Московские парки

  Все выпуски  

Московские парки


Московские парки

 

Здравствуйте, уважаемые подписчики!

Как и обещал, сегодня предлагаю вашему вниманию первую статью из цикла истории Царицына.

Я решил начать рассказ с того периода, когда пустошь Черная грязь (нынешнее Царицыно) перешло в руки дворянина Лукьяна Степановича Стрешнева. И до него в этой местности происходили разные события, но, во-первых, нам о них достоверно известно немногое, а во-вторых, именно с Лукьяна Стрешнева началось возвышение Черной грязи, приведшее в конце XVIII века к приобретению усадьбы российской императрицей Екатериной II. Но, впрочем, не буду забегать вперед, начинаем с 1633 года.

Стрешневы и Черная грязь (26 января 1633 — 1682)

История Лукьяна Степановича Стрешнева и его дочери Евдокии настолько необычна и удивительна, что кажется, будто она вышла из-под пера Шарля Перро. Сам Лукьян Степанович был бедным дворянином из Можайского уезда. Жил он в простой деревенской избе и помогал ему по хозяйству всего один работник. Лукьян Степанович с утра до вечера работал в поле, как обычный крестьянин. Да по сути он и был им, несмотря на дворянский титул.

Жена Лукьяна умерла вскоре после рождения дочери, сам Лукьян отправился на военную службу, а дочку Евдокию отослал жить к богатым родственникам. Те приняли девушку и определили ее в прислужницы к одной из своих дочерей. Ох, и попадало Евдокии от своей молодой госпожи, даже имени которой история не сохранила! Архимандрит Леонид пишет об этом так: «...упомянуто было также о том, что Евдокия Лукьяновна Стрешнева живет под игом жестокого своенравия гордых своих родственников; что она всем от них обижена и редкий день проходит, чтобы она не обливалась слезами; но что она скромная и добродетельная девица; что никто не токмо не слыхал от нее жалоб, даже недовольного взгляда от нее не видал.»

Вернувшись со службы домой, Лукьян Степанович нашел хозяйство запущенным и, засучив рукава, принялся за работу. Евдокия по-прежнему жила у родственников и никакой возможности прокормить ее Лукьян Степанович пока что не видел. Из месяца в месяц откладывал он свое решение забрать дочь домой – все-таки не в чужих людях живет, хоть и тяжело, зато не голодно.

И вот в один, без преувеличения, прекрасный день, работая в поле, Стрешнев увидел своего работника Тимофея, который нес ему починенную им борону. С Тимофеем шли незнакомые Лукьяну Степановичу люди, богато одетые, держащиеся с большим достоинством. Приблизившись, люди назвались послами царя Михаила Федоровича и объявили, что его дочь, Евдокия Стрешнева наречена царской невестой.

Стрешнев рассмеялся и сказал, что вероятнее всего, они его с кем-то спутали:

— Дочь моя – служанка при боярах Стрешневых. Куда ей в царские невесты! Да и мало ли Стрешневых... Идите, поищите того, кто вам нужен, а на меня не тратьте зря время – я Лукьян Степанович Стрешнев, роду дворянского, но беден.

Послы заявили, что они и ищут Лукьяна Степановича Стрешнева и имеют к нему именную царскую грамоту. Однако Стрешнев не мог в это поверить. Он предложил послам пойти к нему в избу и подождать его там.

— А теперь дозвольте мне допахать мою ниву, пока погода хороша, да и солнце уже на закате.

С большим трудом послам удалось уговорить его принять от них царскую грамоту. Прочтя написанное, Лукьян Степанович задумался, приказал Тимофею допахать ниву, а сам пошел с послами в хижину.

Там послы рассказали ему, как случилось, что его дочь стала царской невестой.

Золушка из Можайского уезда

Незадолго до этого царь Михаил Федорович овдовел. Умерла его жена Мария из рода Долгоруких. Поскольку он был государем, а наследника не имел, ему нужно было без промедления жениться вновь.

Согласно обычаю (отнюдь не сказочному), по всей Руси разлетелись гонцы сзывать на смотрины невест, достойных царя. В назначенный срок 60 знатнейших девиц в окружении родителей и родичей – знатных бояр и дворян – собрались во дворце. Нужно ли говорить, что каждая мечтала стать русской царицей? Легко представить, какие надежды на возможное родство с царским домом возлагали родители и родня девушек! Все с трепетом и нетерпением ожидали царского решения. Но... ничего не произошло. Ни одна из 60-ти претенденток не остановила на себе внимание государя.

Тогда мать царя, инокиня Марфа предложила сыну повторить смотрины, но, во-первых, удалить родственников всех претенденток, во-вторых... ночью, во время сна девушек, когда они расслаблены и ни о чем не тревожатся.

На том и порешили. Во дворце были оставлены только претендентки на звание царицы и с ними по одной прислужнице, чтобы, как обычно, те могли помочь молодым госпожам при укладывании в постель и быть рядом, если что-нибудь понадобится ночью.

И вот среди ночи монарх в сопровождении матери начал обход покоев спящих девушек. Вряд ли молодые красавицы спали, ведь им было известно, что царь снова придет выбирать себе жену. В конце концов, царь сказал матери, что нашел себе невесту.

Марфа облегченно вздохнула и спросила сына, кого он выбрал. Михаил Федорович поколебался и указал пальцем на служанку бояр Стрешневых. Мать царя едва не хватил удар. Как же можно, ведь со всей страны собрали самых достойных претенденток, а царь выбрал прислужницу! Такое решение могло оскорбить бояр, а памятуя о недавних беспокойных временах, трудно было даже предположить, чем это могло закончится.

Однако царь был непреклонен. Мать в ужасе кинулась наводить справки. Узнав, что Евдокия дворянского рода, Марфа немного успокоилась. Последним доводом царя, сломившим сопротивление матери был следующий: неужели можно отвергнуть ту, кого полюбил только из-за бедности и страданий?

И утром послы уже скакали к отцу счастливой невесты.

Напоследок, усугубив собственное сходство с героиней Шарля Перро, Евдокия простила всех своих жестокосердных родственников и, «...одарив, отпустила от себя милостливо».

Все могут короли

Женившись по любви, что, как известно, является недостижимой мечтой всех царствующих персон, Михаил Федорович немедля принялся устраивать жизнь отца Евдокии.

Перво-наперво монарх вызвал тестя из глуши в столицу. Сначала Лукьян Степанович поселился в царском дворце, но вскоре обзавелся в Москве собственным двором. В 1630 году царь произвел его в окольничие, а четыре года спустя – 1 марта 1634 года, в день рождения Евдокии, Стрешнев стал боярином.

Назидательная легенда рассказывает, что в одной из комнат у него была особая занавеска. Каждый день, когда он оставался наедине сам с собой, он отдергивал ее: за занавеской были развешаны его прежняя одежда и орудия, с которыми он работал в поле. И тогда бывший бедный дворянин говорил себе: «Лукьян! Помни, что ты был и что ты ныне. Помни, что все сие получил ты от Бога. Не забывай Его милосердия. Помни Его заповеди: Делись всем, что имеешь, с бедными: они твои братья. Не утесняй никого, ты сам был беден. Помни твердо, что все земное величие суета и что Бог одним словом может тебя обратить в ничто».

Стрешнев покупает Черную грязь

В 1628 году царь и патриарх издали указ, согласно которому «велено (было)... пустые села и пустоши продавать охочим людям со всеми угоди с лесы и с полями...» Приобретенные в вотчину земли можно было отдавать в приданое за дочерьми, но запрещалось передавать в монастырь. Если же после смерти владельца не оставалось жены или детей, вотчина поступала «на государя в дворцовые села». Деньги за нее из государевой казны отдавались в монастырь на помин души умершего владельца. По этому указу многие дворяне выкупали земли в вотчину.

Лукьян Степанович Стрешнев приобрел в собственность часть земель царского села Коломенское, о чем сохранилась архивная запись: «Во 141 (то есть в 1633) году января в 26 день по государеву... именному приказу продано (в) вотчину окольничему Лукьяну Степановичу Стрешневу в Московском уезде села Коломенского пустошь Бабынино да пустошь Черногряская да пустошь Арехово да пустошь Каржавино а Казариново тож». Заплатил за все Стрешнев, включая пошлину, 73 рубля.

Затем Лукьян Степанович стал расширять свои владения. Сначала он присоединил к своим землям земли соседа, Ивана Киселева. Затем у другого соседа – боярина Алексея Юрьевича Сицкого – он купил еще несколько пустошей. И на собранных землях Стрешнев начал строить усадьбу.

Место для вотчинного двора было определено на пустоши Черная Грязь, расположенной на высоком берегу у слияния рек Городенки и Язвенки. Чуть ниже по течению по этому же правому берегу в Городенку упирался глубокий овраг. С высокого мыса между рекой и оврагом далеко просматривались обширные земли новой усадьбы. По выбранному для вотчинного двора месту усадьба стала зваться «Черная Грязь».

В 50-х годах XVII века здесь появились также 4 деревни: Киселево («что была пустошь Киселева»), Шубино (позднее называемая Петровка «Хохловка тож») «на речке на Черногрязье», Орехово («что была пустошь Арехова») и Шандорово «а Борзецово тож» на речках Чертановке и Городенке.

Боярский двор усадьбы Стрешневых был типичным для XVII столетия. Окруженный забором, он был поделен на «передний» и «задний». На первом располагались хоромы из сдвоенных изб. Хоромы завершались «чердаками», в которых обычно устраивались светлицы. На боярском дворе были также мыльня, погреба, сушило, рубленая поварня. Рядом – сад с яблонями и сливами. На «заднем» хозяйственном дворе находились еще одна поварня, конюшня и жилая людская изба.

Стрешнев не забыл, что он когда-то самостоятельно возделывал землю и в его имении развивались земледелие, садоводство, животноводство. А поскольку под селом Черные Грязи были пруд и мельница, то развивались также рыбоводство и мукомольное дело.

После смерти Лукьяна Степановича усадьба оставалась в семье его сына Семена Лукьяновича Стрешнева. У сына наследников не было, поэтому в 1673 году, в соответствии с царским указом, подмосковная вотчина Черная Грязь вернулась в государевы владения...

...давно нет Лукьяна Степановича Стрешнева – родоначальника по дочери царской династии Романовых. Но память о нем сохраняется в царицынской усадьбе: он ее основал, он выбрал место, на котором ставили свои дворы все последующие владельцы, здесь же поднялся архитектурный ансамбль, благодаря которому подмосковное Царицыно стало знаменито.

Здесь рассказ о роли Стрешневых в истории Царицына прерывается. Заканчиваю и я свою рассылку. В следующий раз я расскажу вам о том, как произошло, что Черная грязь перешла во владение князей Голицыных, и что происходило в то время в усадьбе.

До встречи!

Юрий АНТОНЕНКО, автор рассылки «Московские парки».


В избранное