←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →
atlantida***@m*****.ru пишет:

ЗАБЫТЫЕ В ВЕКАХ - 3 ПАМЯТЬ ПРЕДКОВ

Глава 4

АТЛАНТЫ ВЫХОДЯТ ИЗ ТЕНИ

Эпизод 4

    Вскоре нашли  небольшую гостиницу. Первым делом Кононенко спросил хозяйку, есть ли у неё вчерашние газеты. Женщина ответила, что газет она не выписывает и не читает. Это было хорошо. Хозяйка, женщина лет пятидесяти, оказалась очень  разговорчивой. Показывая им скромные комнаты, она успела рассказать все городские новости, и не забыла  поинтересоваться, чем занимаются её гости. Кононенко сказал, что он и его жена археологи, а их спутники иностранцы. Женщина обрадовалась и сообщила, что её сын археолог – любитель и у него в комнате даже устроен небольшой музей древностей. Сеньоры могут с ним познакомиться вечером, когда сын придёт с работы.

    Утанга, фотографий которого не было в газетах, сходил в ближайшее кафе, и принёс всё, что мог купить из съестного. Все позавтракали и легли спать. Проснулись около четырнадцати часов. Во всяком случае, Валентин с Нидой спали до этого времени. Пообедали тем, что осталось, и уже собрались отправиться в путь, когда неожиданно рано вернулся с работы сын хозяйки. Пришлось оправдывать свою легенду и идти осматривать его коллекцию древностей.

    У парня в комнате действительно были собраны различные керамические сосуды, медные и серебряные монеты старинной чеканки, медные наконечники стрел, обломок камня весом килограммов пятнадцать с неизвестными письменами. Кононенко и Утанга всячески выражали свою заинтересованность и восхищались его находками. Рассматривая эти предметы старины, Кононенко видел боковым зрением, что Танэ Хару и Стио вглядываются в фотографии висящие на стене. Одна из фотграфий их так заинтересовала, что они даже стукнулись головами друг о друга, приблизившись и желая разглядеть её лучше. Вслед за этим раздался взволнованный голос жреца:

–    Валентин, иди скорее сюда.

    Кононенко подошёл и взглянул на фотографию невысокого качества. На ней был виден тёмный прямоугольник, похоже, вход в какое-то каменное строение, а над входом изображение солнца с искривлёнными лучами. Вот это да! Тот же символ, что и у входа в храм на острове ацлан.

–    Спроси у него, где он это видел, – сказал хранитель знания.

На заданный Валентином вопрос сын хозяйки ответил:

–    Это далеко отсюда. Там мы нашли каменную пирамиду.

–    Кто это  мы?

–    Я не один, у нас целая группа туристов и любителей старины. Мы ходили туда на байдарках.

–    Что  собой представляет эта пирамида?

–    Она вся заросла кустами, но насколько можно рассмотреть, она ступенчатая.     Внутри пусто, ничего интересного нет. Правда на одной стене есть надписи. Если ещё когда-нибудь буду там, надо будет взять хорошее освещение и сфотографировать их. Может быть, учёные прочтут.

Пока он говорил,  Нида объяснила Утанге, что, судя по всему, сын их хозяйки обнаружил место, где когда-то давно было поселение ацлан, и теперь Валентин пытается выяснить, где оно находится.

–    Можешь показать на карте это место?

Парень замялся, потом сказал:

–    Могу, но…

–    Но, что?

–    Вы же понимаете, такая информация… В общем, информация это товар, так ведь?

–    Сколько стоит твой товар? – прямо спросил Кононенко.

–    Ну, … –  археолог – любитель явно пытался догадаться, сколько с них можно запросить, – ну, примерно сто тысяч.

–    Сто тысяч чего?

–    Крузейро.

–    А сколько это будет в долларах США?

–    Один доллар стоит 350 крузейро.

    На вывеске одной из лавок Кононенко видел курс 375 крузейро за доллар, но спорить не стал, а предложил пересчитать в долларах. Парень достал калькулятор. Вышло 286 долларов. Валентин достал из кармана деньги, отсчитал три купюры по сто долларов и положил их на стол возле себя.

–    У тебя есть карта?

–    Да, у меня хорошие туристские карты, – и парень, достав из стола, развернул большой лист.

–    Смотрите, мы ходили туда от Амазонки на теплоходах сначала по рекам Шингу,  Ирири и Куруа до города Арарас. Оттуда шли на байдарках вверх по Куруа, потом по реке Кона Брава. Это место вот здесь, примерно в 80 километрах выше городка Мануэльзинью.

–    Что-нибудь приметное там есть?

–    Там такая примета, мимо которой не проскочишь. От самого городка правый берег реки имеет вид отвесной стены высотой от двадцати до сорока метров. В единственном месте эта стена почти под прямым углом поворачивает перпендикулярно берегу и уходит в лес. Вот тут и нужно подниматься наверх, а там вдоль ручья на север метров пятьсот до пирамиды.

–    Метров пятьсот, от какого места?

–    От того, где ручей низвергается вниз в виде водопада.

–    Как вы туда поднимались?

–    У нас сбой всегда альпинистское снаряжение.

–    По-моему, всё ясно. Спасибо, – сказал Валентин и подвинул к нему доллары

    Он делал отметки на своей карте, а парень, взяв купюры, с вожделением поглядывал на обнажённые ноги Ниды под короткой юбкой, и думал о том, что за эти деньги он сможет пару раз взять проститутку, притом не какую-нибудь тётку, а молоденькую и красивую. Мать, не дождавшись, когда он женится, уже давно перестала ругать его за то, что он водит домой продажных девок. А этого товара здесь  предостаточно. Туда, где водится золото любительницы «лёгкого заработка», слетаются как ночные бабочки на свет. Старатели приезжают в город после нескольких месяцев проведенных в одиночестве, и многие из них готовы отдать десяток граммов золотого песка, что по стоимости равно полутора сотням американских долларов, за полузабытые ласки.

    Все вернулись  в комнату Валентина и Ниды и принялись обсуждать маршрут предстоящего путешествия. По прямой линии от Итайтубы  до указанного места километров триста восемьдесят, всего около полутора часов лёту. Но по маршруту много населённых пунктов. Если лететь днём, завтра об этом будет говорить вся Бразилия, а ночью можно залететь чёрт знает куда. Поэтому решили, что  поедут по дороге на юг вдоль реки Топажос до порта Мергульян, а там решат, как двигаться дальше.

    Сказано, сделано, попрощались с хозяйкой и её сыном и отправились в путь. Дорога шла в основном вдоль реки, и к вечеру, не спеша и без приключений  прибыли в Мергульян. Переночевали в портовой гостинице, выехали затемно и, доехав до слияния двух рек, поднялись в воздух. Летели над джунглями вдоль реки, чтобы не заблудиться. Последнего более или менее значительного городка, если верить карте, достигли, когда забрезжил рассвет. Обогнули его, спустились к реке Жиманшин и пронеслись как призрак над самой водой до точки поворота, помеченной на карте карандашом. Лишь в одном месте пришлось облететь стороной ещё один городок, кажется, Фагундис. Скорее всего, в такой ранний час на реке их никто не видел, т. к. даже старатели промышляющие на берегах, крепко спали на рассвете после тяжёлого трудового дня.

   Короткий последний перелёт над плоскогорьем на восток и вот впереди та самая река Кона Брава. Валентин, сидевший за рулём и не догадывался, что сейчас они пролетают над теми местами, по которым шли когда-то давным-давно в сопровождении индейцев Василь Кононенко и Генек Захаржевский в последний день своего перехода. Река действительно имеет высокий и обрывистый правый берег. Медленно полетели вверх по течению и минут через пятнадцать увидели, что стена берега круто сворачивает на восток, уходя в джунгли. Приземлились на плато у того самого ручья, о котором говорил сын хозяйки гостиницы.

    Ручей у самого обрыва образует небольшое озерцо, а уж из него низвергается со скалы вниз.  Там внизу за рекой раскинулись джунгли, правда, не такие густые и влажные, как в Амазонской низменности. А здесь на плато отличия ещё более заметны. Нет сплошных зарослей и много травы, кое-где на возвышенных местах засохшей. Оставили машину, и пошли вдоль ручья, туда, где виднелись высокие деревья. Вдруг вождь указал на поросший кустами холмик метрах в тридцати от ручья. Подошли, внимательно рассмотрели, и стало очевидно, что под слоем травы находится каменный фундамент. Такие же холмики виднелись дальше  на этом берегу ручья и на другом.

–    Здесь, по обоим берегам ручья, когда-то стояли дома, – сказал Стио.

–    Да, здесь был посёлок, – подтвердил Танэ Хару.

    Двинулись  дальше и вскоре подошли к небольшой роще, на краю которой высился высокий холм, заросший кустарником и травой. Сквозь зелень кустов проступала каменная кладка. Это была пирамида. Медленно обходя её по периметру, обнаружили вход. Деревянная дверь сгнила, а над чёрным прямоугольником дверного проёма на сером камне  красовалось изображение солнца.

–    Постойте, это наша пирамида. Я должен прочесть молитву и испросить у Бога разрешения на вход, – проговорил Танэ Хару.

    Все остановились в благоговейном молчании. Но когда молитва была прочтена и разрешение, по словам жреца, получено, вспомнили, что не взяли с собой фонарь, а без света внутри делать было нечего. Валентину  нужно было бы вернуться и пригнать сюда машину, но его мысли были заняты  сейчас совсем другим. Ему казалось, что он здесь уже был когда-то.  Он чувствовал странное волнение, и ему не терпелось подняться на пирамиду. Там могла быть разгадка его беспокойства. Кононенко попросил Утангу проводить Ниду до машины, чтобы она могла пригнать её сюда. При этом он вынул из кармана и протянул тибетцу пистолет, захваченный им в дорогу с острова. Но Утанга сказал, что пользоваться оружием не умеет, и пистолет взяла Нида, которую, как и младшую сестру, муж научил стрелять.

    Узнав, что Валентин хочет подняться на пирамиду, Стио пошёл вместе с ним. Они карабкались, хватаясь за ветки, иногда с трудом пробираясь сквозь густую растительность, а жрец смотрел на них снизу. Подъём оказался нелёгким, но всё же они добрались до верхней площадки. Здесь тоже росло несколько кустов, но оставалось много свободного места.

–    Вот они! – воскликнул Кононенко, указывая рукой на восток.

–    Кто? – спросил Стио.

–    Те две горы, которые я видел во сне. Солнце поднималось как раз между ними!

Вдали действительно виднелись  горы, очень похожие одна на другую, с плоскими вершинами.

–    Солнце и сейчас поднялось над ними. Значит, правда ты когда-то был здесь, – сказал вождь, помнивший его рассказ о  странном сне, и это действительно было наше поселение. Смотри, отсюда  хорошо видны места, где стояли дома.

    В самом деле сверху хорошо просматривались два ряда холмиков-фундаментов, тянувшихся по обоим берегам ручья. Оттуда уже приближался  голубой «Мерседес». Спуск занял больше времени, чем подъём, но вот они уже внизу и Валентин, волнуясь, рассказывает всем, что он видел те же две горы, что были во сне. Танэ Хару сказал:

–    Кажется невероятным, но выходит, что мы нашли именно то место, где когда-то твой родственник гостил у нашего народа. Так странно иногда переплетаются     пути людей. Давайте фонарь, посмотрим, что там внутри.

Нида вкратце рассказала Утанге смысл происшедшего с Валентином, и все двинулись внутрь. Предварительно Кононенко взял из машины, кроме аккумуляторного фонаря, видеокамеру и фотоаппарат. Мощный луч выхватил из темноты каменные стены, пол, усыпанный мелкими камнями и двух змей поспешно уползающих  в щели. Внутреннее устройство храма было точно таким же, как на острове. Ацлан строили свои храмы по единому образцу. Осмотрели несколько пустых комнат и вошли в зал для молебнов и собраний. Здесь тоже всё было знакомо, а  восточная стена оказалась украшенной письменами, о которых упоминал сын хозяйки гостиницы в Итайтубе. Жрец начал читать, а Нида переводила для Утанги на английский язык. Здесь оказалась изложенной история сражения у водопада, о которой рассказывал раньше Танэ Хару. Затем шло описание строительства храма и посёлка с датами начала и конца строительства. После этого излагалась история борьбы с сильным и многочисленным индейским племенем и великая победа под предводительством выдающегося вождя и воина Шастора. Но самое интересное оказалось в конце. Сообщалось, что в 13218 году двое белых чужестранцев спасли от гибели в зубах крокодилов двух юношей ацлан, один из которых был сыном  Шастора. Чужестранцы были молодыми людьми и их имена…

–    Имена прочесть труднее, – сказал Танэ Хару, – скорее всего первое звучит как Васил, а второе то ли Гэнэк, то ли Генек.

–    Наверное, первое это украинское имя Василь, а второе польское Генек, – предположил Валентин.

–    Дальше сказано, – продолжал жрец, – что они скрывались от преследования со стороны португальцев. Им было предложено выбрать себе невест, и остаться с народом ацлан.  Но они сказали, что дома их ждут родители, и они хотят вернуться в свою страну, которая называется… – Тут Танэ Хару снова запнулся и пояснил, что поскольку в их письменности отсутствуют буквы обозначающие гласные звуки, название страны он может прочитать неправильно.

–    Здесь есть три согласные “КРН”. Вон те чёрточки,  над буквами означают, что между  “Р” и “Н” могут стоять две гласные, то ли  “ИА”, то ли “АИ”. Значок над буквой “Н” однозначно указывает на звук “А” после неё.

–    Украина! – вскричал Кононенко, – конечно, это Украина! Скорее всего, этот Василь и есть мой дальний родственник.

–    Вот видишь, как судьба иногда поворачивается, – сказал  Танэ Хару. – Ты увидел во сне вождя Шастора, я предположил, что кто-то из твоих предков был здесь в Америке и встречался с ним и вот, прошло несколько дней, и мы получили подтверждение. Значит, второй человек, которого ты видел на верхней площадке храма при восходе солнца тот самый Генек, товарищ твоего предка.

–    Дайте подсчитать, когда же это было, – бормотал Кононенко, – тринадцать тысяч двести восемнадцать минус одиннадцать тысяч пятьсот сорок два – нулевой год нашей эры, получается… тысяча шестьсот семьдесят шестой год? Ни фига себе, больше трёхсот лет тому назад!

–    Подожди, я ещё не дочитал, – перебил его жрец, – тут написано, что их снабдили едой, золотыми монетами из «каменных холмов» и они поплыли вниз по реке. Всё.

–    Что это за каменные холмы?

–    Не знаю.

    Кононенко запечатлел надпись с помощью фотоаппарата и видеокамеры. Затем продолжили осмотр помещений. Когда всё осмотрели, поднялись по боковым коридорам и лестницам на верхнюю площадку. Отсюда открывался великолепный вид, хотя выросшие повсюду кусты и ползучие растения мешали обзору.

–    Эти две горы ты имел в виду? – спросил Танэ Хару указав рукой вдаль.

–    Они самые, – ответил Валентин.

–    Пожалуй, в какие-то дни года солнце действительно может всходить как раз между ними.

    Когда  спускались вниз, хранитель знания в одном месте остановился и попросил Кононенко посветить. Он засунул руку в  углубление в стене, что-то сделал, потом нажал на каменную плиту и она повернулась. Плита оказалась тонкой, а за ней открылась потайная камера. Это был точно такой же тайник, как тот, в котором на острове хранился цилиндр с шестигранниками и древние книги. Он был пуст. Танэ Хару пошарил рукой на дне, и она наткнулась на что-то мягкое. Он вытащил лист тонкой кожи, испещрённый буквами.

–    Интересно, – сказал жрец, – пойдёмте наружу, там прочтём при дневном свете.

Выйдя из пирамиды, все окружили Танэ Хару и он стал читать.

–    Заголовок можно прочитать так: «То, что знают немногие». А дальше написано: «Спустись у водопада и иди на восход солнца до реки. Иди вверх по реке до её истока. Река берёт начало между двумя каменными холмами. Холм, что лежит на закат от истока, имеет вход с северной стороны. Расчисти заросли и войди. Зажги факел. Тёмный ход приведёт к середине холма. Там глубокий сухой колодец и четыре двери на его дне.  Входи в ту, которая открыта. Там много золотых кружков и квадратиков, золотых украшений, посуды и много прозрачных  разноцветных камней. Очень много камней. Всё это высоко ценится среди белых пришельцев. Запасись длинными прочными верёвками не менее двадцати локтей и возьми с собой надёжного  товарища, а лучше двоих сильных и ловких. Будь осторожен. Там внизу лежат кости самонадеянных и алчных. Больше суток там не задерживайся».

–    Вот, значит, о каких каменных холмах сказано в надписи на стене! – воскликнул Кононенко. – Интересно, почему ацлан оставили это сообщение в тайнике?

–    Может быть, забыли, а может быть, надеялись когда-нибудь вернуться сюда, – предположил Стио.

Валентин взял из машины карту.

–    Если двигаться, как там написано, то до истока той реки, что лежит на востоке, не больше ста двадцати или ста сорока километров. Места тут пустынные, давайте слетаем. Минут через сорок будем там, – предложил он.

Танэ Хару только пожал плечами, показывая, что он равнодушен к предложенному мероприятию, а Стио сказал:

–    Только  давайте сначала позавтракаем.

Эту идею все поддержали и вскоре уже сидели на траве, разложив взятые с собой продукты. Когда поели, Нида спросила:

–    А бензина хватит на дорогу до трансамазонской?

–    Хватит, рассаживайтесь, – ответил Валентин.

    До реки на востоке долетели меньше чем за пятнадцать минут и повернули вдоль неё на юг. Горы по берегам становились всё выше и оказалось, что то место, где река берёт начало лежит в ущелье, хоть и не очень глубоком, но заросшем лесом. Похоже, и два холма налицо. Оставили машину на берегу ручья, в который превратилась река и пошли вперёд. Дошли до небольшого болотца, из которого вытекал ручей. Кажется, это и есть исток. Двинулись в западном направлении, надеясь выйти к холму, который сейчас был не виден из-за деревьев.

–    Нехорошее место, – неожиданно заявил Танэ Хару.

–    Да, это то, что на западе называют геопатогенная зона, – подтвердил Утанга.

–    С чего вы взяли? – оглядевшись вокруг, и не заметив ничего особенного, спросил Кононенко.

–    Послушайте, здесь даже птицы не поют, – проговорил Утанга.

–    Вот в чём дело, а я думаю, чего-то тут не хватает! – воскликнул Валентин.

    Действительно кругом стояла тишина, в ветвях не было заметно никакого движения, не слышалось хлопанья крыльев. Лиши изредка, отдельные птицы пролетали над вершинами деревьев и скрывались вдали. Вот и холм. Каменный он или нет разобрать было невозможно, так как его густо укрывала растительность.

–    Зачем же древние построили в таком месте свои сооружения? Не знали? – спросила Нида.

–    Скорее всего, знали, – ответил ей Танэ Хару. – Люди давно это знают. Нам неизвестно назначение этих холмов. Может быть им, как раз, тут и место.

    Обошли холм с севера и поняли, что их экспедиция была напрасной. В этом сплетении деревьев, кустов, лиан искать вход было бесполезно. Они даже не смогли подобраться к подножью холма, чтобы узнать из чего он сделан. Действительно ли он каменный? Здесь нужны острые мачете, не помешает и бензопила, и нужно хорошо поработать, чтобы добраться до входа, а с голыми руками и парой ножей тут делать нечего. С этим, да ещё с чувством некоторого разочарования  возвратились к машине и отправились в обратный путь.

    Вернувшись к пирамиде, посоветовались и решили, что если возникнет необходимость или совсем одолеет любопытство, тогда можно прилететь сюда, предварительно хорошо подготовившись к работе, и попытаться проникнуть внутрь этого загадочного холма. В надписи на стене храма сказано, что ацлан снабдили двоих чужестранцев золотыми монетами из каменных холмов. Значит, золото, и прочее там есть или, по крайней мере, тогда ещё было.

    Поскольку возвращаться на трансамазонскую дорогу днём было нельзя, решили, что, как и сюда, обратно полетят на рассвете. Продолжили обследование территории. Нашли место, где стоял дом хранителя знаний, обнаружили, где у ацлан были поля и огороды, нашли даже место, где, хотя и с трудом, но можно было, подняться на плато и спуститься без всякого снаряжения.  Под вечер где-то далеко  на севере, наверное, над Амазонкой, стали собираться тучи. Если пойдёт дождь, то ночевать лучше всего в пирамиде. Все отправились на пригорки рвать сухую траву для устройства постелей. А тучи надвигались и становились всё чернее. Всё же успели заготовить достаточное количество травы и дров, чтобы разжечь костёр, до того как потемнело, и пошёл ливень. Ужинали в большом зале при свете костра. Правда, предварительно Танэ Хару пришлось испросить у Бога разрешение на разведение огня в храме. После ужина  стали устраиваться на ночлег, где кому нравится. Валентин постелил себе и Ниде в уголке у стены. Снаружи шумел дождь, время от времени перекатывались раскаты грома от одного края неба до другого, а внутри было тепло и сухо. Рядом тихонько дышала уснувшая Нида, а Валентин лежал и думал о своём далёком предке по имени Василь. Неужели это правда, что он когда-то был здесь или это какое-то наваждение.  Но ведь надпись на стене храма и две горы на востоке вполне реальны. Реален также изумруд, который носил когда-то вождь по имени Шастор, а теперь носит  Стио. Не свихнуться бы от всего этого. Засыпая, Валентин ещё не знал, что его ждёт  новая встреча со своим предком…

    Ему приснились незнакомые строения –  похоже, восточные с плоскими крышами, южная растительность на фоне гор и незнакомый человек, одетый во всё чёрное, обещавший освободить его. Это был тот самый человек, которого он уже однажды видел во сне, но не про подвал, а в том, где была степь и всадники на фоне кроваво красного заката.

    Странный человек, как и раньше. был одет в многоярусную одежду чёрного цвета и вёл с ним странные разговоры, называя его Василь...

Вдруг загрохотали пушки и он увидел себя на ккой-то крепостной стене, на которую по лестницам лезли сотни людей азиатской внешности. Их сбивали со стены саблями и выстрелами из ружей. А внизу вдоль стен с гиканьем носились всадники в необычной одежде. Тучи стрел, в том числе и горящих, летели через стену. Проснулся он внезапно, и долго не мог отделаться от очень реального чувства горячки боя.

    Но пора было собираться в дорогу и, посмотрев на часы, Кононенко стал всех будить. Пирамиду покинули едва начало светать. Оказалось, что машину забросало сломанными ветками и чуть ли не до половины колёс занесло грязью, которую несли потоки воды. Пришлось её раскачивать, чтобы освободить колёса перед взлётом. Недолгий перелёт над джунглями и вот они уже  летят над рекой чуть выше туманного покрывала. Валентину не терпелось рассказать о своём сне, но он решил подождать, пока выедут на дорогу. Здесь требовалось повышенное внимание. Когда под колёсами вместо воды и тумана расстелилась нормальная дорога, и стало возможным немного расслабиться, он рассказал, сидевшему рядом Утанге, о своём необычном сне.

–    Расскажите мне подробнее о человеке в чёрном, – попросил тибетец,  – вспомните, что он вам говорил.

    Он обещал меня освободить, – сказал Кононенко. – От чего не знаю, но я и сам чувствовал себя несвободным и униженным. Чувство несвободы укоренилось глубоко в моём сознании. Я ощущал его, даже проснувшись. Этот человек сказал, что Бог велел ему спасти меня. Ещё он что-то говорил о Вселенной, упоминал какую-то  пирамиду. Я знал, чувствовал, что этот человек мой друг и на него можно положиться. И вот, что интересно, он тоже называл меня Василь, и это меня не удивляло. Понимаете, там во сне я был не Валентином, а Василем.

–    Как выглядела его  одежда? – спросил Утанга.

Валентин постарался, как можно точнее описать многоярусное одеяние  своего удивительного  спутника. Утанга  очень  внимательно выслушал его  и сказал:

–    Так одевались  мои предки триста лет назад. Мы и сейчас почти так же одеваемся там у себя в горах. Так же был одет и наш посланец, который шёл на поиски ацлан. Его имя было Шиуланг.  Я думаю, он встретился и провёл какое-то время с одним из ваших предков, которого звали Василь. Может быть, Шиуланг действительно освободил его,  например, из плена или спас от смерти. Ваши видения это редкое явление, но иногда это случается. Никто не знает, когда и почему это бывает, а может быть не почему, а зачем…

–    Это то, что на востоке связывают с так называемым перевоплощением?

Услышав слово “перевоплощение” в комбинации со словами “так называемое”, Утанга едва заметно улыбнулся и сказал:

–    Нет, перевоплощение это совсем другое. Здесь мы имеем дело с более редким явлением. Это память предков

–    А разве память может передаваться по наследству? –  с сомнением спросил Валентин.

–    Но ведь передаётся же в течение миллионов лет информация о строении тела, о его функциях, более того, мы усваиваем черты лица, походку, особенности характера своих предков. Вас это не удивляет?

–    Но это  наука объясняет. Я не специалист, но что-то читал и слышал о хромосомах, спиралях ДНК и ещё каких-то механизмах  наследственности. Насколько я понимаю, учёные в этом разобрались, но память-то не передаётся, это общеизвестно.

–    Просто вы не всё читали и не то читали. Кроме того, ваша наука мало знает об этом. Что такое инстинкт? Откуда птица знает, как нужно  вить гнездо, зачастую довольно сложной  конструкции? Откуда грызуны знают, в каком месте нужно рыть норы, и как глубоко. Где и как делать склад для запасов на зиму. Откуда они, вообще знают, что будет зима и что нужно делать запасы? Кто им сказал, что в норе надо делать запасные выходы и т. д.? Разве это не память предыдущих поколений? Хотя, может быть и другое объяснение, – задумчиво добавил Утанга, – не исключено, что они черпают знания из информационного поля Земли, из какого-то узкого, доступного им участка.

–    Ну, не знаю, – проговорил Кононенко, – обычно это называют словом инстинкт.

–    Да, называют, но за этим словом фактически ничего не стоит. Это просто слово и  оно ничего не объясняет.

–    Ладно, допустим, я поверю, что память может передаваться по  наследству. Но ведь вероятность того, что ваш посланник из миллионов людей встретился  именно с моим пра, пра, пра и т.д. дедом исчезающе мала. Кроме того, тут целая цепь случайностей. Ваш человек, посланный к народу ацлан, случайно встретил кого-то из моих предков. Кстати, очень похоже, что того самого Василя, который побывал здесь в 1676 году с каким-то Генеком. Через двести с лишним лет второй мой предок сам случайно находит народ ацлан в Бразилии, а ещё через сто двадцать с лишним лет уже я – третий из рода Кононенко встречаюсь с ацлан. Сплошные случайности!

–    Строго говоря, случайностей здесь только две, это первая и вторая встречи, – сказал Утанга. – Вы-то совсем не случайно оказались в Бразилии. И потом, почему вы думаете, что остальные встречи были чистой случайностью?

–    На что вы намекаете, на то, что они были кем-то организованы там? – и Кононенко поднял указательный палец вверх.

Утанга внимательно посмотрел  на него и сказал:

–    А разве мы можем это исключить? Ведь во сне чёрный человек прямо сказал, что Бог  велел ему спасти вас, вернее вашего предка Василя.

–    Не знаю, – пожал плечами Кононенко, – я вообще в этой области полный  профан. Это по вашей части. Вы там, на Востоке знаете больше об этом.

–          Да, намного больше, – согласился Утанга, – и всё же наши знания ничтожны по сравнению с космическими масштабами непознанного. Вы говорили, что человек в чёрном что-то говорил о пирамиде. Я могу объяснить. Шиулангу было дано задание, так сказать, по пути, посетить пирамиду, оставленную в Крыму нашими далёкими предками. Она являлась  составной частью системы пирамид, последовательно построенных ими в местах, где они жили: в Египте, в Крыму и в Гималаях. Позднее крымская пирамида рухнула вместе с обвалившейся частью горы. Это ещё раз подтверждает предположение, что человек в чёрном, встреченный вашим предком, был Шиуланг. Отсюда можно сделать вывод, что он встретил вашего предка в Крыму и, возможно, сопровождал его до Харькова. Это объясняет ещё одну загадку, о которой я расскажу вам позже.

Это интересно
+6

atlantida***@m*****.ru 07.10.2013
Пожаловаться Просмотров: 1486  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии 9

Для того чтобы писать комментарии, необходимо

Захватывающе интересно!!! (Даже боюсь, что эти удивительные приключения  закончатся). Спасибо,Альберт!!!KissWink

atlantida***@m*****.ru 07.10.2013

   Что делать, Виктория все когда-нибуд хаканчвается, даже неприятности. Но, если вас это утешит, впереди еще целая книга о приключениях любимых героев. Она называется "Тринадцать тысяч лет спустя"

Спасибо за вашу верность, Альберт

Утешили!Laughing Спасибо!!!Kiss

Я тоже, читая каждую главу, с тоской думаю, что скоро мы "перевернём последнюю страницу". Спасибо, что есть ещё целая книга.

atlantida***@m*****.ru 07.10.2013

Спасибо,Легентина , читать такие комментарии, как ваш очень приятно!

atlantida***@m*****.ru 13.10.2013

Уважаемые  Легентина и Виктория, не расстраивайтесь.  Я забыл сообщить вам еще одну важную информацию.  Мой внук, еще будучи школьником,  мечтал   снять  фильм по этой книге, а он не из тех, кто просто мечтает и ничего не делает.  На четвертом курсе университета он  награжден дипломом международного кинофестиваля за режиссерскую работу. Сейчас  учится на пятом курсе и одновременно снимает сериал  для телевидения.  Так что есть все основания полагать, что когда-нибудь он свою мечту осуществит.  Вы только подождите.

Искренне ваш Альберт.

veli***@l*****.ru 17.10.2013

Да! Да! Да!

У хорошего дерева достойные плоды. Пусть скорее растёт Ваш внук. Я уже начала ожидать в предвкушении чуда. ( Как-то даже чувствую свою сопричастность. Помните надписи  "Здеся был ...." А у меня- " И я, и я читала эту книгу!!!") Удачи Вам, Альберт, и Вашему  Внуку!!!

atlantida***@m*****.ru 13.10.2013

Огромное спасибо, уважаемаяЛегентина! Подождем!