Все на рыбалку!

  Все выпуски  

Все на рыбалку! Вып.149. 'Питерский рыбак' представляет


Информационный Канал Subscribe.Ru

Рассылка Все на рыбалку! Выпуск 149, 2005
Здравствуйте, уважаемые читатели!
После длительного перерыва, вышел очередной номер газеты Питерский рыбак. Сегодня мы публикуем часть материалов из этого номера. Полная версия выложена на сайте газеты Питерский рыбак в pdf-формате (для чтения необходимо установить бесплатную программу Adobe Acrobat Reader).

Для тех, кто не знает, газета Питерский рыбак за 4 года своего существования газета завоевала заслуженный авторитет и уважение среди рыбаков-профессионалов и рыболовов-любителей Северо-Западного региона. Газета Питерский рыбак выходит тиражом до 10 тыс. экземпляров, продается в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, а также распространяется в рыбохозяйственных организациях Северо-Запада России. Это газета писем, отчетов о рыбалках, официальной и оперативной информации об обстановке на водоемах и обо всем, что всегда волнует рыболовов. Главная задача газеты - объединить рыбаков региона для обсуждения и решения наших общих проблем. Газета освещает вопросы интересные как для рыболовов-любителей, промысловиков, рыбопереработчиков, так и представителей государственных структур, осуществляющих контроль или управление рыболовством.

В отличие от других изданий, газета Питерский рыбак ведет большую работу по сохранению рыбных запасов Северо-Запада России (в первую очередь, лососевых рыб) и защите прав как рыболовов-любителей, так и промысловиков. Именно на эти цели направляется бoльшая часть средств, получаемых газетой Питерский рыбак от рекламы.

Всего самого доброго,
Сергей Анацкий, Санкт-Петербург

Сегодня в выпуске:

  • От редактора. Ничего не понимаю...
  • Алексей Дьяченко Неправильный цвет
  • Александр Ефимов Ельцы
  • РБН Чувствуют ли рыбы боль?
  • Сенсация! Двухголовая бельдюга
  • Из Антологии рыбацкого анекдота

Ничего не понимаю...

С 3 января 2005 года вступил в силу многострадальный закон N 166-ФЗ "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", который должен был объяснить рыбакам, наконец-то, "правила игры". Самое важное в нем то, что теперь все рыболовство, в том числе и любительское, становиться платным. Хорошо это или нет? Наверно, неплохо, если четко мы будем знать, куда идут наши деньги, т.е. целевым образом расходуются на сохранение и восстановление водных биоресурсов, а не иные, далекие от рыбы и рыболовства цели местных и федерального бюджетов. Да и не понятно, куда, кому и, главное, сколько платить тому же рыболову-любителю. Важный вопрос и общих объемах вылова (квотах) выделяемых любителям того или иного региона. Если говорить о водоемах Санкт-Петербурга и Ленинградской области, то, по некоторым оценкам, объем вылова рыбы рыболовами-любителями сравним с уловами промысловиков. Значит ли это, что любители вправе претендовать на те же объемы вылова и виды рыб, что и промысловики (уже за деньги, естественно, по новому Закону)? Если нет, то почему? И зачем тогда разрабатывать новые правила любительского рыболовства, если промысловик и любитель теперь (по Закону) уравнены в правах. Рыбе-то все равно, кто ее поймает.

Казалось бы ответы на все эти вопросы могут дать в региональных органах по контролю за рыболовством, проще говоря, в рыбинспекции, но 8 декабря 2004 г. выходит Постановление Правительства РФ N 754 "О мерах по обеспечению деятельности Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору", которое ликвидирует эти рыбинспекции (и ФГУ "Севзапрыбвод", в том числе).

Возможно что-то скоро поймем, т.к. с 1.01.2005 года вопросы, связанные с охраной, использованием и воспроизводством объектов животного мира находятся в ведении комитета по природным ресурсам и охране окружающей среды Ленинградской области. Ранее этими вопросами занимались федеральные органы власти. Данные изменения связаны со вступлением в силу Закона N 199-ФЗ от 29.12.2004 г. К другим полномочиям этого Комитета добавились также организация и регулирование промышленного, любительского и спортивного рыболовства; охрана водных биологических ресурсов на внутренних водных объектах, за исключением особо охраняемых природных территорий федерального значения и пограничных зон и т.п.

Возможно, но пока... ничего не понимаю!

Сергей Анацкий


Неправильный цвет
(с) Алексей Дьяченко, Мастер спорта международного класса

Зеленый цвет блесны вообще и вертушки, в частности, я всегда считал ненужной экзотикой. Эта моя уверенность базировалась на нескольких "принципах".

Первый, блесна - это приманка для ловли хищных, полухищных или просто агрессивных рыб, которые воспринимают ее как некое достаточно крупное подвижное животное.

Второе, так как большинство достаточно крупных подвижных водных животных составляют рыбы, то и блесна, выступающая в этой же номинации, должна по окраске и поведению хотя бы отдаленно имитировать их поведение. Кстати, вопреки распространенному мнению большинства о том, что вертушка совсем не похожа на рыбку, и почему это рыба ее так активно хватает (наверное, из любопытства?), я считаю, что рыбе то она как раз может напоминать добычу или конкурента. А те, кто голосует за любознательность, сами то часто на улице хватают и глотают то, что видят в первый раз, а? Просто не стоит забывать о том, что человек воспринимает окружающий мир совсем не так как многие другие животные, поэтому и не стоит удивляться, когда мнения рыболова и его добычи относительно привлекательности некоторых приманок в корне расходятся. У тех же рыб различия в развитии различных органов чувств и их роль в добывании пищи очень велики. И кто вам сказал, что привлекательность добычи рыба определяет в основном зрительно? На мой взгляд, очень многие визуально непохожие на рыбок приманки напоминают добычу при восприятии их другими органами чувств, например, боковой линией. Кстати, может быть, различия в предпочтениях приманок у разных видов рыб являются отчасти следствием различий в развитости у них зрения, боковой линии и т.д. Возможно, что привлекательность вращающихся блесен определяется восприятием их боковой линией и слухом.

Третье, так как большинство рыбешек, в той или иной степени, имеют светло-блестящую окраску, а при вращении лепестка силуэт приманки становится полупрозрачным и менее заметным, то при зеленой окраске она скорее будет напоминать какую-нибудь растительность, а откуда вдруг может взяться активно передвигающаяся водоросль, если миллионы лет рыбы с такими не сталкивались. К тому же, при этом блесна становиться очень плохо заметной.

Вот на этих вот размышлениях я и основывался, когда подбирал расцветки своих приманок. Результатом стал набор, состоящий из серебристых и золотистых приманок разной формы, а исключение было сделано только лепесткам с яркими точками, которые увеличивают заметность. С этими блесенками я и подлавливал щурят, окуньков, жерешков, голавликов и подъязков в деревне (не очень далеко от г. Самары) на речке которую местами можно перейти, не замочив пупа, не смотря на ширину в 40-60 метров. В силу небольшой глубины, эта река обладала большим количеством перекатов обильно заросших подводной растительностью. На них то я, в конце концов, и сконцентрировал свое внимание, так как щучки крупнее 500-600 грамм были очень редкими, то же самое касалось и окуня крупнее 100-150 грамм, а здесь можно было относительно успешно ловить голавликов и подъязков по 200-400 г, иногда и крупнее. Изредка попадались и некрупные жерехи до 1 кг, но на них я особенно не рассчитывал, хотя однажды и попал в бой крупного жереха. Рассказать я хотел о том, с чем столкнулся при ловле, так называемых, полухищных голавлей и язей.

Это как раз те виды рыб, наличие которых в облавливаемом участке реки я очень часто обнаруживал визуально еще до начала ловли. Они очень соблазнительно курсировали у поверхности в затишье после травянистых перекатов и периодически поднимались на перекат, при этом опускаясь ко дну. Самое смешное заключалось в том, что рыбок находящихся у поверхности я ловил гораздо реже, чем тех, которые находились у дна на быстрине, а те, что все-таки клевали на спокойной воде, сходили гораздо чаще из-за более аккуратных поклевок. Именно благодаря этому центром моей деловой активности и стали заросшие мелководные перекаты, где я использовал в основном белый Long N1 в качестве основной приманки. Обычно, проводка блесны после заброса поперек сильного течения оказывалась самой эффективной, а средний улов за 3-4 вечерних часа составлял 10-15 штук, что меня вполне устраивало и я ни чего не менял даже после ухудшения клева после нескольких рыбалок на одних и тех же местах. Но однажды я решил все изменить, после того как родственники, угощенные свежей рыбой, обозвали ее испортившейся. После короткого разбирательства обнаружилось, что рыбы, активно садившиеся на блесну, имеют зеленые жабры забитые нитчатыми водорослями. Из-за этого я, в порядке эксперимента, покрыл лепесток рабочей блесны толстым слоем, идеологически чуждой мне, зеленой краски и смело отправился на следующую же рыбалку, взяв с собой только их. Так как, обычно, летом я забредаю на перекат во время ловли по самое плавки, чтобы точнее забрасывать, то, попутно, стал очень внимательно наблюдать за тем, что проносится быстрым течением мимо моих ног. И очень быстро обнаружил огромное количество проносящихся водой маленьких и не очень комочков различных водорослей, перекат то был очень заросшим травой. При этом количество и качество поклевок на зеленую вертушку очень приятно порадовало. Объяснил я это себе следующим образом.

В подобных местах голавль и язь занимаются всеядностью, глотая все мало-мальски съедобное подряд, в отличие от тиховодья, где есть время и поглядеть и подумать. Этим я и объяснил себе привередливость при охоте в яме у поверхности. Причина в очень сильном течении, на котором появляется огромное количество быстро двигающейся зеленой добычи. К сожалению, проверить такое объяснение, пользуясь зеленой блесной при ловле в спокойной воде, где объекты охоты очень капризны, не успел. Но сделать это можно любому, сравнив результаты использования здесь блестящих и зеленых приманок. В подтверждение высказанного мнения рыба будет ловиться на зелень хуже, а если она вздумает его опровергнуть, то будет клевать на обе приманки одинаково или, на последние, даже лучше.

Малый атлас пресноводных рыб - почтой!
Для получения книги по почте вам нужно послать обычный почтовый перевод по адресу 194223, Санкт-Петербург, а/я 125, Анацкому С.Ю. (с указанием вашего подробного обратного адреса, ваших ФИО и, желательно, e-mail), и сообщить мне об этом по e-mail. В течении недели после получения денег, книга вам будет выслана заказным письмом. Цены  (упаковка и пересылка включены):  1 экз. - 56 руб., 2 экз. - 102 руб., 3 экз. - 150 руб., 5 экз. - 229 руб. Помните, что почта берет за свои услуги 5% от суммы перевода. Цены приведены только для почтовых отправлений внутри России.

Ельцы
(с) Александр Ефимов

"Ну вот этот точно последний" - уговаривал я себя, сидя в лодке с поплавочной удочкой в руках. Вечерело. Ельцы клевали бойко. Время поджимало. И хотя была суббота, и на воскресенье, а точнее, на воскресный, соблазнительный утренний клев, можно было бы остаться с ночевкой, я был не готов, как и мои домочадцы, ждущие моего приезда сегодня вечером. К тому же закончились бутерброды, теплых вещей с собой не было, в синей, уже второй на сегодня, пачке оставалось всего несколько сигарет. Зато почти целый термос крепкого горячего чая. Но ведь слово, которое ты дал своим домочадцам, должно быть крепче и горячей чая, не так ли?

Утром на железнодорожной станции я, несущийся со всех ног по платформе к ладожскому берегу, не посмотрел расписание движения электричек, но интуитивно знал, что последняя на Санкт-Петербург должна быть около двадцати двух часов; помнится, еще в прошлом году бежал к ее отправлению. "Сколько здесь идти?" - спрашивал я себя, держа на ходящей снасти верткого ельца, уверенно взявшего мормышку с желтой бусинкой и опарышем. От лодочной станции в Кошкино до Морозовки, наверно, минут двадцать пять быстрой ходьбы. И там, от поселка до двадцать первого километра, еще минут десять. Значит, с якоря надо сняться в восемь, глядишь, только к девяти часам дойдешь на веслах до пирса, выгребая против невского течения и восточного ветра. Ветер усиливался, гнал по серой воде белые барашки, сбивал их в стада, разгонял, то мелким бесом скакал по воде, то шквалисто рвал. В открытую Ладогу, свистящую за спиной сквозь рвано стоящие ряды тростника, из тихой, солнечной, мелководной и проявленной во всех подробностях тростниковой протоки выходить не хотелось. Да и елец брал, не переставая. Да и какой! Рыбешки все мерные, преимущественно стограммовые, мелкой особи не было. Или стайка из одних взрослых ельцов в мелководную протоку зашла, или эти взрослые ребята не подпускали мелочевку, оттесняли от поля, изрядно прикормленного перловкой, геркулесом и молотыми семечками, но рыбалка шла полным ходом, щекотала нервы упирающимися серыми плавничками и наполняла сердце матово-серебряной радостью. Выход из протоки, намеченный на двадцать часов, уже не состоялся. Протока, как приковала. С каждым порывом ветра высокие трехметровые стебли тростника, как по команде, все изгибались, шурша сухими на верхушках перьями. А здесь, внизу, в лодке, заведенной одним бортом в тростник, тишь да благодать. Лишь незатейливый ветерок, прорываясь откуда-то справа, из-за изгиба протоки, изредка морщинил гладь быстробегущей воды, но эти набеги еще больше оживляли рыбную ловлю, лишний раз подстегнув поплавок, и всколыхнув наживку, идущую над самым дном на глубине пятьдесят сантиметров. "Еще трех и все" - говорил я себе. Хлыстик удилища то и дело сгибался в дугу, поводок сеченьем ноль один музыкально струнил, как натянутая, тронутая пальцем струна; ельчик, длиной в два указательных пальца, крепко сидящий на крючке, делал отчаянные попытки ускользнуть под обломки черного прошлогоднего тростника, полулежащие у дна и отнявшие уже не первую мормышку. Вот прямо сейчас и сняться с якоря? Как? Треть дня на открытой, продуваемой со всех сторон, воде потрачена на высиживание сказочной глубинной плотвы, якобы идущей с фарватера плотными косяками вперемешку с двухкилограммовыми тупорылыми язями на твою секретную прикормку. Вторая треть дня убита на вываживание из буйной, не выспавшейся, черт знает что вообразившей себе головы десятикилограммовых ладожских щук и судаков, остервенело хватающих только твои волшебные колебалки и воблеры. И вот еще одна треть, вечерняя, последняя. Сто граммов приятной тяжести, сфокусировавшейся в ельца, сопротивляющегося на том конце тонкой снасти, тормозили время так, как если бы на него, на это ладожское время, навалилась бы какая-нибудь многотонная масса, например, годовая норма всех осадков, и оно, время, не бежало бы, не стояло бы, а как прошлогодний, наполненный водой, тростник, мертво лежало бы, не шелохнувшись. Задержало меня еще и то, что погода, вопреки прогнозу, обещавшему резкое похолодание и мокрый снег, была необыкновенно хороша. Несмотря на сильный восточный ветер, было довольно-таки тепло, во всяком случае, для северного, набирающего силы мая, оказавшегося в лодке на ладожской волне; и солнце, эта яркая латунная мормышка, то прячась за редкими облаками, бегущими в Неву, то поднимаясь в зенит, а ввечеру опускаясь ко дну полноводной ночи, играло слепящими бликами на воде и целый день обращало на себя внимание остуженных за зиму глаз.

Семь секунд молниеносного пробега поплавка по быстрине выбранного мной участка протоки, и видимая часть поплавка на ходу погружается в воду на одну треть. Это поклевка ельца, взрослого. Стайка проворных ельцов на подходе к мормышке явно опережает стада вездесущих, вечно голодных колюшек, каждая из которых, прорываясь к наживке, выставляет три смертоносных шипа. На пять-шесть выловленных ельцов - одна холостая, но даже очень уверенная поклевка колюшки. Ведь ее не засечь, хватает опарыша, как взрослая, а взять не может. А выдает свое присутствие, нет да вцепившись в опарыша, и держась на нем, как гимнаст, выделывающий фигуры на перекладине, пока ты поднимаешь снасть, а другой рукой пытаешься поймать легкую, не утяжеленную хорошим рыбьим весом, леску. Тут то и замечаешь это серебряное, сверкнувшее на солнце чудо величиной с мизинец, которое, долго не раздумывая, бросает ко всем чертям этого аппетитного опарыша перед самой лодкой и плюхается обратно в воду. И плотва клюет по-другому. Плотва сначала пробует, осторожно так, как бы нехотя ведет поплавок в сторону, а потом уже, видимо, вкусив, ощутимо берет. А елец торопится, и пробует и берет одновременно; наверно, некогда ему, время его до заката, не то что у плотвы, целая пучина времени у нее за красными глазами, которые повсеместно заполонят подводную ночь. Вот и мне некогда. Давай, ельчик, дорогой. Вечер уже полным ходом, время неумолимо бежит. Полное, красное закатное солнце уже над самыми башнями крепости Орешек, вот-вот завалится за них, но задержалось, как предупреждение, как знак: пора, пора сниматься. Взрослый ельчик на ощупь приятен, его мягкое тепло передается в руку; надо крепко держать это продолговатое, упругое, все еще норовящее ускользнуть в воду тельце. Стограммовый елец, упрямо водящий легкую спортивную снасть, по моим рыбацким ощущениям, как двухсотграммовая плотва, или как восьмисотграммовый подлещик, мертво ставший у дна на своем лещовом поводке, или как двухкилограммовая щука, сидящая на тройнике, и вытягивающая мононить сеченьем ноль два. Откуда такая градация ощущений, живущих в правой руке, держащей удочку? Не знаю. Наверно, она оттого, что крайне редко случается поймать особь ельца, потянувшую на двести граммов. Вот и сейчас жду его, крупного. Достаточно одного, и сверну рыбалку. Тут же усмехаюсь над этой крамольной мыслью. Где один, там и второй, а это еще полчаса украденного у неминуемых сборов времени. "Все, говорю себе, это самый последний", и опять, вопреки здравому железному смыслу, монотонно стучащему за далекими лиственными деревьями скучными колесами электропоезда, уносящего, возможно, меня, но только меня не здешнего, а другого, в Санкт-Петербург, я опять забрасываю в воду длиннотелый спортивный поплавок, чтобы пристально следить за движением его красной завораживающей антенны, и с екающим на каждой холостой поклевке сердцем внимаю тому, как он тоже, казалось бы, в такт моему сердцу, ждет поклевку крупной, упертой особи - трехсотграммового ельца.


Чувствуют ли рыбы боль?

Положительный ответ на этот непростой вопрос мог бы мобилизовать общественное мнение против безобидных рыбаков, как это уже имеет место в отношении любителей другого кровавого действа - охоты. Тем более что страсти разыгрались в одной из самых озабоченных правами животных стран мира - Великобритании. Да-да, несмотря на весь английский культ охоты, британцы отнюдь не склонны идеализировать это занятие.

Раньше большинство ученых полагало, что боль рыбам неведома - у тех просто отсутствуют соответствующие нервные рецепторы. Группа шотландских исследователей из Рослинского института и Эдинбургского университета взялась проверить это расхожее убеждение.

В качестве подопытного кролика была выбрана радужная форель. Надо сказать, что подобные опыты на рыбах - дело неблагодарное. Эти холоднокровные, как известно, немы от рождения, да и моторные реакции демонстрируют далеко не всегда. Кто знает, о чем рыба думает и не считает нужным нам сообщить?

Заключение биологов, сделанное на основании серии негуманных экспериментов, гласит: "глубокие поведенческие и физиологические изменения, обнаруженные у форели, подвергавшейся воздействию внешних раздражителей, сопоставимы с наблюдаемыми у высших млекопитающих".

Вкратце опишем эти самые внешние раздражители: механические и тепловые воздействия, а также пчелиный яд и уксусная кислота, наносившиеся на рыбьи губы. Далее поведение особей из истязаемой группы сравнивалось с реакциями контрольных рыб, подвергнутых воздействию безвредных веществ.

Форели, находящиеся под действием ядов, терли губы о стенки аквариума и совершали раскачивающиеся движения из стороны в сторону, что свойственно, в болевых ситуациях, для млекопитающих и человека. У рыб также наблюдались расстройства дыхательных процессов.

Кроме того, на голове форелей обнаружили не менее 58 рецепторов, отвечающих по крайней мере на один из болевых раздражителей. 22 рецептора одновременно реагировали на механическое давление и тепловое воздействие, а еще 18 вдобавок раздражались под действием химических веществ.

Скептически настроенная часть ученого сообщества не убеждена результатами опытов. Утверждается, что даже если рыбы и реагируют на боль, едва ли они в действительности испытывают ее. Нейробиологи считают, будто в рыбьем мозгу отсутствуют необходимые механизмы. Между тем, очень непросто узнать, как именно другое существо чувствует болевые ощущения. Даже у двух людей пороги болевой переносимости могут быть совершенно разными.

В конце концов, научные споры зашли в тупик, аргументы встретились с контраргументами, никто никого так и не убедил. Поэтому следует ожидать продолжения экспериментов над невозмутимыми рыбами, следующими вероятно будут червяки. "Зеленые", скорее всего, потребуют полного моратория на лов поплавковой удочкой из-за антигуманного отношения к наживке.

(с) РБН

А черви наслаждаются жизнью даже на крючке

Михаил ВОЛОДИНД
электронная газета "YTPO"

Отличная новость для любителей рыбалки на живца, а также всех тех, кто жалеет земляных червей. Согласно последним исследованиям Норвежской школы ветеринарных наук, черви не могут чувствовать боли, или, как выразились ученые, насаживание их на крючок "не угрожает благополучию". Мучаться, как, впрочем, и испытывать другие эмоции, беспозвоночным мешает слишком примитивная нервная система.

"Похоже, что только рефлекс заставляет их скручиваться вокруг рыболовного крючка, - говорит профессор Форстад. - Что-то они, конечно, испытывают, но это не похоже на боль и не ухудшает их самочувствие". "Их можно порвать на половинки, и каждая из них будет продолжать заниматься своим делом", продолжает ученый.

Похожая нервная система - у крабов и лобстеров, они также не чувствуют боли. Как пишут норвежские исследователи, у крабов и лобстеров имеется лишь 100 тыс. нейронов. Это в 10 млн. раз меньше, чем у людей и других позвоночных. В общем, можете забыть о совести, когда бросаете еще живых ракообразных в кипяток - разницы между морской и кастрюльной водой они не ощутят и даже не удивятся, когда неожиданно перестанут шевелиться.

Последнее исследование ученых из Осло наносит серьезный удар по позициям местных "зеленых", которые хотят запретить рыбалку на живую наживку. Правительство было готово пойти им навстречу и пересмотреть местные природоохранные законы, если бы удалось доказать, что черви действительно чувствуют боль. Теперь же очевидно, что в новом законе нет никакой необходимости.


Сенсация! Двухголовая бельдюга

В новостях это было так... В Финском заливе в марте 2004 г. рыбаки выловили двухголовую рыбу. Необычная бельдюга попала в сеть неподалеку от форта Красная Горка, наподобие человеческих сиамских близнецов, рыбу заспиртовали и отправили для исследований экологам.

РСН

На самом деле. Как удалось выяснить газете Питерский рыбак, двухголовая рыба НЕ БЫЛА поймана. Она (вернее, малек бельдюги) была найдена при вскрытии брюшной полости пойманной бельдюги. К сожалению, обнаруживший ее рыбак не согласился передать этот экземпляр для исследований, несмотря на просьбы ихтиологов Зоологического института РАН.

Тайские ученые сотворили двухголовую рыбу

Тайваньские ученые выступили с заявлением, в котором они утверждают, что случайно сотворили двухголовую рыбу.

Они генетически создали двухголовый экземпляр флюоресцирующей рыбы-зебры (правильное русское название "данио Рерио" от латинского Danio rerio - прим. ред.) во время исследований процесса мышечной дистрофии в академии "Синика".

Ученые поместили ген, который вызывает в организме дистрофию мышц, в 200 эмбрионов рыбы-зебры, сообщает Ananova.

Один из этих эмбрионов неожиданно в течение 24 часов развился в двухголовую рыбу с двумя сердцами.

Ученые полагают, что это первый случай в мировой практике, когда на свет появилась такая рыба-зебра.

Хван Чанг-Дженг, научный сотрудник института, создавший рыбу, заявил: "Можно сказать, что в одном теле получилась одна большая рыба-зебра и одна маленькая".

Хван надеется, что результаты этих экспериментов будут использованы для создания лекарства от мышечной дистрофии.


из Антологии рыбацкого анекдота

Скоро надобность в дорогостоящих снастях отпадет сама собой. Надо будет только принести на берег тазик с чистой водой, и рыба сама будет выпрыгивать в него из загаженного водоема.

Хочешь (конечно, хочешь) еще отборных рыбацких анекдотов? Тогда - загляни сюда
Предлагаем целевых посетителей для ваших сайтов по темам: рыба, рыбалка, рыболов, рыболовные снасти, рыбная продукция, подводная охота, дайвинг, активный отдых и др.


А мужики-то, не знают...

Расскажите, пожалуйста, о рассылке "Все на рыбалку!" своим друзьям и знакомым и посетите наш сайт "Рекордные рыбы"


Газета Питерский рыбак
Газета "Питерский рыбак" - бесплатно!
FishTop
рЫБА рЫБЫАК рЫБЫЛКА

Subscribe.Ru
Поддержка подписчиков
Другие рассылки этой тематики
Другие рассылки этого автора
Подписан адрес:
Код этой рассылки: rest.travel.fishing
Отписаться
Вспомнить пароль

В избранное