Все выпуски  

Спорные мысли: Война и Политика N49 - Europe and empires


Служба Рассылок Subscribe.Ru проекта Citycat.Ru
Внимание! Последующий текст содержит высказывания, которые могут быть сочтены оскорбительными или клеветническими! В связи с этим автор заявляет: все имена, названия, события и их обстоятельства являются вымышленными. Любое совпадение имен, названий и т.д. является случайным и непреднамеренным и не имеет НИКАКОГО отношения к реальным существующим лицам, предметам, местностям и событиям. Автор не несет НИКАКОЙ ответственности за обнаруженные совпадения, соответствия и т.п..

Слухи о смерти рассылки оказались сильно преувеличенными! За считанные дни после выхода прошлого выпуска пришло 11 писем-откликов – даже наиболее яркие выпуски в прошлом вызывали не намного более сильную реакцию.

Не буду утомлять вас приведением цитат из писем. Достаточно будет сказать, что присутствовал весь спектр мнений – от "так им, америакнцам, и надо" до "всех арабов надо уничтожить". Лично у меня – через неделю после трагедии – главная мысль: хорошо, что не погибло еще больше людей. Учитывая полную неготовность Америки к атаке…

Что касается развития событий. Кто-то из великих литературных сыщиков говорит: надо отбросить все не соответствующие фактам версии, и то, что останется, и будет истиной – как бы невероятна она ни была. Подходя с этой стороны, надо отбросить возможность организации терактов:

-         талибами, югославами, палестинцами и Осамой бен Ладеном: не тот масштаб;

-         Ливией, Ираком, Ираном, Северной Кореей: въезд и выезд представителей этих стран жестко контролируется, они просто не имеют достаточной свободы действий в США;

-         европейцами (в том числе россиянами) и североамериканскими экстремистами: они не пойдут на самоубийственные действия;

-         всеми странами дальневосточного региона и Индией: им невыгодно падение экономической конъюнктуры, которое последовало за терактами.

Кто остается? Отбрасывая слабые страны Африки, Южной Америки и Центральной Азии, мы обнаруживаем всего одно государство в мире, которые могло организовать теракты и сильно выиграло от их проведения. Это Саудовская Аравия.

Я далек от обвинения Эр-Рияда в организации и проведении ужасных преступлений. Однако нельзя не признать, что

  1. Эта страна имеет необходимые связи в террористических организациях, где может навербовать террористов-самоубийц.
  2. Эта страна располагает необходимыми возможностями для въезда агентов в США и свободного их перемещения по стране.
  3. Эта страна располагает необходимыми денежными средствами – пусть даже в виде "частных" вложений.
  4. Эта страна на протяжении многих лет поддерживает исламистские террористические организации, в том числе палестинские, среднеазиатские, Талибан, чеченских сепаратистов.
  5. Эта страна только выигрывает экономически от падения курса американских компаний и от роста цен на нефть.
  6. Возможно, самый важный фактор: политически эта страна выигрывает от объединения арабских и вообще исламских стран, а такое объединение неизбежно в случае "акций возмездия" со стороны США.

Согласитесь, в мире нет ни одной страны, про которую можно было бы сказать то же самое. Просто в качестве примера: Россия однозначно не удовлетворяет пункту 5 (рост цен на нефть благотворен для российской экономики, но возможный спад в экономике США будет для нее губителен) и лишь частично – пункту 2.

Наконец, хочу напомнить: в Саудовской Аравии нет частных лиц: все жители этой страны являются слугами (рабами, собственностью) короля. В том числе его братья, племянники, дядья и пр. Поэтому говорить о частном лице Осаме бен Ладене, который, якобы, по собственной инициативе ведет войну с США, - достаточно наивно. Бен Ладен всегда был лицом Саудовской Аравии, обращенным к угнетенному арабскому миру – а к угнетающему Западу королевство обращало другие лица.

Второй любопытный момент, приходящий в голову по мере "размышлений на тему": неужели руководство США действительно считает, что маленький Афганистан, с его ограниченными экономическими и организационными ресурсами, стоит за атаками самолетов? Думаю, в ЦРУ, ФБР, АНБ, в военных структурах США, достаточно аналитиков, которые понимают абсурдность этого. Кроме того, бороться надо не с террористами, а с теми, кто этих террористов снабжает и тренирует. Позволю себе байку на тему.

Знаменитый английский средневековый пират Мэйнуэринг под конец жизни был прощен (он пожертвовал большую часть своих сокровищ королевской казне), и даже получил доступ ко двору. Его неординарные суждения очень нравились королю. Однажды он резко высказался по поводу королевских наместников, которые никак не могли очистить Ирландское море от пиратов. "Можно подумать, ты справился бы лучше," – заметил король. Бывший пират принял вызов. Он прибыл в приморские провинции и начал жесточайшую борьбу со… скупщиками краденого. За считанные годы пиратство в Ирландском море было ликвидировано…

Если США нанесут удар по лагерям террористов, их усилия будут потрачены впустую: на место погибших бойцов встанут новые, арабские страны имеют весьма большой запас "живой силы". Если США хотя действительно победить – или хотя бы ослабить – терроризм, им следует атаковать финансовые потоки, которые этот терроризм питают. Так вот, меня не оставляет чувство, что вся шумиха насчет кампании в Афганистане – это операция прикрытия для настоящей операции, которая готовится сейчас в США. Организаторы актов могут быть довольны и спокойны: США вот-вот увязнут в стране, в которой уже терпели поражение и Великобритания, и Россия. Американский бык ринулся всей мощью на подставленную красную тряпку… только вот бык может оказаться коровой, и нанести неожиданный удар рогом в сторону (именно из-за хитрости и непредсказуемости коров их никогда не используют в корриде).

Какие можно указать реальные пути борьбы с терроризмом? Во-первых, установить личности тех, кто повел самолеты в атаку. Во-вторых, выявить тех, кто заслал будущих террористов в США, тех, кто постоянно общался с будущими камикадзе. В-третьих, установить пути финансирования: обучение пилотов, покупка билетов и снаряжения, да и просто проживание в США стоят денег. После достоверного установления тех, кто стоит за терактами, необходимо нанести решительный удар – но не ракетно-бомбовый. Следует установить жесточайший режим международных санкций против организовавшего атаку государства: исключить выезд людей с его территории, заморозить его финансы, ограничить торговлю необходимыми поставками продовольствия. Решительно исключить поставки оружия этому государству. В общем, вариант Ирака – только в куда более жесткой версии. 10-20 лет режима изоляции из любого диктатора если и не сделают овечку, то по крайней мере исключат повторение террористической атаки.

 

P.S. Если все-таки вы хотите познакомиться с мнением других читателей рассылки, пишите: сделаю специальный выпуск. Это интересно прежде всего разнообразием точек зрения. Кстати, летом не вышло два выпуска – не хватило времени подготовить. Если интересно, могу кинуть в рассылку тогдашние комментарии. Одним словом, пишите.

P.P.S. Сегодня Саудовская Аравия заявила об отказе предоставить свои базы США для проведения акции возмездия.

 

 

В сегодняшнем выпуске хотелось бы изложить одну достаточно давно заявленную "спорную мысль": откуда происходит рознь Европы и России.

 

Европа: на границе империй.

Не так давно в рассылке обсуждался вопрос о возникновении современной европейской цивилизации (выпуск 36, февраль 2001); одним из важнейших факторов, на мой взгляд, является географическая "раздробленность" европейского субконтинента, препятствующая появлению и длительному существованию империй восточного типа. За всю историю Европы лишь Римской империи удалось объединить под своей властью значительные территории современной Западной Европы. Но даже ей не удалось полностью подчинить себе европейские земли: леса Германии и горы юго-востока Европы остановили движение даже римских легионов.

Этот факт имеет и оборотную сторону – состоящая из небольших самостоятельных государств Европа всегда находилась на границе империй. Перечисление можно начать с Египетской державы, затем – Персидское царство, Византия, халифат, Турция… На протяжении веков небольшие европейские государства испытывали угрозу захвата и включения в мощную соседнюю страну, возможности которой – как экономические, так и военные – многократно превосходили возможности отдельного субъекта европейской политики. Культура Западной Европы, ее легенды и традиции пропитаны этой неравной борьбой, в которой на стороне европейцев были лишь природные условия их родины, да стойкость варваров. Греческие античные, а затем – средневековые европейские писатели путешествовали по землям империй, видели как богатство и процветание, которые обеспечивали жителям империй ее размеры, так и продажность и всевластие сатрапов, процветание бюрократии и коррупции. Блеск империй слепил и манил, но богатство развращает – и в европейской литературе мы видим как стремление к красоте центров империй, так и неприятие имперского стиля жизни.

В XV-XVI веках на границах Европы появляется новая империя – Россия, тогда еще Московия. Древняя Русь в полной мере была европейской: огромные залешенные пространства надежно разделяли центры древнерусской цивилизации, и каждый город, каждое княжество – да что там, каждая деревня! – были независимы, лишь по принуждению признавая верховенство более сильного и раз в год (а то и раз в 12 лет) выплачивая дань. Киевские князья практически никогда не могли похвастаться контролем над значительной частью этой территории; лишь Ярославу Мудрому удалось на некоторое время объединить часть русских земель под своей властью. Упреки его наследникам в "растаскивании Руси" беспочвенны: скорее Ярослава можно обвинить в "стаскивании" тогдашней Руси воедино.

Трудно сказать, что послужило причиной постепенного объединения русских земель. Возможно, сведение лесов и распашка полей повышала проходимость местности. Быть может, рост народонаселения привел к появлению дорог (в древней Руси основными путями передвижения были реки). Может быть, переход от пешего войска и тяжелой кавалерии к подвижной легкой коннице позволил властителям более надежно контролировать свои земли. Так или иначе, происходит постепенное объединение территорий огромной равнинной Восточной Европы – географический фактор уже не препятствует этому.

Хочу заметить, что появление "собирателя земель" Ивана Калиты – не более чем совпадение: если бы московский князь не оказался достаточно прозорлив и хитер, эти качества проявил бы тверской или рязанский государь. Более того, объединение произошло бы независимо от наличия такого правителя в этом поколении: на двадцать лет раньше или позже, итог был неизбежен. Простейшим доказательством объективной необходимости объединения может служить хотя бы тот факт, что до Ивана III появлялось немало талантливых "собирателей земель" (тот же Александр Невский был замечательным политиком), однако объединения России не происходило. Вторым наглядным доказательством географического характера объединения может быть последовательность объединения русских земель с юга на север – по мере преодоления лесисто-болотистой зоны. Последним из русских земель к Московии был присоединен Новгород – его долгая независимость однозначно объясняется географической изолированностью.

Итак, на границе Европы появляется Московия, и Европа обнаруживает это с уже привычной неприязнью к империям, дополненной традиционной в те времена махровой ксенофобией. До чего любопытно читать записки европейских путешественников о Московии! Ну, шут с ними, а себе мы отметим вот что: практически с момента своего образования Московская держава начинает пытаться присоединить к себе "европейские" земли – небольшие государства, находящиеся под управлением феодально-европейского типа. Уже Иван III пытается завоевать Ливонию, и все без исключения цари воюют с Польшей, входящей в круг европейских "малых" (то есть, не восточно-имперских) государств.

Противостояние Московии до поры не являлось важным пунктом (обще)европейской политики. Существенно более опасным соседом была турецкая Оттоманская империя; против нее Европа (конкретнее – Австрия) была готова заигрывать и с Россией. Однако серия русско-турецких войн, вместе с общим ослаблением турецкой экономики, привела к смене акцентов европейской политики: уже во время Семилетней войны именно Россия воспринимается Европой, как главная угроза независимости.

Надо отдать должное русской внешней политике: отлично понимая неприязнь европейцев к крупным восточным государствам, дипломаты Екатерины Великой и Павла успешно продвигали российские интересы с помощью небольших восточноевропейских государств; долгое время одним из главных партнеров (практически вассалом) России выступала Пруссия.

Все изменила Французская Революция. Последовавшая серия общеевропейских (как бы сейчас назвали – мировых) войн продемонстрировала миру, что главным вопросом европейской политики перестало быть противодействие внешней угрозе: теперь уже европейские державы были способны навязать свою волю любой стране мира, и главным стало выявление лидера Европы – и противодействие ему. Россия на несколько лет отодвигается на роли второстепенных персонажей политической сцены… и за это последовала жестокая расплата. Война 1812-13 годов не только опрокинула державу Наполеона: она фактически подчинила Европу России. Страна с отсталой экономикой и пустой казной, но обладающая огромным политическим капиталом и крупнейшей армией, на 25 лет становится лидером Европы; лишь Англия может себе позволить не прислушиваться к "рекомендациям" русского царя. Именно этот период порождает словосочетание "европейский жандарм", и российская политика того периода полностью отвечает этому хлесткому определению.

Все же России не удалось полностью подчинить себе европейские государства политически, и в 1848 году происходит бунт – с которым Россия справиться уже не в состоянии. Революции 1848 года были прежде всего восстаниями против владычества Российской империи, и потому во многих странах Европы они прошли на удивление мирно: государи добровольно отдавали власть парламентам ради изгнания чужеземцев. Экономическая слабость России стала очевидной, и заключительным аккордом освобождения Европы стала Крымская война. В этой войне Россия столкнулась с объединенной Европой: Пруссия и Австрия не выступили на стороне англичан, французов, турок только потому, что имели общие границы с Россией и боялись вторжения огромной, хоть и плохо вооруженной, русской армии. Разгром был оглушительный; главной проблемой для России стало заключение мира, поскольку невозможно было найти державу, которая выступит посредником на переговорах. Не звать же, в самом деле, в посредники китайцев! Наконец, в этой роли согласилась выступить Пруссия, за что получила от России гарантию в действиях против Австрии.

На протяжении века Пруссия пыталась занять место гегемона множества мелких немецких государств Европы – место Австрии. Эти попытки Пруссии, с ее мощной военной экономикой и прекрасной армией, неизменно натыкались на противодействие России – которую вовсе не устраивало появление на европейской политической сцене сильного немецкого игрока вместо слабой Австро-Венгрии. Посредничество в Крымской войне дало Пруссии желаемое: Россия не мешает Пруссии громить последовательно Австрию и Францию, и к началу ХХ века Пруссия – уже Германия – подходит в статусе сильнейшей сухопутной державы Европы и, видимо, мира. Крымская победа англичан и французов аукнулась им двумя мировыми войнами и потерей статуса великих держав. С объединением Европы их значение окончательно теряется в сравнении с влиянием Германии – однако мы забегаем вперед.

Первая мировая завершилась распадом "лоскутных монархий", и Европе на мгновение почудилось, что на ее границах больше не маячит призрак азиатской империи. Напрасные надежды! Российская империя, обновленная и воодушевленная коммунистической религией, вновь набирает силу, да такую, какой не было со времен вторжения турок в Европу. Отголосок первой мировой – вторая мировая – еще больше укрепляет положение Российской империи, и Европа вынуждена обратиться за помощью к другой империи – американской. Однако, несмотря на гарантии Америки, Россия подминает под себя половину Европы – и постоянно грозит заглотить остальное. Чем дело закончилось, всем известно: новый распад Российской империи, смена акцентов мировой политики и "мировой жандарм" – США.

К чему весь этот длинный экскурс? Я пытался показать, что на протяжении двух с лишним веков одним из постоянных мотивов европейской политики было противостояние Российской империи – так же, как до того Европа противостояла Оттоманской империи, а еще раньше – арабскому халифату. Для Европы, как целого, противодействие попыткам империй поглотить небольшие независимые государства стало привычкой, рефлексом. Поэтому недоумение некоторых россиян: "за что нас не любят европейцы?" мне кажется наивным. Европейцы так же не любят американцев и китайцев, и точно так же не будут любить представителей любых других империй. Чтобы россияне стали "равноправными жителями общеевропейского дома", Россия должна распасться на Новгородчину, Смоленщину, Московию, Мордовию, Татарстан, Якутию – лишь тогда отношение европейцев изменится. Впрочем, формирующаяся сейчас европейская империя может и изменить менталитет Европы… через век-другой. А пока подождем: европейский менталитет не может не проявиться в противодействии, которое Европа все больше и больше будет оказывать США.

 

Автор приветствует Вашу точку зрения на изложенную версию по адресу mailto:sm_polit@mail.ru

http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться
Убрать рекламу
Рейтингуется SpyLog

В избранное