Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!
Выпуск третьей недели мая 2011.

В 2011 году в выпусках рассылки «Интерпретация проективных тестов» будет перепечатана моя монография «Посттравма: диагностика и терапия», изданная в 2006 году издательством «Речь» тиражом 1500 экземпляров. Как мне неоднократно приходилось слышать, тираж книги давно распродан. Где прочесть издание он-лайн, я не знаю, поэтому опубликую текст здесь, в «Золотой» рассылке, - в книге 248 страниц, неделя за неделей по пять страниц у вас будет возможность прочесть её всю, бесплатно. Книгу я писала в 2005 году, новые статьи, лекции и практические занятия по психодиагностике и психотерапии еженедельно пишу для тех, кто оформил платный абонемент.

Книга на сайте Озон

© О.В. Бермант-Полякова, 2006
Со стр. 88-91

ГЛАВА 5

ПСИХОДИАГНОСТИКА ТРАВМЫ И ДИССОЦИАЦИИ

В проективных тестах, которые проводит опытный клинический психолог, травматическое качество переживания быстро становится очевидным. Разбитое травмой Я необыкновенно зримо проявляется в ответах на слабоструктурированный стимульный материал. В настоящей главе мы продемонстрируем возможности проективных тестов в диагностике силы Эго, травмы и диссоциации.

ОТРАЖЕНИЕ ТРАВМАТИЧЕСКОГО ПЕРЕЖИВАНИЯ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЙ В ТЕСТОВОМ ИССЛЕДОВАНИИ

Стандартная батарея тестов, с которой более четырёх десятилетий работают в Израиле клинические психологи, включает в себя тест Бендер, тест Дом-Дерево-Человек, тест Векслера, тест Роршаха и Тематический Апперцептивный тест.

Стимульный материал Bender Visual Motor Gestalt Test состоит из 9 стандартных карточек с изображёнными на них геометрическими фигурами, предъявляемыми в определённой последовательности для копирования. После этапа перерисовывания обследуемому предлагают изобразить фигуры, которые он помнит. Тест Л. Бендер чувствителен к выявлению органических и психотических нарушений, в числе методик он предлагается первым и служит средством экспресс-диагностики грубой патологии.

Тест Дж. Бука House-Tree-Person Test, HTP предлагает обследуемому нарисовать дом, потом дерево, потом человеческую фигуру: мужчину или мальчика, женщину или девочку. После изображения человеческой фигуры клиента просят изобразить человека другого пола. Каждый рисунок интерпретируется как репрезентация Эго.

Тест Д. Векслера Wechsler Adult Intelligence Scale, WAIS, относится к числу широко известных тестов для измерения интеллекта.

Тест Г. Роршаха Rorschach Test носит заслуженное название «король проективных техник». Стимульный материал теста состоит из 10 стандартных таблиц с симметричными чёрно-белыми, чёрно-бело-красными и цветными пятнами. В диагностике травматического переживания тест Роршаха занимает ключевую позицию.

Тест Тематической Апперцепции Г. Мюррея, Thematic Apperception Test, TAT, наряду с Роршахом одна из авторитетнейших и наиболее распространённых в мире проективных методик.

Восприятие и мышление пост-травматического пациента нарушены. Мироощущение посттравматического пациента отличается безнадёжностью. Расстройства когнитивной сферы, отражающие травматическое переживание, подробно рассматриваются ниже.

В психологическом тестировании пациентов с посттравматическим расстройством обнаруживается превосходная кратковременная память, которую принято объяснять способностью диссоциировать тревогу и концентрировать все усилия на интеллектуально задаче. Так, в тесте Бендера могут быть фотографически воспроизведены все 9 фигур. Запоминание числовых рядов и арифметический субтест в тесте Векслера у пост-травматического пациента часто намного выше среднего (обычно за точку отсчёта принимается показатель по общей осведомлённости).

Другой паттерн посттравмы в тесте – это расстройства внимания, недостаточность этой функции из-за перегруженности аффектами. В субтесте нахождения недостающих деталей теста Векслера может быть показан как максимальный (свидетельство сверхбдительности и настороженности), так и минимальный по тесту результат (снижение способности адекватно тестировать реальность под воздействием аффективной перегрузки).

Поскольку одно стандартное отклонение в Векслере составляет 3 стандартных единицы, любой разрыв в 4 и более баллов между субтестами должен быть интерпретирован.

Проективные методики сообщают о признаках силы и слабости Эго, позволяют выдвинуть предположения о центральном конфликте пациента, о его мироощущении.

Главная особенность проективной продукции любого посттравматического пациента – мощь психологических защит по изоляции сознания от травматического переживания. К примеру, в протоколе можно обнаружить высказывания, свидетельствующие об изоляции аффекта («он ничего не чувствует»), об отрицании («здесь ничего такого не нарисовано»), работе диссоциации (герои «спят», «устали», «погружены в себя», «потеряли сознание»). Однако самая распространённая стратегия защиты – это избегание.

В тесте Роршаха стратегия избегания проявляется малым числом ответов (менее 14) на таблицы теста, высоким процентом ответов, созданных на основании контуров пятна, что находит своё отражение в показателе L>0.99, иногда об избегании свидетельствуют долгие (20 секунд и более) паузы в процессе разглядывания таблицы.

В рассказах такого человека по серии таблиц ТАТ даётся отчёт о поступках героев, а не описание их чувств и отношений. С формальной точки зрения это нарушение полученной инструкции.

Взаимоотношения между людьми, приписанные героям таблиц, сведены к повседневным занятиям, приземлены и ограничены рамками текущего дня. В рассказах переживших посттравму нет упоминаний о будущем, об амбициях, ожиданиях, планах. Это не случайно. Имеющий травматический опыт человек постоянно боится, что с ним случится что-то плохое. Он всячески уклоняется от попыток психодиагноста поподробнее узнать об этом плохом. Его истории лаконичны и конкретны, от экзаменатора требуется умение расспросить пациента.

В расспросе скупых рассказов ТАТ выявляется мироощущение тревожного человека, согласно которому (1) Весь мир опасен и (2) Я ни на что не способен. Переживание бессилия перед лицом обстоятельств проходит красной нитью из рассказа в рассказ. Герои вовлечены в неподконтрольные им, непредсказуемые события. Обычно внезапные действия других персонажей оказывают на героя сильное влияние, и он пассивно подчиняется им (эта тема коррелирует в детерминантами неодушевлённого движения m, приписываемого стимулам в тесте Роршаха). Нередко звучит тема одиночества и депрессивное мироощущение, глубоко проникнутое чувством вины (эта находка коррелирует с депрессивными рисуночными тестами и индексом DEPI в тесте Роршаха).

Посттравматический пациент обычно говорит о скрипке в первой таблице ТАТ (известная психоаналитическая трактовка полагает скрипку репрезентацией телесного Я) как о повреждённой каким-либо образом. Его внутренний конфликт – неспособность играть на ней. Напомним, что для большинства здоровых людей в этой таблице характерны сюжеты о нежелании учиться, давлении родителей, страхе наказания или страхе разочаровать родителей. Как вариант этого клише встречается следующее: до музыки вообще нет дела, мальчик хочет идти на улицу гулять или играть в футбол. Как вариант переживаний, приписываемых персонажу, встречаются неуверенность в себе, неуспехи в учёбе, желание прославиться, амбиции свои и родителей.

В противоположность избеганию и бессилию перед лицом мира, отличающих мироощущение посттравматических больных, в ответах испытуемых, симулирующих страдание вследствие травматического события, обнаруживаются эмоциональность, охотное, с подробностями живописание трагических событий, переживаемых персонажами тестов.

С уважением,
Бермант-Полякова Ольга Викторовна
психолог, психотерапевт, супервизор
Новые лекции и практические занятия


Наверх

В избранное