Все выпуски  

Держаться на энтузиазме тяжело.Аэромобильные войска Украины : в идеале и на практике.


"Есть ДЕСАНТНЫЕ ВОЙСКА - нет задач невыполнимых!"
Выпуск № 76

 В выпуске
Держаться на энтузиазме тяжело.
Аэромобильные войска Украины : в идеале и на практике.
В украинской армии есть род войск, который всеми правдами и неправдами удалось сохранить до сегодняшнего дня в боеспособном состоянии, несмотря на продолжающиеся уже 14 лет "эксперименты" с Вооруженными Силами страны. Речь идет об аэромобильных войсках - именно такое название получили в свое время соединения и части воздушно-десантных войск, оказавшиеся в 1991 г. на территории Украины.

Украине при распаде СССР досталась группировка ВДВ в составе одной дивизии и трех бригад общей численностью более 10 тыс. человек. Но при этом страна не получила ни одного органа управления, способного ими эффективно управлять. Более того, первый президент Леонид Кравчук с трибуны ООН озвучил стремление Украины быть безъядерным государством, а ВДВ при этом получили от него характеристику самых агрессивных войск. Хотя сами десантники со стажем до сих пор не могут понять, чем они агрессивнее танкистов или ракетчиков. После такого "судьбоносного" определения начались попытки различных реорганизаций аэромобильных сил.

Но уровень авторитета ВДВ среди военных, уважение народа к десантникам, сопротивление горстки офицеров-единомышленников (орган руководства аэромобильными войсками Украины - управление аэромобильных войск Командования Сухопутных войск - насчитывает всего 18 человек), а также то, что непосредственно в аэромобильных частях люди изо всех сил стараются заниматься делом, не позволили разрушить элитный род войск.

Сейчас "крылатая пехота" страны представлена 25-й отдельной воздушно-десантной бригадой (овдбр), 95-й отдельной аэромобильной бригадой (оаэмбр), 79-м и 80-м отдельными аэромобильными полками (оаэмп), отдельным учебным батальоном. Офицеров для них готовят на аэромобильном факультете Одесского института Сухопутных войск. Есть также кафедра боевого применения аэромобильных войск в Национальной академии обороны.

ДЕСАНТНИКОВ ПРЕВРАЩАЮТ В МОТОСТРЕЛКОВ

Военное руководство страны, имея хороший десантный потенциал, неоднократно находило возможность его применить с максимальной пользой. Речь при этом не идет о различных учениях, в том числе и международных. В составе украинских миротворческих контингентов с каждым годом все больше увеличивается удельный вес личного состава аэромобильных войск.

Причем 81-я тактическая группа, которая выполняла задачи в Ираке, непосредственно формировалась на базе 80-го отдельного аэромобильного полка Западного оперативного командования ВС Украины. В выступлениях руководителей военного ведомства Украины также неоднократно шла речь о намерениях привлекать к выполнению миротворческих задач преимущественно контингенты аэромобильных войск.

Отмечая реальные заслуги десантников, нужно отметить, что необходимую поддержку, прежде всего организационную и ресурсную, они получают далеко не всегда. Во всяком случае, ее трудно считать сопоставимой с объемом решаемых ими задач. Постоянная чехарда, связанная с передислокацией, переходами на новые штаты, переподчинением и перевооружением, не способствует стабильности и возможности сконцентрироваться исключительно на боевой подготовке.

Не лучшее состояние дел с вооружением и техникой. На протяжении последних 10 лет состоялось три перевооружения полков и бригад на другие образцы техники, которые не являются техникой нового поколения, но зато кардинально влияют на тактику действий аэромобильных подразделений и подготовку штабов. Например, в 1994 г. была перевооружена на боевые машины пехоты 95-я оаэмбр.

Одновременно из ее состава изъяли автомобили УАЗ и ЛуАЗ (ТПК), пригодные к десантированию. Нужно также заметить, что на момент распада СССР на территории Украины осталось значительное количество БМД и машин на их базе, но на сегодняшний день ими укомплектована лишь 25-я овдбр. В 2000 г. специалистам удалось доказать несоответствие БМП "духу" и "стилю действий" аэромобильных войск. Но до сих пор нет возможности укомплектовать подразделения 95-й оаэмбр и других частей именно десантной техникой.

В настоящее время реализовано другое "управленческое" решение, согласно которому десантники "пересели" на колесные бронетранспортеры (БТР-80, БТР-70). Безусловно, для выполнения "полицейских" задач в составе миротворческих контингентов это приемлемый вариант. Но нельзя этим уничтожать главное - способность аэромобильных подразделений действовать по известному с советских времен принципу "С неба - в бой!". А на Украине десантников искусственно превращают в обычных мотострелков.

Есть также другой важный фактор, способствующий потере аэромобильными войсками свойств по вертикальному маневру. Речь идет о трудностях с выполнением программ прыжков. Чтобы быть в "форме", рядовому десантнику из боевого подразделения необходимо было осуществлять минимум 3 прыжка на протяжении периода обучения, прапорщикам и контрактникам - минимум 6 прыжков в год, младшим офицерам - 5, старшим офицерам - соответственно 4, 3, 2 (по категориям).

Если такая программа прыжков выполняется, тогда год службы десантнику зачисляется за полтора, плюс 25% дополнительно к денежному содержанию ежемесячно. Хоть маленький, но тоже стимул. Но "набрать" такое количество прыжков на практике становится все тяжелее. На первом месте здесь стоит проблема истечения сроков эксплуатации имеющихся парашютов (не говоря уже об их моральном устаревании) и отсутствия поступлений новых изделий.

Например, 95-я оаэмбр имеет немногим более полусотни новых парашютов, которых хватило лишь на разведроту. Это вдвойне удивительно, если учесть, что на Украине имеется Феодосийский научно-исследовательский институт аэроупругих систем, способный обеспечить армию современными средствами десантирования.

Начинает нарастать проблема, связанная с уменьшением числа специалистов парашютно-десантной службы (ПДС), способных обучать личный состав прыжкам с парашютом и обеспечивать их десантирование вместе с вооружением и техникой при выполнении боевых задач. Сейчас опытные специалисты уходят, а замена им еще не подготовлена. В ВС Украины предусмотрены двухмесячные курсы для офицеров ПДС, но уже несколько лет эти курсы не проводятся. Говорят, нет средств (это около 2-3 тысяч гривен на одного обучаемого).

ИСКУССТВЕННО СОЗДАННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Говоря о сегодняшних проблемах аэромобильных войск, нужно отметить, что далеко не все их беды сводятся к процессам сокращения и мизерного финансирования. При этом никакие международные учения, в которых принимают участие "целые" аэромобильные взводы и роты, не смогут компенсировать те пробелы, которые заложены в непродуманных управленческих решениях. Так, до сих пор продолжаются шараханья, связанные с определением роли аэромобильных войск в военной системе государства.

С одной стороны, в стране созданы Объединенные силы быстрого реагирования (ОСБР), а аэромобильные части представлены в их составе. Действительно, тяжело переоценить своевременность распределения ВС Украины по оперативно-целевому назначению на ОСБР, Основные силы обороны и резервы. При этом главное назначение ОСБР как наиболее боеспособного компонента ВС - готовность немедленно приступить к выполнению задач по предотвращению и сдерживанию агрессии против Украины, нейтрализации (ликвидации) конфликта низкой интенсивности и недопущение его перерастания в локальную (региональную) войну, также подавление проявлений сепаратизма и масштабного терроризма. Но проведенные на протяжении последних лет командно-штабные учения с привлечением ОСБР выявили ряд серьезных проблем.

Во-первых, части, которые входят в состав ОСБР (т.е. в 8-й армейский корпус - это на Украине и есть корпус быстрого реагирования), из-за своей специфики сильно отличаются по срокам их приведения в боевую готовность и боевым свойствам. Поэтому срок готовности частей корпуса быстрого реагирования к применению, согласно Стратегическому оборонительному бюллетеню Украины на период до 2015 г., достигает 30 суток.

В то время как хорошо известная ударная составляющая сил быстрого развертывания ВС США - 18-й воздушно-десантный корпус - находится в готовности направить свой передовой эшелон в любую кризисную точку уже через 6-8 часов после получения боевого приказа. Такие сроки достигаются благодаря подчиненности всех десантных соединений командованию корпуса, а последнего - высшему военно-политическому руководству страны. Благодаря этому американцы приобрели возможность влиять на кризисные ситуации в любой точке мира уже в самом начале их возникновения.

Во-вторых, с началом подготовки к проведению операции начинают изменяться управленческие структуры ОСБР. Происходит изменение подчинения органов управления видами и родами войск, которые привлекаются к действиям.

В-третьих, начинается переподчинение самих соединений и частей войск (сил), выделенных для ведения действий на опасном направлении. Но хорошо известно, что любое изменение управления силами и средствами с началом конфликта недопустимо, так как может привести к его потере вообще.

В идеале необходимо реагировать на обстановку именно организованной военной силой уже в течение первых 6-8 часов от начала конфликта (т.е. действовать в масштабе реального времени выявления угрозы). Не случайно военно-политическое руководство развитых стран мира такие задачи возлагает на воздушно-десантные (аэромобильные) войска. На Украине же для этого пока создан обычный армейский корпус, который имеет достаточно сложную задачу - "быстро реагировать".

На причинах последнего хочется остановиться подробнее. Например, многие специалисты первой такой причиной называют непонимание роли и места "крылатой пехоты" в перспективном облике ВС. Иначе как объяснить тот факт, что в ведущих странах мира наблюдается тенденция сведения воздушно-десантных соединений в единую организационную структуру с соответствующими органами управления и обеспечения, а на Украине части аэромобильных войск подчинены армейским корпусам или оперативным командованиям, которые как органы управления ни по своей структуре, ни по уровню подготовки не способны применять и успешно реализовывать уникальный потенциал аэромобильных частей и соединений.

Даже в 8-й армейский корпус (это, напомним, корпус сил быстрого реагирования) входит только 95-я отдельная аэромобильная бригада. Остальные части 8-го АК представлены механизированными бригадами, частями других родов войск с соответствующими сроками готовности и возможностями по переброске в районы предназначения. Все это не позволяет говорить о корпусе как о полноценном объединении быстрого реагирования.

Почему Украина имеет такую, а не другую подчиненность аэромобильних войск? Во время создания украинских ВС советские воздушно-десантные части, дислоцированные на территории страны, остались без единого органа управления (штаб ВДВ находился в Москве). Поэтому части воздушно-десантных войск автоматически подчинили военным округам - по территориальному признаку. Эта ситуация фактически сохранилась и до сих пор. Более того, сейчас все идет к тому, что на Украине в результате подчинения соединений и частей аэромобильных войск оперативным командованиям, а с 2006 г. - и непосредственно армейским корпусам, окончательно дисквалифицируется этот род войск.

Не имея глубоких знаний относительно особенностей применения аэромобильных войск в бою и операции, но используя предоставленную власть, в оперативных командованиях и армейских корпусах общевойсковые военачальники осуществляют изменения организационно-штатной структуры аэромобильных бригад (полков). Что, понятно, приводит к нарушениям порядка и правил применения этого рода войск. Это характерно для 25-й овдбр 6-го армейского корпуса, в котором был сокращен батальон десантного обеспечения. Аналогичным образом в 79-м и 80-м оаэмп также было сокращено по батальону в каждом.

Но по опыту армий ведущих стран мира известно, что органы военного управления типа армейского корпуса никогда не были способны обеспечить подготовку к десантированию даже воздушно-десантного батальона, не говоря уже об аэромобильной бригаде или полку. На Украине же даже практика учений показывает, что часто аэромобильные части используются не по назначению.

НО ШАНСЫ ВСЕ ЖЕ ЕСТЬ

Реально оценивая положение Украины, размеры территории, протяженность границ, нынешнее состояние ее ВС, следует исходить из необходимости иметь небольшую высокомобильную развернутую группировку войск, способную уже через несколько часов приступить к выполнению различных задач по обеспечению безопасности страны.

Поэтому и возрастает значение аэромобильных войск. Нельзя сбрасывать со счетов тот момент, что никто на Украине не застрахован и от ситуации, когда возникнет острая необходимость немедленной эвакуации, например, персонала украинского посольства, военнослужащих миротворческих контингентов, рядовых граждан из какой-либо проблемной страны.

Нужно отдать должное тем энтузиастам и патриотам, которые за годы существования украинского десанта не позволили его разрушить, превратить в "потешные войска". Эксперты продолжают констатировать значительный реальный боевой потенциал украинских аэромобильных бригад и полков на фоне фактического обвала аналогичных возможностей у других войск.

А вот людям, готовящим и принимающим решения в военно-политической сфере, нужно понять, что ВДВ (или аэромобильные войска - дело не в названии) не должны быть средством на все случаи жизни. Боец аэромобильного подразделения, стоящий на блокпосту или раздающий гуманитарную помощь, - не лучший пример для ВДВ.

Эти войска должны быть способными выполнить роль "пожарной команды", войдя в зону кризисной ситуации в первые ее часы, а еще лучше до ее возникновения, быстро "погасить пожар" и затем передать зону ответственности миротворческим контингентам, подготовленным непосредственно для выполнения задач фактически полицейской направленности. А сами убыть к местам дислокации и готовиться к выполнению новых задач.

Александр ПЕТРОВСКИЙ
Киев


На сегодня всё, всем удачи и до встречи, заходите в гости,
Адреса наших сайтов : www.desant.com.ua    bezpeka.desant.com.ua    groza.desant.com.ua
архив рассылки здесь

В избранное