корр.: А вы всегда знали, что добьетесь успеха?
Б.Г.: Я никогда в жизни об этом не думал.
Корр.: Но вы надеялись, что вас будут слушать?
Б.Г.: Знаете, мои песни всегда кто-то слушал, какие-то близкие люди, какие-то знакомые, приятели.
Корр.: А вы в себе когда-нибудь сомневались? У вас бывали моменты, когда вы думали, что ничего не получится?
Б.Г.: Я еще раз повторяю, я не хотел, чтобы что-то получилось. Когда поешь песню, это уже получилось.
Корр.: А депрессий у вас никогда не бывало?
Б.Г.: Всегда. 
Корр.: И как вы выходите из этого состояния?
Б.Г.: Никак. Я просто позволяю ей пройти. Есть старая книга, «Книга Перемен» - «И-Цзин». Она, в частности, учит простой вещи, что, если подождать, то все пройдет. Когда есть депрессия, или что-то еще, или что-то хорошее, нужно знать, что все пройдет. Все как волны.
Корр.: Многие творческие люди спиваются, а у вас какие отношения с алкоголем?
Б.Г.: Я пытался спиться. У меня не получилось, не вышло. Я пью, когда мне нравится пить, когда не нравится, я не пью.
Корр.: Вы как-то изменились с возрастом? Вы могли бы сказать, что раньше были «лучше, чище»?
Б.Г.: Нет, не мог бы. Я не изменился. Я лучше понимаю, чего я хочу, и лучше знаю, как этого добиться. Но то, чего я хочу, так же недостижимо. Это – совершенство. Есть старинный принцип: «Жить быстро, умереть молодым». Рок-н-ролльный такой. Умереть молодым не значит - умереть в раннем возрасте. Можно умереть молодым в девяносто восемь лет. Старость – это когда человек теряет интерес к жизни, замыливание восприятия. Человек должен быть мудрым, но не старым.
Корр.: А отчего жизнь человека может быть скучной даже и в молодом возрасте?
Б.Г.: От полного невежества и глупости. От невнимания к окружающему миру.
Корр.: Если у человека нет любимого занятия, он может быть счастлив?
Б.Г.: Но что-то человеку все равно нравится. Я никогда не видел человека, которому ничего бы не нравилось.
Корр.: Какой у вас был счастливый момент в жизни?
Б.Г.: Их были миллионы, и они все время происходят. Когда я сижу на гитаре играю, мне уже хорошо. Счастье – это когда не чувствуешь самого себя, отсутствие собственного я в данную секунду. Наше я – это то, что эффективно предотвращает счастье. Когда ты не чувствуешь себя, давления своего я, то сливаешься со всем остальным миром. Это и есть счастье.
Корр.: А как преодолеть этот барьер из собственного я?
Б.Г.: Знаете, любой человек, который любит, это понимает.
Корр.: А если люди не любят и не счастливы, они могут как-то измениться?
Б.Г.: Ну, говорят, что если не любишь весь остальной мир, то счастлив не будешь.
Корр.: Весь остальной мир одинаково?
Б.Г.: Нельзя любить кошку так же, как ты любишь дерево, или мужа, или жену, или детей. Все по-разному. Но любовь – это когда ты заботишься о чем-то в данную секунду больше, чем о себе, опять-таки, забываешь о себе.
Корр.: А бывали ли тяжелые моменты, горе?
Б.Г.: Не знаю, горе ли, но для меня всегда очень большая проблема, очень печально, когда исчезает взаимопонимание с окружающими близкими людьми, когда людям вокруг меня плохо. Мне от этого плохо, как любому другому человеку. Но, опять-таки, если попытаться себя отодвинуть на второе место, то выясняется, что все проблемы решаемы.
Корр.: Как вы считаете, ваш «сосуд кармы» очистился с годами, или он всегда был чистым?
Б.Г.: Он никогда не был чистым. Я все время ухудшаю свою карму. Карму можно улучшить, общаясь с людьми, которые выше тебя, - раз. Добрыми поступками по отношению ко всем остальным живым существам – два.
Корр.: А вы занимаетесь какой-то специальной практикой для очищения кармы?
Б.Г.: Знаете, мне не до этого, вероятно, как, думаю, любому нормальному человеку. Есть ступени в жизни, когда необходимо очищение, но когда с этим более-менее для себя на какой-то момент разберешься, понимаешь, что ты можешь либо уйти в монастырь очищаться, либо продолжать заниматься повседневным делом, что-то делать. Ведь, если все будут очищать карму, кто будет дороги ремонтировать? По идее, нужно совместить, чтобы ремонт дорог был очищением кармы, или пение песен было очищением кармы, вот я и пытаюсь это сделать. Отказываться от своей прямой деятельности я не собираюсь. Пусть лучше я умру неочищенным, зато я что-то сделаю.
Корр.: У вас не всегда был дом, такой, какой есть сейчас. Когда-то вы меняли квартиры, переезжали, а сейчас образовалась некоторая стабильность?
Б.Г.: На самом деле, восемьдесят раз из ста я просыпаюсь в гостиничных номерах. Что это значит – дом?
Корр.: Ну, скажем, по принципу «мой дом – моя крепость»? Укрытие от житейских бурь?
Б.Г.: Те, кто хотят сидеть в крепости, пускай сидят. Но, если все будут сидеть в крепости, то кто же будет бурями-то заниматься? Нет, мы – табор.
Корр.: Вы комфортно чувствуете себя в дороге? Какой минимальный набор удобств вам нужен?
Б.Г.: Абсолютно комфортно. Если есть, где спать – уже хорошо.
Корр.: А у вас не бывает проблем в семье из-за того, что вы редко бываете дома?
Б.Г.: Знаете, это я. Это мой образ жизни. 
Корр.: А случается, что вам приходится заниматься домашним хозяйством?
Б.Г.: Да, я даже забил гвоздь однажды. Когда я прихожу домой, у меня хватает времени только на то, чтобы посидеть в интернете, и, в общем, это все.
Корр.: В интернете?
Б.Г.: Да, это часть моей жизни - обмениваться информацией с людьми, давать людям информацию, которая им нужна.
Корр.: А ваша жена занимается каким-то творчеством?
Б.Г.: Она нарисовала, по-моему, четыре картины, которые имеют целительные свойства. Они где-то по людям остались, они их лечат.
Корр.: А постоянной работы у нее нет?
Б.Г.: Работы у нее полные руки с утра до ночи. Когда в доме трое детей и двадцать их друзей, то это работа творческая.
Корр.: А жена не мешает вам работать?
Б.Г.: Никогда в жизни. Жена - ведь это близкий человек, так должно быть, и только так.
Корр.: Как вы считаете, верность должна быть в семье?
Б.Г.: Опыт моих знакомых подсказывает мне, что «открытые» семьи не существуют. Многи люди пытались так жить, но это не увенчалось успехом. 
Корр.: То есть измена ломает семью?
Б.Г.: Я не принимаю понятие измены, вот в чем дело. Если тебе мил какой-то человек, ты с ним общаешься, ты с ним живешь. Если нет – можно уходить. Но, если любишь человека, как ты уйдешь от него?
Корр.: Ваш нынешний брак – третий по счету. Первые два были ошибочны?
Б.Г.: Нет, все были замечательные. Но в какой-то момент взаимопонимание, тяга друг к другу исчезают. Нелепо думать, что выйдешь замуж, или женишься в восемнадцать лет, и это продержится всю жизнь. Над взаимопониманием нужно работать постоянно, любовь – это такая же работа. Нужно все время себя пробуждать.
Корр.: А вы нашли какие-то ошибки в своем поведении в предыдущих браках?
Б.Г.: Нет, ошибок не было. Я мог бы вести себя по-другому в какой-то период жизни, но тогда у меня не было бы того, что появилось в результате моего «неправильного» поведения. Знаете, вода всегда находит путь, не так потечет, так вот так потечет. Главное, чтобы вода текла. Когда она застаивается, начинается гниение. Так же и в любых отношениях: главное, чтобы все время текла вода, чтобы все время происходила жизнь. Большая часть людей так - поженились и живут, и начинают ограничивать друг друга с такой силой, что начинают гнить, а этого нельзя допускать - сепсис, смерть. И это касается взаимопонимания со всеми людьми, не только с семьей, а и с друзьями, и, в нашем случае, с людьми, которые приходят нас слушать. Нельзя пускать дело на самотек, нужно все время показывать людям, что они тебе нужны.
Корр.: Ваши дети хотят быть похожими на вас?
Б.Г.: Надеюсь, что нет. Они занимаются своими делами и очень мало обращают внимания на меня, по счастью.
Корр.: Дети известных людей часто идут по стопам своих родителей, пытаются стать «вторым Моцартом».
Б.Г.: Скорее, вторым Сальери. Я боюсь, что этим часто спекулируют. Зачем идти по чьим-то стопам? Зачем лишать себя своего собственного пути? Мне кажется, для детей естественно восставать против всего, что предъявляют им родители.
Корр.: Вы считаете себя хорошим отцом?
Б.Г.: Нет. Я очень редко их вижу и абсолютно ничему не могу научить. Но отношусь к ним хорошо. Думаю, и они ко мне неплохо.
Корр.: Ваша семья похожа на ту семью, в которой вы росли?
Б.Г.: Совершенно нет, по счастью. У меня в детстве жизнь была не без напряжения. 
Корр.: Вас не понимали?
Б.Г.: Знаете, по-моему, это естественно. Не понимают, и, слава богу.
Корр.: А вы отличались от сверстников?
Б.Г.: Ну, я с детства вел себя. Газеты издавал какие-то, писал все время что-то.
Корр.: А почему вы сначала избрали для себя математическое направление, а потом стали музыкой заниматься?
Б.Г.: Знаете, я музыкой занимался с самого начала, еще до того, как пошел в математики. Но поскольку занятия музыкой – дело бесперспективное с точки зрения карьеры, родители справедливо рассудили, что лучше мне иметь какой-то кусок хлеба. А когда меня отовсюду выгнали из-за занятий музыкой, проблема карьеры исчезла, и больше ко мне никто не приставал, ни родители, ни милиция.
Корр.: То есть, вы как бы вопреки стали тем, кем вы стали?
Б.Г.: Любой человек становится вопреки. Я боюсь, что лишаю этого своих детей, но я не в состоянии давить. Я очень хорошо помню себя в их возрасте и понимаю, что наезжать на детей – занятие бесперспективное.
Корр.: Все-таки, бывает у вас какой-нибудь досуг? Что вы любите делать? Рыбалка, может быть, пляж?
Б.Г.: Я не ловлю рыбу, потому, что я не понимаю, как можно убивать живые существа. Могу бесконечно лежать на пляже. Обожаю солнце, но очень мало его получаю, к сожалению. Может, лучшее, о чем я могу подумать, это лечь на горячий камень под солнцем и лежать. Если можно, то очень долго. 
Корр.: Вопрос не по порядку…
Б.Г.: А порядка нет, так что…
Корр.: Наверное, есть девушки молоденькие, или не обязательно молоденькие, которым вы нравитесь, которые пишут вам письма, дарят цветы? Бросают из зала душераздирающие взгляды?
Б.Г.: Много, очень много. И смотрят, и за руки хватают, и все, что угодно.
Корр.: У вас на сайте в интернете там, где подборка ваших фотографий, помещена такая фраза: «Неудовлетворенное желание разрушает сознание»…
Б.Г.: «…разрушает изнутри». Это такая китайская фраза.
Корр.: Влюбленные девушки могут воспринять эту фразу, как приглашение к действию. Вдруг они решат попробовать добиться от вас ответной любви?
Б.Г.: Любовь и так есть. Я их всех, в принципе, люблю. Но они хотят не любви, они хотят обладания, а это, к сожалению, закрыто. Мы целиком одобряем любые действия. Чем больше они будут действовать, тем лучше, до нас им все равно не добраться. Мы абсолютно закрыты. Действовать – пожалуйста, обладать – невозможно. Песни наши у них есть, а я недоступен.
Корр.: А почему бы вам не повесить какую-нибудь другую фразу в интернете, чтобы не провоцировать?
Б.Г.: Что бы ни повесить, все равно они поймут по-своему. Я по себе знаю: если мне чего-то хочется, я приложу любые действия, чтобы достичь того, чего мне хочется.
Корр.: На сайте Аквариума сейчас помещено объявление о том, что вы собираете информацию о чудотворных иконах, хотите составить книгу.
Б.Г.: Я хочу собрать материал, который поможет кому-то составить книгу. Такой книги на данный момент нет. 
Корр.: Вы считаете, что она нужна?
Б.Г.: Чудотворные иконы реально помогают в жизни тем людям, которые способны это воспринять. И таких людей довольно много.
Корр.: То есть, вы хотите просто дать людям возможность узнать о конкретных иконах, чтобы люди могли обратиться к ним за помощью?
Б.Г.: Совершенно верно.
Корр.: А как вы увязываете эту деятельность с буддизмом?
Б.Г.: Тут нечего увязывать. Это все равно, что увязывать правую руку с левой - происходит само собой. Между буддизмом, православием и другими религиями нет предметов для спора. Это одно и то же, отраженное через призму разных культур. Бог один, их не два и не ...
Корр.: Но говорят, что дети у него разные.
Б.Г.: Да, дети бывают поумнее и поглупее.
.Корр.: Вы бываете в разных странах. Я знаю, что вам особенно близка Англия.
Б.Г.: Очень.
Корр.: И Индия?
Б.Г.: Да.
Корр.: Вы бывали в Индии у Сатья Саи Бабы?
Б.Г.: Много раз.
Корр.: А вам довелось беседовать с ним лично?
Б.Г.: Нет, но в этом нет необходимости. Кольца мне одевать некуда уже, подарки не нужны. Я бы, естественно, хотел увидеть его ближе, чем с пяти метров, но я никогда не ставил себе это целью. Мне вполне хватает того общения, которое происходит, когда находишься в ашраме. Находясь там, все равно с ним общаешься. Это может принимать форму снов, видений, внутреннего разговора, но общение происходит.
Корр.: Появляется ощущение того, что он общается с вами лично? Что он вас знает?
Б.Г.: Да, решением многих проблем я ему обязан, причем вполне практических проблем.
Корр.: А какую страну вы считаете более цивилизованной, Индию, или Англию?
Б.Г.: Более цивилизованной Англию, более близкой к Богу – Индию. В Индии гораздо больше нищих, уровень жизни там гораздо ниже, чем в Англии, но индийские нищие больше довольны жизнью, чем английские, судя по моему опыту общения с ними.
Корр.: А что значит – цивилизованная?
Б.Г.: Цивилизованная – это страна, которая устроена с заботой об обитателях. То, чем Россия, например, не является.
Корр.: А у России есть шанс соединить в себе цивилизацию и близость к Богу?
Б.Г.: Близость к Богу – это аксиоматично. Бог и так ближе к нам, чем все остальное. Все, что мы видим в жизни – это Бог. Цивилизация, как произведение людей, опосредованно, тоже Бог. Но есть культуры, цивилизация которых заботится о людях, и есть культуры, где начальники, представители цивилизации, заботятся только о себе. Поэтому получается, что у нас в Приморском крае, богатейшем крае, нечем отапливать, простите, дома. Это абсурд, это бред, нельзя так красть.
Корр.: А вы все-таки остаетесь в России, несмотря на то, что цивилизации здесь нет.
Б.Г.: Но люди-то, люди-то есть. Что важнее - цивилизация или люди? 
Корр.: Вы и в Индию не уезжаете…
Б.Г.: А что мне там делать? Люди, которым нужны мои песни, они, в основном, здесь. Быть востребованным – самое большое счастье.
Корр.: В вашем недавнем альбоме «Территория» есть песня, которая называется «Новая песня о Родине». Она дает ощущение начала новой эры, какого-то перелома. Скажите, ваше отношение к России сейчас более оптимистичное, чем в середине девяностых? У вас есть чувство, что что-то меняется в лучшую сторону?
Б.Г.: Знаете, в России все время что-то меняется, то в лучшую сторону, то в худшую. Но в общем и целом… Если спросить у любого селянина, то он (или она) вам скажут, что, в принципе, ничего не меняется. Солнце всходит и заходит, картошка вырастает. Что меняется? Ничего не меняется. Это в больших городах все думают, что политики что-то меняют.
Корр.: А вам не кажется, что сейчас проще добиться успеха в каком-то конкретном деле?
Б.Г.: Да, найти в Москве человека, заплатить ему много денег и добиться успеха. Я очень давно призываю к культурной блокаде Москвы. Москва навязала всей России, по крайней мере, в смысле искусства, ту мысль, что за него надо платить большие деньги. Что музыка – это то, на чем делают деньги. А это не так. И Москва – как раковая опухоль сейчас для культуры. Вся остальная Россия без Москвы живет прекрасно. Именно Москва экспортирует фонограммных певцов, только Москва и ни один другой город. 
Корр.: Вы ни за какие деньги не согласились бы петь под фонограмму?
Б.Г.: У меня контрвопрос: а если бы вам предложили много денег, чтобы вы стали «рабочей девушкой» на Арбате? Вы бы не согласились. А, с моей точки зрения, проституция гораздо более уважаемое занятие, чем пение под фонограмму. Проституток я могу уважать, а фонограмщиков – нет, потому, что они искажают сам смысл. Даже не фонограмщиков, а людей, которые занимаются искусством по заказу. Это бред. Когда Моцарт писал по заказу, ему не говорили, что он должен писать. Ему платили деньги, а он писал то, что у него в душе. А у нас композиторы пишут то, за что платят деньги, певцы поют то, за что им платят деньги. Поэтому они все одинаковые. Поэтому русская культура, простите меня, в данный момент находится на грани исчезновения.
Корр.: А что может ее спасти?
Б.Г.: А ее не надо спасать, потому, что она все время находится на грани, но никогда не исчезает. Пока есть русский язык, русская культура никуда не исчезнет.

Светлана Бардина
Журнал «Крестьянка» (ноябрь, 2001г.) 
Полную версию беседы предоставила Юлия Дунаева

Включен 21 августа 2000 года

Сергей Варюшкин (ведущий рассылки), e-mail: varyushkin@mail.ru, ICQ 7837257
Гостевая книга "Пустых Мест"



http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться
Убрать рекламу

В избранное