Все выпуски  

Сильнее всего кризис задел тех, чьи сделки по покупке недвижимости растянуты во времени. Те, кто купили квартиру в кредит, молятся, чтобы банк не повысил сумму выплат и не изменил процентную ставку. А те, кто купил строящийся дом, мечтают лишь о том, чтобы строительство не было заморожено.


Сильнее всего кризис задел тех, чьи сделки по покупке недвижимости растянуты во времени. Те, кто купили квартиру в кредит, молятся, чтобы банк не повысил сумму выплат и не изменил процентную ставку. А те, кто купил строящийся дом, мечтают лишь о том, чтобы строительство не было заморожено.

И если первым есть на что рассчитывать, потому что государство защитило их своим надежным крылом, то вторым остается только пытаться сохранить гаснущий оптимизм.

А сохранить его непросто, потому что все законы, по которым работал рынок, были ориентированы не на трезвую покупку с личными или инвестиционными целями, а на ажиотажный спрос. И, надо признать, что долгое время этот ажиотажный спрос и кормил рынок. Инвестиционные квартиры покупались десятками, сотнями в расчете на астрономические прибыли. Кто-то успел продать "лишние" метры, а кто-то - дождался остановки спроса и теперь в ужасе пытается подсчитать потенциальные потери.

При этом сложно обвинить в бездействии государство: когда стало ясно, что серые схемы угрожают благосостоянию граждан, был принят 214-ФЗ, который сделал незаконными продажи квартир до того, как будет начато и доведено до определенного этапа строительства. Но так как и на согласование документов, и на подготовку площадки, и собственно на строительство нужны деньги, застройщики нашли свои способы обойти закон и продолжали собирать деньги с дольщиков задолго до того, как на площадке появится хотя бы котлован. И притом, что цены на новостройки постоянно росли, положение долевого покупателя становилось все более и более уязвимым.

С одной стороны можно понять и застройщика: дешевых длинных денег в стране нет, банки кредитуют строительство не охотно, а начальные инвестиции нужны. С другой стороны, решение проблем строителей происходило явно за счет их клиентов.

Реально, в столице лишь 10% новостроек продаются с соблюдением норм федерального закона №214 «О долевом строительстве». Хотя в регионах эта доля существенно выше – от 50 до 80%.

При этом надо понимать, что человек, который вместо договора купли-продажи держит в руках, допустим, векселя компании Х, явно рискует. Если компания-застройщик не доведет дело до конца и, к примеру, будет признана банкротом, он даже на возврат своих денег рассчитывать не может: ведь у него в руках даже не векселя компании-застройщика, а только, в лучшем случае, ее дочерней компании, а то и просто третьего юридического лица. И с одной стороны, это человек вроде бы является добросовестным приобретателем, а с другой - он же понимал, что помогает застройщику скрывать свои доходы, действовать в обход закона? За это и платит нынешними тревогами и неуверенностью в завтрашнем дне.

Поэтому с одной стороны очевидно: если бы потребитель не шел на такие условия, то и рынок был бы другой. Но с другой стороны, если нужно решать квартирный вопрос сегодня и срочно, а вариантов особо нет, кто из нас станет рассуждать о гражданской сознательности?

Поддерживать же и защищать несознательных  дольщиков государство не планирует. Более того, говорит о том, что и сознательным вернет деньги при банкротстве застройщика только в том случае, если это единственное жилье покупателя, а не квартира, купленная с инвестиционными целями. Не понятно только одно, как будут отличать одних от других?

Помимо того, что часть объектов будет заморожена, и это поставит под угрозу права некоторых покупателей жилья, владельцы других новостроек решили использовать кризис в своих целях. В регионах уже известны случаи, когда застройщики постфактум повысили цены и попросили дольщиков доплатить дополнительные суммы к тем, что они уже внесли за свое жилье. Надо признать, что в Москве такого пока не происходит.

По подсчетам специалистов, обманутых вкладчиков в этот раз в России может оказаться  свыше 2 миллионов человек, и это далеко не люмпены, это как раз тот самый средний класс, про поддержку которого столь много говорится.  Что делать всем им? Митинговать, лоббировать новые законы или просто принять как данность, что вложенные ими деньги в очередной раз прогорели? Понятно, что никакие их действия уже не изменят ситуации к лучшему. А значит, остается только сохранять последние остатки оптимизма и надеяться: дома достроят, кризис отступит и застройщики отдадут квартиры тем, кто их так ждет. Попытаемся в это поверить.

Майя Бортник



О чем мечтает дольщик?
Move.Su - уникальный информационно-аналитический портал о рынке недвижимости в России

В избранное