Все выпуски  

Интерпретация проективных тестов


Rorschach & Psychoanalytic Diagnostics
Быть психологом

Здравствуйте, уважаемые читатели!

Выпуск второй недели января 2014 года.

Осенне-зимний семестр 2013 посвящён критике  теории привязанности. Я оформила свои мысли в эссе "Горькая правда о привязанности" и публикую его под копирайтом.

Home truths about attachment

© Бермант-Полякова О.В., 2013

Научное исследование паттернов привязанности проведено не в России, а в США, работы опубликованы в профессиональной периодике уже десять лет как, дискуссия в журнале "Психология развития" отшумела. Ажиотаж вокруг темы привязанности в русскоязычных средствах массовой информации тем удивительнее, что публикации, подвергающие сомнению существование паттернов привязанности, давно находятся в открытом интернет-доступе. Давайте вместе прочтём перевод симпатичной статьи Уотерса и Боушейна, в некоторых местах я добавила пояснения и примечания.

Waters E., Beauchaine T.P. Are There Really Patterns Of Attachment? // Developmental Psychology. Vol. 39 (3), May 2003. 423-29.

 

Мэри Эйнсворт и паттерны привязанности


Вклад Мэри Эйнсворт, - описанных ею индивидуальных различий в материнской заботе, в поведении младенцев у "надёжной базы", их реакции на сепарацию и воссоединение в Ситуации с незнакомцем, - в психологии развития один из наиболее значительных. Проницательный наблюдатель, она не была кабинетным затворником, а опиралась на неформальный опыт, не мучимый логическим анализом. Не была она и прикладным исследователем, для которого валидность задаётся эмпирически, из данных, а не определениями. Она принимала на себя обязательства быть добросовестным наблюдателем поведения, и в своих исследованиях всегда могла подтвердить извлечением из стенограммы наблюдений за действиями матерей и младенцев в реальности, на что опираются её слова. Привязанность была для неё отношением, разыгрываемым в течение времени в контексте естественных обстоятельств жизни, с отдельным партнёром. Ситуацию с незнакомцем она рассматривала как рабочий инструмент, и говорила в своём президентском послании
SRCD (Society for Research of Child Development): "Чем шире мы используем (ситуацию с незнакомцем), тем быстрее мы сможем покончить с этим", и не собиралась делать инструмент предметом исследования.

Помимо тонкой наблюдательности, Мэри Эйнсворт обладала мастерством психодиагноста, была знакома с психиатрической нозологией и прекрасно понимала, как за различиями в человеческом поведении может лежать подобие. Её диссертационное исследование (посвящённое самоотчётам как методу измерения безопасной привязанности взрослых), её опыт в клинической психодиагностике, её исследования привязанности, - вместе взятое, внушило убеждение, что индивидуальные различия наиболее явны в виде профилей различных переменных. Поэтому термин "паттерн привязанности" происходит не из притязаний на таксономичность, а из факта, что индивидуальные различия часто описывают как профиль (или паттерн) нескольких переменных. Изначально, когда Эйнсворт говорила о классификации в Ситуации с незнакомцем, АВС было способом сокращённо выразить мысль об этом, а не гипотезой о критериально-ключевых различиях. Она пришла к ультимативному выводу, что различия, наблюдаемые в Ситуации с незнакомцем, действительно отмечают различные группы и отдельные паттерны привязанности, за время, что регулярно говорила о них и о своей методике. Чем больше она сама верила в это, тем большее влияние её убеждённость оказывала на стратегии анализа наблюдаемых фактов, на ценность её инсайтов о материнской заботе и "надёжной базе", и на связность её теоретических выкладок и пересмотров своих взглядов, - и эта убеждённость идёт вразрез с тем, что мы видим, когда проверяем таксономичность эмпирически.

Паттерны привязанности: что позволяют предположить данные?

Даже если официально теория привязанности равнодушна к вопросу о том, являются наблюдаемые индивидуальные различия таксоном или интервалом мерного континуума, гипотеза о таксономичности заслуживает эмпирической проверки. К несчастью, методы множественных переменных, с которыми психология развития знакома лучше всего, не позволяют проверить данную гипотезу на должном уровне. Фрейли и Спикер привнесли в специальность метод анализа
MAXCOV, и тем самым сделали значительный вклад в психологию развития. Их работа не только обеспечила надёжную проверку гипотезы о таксоне привязанности, но и проложила путь к применению в других темах психологии развития.

Методы исследования таксономичности

MAXCOV (Мил, 1973) это метод, позволяющий установить, является ли выборка наблюдений однородной или разнородной, в которой обнаруживаются две качественно разных подгруппы, - таксономию. Мил и его коллеги разработали MAXCOV как инструмент для оценки теории единственного гена шизофрении (Meehl, 1962). Согласно модели одного гена, необходимо, чтобы подлинная таксономия определялась тем, что есть носители и не-носители аллелей релевантного гена. В противоположность ей, модель полигенной шизофрении предсказывает континуум шизофреничности, связанных с количеством "плохих" аллелей, унаследованных человеком. Решить, какая из моделей объясняет наблюдения, было важно, - поскольку она предполагает разные типы механизмов, лежащих в основе наблюдаемого, а значит, может предполагать взаимоисключающие интервенции для лечения.

Поскольку генотипы недоступны наблюдению, теорию одного гена нельзя проверить непосредственно. Мил признавал, однако, что "шизотаксонный" генотип можно вывести из наблюдаемых фенотипических индикаторов, таких как ангедония или формальные нарушения мышления. У несчастью, совершенными маркерами генотипа фенотипические особенности назвать нельзя, - ведь ген может или полностью проявиться, или нет. Другими словами, не каждый человек-носитель гипотетического "шизотаксонного" гена может развить полностью картину шизофрении. Поэтому "шизотаксонный" генотип это не очевидный, а латентный таксон, который может быть выявлен по индикаторным переменным. Как Мил отчасти донкихотски описывал, исследователям был брошен вызов "определения латентного клинического таксона путём ошибочных количественных индикаторов, отсутствующих в общепринятых диагностических критериях". Некоторое число таксометрических исследований и сегодня поддерживает гипотезу латентного таксона, когда использует разнообразные измерения, включая преморбидное функционирование, вопросы
MMPI по шкале шизоидности, искажений восприятия и социальной ангедонии.

Десятилетняя исследовательская программа Мила – это классическое исследование в определении проблемы, умении вообразить исследовательскую стратегию, и тщательного и упорного труда в зыбком и неопределённом исследовательском контексте. Методы таксономического исследования, попутно разработанные Милом, могут оказаться полезными во многих других обстоятельствах. Психиатры, клинические, социальные психологи и психологи личности используют данные методы, чтобы (а) разрешить спор между разными теоретическими моделями, делающими разные прогнозы относительно таксономичности и (б) "открыть" разнородность среды субъектов, и как отправную точку для построения теории, и как средство валидизации гипотетических типологий (ссылки на авторов). Хотя эти методы не столь широко известны среди психологов развития, они могут быть весьма полезными в исследованиях, последовательным или этапным является развитие, риск и раннее развитие, а также как инструмент валидизации массива измерений и оценок, на которых выстраивается классификация или типология.

Логика метода таксономического исследования Мила

Стратегии таксономического исследования Мила используют факт, что заданные в адекватном объёме

Примечание ОВ. Большая выборка нужна, чтобы быть уверенным, что наблюдаемый результат не является результатом случайности и определить, есть ли значимое различие (размер эффекта, величина эффекта,
effect size) в группах, а не с целью оценить величину этого различия. Оценка величины эффекта в значительной степени зависит от размера выборки. Если у вас небольшой объём данных, или данные низкого качества, то полученный на них "статистически значимый" математически правильно подсчитанный результат, будет неверным. Планирование эксперимента и предварительная оценка необходимого объёма выборки обычно игнорируется студентами-психологами, к статистическим методам они обычно обращаются как к "последнему этапу обсчёта собранных данных". Определение объёма данных, достаточного для того, чтобы избежать неверных выводов, случайностей и ошибок, - это статистическая задача, решаемая на этапе планирования эксперимента. Например, факторный анализ требует 50 наблюдений на один фактор, так что объём выборки в 300 наблюдений – хорошо, 500 – очень хорошо, 1000 – отлично (Comrey, A. L., & Lee, H. B. (1992). A first course in factor analysis (2nd ed.). Hillsdale, NJ: Erlbaum).

субъекты двух различных групп, образовавшие разнородную выборку, дадут корреляцию между любыми переменными, которые являются индикаторами участия в группе, и это произойдёт, даже если переменные не коррелируют друг с другом внутри самой группы. MAXCOV проверяет ковариацию (нестандартизированную корреляцию) между двумя переменными (икс и игрек) на различных уровнях третьей (зет). Логика в том, что z является индикатором лежащего в основе разделения выборки таксона (Т в сравнении с не-Т), так что низкий уровень z преобладает у субъектов из группы Т, средний уровень z характерен для разнородной группы, где субъекты с Т и с не-Т, а очень высокий уровень у комплементарной группы не-Т. Поэтому, если выборка состоит из субъектов двух различных групп, ковариация между x и y ожидается низкой среди субъектов с низкой оценкой по z, растёт среди субъектов со средним уровнем z, и низкая среди субъектов с высоким уровнем z.

Рисунок 1 иллюстрирует логику
MAXCOV анализа, где - x, y, z валидные индикаторы гипотетического латентного таксона.

Значимым полагается различие в одно стандартное отклонение или больше между участниками и не-участниками таксона по каждой из этих переменных. Поскольку z относится к участникам, то большинство субъектов на низком уровне z участники гипотетического таксона. Средний уровень z включает в себя обоих, и участников, и не-участников. Большинство субъектов на высоком уровне z не-участники.

Ковариация икс и игрек, отражённая в линии регрессии, низкая на низком уровне зет, повышается на среднем уровне, и снижается на высоком уровне. Это создаёт дугообразный график ковариации, что и сигнализирует о наличии таксона в
MAXCOV анализе. Если бы в основании не лежало таксона, не было бы изменений на разных участках зет, и ковариация икс и игрек оставалась бы относительно постоянной на всём протяжении зет.

В большинстве случаев, когда число индикаторов приемлемо,
MAXCOV представляет все возможные комбинации трёх индикаторов одновременно. Это делается, чтобы избежать вывода, специфичного для исключительного набора идентификаторов. Фрейли и Спикер проводили MAXCOV анализ на противопоставлении групп привязанности (избегающие А против не-А, безопасные В против не-В, сопротивляющиеся С против не-С), подгрупп в Ситуации с незнакомцем (В3, В4) и факторов, извлечённых из набора переменных в Ситуации с незнакомцем. Индикаторными переменными были: поиск близости, поддержание контакта, избегание, сопротивление воссоединению в эпизодах 5 и 8 и общая оценка за дезорганизацию в каждой группе (А против не-А, В против не-В и т.д.).

Независимые оценки этих индикаторных переменных парой экспертов обрабатывались как отдельные индикаторы. Только те переменные, чей коэффициент корреляции был .20 и выше с типом или подтипом привязанности (либо .30 с одним из принципиальных компонентов набора индикаторных переменных) были использованы как индикаторы в анализе
MAXCOV.
MAXCOV анализ с использованием индикаторных переменных (трёх одновременно) даёт в итоге очень большое число проверок по таксономичности А против не-А (n=660), В против не-В (n=495), и С против не-С (n=660). Существует меньшее число индикаторов подгрупп привязанности и соответственно меньшее число проверок для этих классификаций. Факторный анализ определил 12 потенциальных индикаторов для обобщённых факторов первого порядка и 6 для второго. В традиционно проверяемых гипотезах, такое большое число попыток могло бы вызвать озабоченность относительно капитализации по выборке специфической переменной. Это не касается таксономического исследования, поскольку фокус не на индивидуальных пробах, большое число индикаторов и проб последовательно обрабатывается один за другим. Таксономичность отмечается только если результаты MAXCOV позитивны и совпадают с оценками в группе участия Т.

В целом, Фрейли и Спикер провели доскональное исследование таксономической структуры в Ситуации с незнакомцем. Они делают вывод, что ни главные классификации в ней (АВС), ни подгруппы (В3, В4 и т.д.) не показывают доказательств существования таксономической структуры. То есть, индивидуальные различия в ситуации с незнакомцем организованы не как тип, а как мерные величины.

Продолжение в следующем выпуске рассылки.



Наверх

В избранное