Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом


Здравствуйте, уважаемые подписчики!

Выпуск первой недели сентября 2010.

Цитируем по книге:

Социально-психологическая реабилитация дезадаптированных детей: понимание и формирование отношений. Материалы I Международной конференции по социальной психологии (19 февраля 2010 г., Екатеринбург). Екатеринбург: Гуманитарный ун-т, 2010. - 216 с.

Со стр. 37-41

ИССЛЕДОВАНИЯ ДЕЗАДАПТИРОВАННЫХ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ ЗА РУБЕЖОМ

О.В. Бермант-Полякова, М.М. Жолубовская

Бермант-Полякова Ольга Викторовна

канд. психол. наук

Роршах и психоаналитическая диагностика

Ведущий специалист

Тель-Авив

Жолубовская Мария Михайловна

медицинский (клинический )психолог

член Профессиональной Психотерапевтической Лиги

Екатеринбург


Аннотация: В разнородной группе дезадаптированных детей и подростков особняком стоят судьбы пациентов, страдающих повреждениями головного мозга вследствие полученных черепно-мозговых травм, болеющих острыми психозами, шизофренией, эпилепсией, детским церебральным параличом, метаболическими и наследственными заболеваниями, аутизмом, умственной отсталостью, и жизнь их близких. В статье дается обзор современных зарубежных исследований, посвященных этой категории. Анализируются особенности повреждений, которые важно учитывать при реабилитационной работе.

Abstract: However diverse the group of maladjusted children can be, patients with craniocerebral injuries, acute psychoses, schizophrenia, epilepsy, ICP, metabolic and hereditary diseases, mental deficiency and autism and their relations stand out from it. The authors review modern foreign investigations into the issue. Special attention is given to the analysis of injures and traumas which have to be taken into account in the course of rehabilitation.


В разнородной группе дезадаптированных детей и подростков особняком стоят судьбы пациентов, страдающих повреждениями головного мозга вследствие полученных черепно-мозговых травм, болеющих острыми психозами, шизофренией, эпилепсией, детским церебральным параличом, метаболическими и наследственными заболеваниями, аутизмом, умственной отсталостью, и жизнь их близких. По причине нездоровья дезадаптация как утрата способности быть включённым в нормативные взаимоотношения и взаимодействие с общностью, самоопределяя себя в ней, является неустранимой, а возможности реабилитации – ограниченными.

Задачи настоящей работы – обозначить темы зарубежных исследований и дать широкую панораму междисциплинарных прикладных работ, современных способах помочь пациентам вернуть удовольствие от обычной жизнедеятельности (quality of life), чтобы сориентировать коллег-психологов в смежных периодических изданиях по теме дезадаптации.

Дизайн современных социально-психологических научных работ, посвящённых стереотипам межличностного восприятия, стигматизирующим представлениям и их интернализации, разнообразен. Так, в работе американских учёных в серии экспериментов изучали, при каких условиях люди будут считать себя мишенью для негативных стереотипов. Переменными были возможность и вероятность приписывания «глупости» при выполнении теста на аналитические способности. Результаты показали, что учащимся женского пола и чернокожим пришлось бороться с угрозой стереотипного восприятия их как «глупых» только в ситуациях, где было одновременно и вероятно, и возможно негативное стереотипное отношение (Wout DA, Shih MJ, Jackson JS, Sellers RM., 2009).

В другом исследовании испытуемым предложили 13 «стигм» и затем изучали идентичность на выборке в 300 и 235 человек, которые ожидали «стигматизированного» отношения к себе. Результаты продемонстировали, что состояние дистресса было тем сильнее, чем больше испытуемые считали «стигматизирующее» представление относящимся к себе, а не к культуре вообще (Quinn DM, Chaudoir SR., 2009).

Примером case-study может быть работа, рассматривающая случай из практики, где нейроповеденческая реабилитация была построена как синтез процессов переработки когнитивной, эмоциональной и социальной информации (Gideon DA, 2009; Gracey F , Evans JJ, Malley D, 2009).

Сравнение нескольких групп пациентов – наиболее популярный дизайн исследований дезадаптации. Так, нидерладские учёные на выборке в 136 мальчиков 10-14 лет с диагнозом PDD-NOS показали, что процесс переработки ими социальной информации фокусируется на отрицательных эмоциях, что приводит к неадекватным действиям по решению задачи социального взаимодействия. Один из выводов работы - тренинг социальных умений и тренинг управления собой )social skills training, self-menegement training) подростков с Pervasive Developmental Disorder, должен строиться с учётом полученных данных (Embregts P, van Nieuwenhuijzen M., 2009).

Традиционно сравнение групп больных и здоровых. Так, сравнение 41 ребёнка с церебральным параличом в возрасте 6-12 лет с контрольной группой в 60 ровесников, развивающихся нормативно, по параметрам родительского отношения, личностных и интеллектуальных особенностей, характеристик дружеских взаимоотношений и особенностей создаваемой ребёнком социальной сети, показало, что у пациентов нет связи между функционированием ребёнка в социуме и позицией родителей. В группе нормативно развивающихся детей родители были важным фактором, влияющим на социальное развитие детей (Cunningham SD, Warschausky S, Thomas PD, 2009).

Исследование методом глубинного интервью представили японские коллеги. Они изучили взаимоотношения в диаде получивший ЧМТ подросток – мать на выборке в 13 семей, где больной ребёнок был единственным. Интервьюирование позволило установить, что психосоциальная адаптация матери проходит следующие этапы: избегание контактов с ребёнком, закрытость, поиск поддержки, уход от тесной связи с ребёнком, реконструкция отношений с социумом (Fumiyo I, Sumie S, Akiko O, Yasuko S, 2009).

Анкетирование стало основным инструментов британских учёных. Они задали вопрос, что препятствует обучению пациентов, 380 координаторам реабилитационной работы. Семьдесят сотрудников дали ответы, которые были сгруппированы в категории физические и психологические барьеры на уровне индивида, и структурные барьеры на уровне организации сервиса. Главным физическим препятствием было нездоровье подопечных, меньшим – проблемы с передвижением (Atkinson S, Bramley C, Schneider J. 2009).

Прикладные исследования эффективности реабилитационных мероприятий можно разделить на две группы. В первую мы отнесли сообщения на материале нарушений известной этиологии, во вторую - о нарушениях неизвестной этиологии. Основной тон докладов неутешительный.

В первой группе, в американском исследовании QOL пациентов, пострадавших от ожогов, подчёркивается, что (1) осознание тесной связи между образом тела, стрессом, переживаемым пациентом по поводу изменения образа тела, и социальным функционированием пациента, (2) психологическая работа по принятию изменений в образе тела и (3) учёт психологических аспектов реабилитации в работе медицинских служб разобщены (Corry N, Pruzinsky T, Rumsey N, 2009).

Австралийские учёные исследовали выборку в 124 пациента, получивших черепно-мозговую травму в среднем возрасте 13,7 лет, с точки зрения их уровня жизни на пороге взрослости. Зависимость между тяжестью полученной травмы и степенью получаемого удовольствия от обычной жизнедеятельности (quality of life, QOL) была прямой, средовые факторы играли незначительную роль. Пациенты не достигли успехов в школе, испытывали затруднения с трудоустройством, QOL было низким, а риск душевных расстройств, наоборот, повышенным (Anderson V, Brown S, Newitt H, Hoile H, 2009).

Шведские исследователи сообщают о наблюдении за судьбой 165 пациентов, получивших ЧМТ в детском и подростковом возрасте. Нейропсихологическое обследование продемонстрировало существенно низкие результаты в сфере словесного интеллекта, памяти, пространственно-конструктивных способностей и исполнения по сравнению с контрольной группой. Учёные приходят к выводу, что успех реабилитации зависит главным образом от тяжести повреждения, и этот фактор должен стать решающим при разработке реабилитационной программы для пациента (Horneman G, Emanuelson I, 2009).

Доклад американских коллег сообщает об успешной реабилитационной работе по модели менторства )mentoring program), когда взрослый пациент, в прошлом пострадавший от ЧМТ, берёт шефство на подростком с ЧМТ, занимается с ним в течение 10-ти недель по программе, расширения психо-социального функционирования. Замеры показывают улучшение QOL обоих участников, как ментора, так и его подопечного, по большинству параметров жизнедеятельности (Fraas M, Bellerose A, 2010).

Во второй группе, испанские профессионалы в сфере душевного здоровья рассмотрели выборку в 508 подростков, средний возраст 14 лет, диагнозом одной части выборки были обсессивно-компульсивные симптомы, другой - черты шизотипального расстройства личности. Предметом исследования был самоотчёт подростков о социальном функционировании. Как было выявлено, социальная жизнь и общий уровень адапатции пациентов из первой группы оказались близкими к нормативным, а второй группы - нарушенными (Fonseca-Pedrero E, Lemos-Giráldez S, Paíno-Piñeiro M, Villazón-García U, Muñiz J., 2010).

Американские исследователи представили доклад, где обобщили данные по 140 подросткам (83% были представителями кавказской общины, средний возраст 16 лет), которые находились на лечении у психиатра в течение года. Предметом исследования была эмоциональная регуляция у подростков и их родителей. Результаты позволяют утверждать, что крепкие взаимоотношения в семье и дружеские взаимоотношения предсказывали эффективную эмоциональную регуляцию испытуемых (Adrian M, Zeman J, Erdley C, Lisa L, Homan K, Sim L, 2009).

Американские специалисты сообщают о двухгодичной программе терапии для больных шизофренией, которая включала в себя нейрокогнитивную и социально-когнитивную реабилитацию, когнитивную терапию, знакомство пациентов с копинг-стратегиями и психообразовательную программу. Замеры подтверждают эффект улучшения социальной адаптации пациентов по итогам двухлетнего лечения (Eack SM, Greenwald DP, Hogarty SS, Cooley SJ, DiBarry AL, Montrose DM, Keshavan MS, 2009).


Литература:
1. Adrian M, Zeman J, Erdley C, Lisa L, Homan K, Sim L. 2009. Social contextual links to emotion regulation in an adolescent psychiatric inpatient population: do gender and symptomatology matter? Journal of child psychology and psychiatry, and applied disciplines Nov;50(11):1428-36.
2. Anderson V, Brown S, Newitt H, Hoile H. 2009. Educational, vocational, psychosocial, and quality-of-life outcomes for adult survivors of childhood traumatic brain injury. The Journal of Head Trauma Rehabilitation Sep-Oct;24(5):303-12.
3. Atkinson S, Bramley C, Schneider J. 2009. Professionals' perceptions of the obstacles to education for people using mental health services. Psychiatric Rehabilitation Journal Summer;33(1):26-31.
4. Corry N, Pruzinsky T, Rumsey N. 2009. Quality of life and psychosocial adjustment to burn injury: social functioning, body image, and health policy perspectives. International Review of Psychiatry 2009 Dec;21(6):539-48.
5. Cunningham SD, Warschausky S, Thomas PD. 2009. Parenting and social functioning of children with and without cerebral palsy. Rehabilitation Psychology Feb;54(1):109-15.
6. Eack SM, Greenwald DP, Hogarty SS, Cooley SJ, DiBarry AL, Montrose DM, Keshavan MS. 2009. Cognitive enhancement therapy for early-course schizophrenia: effects of a two-year randomized controlled trial. Psychiatric Services Nov;60(11):1468-76.
7. Embregts P, van Nieuwenhuijzen M. 2009. Social information processing in boys with autistic spectrum disorder and mild to borderline intellectual disabilities. Journal of Intellectual Disability Research Nov;53(11):922-31.
8. Fonseca-Pedrero E, Lemos-Giráldez S, Paíno-Piñeiro M, Villazón-García U, Muñiz J. 2010. Schizotypal traits, obsessive-compulsive symptoms, and social functioning in adolescents. Comprehensive Psychiatry Jan-Feb;51(1):71-7.
9. Fraas M, Bellerose A. 2010. Mentoring programme for adolescent survivors of acquired brain injury. Brain Injury Jan;24(1):50-61.
10. Fumiyo I, Sumie S, Akiko O, Yasuko S. 2009. Psychosocial adjustment process of mothers caring for young men with traumatic brain injury: focusing on the mother-son relationship. The Journal of Neuroscience Nursing Oct;41(5):277-86.
11. Gideon DA. 2009. Cognitive-social strategies for neurobehavioral rehabilitation: case analyses. NeuroRehabilitation, 25(2):93-100.
12. Gracey F, Evans JJ, Malley D. 2009. Capturing process and outcome in complex rehabilitation interventions: A "Y-shaped" model. Neuropsychological Rehabilitation Jul 16:1-24.
13. Horneman G, Emanuelson I. 2009. Cognitive outcome in children and young adults who sustained severe and moderate traumatic brain injury 10 years earlier. Brain Injury Oct;23(11):907-14
14. Quinn DM, Chaudoir SR. 2009. Living with a concealable stigmatized identity: the impact of anticipated stigma, centrality, salience, and cultural stigma on psychological distress and health. Journal of Personality and Social Psychology Oct;97(4):634-51.
15. Wout DA, Shih MJ, Jackson JS, Sellers RM. 2009. Targets as perceivers: how people determine when they will be negatively stereotyped. Journal of Personality and Social Psychology Feb;96(2):349-62.

Конец цитаты.


Наверх

В избранное