Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

BR>Здравствуйте, уважаемые подписчики!

Выпуск четвёртой недели сентября 2010.

Цитируем по книге:

Социально-психологическая реабилитация дезадаптированных детей: понимание и формирование отношений. Материалы I Международной конференции по социальной психологии (19 февраля 2010 г., Екатеринбург). Екатеринбург: Гуманитарный ун-т, 2010. - 216 с.

Со стр. 83-89

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ДИАГНОСТИКИ ПРИВЯЗАННОСТИ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ В РЕАБИЛИТАЦИИ ДЕЗАДАПТИРОВАННЫХ ДЕТЕЙ

О.В. Бермант-Полякова, Н.А. Доронькина

Бермант-Полякова О.В. – канд. психол. наук, науч. редактор сайта «Роршах и психоаналитическая диагностика», психолог, психотерапевт, супервизор (Израиль, г. Тель-Авив)

Доронькина Н.А. – аспирант ф-та социальной психологии Гуманитарного ун-та (г. Екатеринбург)

Аннотация : Статья посвящена анализу методов диагностики привязанности и ее значения в реабилитации дезадаптированных детей. Результаты научных исследований имеют важное значение для практики реабилитационной работы. Ранняя диагностика наполненных тревогой и избеганием отношений привязанности позволит построить коррекционную работу с дизадаптированными детьми таким образом, чтобы упрочить когнитивную основу социального восприятия, познания и взаимодействия, сделать её более вербализированной, детализированной и, по мере интернализации, алгоритмизированной.

Abstract: The paper analyzes methods of attachment diagnostics implications for maladjusted children rehabilitation. The results of scientific research play a crucial role in rehabilitation practices. The early diagnostic of relations full of anxiety and attachment avoidance allows to provide corrective work so that it will reinforce cognitive basis of social perception, cognition and interaction, make it more vernalized, detailed and, in the course of internalization, algorithm-conditioned.

Потенциал социально-психологической реабилитации дизадаптированных детей и подростков реализуется в взаимоотношениях с другими людьми: членами семьи, учителями, тренерами досуговых учреждений, психологами. Формируют отношения различные факторы: интеллект, характер, склонности, нрав, установки, стремления, черты, состояния, умения. От отношения к матери и к отцу, к друзьям, к романтическому партнёру, а также от осознаваемых представлений о значимых других и о характере привязанности к ним, особенностей ролевого взаимодействия, социальных когниций участников взаимодействия во многом зависят свойства и динамика социально-психологической реабилитации.

В англоязычной литературе формирование отношений рассматривается с разных теоретических позиций, которые не всегда складываются в общую систему. Прежде всего это взгляд на отношение как на привязанность (attachment). Методы, которыми она изучается, это опросники, самоотчёты и изучение дневников, а также эксперименты. В экспериментальной работе американских социальных психологов было проверено предположение о том, что представления о привязанности подвергаются генерализации и можно предсказать поведение подростка, зная его обобщённые представления. Для этого была применена видеозапись знакомства с новым сверстником в школьной ситуации, и протокол видеонаблюдения кодировали независимые эксперты. Представления о привязанности выявляли посредством интервью и самоотчётов старшеклассников. В исследовании 135 подростков подтвердилось, что обобщённые представления о привязанности влияют на поведение в ситуации знакомства с новым ровесником ( Feeney BC, Cassidy J, Ramos-Marcuse F, 2008).

Израильские психологи в серии исследований сравнили, как познавательные процессы и когнитивная переработка информации связана со стратегией аффективной регуляции и поведения в социальных отношениях. В качестве теоретической основы был взят конструкт безопасной – небезопасной привязанности. Безопасными полагались отношения, которые получали низкий балл за тревогу и избегание привязанности. Замеры проводились дважды, повторное - в ситуации истощения когнитивных ресурсов, таким образом учёные выявляли процессы переработки информации на уровне автоматизированных алгоритмов. Результаты свидетельствуют, что безопасная привязанность связана со способностью перерабатывать социальную информацию вербально, создавая историю о ней (attachment narrative), детализированно, на более глубоком, автоматизированном, уровне (Mikulincer M, Shaver PR, Sapir-Lavid Y, Avihou-Kanza N, 2009).

В прикладных исследованиях привязанности продолжается разработка инструментов, позволяющих диагностировать и предсказывать психологическое благополучие школьников на основе характера их привязанности к другим людям. В младшем и старшем подростковом возрасте особенно значимой становится принадлежность к группе ровесников, поэтому в центре внимания австралийских исследователей оказались старшеклассники в возрасте от 13 до 19 лет, 266 юношей и 229 девушек. В результате сравнения привязанности к друзьям и сверстникам, с данными самоотчётов об уровне депрессии, самооценки, уверенности в своих умениях и отношения к школе, и опроснику привязанности к родителям и сверстникам, учёными предложена новая методика Adolescent Friendship Attachment Scale (Wilkinson RB, 2009. )

Другая теоретическая позиция, теория личностных черт, опирается на достижения психолексического подхода. Учёные в независимых исследованиях подтвердили, что существуют измерения экстраверсии и нейротизма, а прилагательные, используемые в языках разных культур для описания личностных особенностей, объединены в три независимых параметра: дружелюбие, добросовестность и открытость опыту. Все вместе они были названы «Большой пятёркой» (Big Five personality factors). Научные исследования в рамках этой модели ставят задачу изучить, как факторы «большой пятёрки» влияют на адаптацию, то есть поведение, отражающее согласованность мотивов, самооценки и притязаний с возможностями личности и реальностями социального окружения. Мета-исследование 30 работ, где в общей сложности были изучены 5,853 детско-родительских диады, даёт основание утверждать, что высокий уровень экстраверсии, дружелюбия, добросовестности и открытости опыту и низкий уровень нейротизма связаны с большей теплотой матерей и отцов, а также с контролем над поведением детей, тогда как высокий уровень дружелюбия и низкий уровень нейротизма связаны с поддержкой самостоятельности детей. Результаты показывают, что личностные особенности являются источником различия в стиле родительства (Prinzie P, Stams GJ, Deković M, Reijntjes AH, Belsky J, 2009).

В современной российской научной литературе, к сожалению, проблема привязанности представлена недостаточно. Это, главным образом, работы, посвященные анализу классических теорий либо анализу современных зарубежных исследований (Искольдский Н.В., Павлова О.Н. и др.). Другая группа авторов в центр внимания ставит отношения между ребенком и взрослым (Авдеева Н. Н., Мещерякова С. Ю., Лисина М. И., Аксарина Н.М., Щелованов Н.М., Кистяковская М.Ю.). В российской традиции обычно акцент делался на совместной деятельности ребенка и взрослого или на общении, понимаемом как деятельность, где взрослый рассматривался как фактор становления самосознания ребенка. В фокусе теории привязанностей находится не содержание деятельности (общения), а “чистое” отношение взрослого к ребенку, которое интериоризуется и формирует детское самосознание. Я и Другой (взрослый) существуют в понятии “рабочая модель” в неразрывном единстве и не могут быть разделены, хотя бы условно, на две независимые части. Поскольку привязанность (attachment) понимается как поиск и установление эмоциональной близости с другим человеком, а первичной является привязанность младенца к матери и на ее основе осуществляется развитие ребенка в первые годы его жизни, то работы последних лет посвящены аспектам мотивации материнства, взаимодействию матери и младенца. (Филиппова Г.Г., Брутман В.И., Панкратова М.Г., Ениколопов С.Н. )

В ранние периоды жизни ребенка происходит связывание детско - родительских отношений, которые формируются достаточно долго в результате взаимодействий ребенка и родителей. Привязанность возникает между младенцем и лицом, осуществляющим первичный уход. Эти отношения, если они основаны на защищающей (безопасной) привязанности позволяют развивающемуся организму конструировать, "внутренние модели" себя и других, которые формируются вокруг "внутренних моделей привязанности" и которые в свою очередь обеспечивают построение внутренних структур, основанных на взаимодействии между этой личностью и объектом привязанности. На основе этой внутренней модели привязанности развиваются системы доверия и когнитивные системы переработки восприятий, с помощью которых ребенок оформляет свой образ окружающего мира. Развитие привязанности происходит на основе реального опыта со значимыми, а не фантазийными фигурами.

В процессе изучения нарушения взаимодействия, как следствия нарушения привязанности, были выделены следующие расстройства привязанности. Следует также отметить, что особым образом сложившиеся объектные отношения изучаемых личностей послужили диагностическими критериями для выделения этих трех групп расстройств привязанности.
1. Диффузная или реактивная привязанность. В этом случае обследуемым трудно выделить объект, изучаемый ребенок не может выделить конкретное лицо для привязанности. Это расстройство характеризуется отсутствием привязанности, например, у детей в детских домах или других сиротских учреждениях. Это можно рассмотреть как защитную реакцию адаптации. Аналогичная ситуация складывается у детей в семьях алкоголиков.
2. Неразборчивая привязанность. Тоже наблюдается в сиротских учреждениях. Дети льнут ко всем людям. Слово мама для них не имеет значения.
3. Неуверенно – привязанные. Специфичностью этой привязанности становится отсутствие чувства застенчивости.
4. Агрессивно привязанные. В группе обследуемых с данным расстройством привязанности наблюдаются защитные механизмы идентификации с агрессором. Идентификация с агрессором дает средство успокоения и управления агрессивными импульсами. Вероятно, что проективную идентификацию используют те индивиды, у которых нарушен объект привязанности, который мог бы успокаивать и сдерживать их возбуждения. Такие личности редко испытывают реакцию на физическую боль.

Авторы теории привязанности утверждают, что на наше психологическое развитие и функционирование влияют привязанности к лицам, опекавшим нас в раннем возрасте, и утверждают, что недостаточная или патологическая привязанность в детстве обуславливает развитие форм дезадаптивной привязанности во взрослой жизни. Эти положения подтверждаются прикладными исследованиями, проведенными в детских домах и приютах. (Авдеева Н.Н., Мещерякова С.Ю., Царегородцева Л.М. ).

Феноменологический подход в социальной психологии изучает разнообразные аспекты межличностного и межгруппового взаимодействия. Из новейших работ можно указать на интерес исследователей к теме жажды признания (Kraus MW, Chen S, 2009), отвержения и игнорирования (Molden DC, Lucas GM, Gardner WL, Dean K, Knowles ML, 2009), связи бедности и экономической депривации родительской семьи, уровня дохода в семье, интеллектуальной и эмоциональной поддержки, которую родители оказывают детям, с нежелательными личностыми изменениями у детей (Hart D, Atkins R, Matsuba MK, 2008).

Наконец, функциональный подход исследует отношения с позиций теории ролей. В интересном исследовании американских коллег приняли участие 112 семей, в составе каждой было два родителя и 4-летний ребёнок. Все дети обладали темпераментом, отмеченным негативной эмоциональностью (negative emotionality). Родители заполняли опросник, предоставляя тем самым информацию о том, как ребёнок выражает негативные эмоции, насколько супруги ладят между собой и в какой мере сотрудничают, выполняя родительские функции (coparenting). Затем родители и ребёнок вместе принимали участие в 10-минутном взаимодействии, ориентированном на выполнение задания. Наблюдение за поведением родителей оценивалось. В исследовании подтвердилась гипотеза, что родители «трудных» детей проявляют высокий уровень сотрудничества между собой и поддерживают друг друга. Неожиданным был результат, что родительское сотрудничество у пар с гармоничными супружескими отношениями оказалось более уязвимым к воздействию негативных эмоций ребёнка-дошкольника. До эксперимента исследователи полагали, что супругам, которые довольны друг другом как мужем и женой, не составляет затруднений растить ребёнка вместе (Cook JC, Schoppe-Sullivan SJ, Buckley CK, Davis EF, 2009).

Теория ролей широко применяется в прикладных исследованиях дизадаптации детей и подростков. В исследовании родительства и психологической адаптации подростков, выходцев из стран бывшего СССР, к жизни в Израиле, при сравнении группы подростков-эмигрантов (83 человека) с группой подростков-уроженцев Израиля (106 человек), было обнаружено, что приезжие подростки меньше связаны с семьёй, переживают своих родителей как менее тёплых и непоследовательных по отношению к детям, и что психологические нарушения встречаются в этой группе чаще (Dwairy M, Dor A, 2009). Исследование семей эмигрантов показало инверсию (role reversal) детско-родительских ролей между подростками, которые быстрее овладевают новым языком, и старшими членами семьи. В опросе 184 студентов колледжа и 180 старшеклассников было обнаружено, что необходимость быть переводчиками для родителей с иврита на родной язык (language brokering), хотя и ассоциировалось подростками с доминированием в отношениях, оказывала отрицательное влияние на самовосприятие подростка (Oznobishin O, Kurman J, 2009). Исследования израильских психологов являются особенно актуальными в свете миграционных процессов, разворачивающихся в социальной жизни современной России.

Результаты научных исследований имеют важное значение для практики реабилитационной работы. Ранняя диагностика наполненных тревогой и избеганием отношений привязанности позволит построить коррекционную работу с дизадаптированными детьми таким образом, чтобы упрочить когнитивную основу социального восприятия, познания и взаимодействия, сделать её более вербализированной, детализированной и, по мере интернализации, алгоритмизированной. Представления о взаимоотношениях с людьми как о безопасных являются, как показали исследования, залогом формирования сотрудничающих, эмоционально положительных, доброжелательных и открытых к новому опыту, отношений, которые являются главными факторами успеха социально-психологической адаптации.


Литература:
1. Авдеева Н.Н., Мещерякова С.Ю., Царегородцева Л.М. Ребенок младенческого возраста // Психическое развитие воспитанников детского дома. М., 1991.
2. Авдеева Н.Н., Хаймовская Н.А. Зависимость типа привязанности ребенка ко взрослому от особенностей их взаимодействия // Психол. журн. 1999. Т. 20. № 1. С. 39–48.
3. Смирнова Е.О. Теория привязанности: концепция и эксперимент // Вопр. психол. 1995. № 3. С. 139 — 151.
4. Cook JC, Schoppe-Sullivan SJ, Buckley CK, Davis EF. 2009. Are some children harder to coparent than others? Children's negative emotionality and coparenting relationship quality. Journal of Family Psychology Aug;23(4):606-10.
5. Dwairy M, Dor A. 2009. Parenting and psychological adjustment of adolescent immigrants in Israel. Journal of Family Psychology Jun;23(3):416-25.
6. Feeney BC, Cassidy J, Ramos-Marcuse F. 2008. The generalization of attachment representations to new social situations: predicting behavior during initial interactions with strangers. Journal of Personality and Social Psychology Dec;95(6):1481-98.
7. Hart D, Atkins R, Matsuba MK. 2008. The association of neighborhood poverty with personality change in childhood. Journal of Personality and Social Psychology Jun;94(6):1048-61.
8. Kraus MW, Chen S. 2009. Striving to be known by significant others: automatic activation of self-verification goals in relationship contexts. Journal of Personality and Social Psychology Jul;97(1):58-73.
9. Mikulincer M, Shaver PR, Sapir-Lavid Y, Avihou-Kanza N. 2009. What's inside the minds of securely and insecurely attached people? The secure-base script and its associations with attachment-style dimensions. Journal of Personality and Social Psychology Oct;97(4):615-33.
10. Molden DC, Lucas GM, Gardner WL, Dean K, Knowles ML. 2009. Motivations for prevention or promotion following social exclusion: being rejected versus being ignored. Journal of Personality and Social Psychology Feb;96(2):415-31.
11. Oznobishin O, Kurman J. 2009. Parent-child role reversal and psychological adjustment among immigrant youth in Israel. Journal of Family Psychology Jun;23(3):405-15.
12. Prinzie P, Stams GJ, Deković M, Reijntjes AH, Belsky J. 2009. The relations between parents' Big Five personality factors and parenting: a meta-analytic review. Journal of Personality and Social Psychology Aug;97(2):351-62.
13. Wilkinson RB, 2009. Best friend attachment versus peer attachment in the prediction of adolescent psychological adjustment. Journal of Adolescens 10: Article in Press. 2009.

Конец цитаты.


Наверх

В избранное