Все выпуски  

Культура и мифология цивилизации Петербурга - Урала - выпуск 7


Служба Рассылок Subscribe.Ru

Доброе утро, день, вечер, ночь.
Так получилось, что три написанных в разное время текста о "поиске предназначения"
внезапно составили своего рода трилогию. Не судите строго: в каждом из них была
поставлена не столько задача "изобрести", сколько задача "объединить", "схватить"
разрозненный материал - литературный, музыкальный...

Часть 1: http://www.mumidol.ru/gorod/2010.htm
========================================================================
ИЕРУСАЛИМ 2010, или ЖУК В МУРАВЕЙНИКЕ КАК ЗНАК ИЗБРАННОГО НАРОДА

                Thank You, oh Lord, for the white blind light.
                A city rises from the sea.
                I have a splitting headache from which the future's made.
                                Jim Morrison, "One more thing"

Вопрос оказался к месту. И заслуживает по-настоящему развернутого ответа.

Набор ценностей, за которым не стоит глубоко целостного мировоззрения – бумажный
кораблик, цветок, сорванный и снова воткнутый в землю.

Набор ценностей технократического урбанизма – примат абстракции над личностью,
символа над ресурсом, декартовых координат над полярными, "возлюби чужого" над
"возлюби ближнего", строительства на Болотах над осушением Болот – был бы ничем,
будучи синтезированным на кухне или в гамаке с намерением поиграть в бисер и/или
заработать много денег. Кому-то хочется представить Город именно таким синтетическим
мифом; а кому-то трудно увидеть его в полную историческую глубину.

Западная цивилизация от этого успешно защищена. Тойнби в "Цивилизации перед судом
истории" напрямую выводит Запад из поздней античности, из эллинизма: "То, чего
Европа достигла на сегодня, если беспрецедентно по размаху, то вовсе не беспрецедентно
по характеру. И античная Греция, и средневековая Италия предвосхитили ее в свое
время"; что же касается Северной Америки, то это – в готовом виде новая Римская
империя со своим Капитолийским холмом, только Адриатическое море заменил Атлантический
океан. (К слову - аналогичным образом осуществилась трансляция античной Индии
на всю Восточную Азию, но последнее интересует нас в меньшей степени вследствие
предельной интравертности этой цивилизации).

Ценностный набор Запада общеизвестен: унификация контекстов, примат ресурса (полит/экономики),
гуманизм софистического толка ("человек есть мера всех вещей") и понимание прогресса
как неизбежной равнодействующей личных устремлений экономически активных граждан.

Вспомним, однако, что социология выделяет не одно, а два полярных понимания слова
"прогресс", "эллинскую" и "иудейскую" линии. Иудейская трактовка поступательного
хода истории – это не неизбежность роста травы, а неизбежность молнии; не горизонтальная
"сумма намерений", а вертикальное Вмешательство; проникновение абстрактной необходимости
в Реальность. Идея "избранного народа" – не национализм ("генетика" в иудаизме
стоит на последнем месте), а воля к посредничеству, к тому, чтобы "применять
и быть примененными". Пребывание в мире как на строительной площадке ("Космополитический
псалом" Иосифа Флавия: "Ваш Израиль – Вселенная") – и одновременно пребывание
в Городе - в образце мироустройства, в интуитивно постигаемом царстве абсолютной
абстракции. Нет более далекой от истины трактовки Града Иерусалима, чем средневековые
карты, где он изображался "пупом земли": "космо-полис" – это не "столица мира",
не зримый центр Вселенной, подчиняющий себе все прочие города, а СИМВОЛ, реализация
Которого есть задача посредника, где бы последний ни находился.

В иудейской линии посредничество – изначально "пророчество", прямое богообщение
– выходит на первый план (в то время как в линии эллинской пророк есть "прорицатель
будущего", фактически – "аналитик", "эксперт", который вещает не в повелительном,
а в предположительно-повествовательном, и к которому редко прислушиваются – возможно,
потому, что в эпоху античности технический анализ был в еще более младенческом
состоянии, чем сейчас:). Пророк, утверждающий Город: вот главное, что еврейство
как нация дало миру, вот то, что откликается во мне, когда я читаю Фейхтвангера
(до героев которого нынешним евреям – столько же, сколько нынешним грекам до
героев Джека Лондона), вот то, что составляет концентрированную сущность модернистской
цивилизации Петербурга - Урала.

        Надводное и подводное мышление

"Строительство на болотах" в противовес "осушению болот" есть нечто большее,
чем установка "утверждать, не оглядываясь на большинство". Здесь задается водораздел
(в прямом смысле – т.е. как ватерлиния) между "конструктивным" и "революционным"
дискурсами "религиозного чувства" (во избежание ненужной этической оценки здесь
намеренно не употреблены слова "позитивный" и "негативный", хотя они также близки
к истине). Здесь задается вопрос о возможности прямой (интуитивной) адресации
воплощенного существа к Сценарию (Плану, Замыслу, "горному хрусталю", "вектору
исторического процесса" – в конечном счете, к "абстрактной необходимости как
таковой"). Положение, в которой такая адресация возможна, приводит к посредничеству
в утверждении. Это – "надводное мышление", конструктив.

Особого внимания заслуживает плоскость "поверхности воды". Это – слой объективной
реальности, квантового произвола, ограничиваемого инерцией, симметрией и статистикой.
Любая прямая, проходящая через поверхность воды, либо содержит "хорошее" и "плохое"
направления, либо строго горизонтальна (тогда направление становится делом вкуса,
то есть зависит от ряби на воде). Это – вольное каменщичество, "масонство", мир
равноправных горизонтальных связей, "общечеловеческих ценностей" и порождаемых
ими бинарных оппозиций "так нельзя, а так можно и нужно".

Положение "ниже ватерлинии" означает, что прямое интуитивное постижение абстрактной
необходимости недоступно: "Пророчество после Мухаммада невозможно" (ислам), "Бог
покинул мир" (альбигойство, "нетовщина"), "Бог умер" (Ницше), "Бог устал нас
любить". Возвращение к Нему возможно только через саморазрушение или разрушение
окружающего мира. Это – "подводное мышление", люциферианство. Город (как непосредственно
явленный Замысел) понимается здесь не как нечто ОТСУТСТВУЮЩЕЕ, но как нечто категорически
НЕДОСТАЮЩЕЕ - то, что, "как некий пепел, присутствует во всех несожженных вещах"
("Ориентация - Север").

Противоречие между конструктивным и революционным дискурсами легко решается,
если постоянно помнить об их ограниченной применимости. Субъективная реальность
революционера не менее заслуживает разрушения, чем субъективная реальность строителя
– утверждения. Это просто РАЗНЫЕ социокультурные и социопсихологические реальности.
Идея саморазрушения или апокалипсиса в личном сознании человека или коллективном
сознании общества рождается тогда и только тогда, когда "именно эта личность"
или "именно это общество" перестают быть необходимыми, "отпадают", когда на них
перестает указывать перст Сценария, когда некий набор личных качеств или некое
социальное устройство костенеют, тяжелеют и "утягивают под воду", когда причастность
превращается в привязанность: "Встретил Будду – убей Будду".

Таким образом, фаллическая идея Вмешательства распадается в нашей системе координат
на "надводную" идею прогрессорства (в терминах братьев Стругацких) и "подводную"
идею посланничества (в терминах Гейдара Джемаля).

        Прогрессор – посланник – командор

Идея прогрессорства в русскоязычном пространстве всегда представала как антихристианская
реакция, точнее – как реакция на вырождение христианства в "христианский образ
жизни". Установка "возлюби ближнего", окисляясь в "оправдай ближнего", становилась
источником социальной коррозии, гниения и разложения. Тогда возникала (и по сей
день возникает) необходимость в напоминании: абстрактное превыше личного, строительство
превыше простого продолжения существования. Когда Ленина впрямую сравнивают с
Петром, имеют в виду, конечно, не программу преобразований (ее диктуют Сценарий,
время и место), а то, в каких интонациях эта программа была продиктована. "Пути
Господни (Сценария, исторического процесса) неисповедимы"; следовательно, необходимые
шаги по его реализации не нуждаются ни в объяснении, ни в оправдании. В революции
1917 года вернулся не какой-либо из атрибутов петровских реформ, а сам дух петровской
эпохи.

К семидесятым годам, когда марксистская концепция сама выродилась сначала в имперскую
идеологию, а потом в примат социальной стабильности, за работу по выделению духа
прогрессорства из обветшавшей оболочки заново взялись братья Стругацкие. В опровержение
расхожих представлений о "коммунизме как материальном идеале потребителя" они
выстроили психологический портрет деятельной индивидуальности; в опровержение
представлений о "бескризисной, бездуховной, инерционной природе технократии"
– социальный портрет живущего полноцветной творческой и эмоциональной жизнью
муравейника, радикально отличающегося от изображенного в замятинском "Мы" (послании
наивном и насквозь пронизанном животным страхом перед будущим); в конечном счете,
они перекинули мост от утверждающего пафоса социального творчества к утверждающему
пафосу творчества как такового:

"...зачем строится Храм? Ясно, что Храм – это единственная видимая цель, а зачем
– это некорректный вопрос. <...> Тебе же навсегда вдолбили в голову, что ежели
нет идеи, за которую стоит умереть, так то тогда и жить не стоит вовсе. А ведь
такие, как ты, добравшись до окончательного понимания, на страшные вещи способны.
Либо он пустит себе пулю в лоб, либо подлецом сверхъестественным заделается –
убежденным подлецом, принципиальным, бескорыстным подлецом, понимаешь?.. Либо
и того хуже: начнет мстить миру за то, что мир таков, какой он есть в действительности,
а не согласуется с каким-нибудь там человеческим идеалом... А идея Храма, между
прочим, хороша и тем, что умирать за нее просто-таки противопоказано. За нее
жить надо. Каждый день жить, изо всех сил и на всю катушку..."

(A.& Б.С. - "Град обреченный")

Прав, прав был Кинчев, констатировавший: "Питер всегда со свежим балтийским ветром
впитывал все новое, а Москва всегда сублимировала..." Ленинград начала восьмидесятых
взял из панк-волны искренность и чистоту "открытия мира заново", воплотившиеся
в "Синем альбоме" и альбоме "45". Москва взяла негативистский революционный пафос,
воплотившийся в сакральном тексте Гейдара Джемаля "Ориентации – Север": "Уже
в своем первоначальном моменте свершившееся бытие содержит в себе всю программу
своей последующей убыли".

Не разбирая детально "Ориентацию" (хотя радует, например, переход "54. Интеллектуальный
нигилизм не признает преимущества гармонии над хаосом. 55. Хаос, подспудно присутствуя
в любой структуре, является самой органикой действительности" – спасибо: дерево
и клей превыше шкафа, снег превыше снеговика, серое вещество превыше мыслительной
активности – Энгельс с Фейербахом были бы счастливы), отметим, что мы имеем здесь
дело с настолько же завершенной классикой "люциферианства", насколько завершена
классика "конструктива", созданная Стругацкими. "Подводное" коллективное сознание
распадающейся империи, сгущенное в ее столице, И НЕ МОГЛО породить иного "послания",
кроме радикализма абсолютного отрицания, включая отрицание собственной идентичности;
Nigredo (нисхождение), но никак не Albedo (восхождение) и не Rubedo (обретение),
ибо лучшее, что мог увидеть дальновидный пророк на его мировой линии – обрыв,
прекращение порочного круга "социокультурной стабильности"; "будущего нет".

Фигура посланника в "Ориентации" при внимательном взгляде предстает фигурой прогрессора,
наблюдаемого в чистом виде изнутри того субстрата, деконструкцию которого он
осуществляет прогрессорским вмешательством:

"1. Стремление негативного духа вырваться из сферы чистой невозможности создает
внутри объективной реальности явление посланничества. <...> 19. Посланник осуществляет
свое явление вне связи с космической длительностью. 20. Содержание его послания
находится вне связи в промыслом объективного рока. 21. Посланник приходит вопреки
ожиданию, в котором пребывает свершившееся бытие. 22. Его приход разрушает самые
основы вселенской надежды. <...> 31. Ориентация на посланника означает для существа
отказ от своей доли в объективной реальности. 32. В этом отказе внутри существа
утверждается чаяние фантастического бытия. 33. Чаяние фантастического бытия представляет
собой тайную мысль, лежащую в основе субъективного начала. 34. Эта тайная мысль
есть интерпретация реальности извне."

Фактически, "Ориентация" вводит иллюзорное противоречие между причинно-следственным
законом ("инерцией") и вторым началом термодинамики ("произволом"). Абсолютизация
первого ведет к "брахманизму", то есть сводит функцию интуиции к поддержанию
мирового равновесия, status quo; абсолютизация второго ведет к трактовке посланника
как анонимного персонажа, действующего немотивированно и от собственного имени.
Откровение о надводном снимает это противоречие - и, сохраняя все внешние признаки
посланника, лишает его миссию иллюзорного ореола чуда, поскольку (опять же по
Джемалю) "манифестация скрытых причинно-следственных связей не является чудом".

Обратим внимание: посланничество – не единственная "подводная" интерпретация
прогрессорства. Там, где Джемаль только констатирует "ориентацию на посланника
как тайную мысль", Владислав Крапивин вводит понятие командора, способного не
только выделить подростковое, пассионарное начало из иллюзорно замкнутого мира,
но и дать ему его истинное предназначение.

Остановимся на последнем понятии подробнее. Командор не тождественен джемалевскому
"мессии-избавителю", поскольку его функцией ни в коем случае не является утоление
"жажды коллективного родового бессмертия". Командор априорно способен интуитивно
отделить достойное и достойных от недостойного и недостойных. При этом достойное
он понимает как принципиально новое, а достойных – как способных к творению принципиально
нового. Иными словами, командор - это лицо прогрессора, обращенное не к объективной
реальности, а к воплощенным существам - поэтому "уральская" идея командора (в
отличие от "петербургской" идеи прогрессора) ориентирована не на личную активную
реализацию (командору не свойственно полагать себя командором), а на следование
командору и деятельное разделение его миссии; субъектом мифа о командоре является
ребенок, способный опосредованно различить за командором Того, кто направляет
командора.

Подытоживая, заключаем: единственно адекватным идее Города способом следования
посланнику является интерпретация его как временного проводника, только "над
водой" открывающего свое истинное лицо – что отражено в известном стереотипе
сюжета о командоре: "Так это был ты?".

        Инверсии: "Мировой заговор" и "Ожидание мессии"

Существуют два возможных варианта неадекватного понимания системы координат Города,
т.е. ее инверсии. Все они основаны на подмене деятельной причастности пассивным
ожиданием; страхом ли, надеждой ли – не суть важно.

Иллюзия "мирового заговора" является еще более глубокой инверсией идеи прогрессорства,
чем "Ориентация – Север". Если в последней растворение субстратной реальности
полагается желаемой конечной точкой истории (а бегство от сознания собственной
окончательной ущербности оборачивается для субстрата "вытеснением" (по Фрейду)
и персонификацией (по Юнгу)), то идея мирового заговора вызывается чувством совершенной
самодостаточности: "Мы сами по себе" ("Человек – кузнец своего...", "Гномы –
для гномов"). Всякое внешнее вмешательство, делающее будущее субстратной реальности
непредсказуемым, вызывает "сугубо вагинальное чувство страха" и объявляется "вторжением".

Иными словами, иллюзия "мирового заговора" проистекает из забвения принципа "неисповедимости
путей" и персонификации неуверенности в завтрашнем дне в "образ врага"; в особо
клинических случаях наблюдаются попытки разделить наблюдаемую неопределенность
на "естественную" и "искусственно созданную". Отслеживая вариации мифа о "мировом
заговоре" ("жук в муравейнике" Стругацких, "конец Вечности" Азимова, "звездное
гестапо" Самойлова – в последнем фаллическим символом Вмешательства выступает
шприц с инъекцией семени "последнего фюрера") мы видим, что осуждение Вмешательства
в конечном итоге взывает к дихотомии "искусственное – естественное"; мессианство
разрушителя 'Вечности' Эндрю Харлана состоит в "возвращении Реальности к Естественному
состоянию". Это классический атеистический биопозитив; и целенаправленно бороться
с ним нет особого смысла (его носители, не будучи способными к сознательному
сотрудничеству, предельно открыты для манипуляции – достаточно развенчивать некоторые
их частные иллюзии и почаще ссылаться на опыт Германии сороковых годов предыдущего
века... а возможно, и России первого десятилетия начинающегося:).

Противоположная, "надводная" (и именно потому опасная, что "надводная", то есть
не поддающаяся устранению пониманием) инверсия "ожидания мессии" состоит в забвении
того факта, что "знание Сценария не освобождает от его исполнения" (или – в формулировке
JRRT – "надеюсь, ты не утратил веры в пророчества от того, что сам помогал их
исполнять?"). Понимание "ледяного торжества" ("исторической неизбежности", "выхода
нет") с легкостью вырождается в пассивное "ну, и справятся без меня". Старика
в известной притче о просветлении хватило на то, чтобы "поднять мешок и, улыбаясь,
пойти дальше"; но большей части предыдущего "избранного народа" на подобное,
увы, не хватило. Пока что лучшее из последствий "ожидания" – ежегодное сжигание
израильского флага радикальными хасидами, не признавшими это откровенно профаническое
и марионеточное государство, сам факт существования которого отрицает общемировое
значение социокультурной миссии еврейства.

Единственное спасение от этой инверсии – "соизмерение несоизмеримого": крапивинская
равновеликость двухсантиметрового глиняного шарика мальчику и равновеликость
мальчика звезде, буддийское "но этот камень тоже станет Буддой", способность
"по капле воды догадываться о существовании океанов"... наконец, известный анекдот
о том, что "одному еврейскому мальчику ЭТО УДАЛОСЬ". Каждый – подчеркиваю, каждый
– представитель "избранного народа" нормативно по своей природе прогрессор (посланник,
командор), "капитан в чужом море на чужом корабле" (БГ), и если эта вера не приобретается
рождением, она должна быть приобретена воспитанием. Диаспора была неоценимым
подспорьем в поддержании мифа избранничества; теперь диаспоры нет ("свободные
атомы" наподобие Гусинского и Березовского не в счет), свято место пусто – надолго
ли?..

        Расстановка фигур

Немного о том, что нам предстоит в ближайшем будущем в свете вышеизложенного.

Подобно тому, как по итогам упадка античности и Великого переселения народов
выжили только цивилизации, опирающиеся на монотеизм (то есть мыслящие достаточно
абстрактно для того, чтобы дегуманизировать своих богов), можно предположить,
что на следующем витке, когда экономическая интеграция (обмен ресурсами) сменяется
интеграцией культурной (обмен символами), отбор произойдет по способности к парадоксальному
самоотчуждению, по не-привязке к "родовым имениям" и "милой старине".

Наиболее способны к подобному отчуждению на данный момент (говоря языком Оруэлла)
"Востазия" (Сибирь – Япония – Китай – "тигры"), "Океания" (Северная Америка и
ее сателлиты) и... "Евразия" (без Дугина!!) – та урбанистическая цивилизация,
которая, зародившись на северо-западе России, потенциально способна мобилизовать
не только значительную часть русскоязычного пространства, но и балтийский регион.
Наименее способными к самоотчуждению представляются национальные государственности
пост-европейского и пост-российского пространства, а также пояс развивающихся
стран Африки и Южной Америки. В сформировавшемся общем культурном пространстве
"Востазия" станет генератором парадоксально стабилизирующих концепций "и ты прав,
и ты, и я тоже", "Океания" подготовит технологическую базу для прорыва за пределы
колыбели; мы же – "похороненные на Невском проспекте", "новое еврейство", кадровый
резерв планеты – сыграем яркими именами везде, где это только потребуется Сценарию
– если, конечно, удержимся на узкой тропе между блестящим фантиком "национальной
государственности" и полным растворением в Болотах самодовлеющей современности.

Часть 2: http://www.mumidol.ru/gorod/tulula.htm
========================================================================
ДВЕ СТОРОНЫ РАЗЛОМА ВЕКОВ

Господи, как хорошо не быть профессиональным музыкальным критиком!

Сидит, такой, бывало, в "Оме" или в "Фуззе" - и думает, что бы написать. Не подумайте,
что от избытка тем: тему диктует рынок. Рынок требует немедленной реакции на
очередное тулалу чичериной. Если не написать рецензию на очередное тулалу, журнал
не купят. Он камнем, стрелой вылетит из моды. Несчастный!

Впрочем, последнее время немного ломает представление о специфике рынка. Время
детей наступает со страшной силой. Недавно, покупая очередной "Детский лепет"
("очередной" - это в том смысле, что сейте разумное, доброе, вечное; кассеты
нужно отдавать знакомым (1) с коробкой и (2) навсегда), обнаруживаю в конце бонус-трек
чего-то уж совершенно мне неизвестного. Внезапно понимаю, что это и есть та бизнес-модель,
которая выведет "детей" на поверхность. За руку.

Умка и "Разные Люди" в попсовых ларьках - финиш, абзац, снегопад. "Снайперов"
и "Краденое Солнце" еще год назад (а "Смысловые" - два года) знали горсточки
родных и близких.

Вот о "Краденом Солнце" и поговорим, потому что "потомственные аукционеры" после
эн лет игры в кубики внезапно сделали Серьезную Вещь, незаслуженно не замеченную
никем. А заодно о Саше Васильеве и "25-м кадре". И говорить будем не с точки
зрения "соврал в третьем аккорде", а с точки зрения критического сквозящего реализма.
Если не вернусь, прошу считать меня Добролюбовым.

        Пластилиновый герой

                Особенностью псевдоантичной героической фэнтези
                является не "мотивированность мирскими благами",
                как ошибочно полагают христиане; напротив, деяния,
                совершенные бескорыстно во славу богов, в ней только
                приветствуются. Особенность этих деяний одна: от них
                невозможно взять осмысленный интеграл. Сама идея
                пантеона - это идея "полочки" и "галочки", простого
                перечисления красивых вещей, не поддающихся ни синтезу
                в единый проект мирового масштаба, ни даже соучастию в нем.
                                Сино Тау ("Поход за золотым руном
                        как официальная мифологема России эпохи Федерации")

                Для чего нужны пчелы? Чтобы делать мед. А для чего
                нужен мед? Чтобы я его ел. А для чего нужен я?..
                                Алан А.Милн ("Размыкание телеологии")

Итак, альбом "Маджента".

Двенадцать песен о растерянности Конца Века. Двенадцать песен о судьбе существа,
утратившего ориентиры.

Альбом богат на гиперссылки. "С трамвайных линий стекает электроток" - к агатовской
"Шпале-ле-ле". "Голубые в нашем баре танцевали до зари" - к текиловскому "Бейбарабану".
"С новым годом, милый" - угадайте сами. Наконец, в "Я умер сам" - прямая музыкальная
цитата из "Князя Тишины".

Конец Века часто ассоциируется с "ускорением времени". Даже так: "время пожирает
пространство", сжимает в сужающуюся точку. Это "ускорение" физически слышно в
каждой песне альбома; ритм уплотняется иногда чуть ли не до рейва или транса.

Бегство от дефицита раздражителей:

И горе мне, если впал я в безмолвие
или уставился на лик луны...

Это психологическое состояние называют медиа-зависимостью. Его считают главной
проблемой современного человека: погоня за броскими образами (по-хорошему - за
кайфом). Оно еще более усиливается в "быстрые эпохи" наподобие "их" двадцатых
или "наших" девяностых: поток настолько силен, что индивид полностью утрачивает
творческую самостоятельность и отдается потоку.

Момент "конца века" состоит в том, что рано или поздно тебя выбрасывает из центрифуги;
разочарование в чем-то главном становится Антимузыкой - разочарованием вообще
во всем.

Луна искрит, луна играет,
Луна повисла за окном.

Есть два разных подхода к Настоящему.
Первый - дать ему ИСПОЛНИТЬСЯ.
Второй - дать ему ПРОДЛИТЬСЯ.

В альбоме "Чужая Земля", фактически открывшем девяностые, об этом есть всем известная
песня - "Прогулки по воде". Или ты - "встал и вышел из ряда вон", или "пошел
с пескарями домой". Или история продолжается, и ты принимаешь свое место в Настоящем
как руководство к действию; или история закончилась, оставив тебе много-много
конфет в голубом вертолете, и можно жить в свое удовольствие. Примерно так многим
казалось на переломе восьмидесятых-девяностых. Помните, как побеждали те, кто
взламывал Систему во имя Человеческого Лица? Помните слоган "В жизни не должно
быть место подвигу"? Помните митинги "хотим жить достойно"?

Удочка, общеизвестная со времен Ильфа и Петрова. "Теперь вы ничего не будете
отдавать, вы будете по-лу-чать".

Бесы просят служить, но я не служу никому,
Даже тебе, даже себе, даже Тому, чья власть;
Если Он еще жив, то я не служу и Ему -
Я украл ровно столько огня, чтобы больше его не красть.

Правильно, вы уже заплатили главную свою цену: отказ от своеволия; жертву самостоятельностью.

Мы будем жить с тобой в маленькой хижине
На берегу очень дикой реки.
Никто и никогда, поверь, не будет обиженным
За то, что когда-то покинул пески.
Движенья твои очень скоро станут плавными,
Походка и жесты осторожны и легки.
Никто и никогда не вспомнит самого главного
У безмятежной и медленной реки.

Вот исчерпывающее описание идеала "последнего человека": маленькая хижина, маленькие
радости (маленькие удовольствия), "малюсенькая мечта", "маленькая страна". Никакой
БОЛЕЕ КОНСТРУКТИВНОЙ программы у него нет.

Нам десять лет говорили, что "мы выживем", и это будет "нашим главным достижением".
Никто не ударил в лицо тех, кто ТАК ставил проблему.

Нам льстили:

Больше нигде таких мудрых детей,
Больше нигде таких безустальных крыльев нет, нигде -

и мы забывали о том, что речь не о "сверхчеловеческой" мудрости, даже не о "просто
человеческой", а о мудрости биологической - рода, стаи; о "common sense" - даже
не "практической сметке", а простой привычке к циклическому течению времени.

Иван Человеков был простой человек
И просто смотрел на свет,
И "да" его было настоящее "да",
А "нет" - настоящее нет.
И он знал, что будет завтра с восьми до пяти,
И что будет после пяти,
И если на пути становилась гора,
Он не пытался ее обойти.

На этом вырастали журналистские и писательские карьеры, политические движения,
пузыри поп-звезд - на иллюзии того, что наконец-то "история для нас", а не "мы
для истории".
И когда после тепличных девяностых ударили сначала 17 августа, а потом 25 марта,
мы растерялись.

Дети играют в любовь и войну,
В них просыпаются зайцы и тигры.
Ты говоришь, что ты любишь весну -
Я не играю с тобой в эти игры,

Но вся моя жизнь - это та же игра...

Набор "страшных игр" есть у каждого уважающего себя гуманиста. Во попытке приписать
кому-либо НЕ ИМ САМИМ определенный смысл (задачу, предписание, предназначение)
они видят насилие, фашизм, коммунизм, кафкианство, черт знает что; "реки, текущие
в никуда". Анархисты воюют против мирового рынка (вот уж дикость): "он встраивает
тебя в рамки, в которых ты необходим планетарному человечеству".

Подразумевается, что человеку не нужно быть никому необходимым...

Ты мне скажешь - Я негоден
Для борьбы алтайских женщин.
Я одену свежий саван,
Повздыхаю и умолкну.

Обиды Обиды нет нет нет нет нет
Обида Обида да да да да да

Хватит. Наступили времена, когда антропоцентристы не только умирают, но и хоронят
себя сами.

"Дело не в НТВ, не в Гусинском, не в контрольных пакетах и просроченных долгах.
Это шумовой фон, дымовая завеса. Дело в том, что время, рекрутировавшее тот тип
прессы и тот тип журналистики, какие сложились к сегодняшнему дню, увы, подходит
к концу. Пришло время бархатной реставрации, время бесшумной фундаментализации
всех сфер общественной и культурной жизни. <...> Новое время - новые песни -
о главном, конечно, о чем же еще. И новые ценности - разумеется, вечные." ("Не
могу не молчать" - Лев Рубинштейн, "Итоги")

Музыкальная пауза.

Уложила чемоданы, унесла к себе домой,
На прощание сказала "Пластилиновый герой".
В небесах сияет солнце, за окном шумит прибой,
А в моей голове звучит Антимузыка.

Все осталось бы как прежде, но, к несчастью, развели
Поезда, автомобили, самолеты, корабли.
Голубые в нашем баре танцевали до зари,
А в моей голове звучит Антимузыка.

На одних губах улыбка, на других губах ментол,
Никогда никто не вспомнит, что останется потом.
Татарские девушки играют рок-н-ролл,
А в моей голове звучит Антимузыка.
Антимузыка...
Антимузыка...

        Возвращение субъекта

                Если у Вас оказался лимон, сделайте из него лимонад.
                                Дейл Карнеги

                Если Вам угрожает лимонад, ответьте на него лимоном.
                                приписывается Э.Лимонову

"25-й кадр" вышел всего месяцем позже - но насколько противоположно это ощущение
реальности... Они зеркальны, как разные стороны стекла; слушая подряд, легко
замечаешь перекликающиеся образы и сюжеты.

"25к" - это альбом о НАЧАЛЕ века. И в нем есть свои "Прогулки по воде", и они
решаются совершенно по-иному.

Ты сказала:
"Рикки-Тикки-Тави сдулся!
Что он видел,
Чем он думал?.."
Что ты мелешь, кофемолка?!
Он сбежал из книжной полки,
Он кричит из-под обломков:
"Рикки-Тикки!"

Аутентичный Рикки у Киплинга - не просто мститель (и вообще не мститель); он
КОНЕЧНАЯ ИНСТАНЦИЯ. Он приходит из ниоткуда и решает конфликт реальности с ее
населением наилучшим образом.
У Киплинга не идет речи о "справедливости", "благе", "экологическом балансе";
Рикки не колеблется (колеблется мускусная крыса Чучундра, возводящая Нага в ранг
вездесущего "князя мира сего" и тем самым поклоняющаяся ему), он просто - сила,
питающаяся змеями.

Двадцать лет назад его звали "Электрический пес".
Сто лет назад - "Молния, имя которой - Сверхчеловек".

Почему-то в европейской мысли последнего столетия сложился обычай не называть
Навигатора по имени. Хайдеггер говорил о "божественном" как о "чрезвычайном".
С одной стороны, это продолжение одного с Ницше тона: "добрый дедушка умер; разбуди
истинного Бога в себе", - и с тех пор в философскую моду вошло "освобождение
субъекта". С другой стороны, в конечном счете, Навигатор и ЕСТЬ единственный
источник подлинно СУБЪЕКТИВНОГО начала, ибо, отпав, отвергая восходящее к Нему
"принципиально новое", "чрезвычайное", разумное существо оказывается в плену
обыденного, циклического, "одного и того же".

Впрочем, хватит схоластики,
отключите все электрокофемолки -
я сбежал из книжной полки,
я кричу из-под обломков...

Это уже не гребенщиковское "Он есть" ("Он жив, как не снилось и нам, мудрецам");
это "ТЫ ЕСТЬ ОН", делающее Чрезвычайное предметом твоего личного опыта и твоего
личного беспокойства.

Конец "пластилинового героя" - это тепловая смерть, однородность, равновесие,
ус-по-ко-е-ние... Смерть в "Мое сердце остановилось, мое сердце замерло" - другого
рода: extreme, грань, мгновенный переход из конца века в начало века; то самоотречение,
которое неизбежно проходит всякий, приходящий к Навигатору - "Звезда рок-н-ролла
ДОЛЖНА УМЕРЕТЬ".

С сегодняшнего дня прошу считать меня недействительным,
Весьма сомнительным.
Пока пою - проверь свои предохранители,
Путеводители, в пути водители...
По-моему, все врут твои производители.

С сегодняшнего дня прошу считать меня растаможенным
И расторможенным,
А если ты не веришь мне - всего хорошего, всего хорошего.
Кто помнит прошлое -
всего хорошего тому, кто помнит прошлое!

Выход из "боковой ветви", "не-магистрали" в "магистраль" возможен только как
возврат к развилке между магистралью и немагистралью. Время не-магистрали циклично;
выход из бесконечного цикла происходит как отказ от всего накопленного в цикле
опыта. День рождения. "Мы стоим как будто в начале, книга судеб еще чиста..."

Отсюда и выше - отрекшийся от самого себя обретает право решать за других и другое.

Все останется нам, все отправится в рост.
По горячим губам -
SOS.

SOS - не сигнал о бедствии; если, конечно, не считать бедствием сам факт воплощения
здесь, в реальности, ибо призыв "спасите наши души" подразумевает только одного
адресата, и только один смысл: чтобы не оставил.
Это - зов о поддержке - о том, чтобы отыграть предписанную роль, "прийти и остаться",
изменить некоторую значительную часть населенного мира -

Зря ты думаешь о смерти:
Я хочу найти письмо в пустом конверте
И прочесть тебе.

В письме нет ни строчки - домысливать нам самим. Мы уже писали об этом: "Письмо
в пустом конверте", "Десятилетний план", "Одиссея после Илиады", "Вера как абсолютное
оружие"...

Но что бы ты ни выбрал -

 ...когда тебе никто не поверит,
Прохожий на остановке возьмет и укроет тебя под плащом,
Дома задрожат при появленьи трамвая,
и когда откроются двери,
пой мне еще...

История (еще один эвфемизм, удобное избежание Его Имени) ждет тебя. Там, куда
ты придешь, тебя будут ждать.
Пока ты отвечаешь перед Ним, ты не отвечаешь ни перед кем.
Здесь тебя пытались "взять в плен и заставить стирать носки".
Иди же по обломкам, по черепкам, даже по "косточкам русским", не оглядывайся.
Помни о том, что человеку меньше всего идет естественное.
"Вы не боитесь ограбления, потому что знаете, что деньги - воздух. Вы не боитесь
смерти, потому что предупреждены. То, чего вы должны бояться - это потерять место."
С началом тысячелетия тебя, Город.
С днем рождения.

Часть 3: http://www.mumidol.ru/gorod/exxit.htm
========================================================================
ШЕЛ, НАШЕЛ И ПОТЕРЯЛ

                Андрей бесцельно разгладил газету и сказал:
                -- Первый? А почему -- первый?
                -- Потому что их еще много впереди, -- произнес
                голос Наставника.
                Тогда Андрей, стараясь не смотреть в ту сторону,
                откуда доносился голос, поднялся и прислонился
                плечом к шкафу у окна. Черный колодец двора, слабо
                освещенный желтыми прямоугольниками окон, был под
                ним и над ним, а где-то далеко наверху, в совсем
                уже потемневшем небе горела Вега. Совершенно невозможно
                было покинуть все это снова, и совершенно -- еще
                более! -- невозможно было остаться среди всего этого.
                Теперь. После всего.
                                Аркадий и Борис Стругацкие

Первое мое впечатление о группе "Выход" - из наутилусовского "Отчета за десять
лет". Они перепели "Прогулки по воде"; и я, и все мои знакомые в один голос утверждали,
что это самый отвратный ремикс из всего альбома. Нам всем, эстетам и панконенавистникам,
от него отдавало грубостью, летовщиной и сапогами. То ли дело прозрачнейшая напевность
оригинала...

Через год одна из тех знакомых сказала мне, что Найк Борзов трогательный и романтичный.
И крыть было нечем.

Никто из нас не подумал тогда, что реальность "Прогулок по воде" - если и сказка,
то сказка довольно-таки страшная. "Наутилус" был для нас чем-то вроде Андерсена
для десятилетних: крылья, снег, эльфы, балерины, любовь, красивая своей обреченностью.
Мы (как впоследствии оказалось, вслед за Ницше) "оправдывали бытие как эстетический
феномен"; тот факт, что оловянный солдатик расплавился, а балерину сожгли, превращал
наш вечерний чай (переходящий в ночной) в особый ритуал самолюбования, а нас
самих - в капитанов, стоящих на башнях.

Овощам - время.

                Я понял, что особенность творчества СиЛи в том, что на
                него надо "подсадить". Мне ВЫХОД не нравился, пока
                меня буквально заставили прослушать несколько его
                записей. А теперь это - любимейшая группа. Видимо,
                поэтому Силя не получил пока очень широкой популярности.
                        Имя: Работник Сна , E-Mail: mas@starline.ee,
                        Город: Москва, Home Page URL: http://mas.ioso.ru/bp

Андрей, как известно из второго куплета, не врубился. Пошел домой с пескарями.

Интересно, что практически одновременно с "Чужой землей" (и с "Непрерывностью
простых вещей") вышла книга еще об одном Андрее: "Град обреченный". Мы уже упоминали
о ней в "Иерусалиме 2010" в связи с идеей Храма - "здания культуры", систематического
склада "всего лучшего, что придумало человечество за сто тысяч лет, всего главного,
что оно поняло и до чего додумалось"; мы уже обнаруживали в эссеистике Бродского
совпадение идеи Города с идеей языка; и, в конце концов, мы можем сказать, что
когда Город надстаивает новые этажи - он не столько "творит все новое", сколько
придумывает новые понятия (образы, символы, кирпичи), вечно защищаясь от непредсказуемости
Болот, находясь к объективной реальности в отношении брони к снаряду. Именно
строительство Храма "апостол Андрей" из "Града обреченного" (с подачи спутника
Изи Кацмана - неплохой, кстати, двойник для селюнинского Брата Исайи?) принимает
как "единственную видимую цель".

Задача решена?

Еще год назад нам самим казалось, что да - если не принимать во внимание того,
что Град все равно обречен, а Наставник что-то говорит о следующих классах "экзистенциального
образования".

Фактически, весь "Выход" - это продолжение "Града". Сохранена эстетика - не "Полудня",
а, как выразился Константин Крылов, "ночного мира" (полуночи), фрагментарной,
распадающейся полуреальности, собранной из лоскутков примитивных мифологий и
околонаучных фантазий, советского и "новорусского" быта, лесной землянки и пивного
ларька. Сохранен лирический герой.

"Непрерывность..." показывает, что тема строительства и разрушения Храма волновала
Селюнина всерьез.

Художник написал портрет, угробив добрых десять лет -
Творил,
Hочей не спал.
Мне дела нет до мук его - мазня, и больше ничего -
Топор
Я в руки взял

И стер с лица земли его творенье -
Легко, непринужденно, с вдохновеньем.
Искусство - архаизм,
В наш атомный век есть дела поважнее,
Почетней, полезней, достойней, сложнее -
Вперед - вандализм.
http://www.vyhod.ru/alb_npp.shtml#npp6

Храм, однако, может быть смыслом жизни, но не "смыслом смерти". Правдой апостола
Андрея, но не правдой Спасителя. Ответом на вопрос "что мне делать", но не "как
мне быть" (вариант: "А я? А ты не видишь, а я?"). "Единственной видимой целью",
но, может быть, есть еще и невидимые?

"Прогрессорская литература" эти вопросы не затронула, потому что не затрагивала
их никогда. Зато их подняла рок-культура.

Самойлов в "Позорной звезде" ставит вопрос о состоятельности такой перспективы
"жизни для вечности" ребром: "мы // попадем в историю, // твой и мой фотопортрет
// впишут в хрестоматию - // мать ее!"

Селюнин отвечает аналогично - в "Городе кастрированных поэтов", в "Куче дерьма":

Глупые людишки ищут жизни смысл уже
Черт знает сколько лет;
Роют землю носом изводя себя вопросом,
В чем же здесь секрет?
А я уже нашел его,
Я давно нашел его -
Он в том чтоб оставить потомкам
Кучу дерьма.
Оставить в наследство потомкам кучу дерьма.

Общее ощущение от всех (что ни на есть) работ "Выхода" - неприкаянность, она
же "некуда". Но мало того - это неприкаянность "по второму кругу", неприкаянность
испытавшего, не просто не нашедшего, но отвергнувшего.

Саша Васильев в одном интервью сказал, что находит в "I Can't Get No Satisfaction"
философии больше, чем у всего позднего "Наутилуса"... Если так - вот вам, пожалуйста,
дословный перевод на русский язык.

Небо // Закрыло двери, сказало: "Поздно..." ("Примет вода")

Она сказала: "Собирайся", // Она сказала: "Убирайся", //
Она сказала: "Выметайся с глаз долой!" ("К чертям")

И снова фигуры стоят на доске, // И можно сыграть еще один раз. //
Как хочется верить, ей-ей-ей-ей... //
И в то, что смерть - это только дверь... ("Как хочется верить")

Борис Стругацкий после "Града обреченного" занимался "Поиском предназначения".
"Выход" - поиском выхода. Альбом 1993 года называется "Выхода нет", 1997 года
- "Выход К"...

Засада в полнолуние,
Ветер все кружит и кружит;
Леший все водит и водит,
И не найти дороги;
Hеужели так вот и сгину,
Hе увидев синего Дона,
Ты скажи, трава беладонна,
Кактус, ответь, мескалинов.
Шел, нашел и потерял...

"Шел, нашел и потерял", как известно, - присказка, которую народ рекомендует
повторять в лесу, дабы не попасть под влияние лешего и не вернуться в исходную
точку (к избушке с разбитым корытом).

"Шел, нашел и потерял" - превосходная интуиция аскетического правила: ни за что
не цепляться, ничего не беречь, ничего не считать своим. Иногда его формулируют
и так: "не подменять преодоление достижением".

Если Стругацкие подвели позитивный итог "двадцатого века в Городе", сформулировали
специфичный для Города "lifestyle", то вопрос негативного итога, специфичного
для Города "deathstyle", "способа смерти" еще не решен, хотя уже есть смутное
подозрение (вслед за Бродским - "пионеры еще вернутся умирать на Васильевский
остров"), что такой способ существует.

Во всяком случае, в этот "негативный итог" уже отправлены и рок-н-ролл ("Рока
не было, не было ролла // Рок-н-ролл придумали негры // Озабоченные сексуально
// И на щит его подняли евреи" - "Популярный психоанализ"), и "мир, любовь и
демократия" ("и пусть я буду в адском пламени гореть"), и - в последнем альбоме
- вообще вся объективная реальность:

Осень земли, увядание мира,
Мрачная тень от священных дубов.
Сумерки... Как легко потерять себя в эти
Два года до конца света
Два года до конца всего...
-----------------------------------------------------
Корабли на приколе,
Корабли, обращенные в камень,
Корабли как памятники сами себе…
Города задыхаются,
Города стонут от удушья,
Города вымирают, и это закон.
Самолеты падают на землю,
Поезда взлетают в небеса,
Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла,
Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла.

А люди будто живые,
Но, видно, лампы угасли,
В их душных потемках и стеклянных глазах.
И только бледные кони,
И только звезды-Полыни,
И только ангелы с трубами терзают ночь.

Тысяча девятьсот девяносто девятый год, кстати.

Впрочем, об оппозиции Город vs. "города" мы уже писали - о том, как уникальное
устраняет множественное. И "мрачные тени священных дубов" названы как-то чересчур
не то иронично, не то антично - как "святыни", которые обречены, потому что бессильны,
и бессильны, потому что обречены.

Одни "сумерки богов" человечество уже пережило - тогда в мусор пошли духи ландшафтов
и природных стихий. Нынешние сумерки идолов - это крах человеческих иллюзий,
придуманных человеками для человеков.

"Люди будто живые, // Но, видно, лампы угасли..."

И апостол Андрей (хотя это уже совершенно апокрифический сюр), как неоднократно
было во сне, бежит по стремительно вечереющим улицам.

- Дверь заперта, что с тобой? -
Брат Исайя, открой, брат Исайя, открой!
Мертвый или живой -
Брат Исайя, открой!
Брат Исайя, открой, брат Исайя, открой!

- Видишь - там, на горе возвышается крест?

И Силя молчит.

А нам остаются несколько секунд подумать.

========================================================================
ПРИЛОЖЕНИЯ

Леон Фейхтвангер - Исторический процесс еврейства
http://www.fjc.ru/rus/lechaim/82/fextvanger.htm

        Что такое еврейство?

Пожалуй, нельзя утверждать, что свойства, характеризующие еврейство, поддаются
точному научному определению. Несмотря на многократные попытки, науке не удалось
установить физические признаки евреев, однозначно отличающие их от других людей
белой расы. Вероятно, еврейство лучше всего определить как некий склад ума, образ
мыслей, который, подобно другому менталитету, например американскому, обладал
и обладает способностью собирать отдельные индивидуумы и слить их воедино. По
существу, это определение является не чем иным, как весьма точным описанием понятия
религии.

Исторически еврейский менталитет определился геополитическим положением народа
в течение того времени, когда он обладал упорядоченным государственным устройством.
Если это маленькое буферное государство, расположенное на стыке Европы и Азии,
между гигантами Вавилоном и Ассирией с одной стороны и Египтом — с другой, не
желало оказаться раздавленным, его крошечный народ вынужден был постоянно как-то
приспосабливаться к соседям в вопросах политики, в мировоззрении. У евреев были
все основания серьезно изучать менталитет людей, между которыми они находились.
Чтобы не погибнуть, им ледовало очень рано широко пользоваться элементами практической
психологии.

Они жили там, где соприкасались друг с другом, где сталкивались великие античные
культуры. С Востока их теснило учение о необходимости подчиниться безволию, бездеятельности,
учение о слиянии с великим Ничто. Запад же вдалбливал в них сознание, что человек
рожден для действия и борьбы. На юге величественно и мрачно высилась доктрина
Египта о преодолении смерти через инерцию жизни, через вечное ее сохранение.
Ближний Восток учил их исчезнуть, Запад — становиться, Юг — быть. Они впитали
в себя все три учения, сплавили их, приспособили друг к другу. Два тысячелетия
формировалось нечто новое, великое, цельное — Закон.

        Зигзаги развития

Историческое развитие идет не по прямой. Часто, когда у народа какие-либо способности
сильно развиваются, другие угасают.

Наверное, за всю человеческую историю на азиатской земле никогда не было такой
совокупности людей, такого народа, как мы, который ради облегчения условий своего
существования создал бы столь универсальное и мудрое средство. Были на этой земле
другие народы, которые вследствие огромного скопления на малых пространствах
больших масс людей за тысячелетия до нас развили свои социальные инстинкты значительно
сильнее и красочнее, чем мы. Были на ней и большие совокупности людей, удовлетворенные
всем достигнутым ими для облегчения условий существования, направившие все силы
на обогащение, углубление своих религиозных и социальных инстинктов. На протяжении
двух тысячелетий, когда белые люди планеты стали ведущими во всех областях техники,
культурные народы цветных рас занимались едва ли не исключительно психологией,
социологией, религией.
Иными словами, мы, белые, потратили большую часть своих сил на организацию нашего
технического прогресса, на создание технологий и аппаратуры, предназначенных
облегчить внешние условия нашей жизни. Лишь ничтожную часть своих сил отдали
мы совершенствованию наших социальных чувств, нашей религии, освобождению сознания
от остатков варварства. Культурный человек цветной расы не может смотреть на
нас, белых, иначе, чем на варваров, людей, хоть и создавших сложнейшую технику,
но нищих духом. Только такт, присущий этим высокоразвитым людям, удерживает их
от того, чтобы выказать нам свое удивление по этому поводу.

По своему историческому развитию еврейский народ отличается от других белых народов.
По меньшей мере долгое тысячелетие он жил религиозной и социальной жизнью цветных
культурных народов и неизмеримо меньше времени участвовал в борьбе за технические
достижения белых. В дальнейшем, изолированные в гетто, евреи оказались исключенными
из активной жизни белых, отстраненными от участия в техническом прогрессе. Примерно
две сотни лет назад еврейский народ вновь приобщился к этому процессу, но наиболее
развитые в этом плане народы, вероятно, еще не догнал. Его же очевидное преимущество
состоит в том, что он раньше остальных белых народов приспособил к своей социальной
интуиции многое из наследия цветных культурных народов.

        Азиатская Культура и европейская цивилизация

Европейским варварам, разрушившим античный мир, потребовалось около тысячи лет,
чтобы на руинах его материальной культуры создать собственные формации. И только
после этого они смогли духовно приобщиться к тому, что разрушили. Эпоху этого
приобщения мы обозначили как Возрождение, Ренессанс и духовный элемент, который
хотим вновь извлечь из античных развалин для наших нужд, с правом называем человечностью,
гуманизмом. Последние четыре сотни лет являются в основном историей наших небезуспешных
стремлений усвоить этот гуманизм, овладеть им, приспособить к себе.

Теперь нам кажется, что мы уже достигли того культурного уровня, на котором находились
наши белые предки ко времени разрушения их мира в средние века. Наши технические
достижения, особенно в области средств сообщения, позволили нам больше сблизиться
с цветными культурными народами. Очень многие среди белых поняли, что для нас
было бы выгодно и даже полезно использовать не экономический, а культурный потенциал
этих народов. Некоторые полагают, что объединение технически вооруженных белых
варваров с беспомощными в области техники, но стоящими на более высокой ступени
духовной культуры старыми цветными народами должно способствовать интенсивному
развитию культуры человечества. Они предсказывают, что такой синтез приведет
ко второму Ренессансу, более плодотворному, чем первый, и верят, что в последующие
столетия земля будет заселена поколениями, органически соединяющими в себе европейско-американскую
технику с азиатской духовной культурой.

История ближайшего столетия, вероятно, покажет, что человечество пошло именно
этим путем.

        Современное положение дел

Вследствие перенаселенности во многих регионах земного шара и прогресса в сфере
средств сообщения белые и цветные народы стали часто общаться друг с другом.
Хотя косность и варварские инстинкты борьбы за существование еще чрезвычайно
сильны в характере людей, тем не менее, но с той же неизбежностью, с какой люди
каменного века в конце концов стали пользоваться орудиями труда из железа, белые
варвары постепенно станут заимствовать у высокоразвитых цветных народов их культуру,
а те, в свою очередь, — техническую цивилизацию белых вместо того, чтобы физически
уничтожать друг друга. Мир перестает быть совокупностью многочисленных логовищ,
обитатели которых отгораживаются друг от друга, выслеживая, высматривая, как
бы успешнее напасть на соседа. Нет, мир будущего представляется мне гигантским
отелем, где администрация заботится об одинаковых удобствах для каждого остановившегося
в нем.

Естественными посредниками в этом процессе станут евреи, объединившие в себе,
вобравшие в себя качества народов обеих групп. Уже началось новое переселение
народов, принявшее благодаря облегченным условиям передвижения совершенно другие
масштабы, чем движение, названное нами переселением народов, которое привело
к разрушению античной культуры, а затем — к медленному усвоению ее варварами-разрушителями.
С помощью суровых иммигрантских законов делаются попытки затормозить это новое
переселение и тем самым избежать катастрофы. Однако, как ни запрещай автомобили,
поезда, самолеты, телефон, телеграф, кино, — полного смешения народов в конечном
счете не избежать. Чем больше и чем легче люди будут узнавать обычаи других стран,
тем труднее станет запретить им использовать в своей жизни то, что они найдут
в укладе жизни других народов полезным и удобным для себя. Очень скоро люди поймут,
что национальные ограничения как для одиночек, так и для народов означают не
усиление и обогащение, а ограниченность и обнищание. Даже тупые националисты
начинают понимать, насколько искусственны границы между народами, насколько бессмысленны
локальные ограничения на земле, путешествие вокруг которой можно сейчас совершить
быстрее, чем две тысячи лет назад, — по отличной дороге попасть из одной римской
провинции в другую.

        Оседлость и историческое развитие

На протяжении многих столетий привязанность к своему клочку земли, ограничение
индивидуальности маленьким куском земли славились как особая добродетель. По
сравнению с легкомысленным, лишенным традиций кочевником осевший на земле и обрабатывающий
ее крестьянин считался высокоорганизованной личностью. Обеспечение страны продуктами
питания всегда было сложнейшей задачей, стоящей перед всеми народами. Каждая
страна зависела от крестьян, от кормящего сословия. Вся жизнь страны строилась
на производимых крестьянами продуктах.

С развитием техники и совершенствованием средств передвижения это положение коренным
образом изменилось. Для обработки земельного участка, который раньше требовал
трех человек, теперь достаточно одного. Продукты питания, добывавшиеся с чудовищным
трудом на собственной земле, теперь могут быть получены с другого конца света
при несравненно меньших затратах сил и средств. Поэтому внешнее значение оседлого
крестьянина сильно поколебалось. Еще более снизилась его внутренняя значимость.
Уклад жизни, мораль, подогнанные под психологию оседлого человека, потеряли свой
смысл для легкоподвижных людей больших городов. Для современного человека, человека
техники, промышленности, средств быстрого передвижения важнейшей добродетелью
является подвижность, маневренность, способность быстро ориентироваться в обстановке.
В наше время кочевник стал наиболее характерным, жизнеспособным типом, все более
вытесняющим неуклюжего, тяжелого на подъем крестьянина.Ђ

И в этом процессе евреям историей нашего столетия отведена очень важная роль.
Неожиданно оказалось, что черта характера, которая прежде ставилась евреям их
противниками в упрек как заслуживающая презрения — космополитизм, отсутствие
глубоких корней, связывающих их с землей — таит в себе огромные преимущества.
То, что на протяжении столетий они непрерывно подвергались гонениям, вынуждены
были приспосабливаться к новым людям, к новым условиям, теперь, в эпоху быстрых
изменений и мобильных средств передвижения, обеспечило им превосходство перед
теми, кто способен был перемещаться лишь в пределах своего жалкого клочка земли.
Историческая миссия евреев — быть в первых рядах строительства нового мира, преобразования
мира крестьянина-одиночки в высокоиндустриализированный мир.

        Польза "памяти" евреев для мира

Еврейский народ в течение двух тысячелетий объединялся не государственной формацией,
понятие расы ему было чуждо, единственное, что его объединяло, это Библия, верность
которой являлась для него самым важным. Всю свою жизнь евреи строили по ее канонам.
Глубокое уважение к письменности, к литературе стало в известной степени их сущностью.
Литературную деятельность они считали наиболее достойным занятием мужчины. Как
правило, среди евреев не было неграмотных, таких презирали. Закон предписывал
учиться чтению и письму. Мистическое учение, выраженное в каббале, иждется, как
это ни удивительно, на том, что людям дано их мысли и ощущения навечно сохранить
средствами письма. Этот народ очень рано понял, что литература является памятью
человечества, достижения которого могут распространяться лишь с помощью языка
и письменности.

Правда, в настоящее время эта идея широкого распространения не получила. Большинству
людей еще не очевидно или, возможно, они не желают примириться с тем, что дух
эпохи сохраняется для потомков не в достижениях техники, а через посредство искусства
и прежде всего — через литературу. У евреев же эта идея, эта мысль — в крови.
Все пережитое народом за тысячелетия, все полезное для грядущих поколений он
сохранил в Библии, сделав свой опыт всеобщим достоянием. И мне кажется, что этот
народ даже в эпоху, которой до категорий подобного рода нет никакого дела, призван
с помощью литературы внести существенный вклад в память человечества.

Перевод и публикация Льва Миримова

Еще о Фейхтвангере:

Л.Фейхтвангер. Краткая автобиография. - http://www.litera.ru:8080/stixiya/articles/76.html

Борис Канторович. Еврейская тема в произведениях Лиона Фейхтвангера
(автор стоит на "последовательных демократических и гуманистических позициях"
куда прочнее самого Л.Ф.; тем не менее, статья до крайности полезна в навигации
по "полному собранию сочинений") - http://www.vestnik.com/issues/1999/0202/win/kantor.htm

Вайсман Н.Н. Лион Фейхтвангер и его роман "Иудейская Война"
(Некоторые мысли, пришедшие при прочтении романа. Далеко не академический текст
- но именно искренностью и непосредственностью переживания интереснее любого
академического) - http://zhurnal.lib.ru/w/wajsman_n_n/2.shtml

Л.Фейхтвангер. Сюита про мистера Смита
(это чтобы разочаровать тех, для кого еврейство - частный случай "атлантизма")
- http://www.ibmh.msk.su/vivovoco/VV/PAPERS/LITRA/LION.HTM

 ...Прогрессорский афоризм (на сладкое) - http://aforizm.boom.ru/illustr/gs/gsp6b.htm

Владимир Рекшан о еврействе

Администрация сайта не считает, что в нижеприведенной реконструкции излагается
истинное (или, если принимать вариационную модель Переслегина, "наиболее вероятное")
положение вещей. Более того, администрация сайта не намерена никого убеждать
в ее истинности, тем паче - делать это из какого-то "своего интереса". Однако
сам факт того, что подобными вопросами задавались и задаются - пусть и в нарочито
пародийной форме - неглупые и, более того, чуткие к своей интуиции люди, наводит
на мысль, что отношения цивилизационной преемственности между народом Ветхого
Завета и тем, что складывается сейчас в пространстве Петербурга, относятся к
числу тех вещей, в истинности которых сначала убеждаются интуитивно, и лишь затем
(более или менее успешно) конструируют объяснения (именно это Олдос Хаксли называл
философией:-).

P.S. (от вебмастера LXE) С ужасом сознаю, как смеялся В.Р., знакомясь с приложением
к стенограмме пропущенного им заседания клуба и обнаруживая там мысли, которые
он лично сформулировал шестью годами раньше... Выкладка фрагментов из "Ереси"
- еще и попытка вовремя расставить копирайты. Пока не поздно.

В.РЕКШАН - "МЕРТВЫЕ ДУШИ - ТОМ ТРЕТИЙ"
        (ИЗ ГЛАВЫ ПЯТОЙ)

 ...Родня решила и сделала так. Гофруа Булонский как носитель большей крови царя
Иисуса станет первым царем Иерусалимским. Если он умрет, не имея мужского потомства,
то ему наследует брат Болдуэн, а девять мужчин с царской каплей в жилах - Гуго
де Пейн, Андре де Монбар, граф Шампанский и Гийом Стратилла, и другие - создадут
Орден рыцарей Христовых.

Гофруа взял девятерых на корабль, а после штурма Иерусалима, в котором погибло
столько достойных рыцарей из Европы, поселил первых тамплиеров в той части дворца,
что стояла на фундаменте дворца Соломона, надеясь - те найдут документ и подтвердят
им царские права на первый престол в христианской Европе. До той поры Гофруа
решил не принимать королевских почестей, но рыцари не нашли документа. Через
год, в 1100 году после рождения предка, Гофруа Булонский умер, так и не став
законным престолодержателем. Его брат устал ждать и стал королем Бодуэном.

Когда решили открыть доступ в Орден для младших сыновей европейских династий,
когда хлынули земли, замки и золото, когда с сарацинами достигли хрупкого, но
- мира; тогда решил Бодуэн Иерусалимский и его родня по иисусовой крови отправить
младшего из мужчин Гийома Стратиллу в земли тевтонов и организовать Орден наподобие
Ордена "воинства Христова". И отправился Гийом.

Стали тамплиеры силой и не смогли одолеть собственной силы. Стали давать они
золото под процент. Замками и монастырями покрыли пол-Европы. Было их пять тысяч
и в 1185 году, когда умер Бодуэн IV Иерусалимский. Великий магистр Ордена иисусовой
крови Жерар де Ридфорд разорвал мир с сарацинами, и его разбили через два года
при Хаттине, а еще через два месяца сарацины штурмом взяли Иерусалим, оборвав,
так толком и не начавшееся, Новое Иисусово Царство. Новый Великий магистр Вильгельм
де Боже честно бился на стенах Жан-д'Акра, но пали стены и не стало более христианских
твердынь в Палестине.

На северо-восточных землях христианского мира твердо встал на земле уничтоженных
пруссов Тевтонский орден - мало было там посвященных. И ходил он в жмудь. И ходил
на Новгород. К присяге привел племена латов и литов. И посеяли каплю Иисуса на
балтийских берегах.

        (ИЗ ГЛАВЫ ШЕСТОЙ)

Картина проявилась, как на фото-бумаге. Словно в красных отблесках темноты, словно
в корытце с проявителем - линия за линией и контур за контуром. Община Скалы.
Община Скалы-Рока. Рок-Община в Лангедоке приняла Магдалену и девочек-смуглянок,
и белокурого мальчика с голубыми глазами. Рок-Община стала живым кольцом вокруг
Семьи и тайной, бесконечным посвящением спасла наследника от папского меча-креста.
Римская ересь тогда набирала силу, став папством в IV веке и подчиняя светских
королей, но первого претендента на трон царя-священника сохранили тевтоны, даже
и не зная об этом, а Иерусалим - Священный город - город-фантом, он движется,
перемещается, переместился, и имя этому городу Санкт-Петербург. Пусть евангелист
был неправ, пусть. Он вымарал все человеческое из жизни Иисуса, но он оставался
верен ему по-своему и до конца, и нет другого города на планете Земля с более
подходящим для царя-священника знаком. И кораблик в гербе - точная копия корабля,
нанятого тогда Иосифом, и отплывшего тогда из Палестины.

        Воспроизводится по изданию: Владимир Рекшан. Ересь. - Санкт-Петербург,
        АОЗТ "Атос" совместно с АОЗТ "Маркизова лужа", 1995г.

========================================================================
ССЫЛКИ

доклад "Урбанистическое сознание как интегративная доминанта сетевого общества",
с которого эта трилогия началось - http://www.geocities.com/west_west_99/stenogramma10.htm
братья Стругацкие - http://www.rusf.ru/abs
(а собственно "Град обреченный" - http://www.lib.ru/STRUGACKIE/grad_obr.txt)
на Крапивина ссылаться уже устал - http://www.rusf.ru/vk
гностический трактат "Ориентация = Север" - http://kitezh.onego.ru/nord
сайт о "поколении детей" в русском роке - http://mumidol.ru/hna
альбом "Чужая земля" - http://www.nautilus.ru/albums/chuzhaya_zemlya.shtml
"малюсенькая мечта" - http://www.tam.ru/kashin/lyrics/Gnome.htm
"маленькая страна" - http://forum.msk.ru/files/981113141150.html
"Время пожирает пространство" - http://www.geocities.com/Athens/Delphi/9991/time6.html
альбом "Маджента" - пока здесь: http://www.alfacom.net/~black/music_list_artist.pl?artist=Краденое+Солнце
альбом "25 кадр" - http://www.splean.spb.ru/polly/25kadrtexts.htm
группа "Выход" - http://www.vyhod.ru/album.shtml
"Прогулки по воде" в исполнении СиЛи - http://www.mp3site.ru/cat/songs/7601

С поклоном,
координатор рассылки LXE
mailto:lxe@euro.ru
http://mumidol.ru/gorod

http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться
Убрать рекламу

В избранное