Записки ночного журналиста

  Все выпуски  

«Удача по скрипке» — первая офф-бродвейская постановка в России


    www.drusha.msk.ru     Статьи и обзоры

«Удача по скрипке» — первая офф-бродвейская постановка

«Удача по скрипке» позиционируется как первая в первая в России Офф-бродвейская постановка. Удивительно, но этот великолепный спектакль, отлично сыгранный актерами Театра МОСТ (Студенческого театра МГУ) — дебютная работа режиссера Георгия Долмазяна. Даже такой «незаядлый театрал», как я, ходил посмотреть на него аж два раза. Соблазнившись впечатлениями, во второй раз со мной отправились мама, тетя, сестра и три подруги — вместе мы оккупировали немалую долю первого ряда...

Зиночка и будущий великий скрипач Толик

Вы не поверите, но под давлением прогресса Мефистофель перестал бродить по миру в поисках желающих расписаться кровью в договоре об обмене души на разнообразные материальные ценности. Теперь в ходу чернила и завуалированные формулировки в лучших традициях современных банков.

Главная героиня — скромная служащая Зина (ее играют сразу две актрисы — одна ведет повествование, а другая иллюстрирует их — по очереди), мать-одиночка и очень чувствительная и добрая девушка. Она узнала у подруги Вавы (которая готовилась ехать в Москву сниматься в кино), что неподалеку, за универмагом, некая Татьяна Петровна исполняет желания. Абсолютно бесплатно. Желания можно загадывать любые, даже совсем невыполнимые — исполнят.

«Врет», — решила Зиночка. Однако, увидев через несколько месяцев Ваву по телевизору, она отправилась к универмагу. Поначалу Зина желала норковую шубку, «да подороже», но, увидев мальчика-девочку (колоритнейший персонаж — этот мальчик-девочка — получился) со скрипкой, решила потратить свое желание на сына — сделать Толика великим скрипачем. Договор с «тетей Таней» об «удаче по скрипке» подписали и разошлись. В этой примечательной бумажке была интересная строчка — «Благодарю от души», которая, по-моему, является ключевой для всего спектакля.

Очевидно, что пересказывать сюжет дословно не нужно, я остановлюсь лишь на том, чем все кончилось. Это драма — кончилось все плохо, все несчастны, мальчик расстался с мамой, его дедушка умер и даже нищего инвалида, катавшегося по сцене на доске с колесиками, били ногами... Все знают, что такие договора всегда с подвохом. В данном случае подвох в формулировке благодарности — она берется от души. И пока душа еще остается, можно пожелать себе еще чего-нибудь... А дьявольская хитрость кроется в выборе того кусочка души, который отнимают у человека — именно ту частичку души, которая позволяет познать счастье, получив желаемое.

Вава — соблазнительница

Вава стала актрисой — как заказывала. И ей даже, на первый взгляд, нравится ее работа. Но она не может быть счастливой — в глубине души она ненавидит то, чем занимается, и боится себе в этом признаваться. Ведь сделка-то завершена, а добровольно признаваться в собственной глупости мало кто может.

Зина, чудесная девушка, у которой всегда можно было найти толику сострадания, поплакавшись ей в жилетку, которая всегда жалела всех окружающих, любила своего сына и больного отца, потеряла эти качества. Стала жестче — до жестокости и цинизма. Она смогла смертельно (в буквальном смысле) обидеть своего престарелого родителя. И вроде бы любит Толика, но как-то по-другому — крича на него по поводу и без повода («а любит ли?» — возникает вопрос). К тому же она перестала по-настоящему радоваться успехам сына, учащегося у лучшего преподавателя музыки в мире. Самое страшное, что Зина сама это понимает, но ничего не может с собой поделать. Нужного кусочка души-то нет...

Помимо всего прочего, «Удача» исподволь учит не совать нос в чужие дела, даже из добрых побуждений. Вот что за дело было Зиночке до Вавы? Зачем она полезла выспрашивать источник ее волшебной удачи? Из лучших побуждений — «Спасать девку надо!..» — в лучших традициях общества. А ведь «благими намерениями вымощена дорога в Ад»...

Зиночка не спросила сына, хочется ли ему быть скрипачом. Счастье-то не в деньгах, и не в должности — оно, на мой взгляд, в возможности заниматься спокойно тем, к чему душа лежит. А любая другая деятельность угнетает человека, превращая его в животное. Иногда умное, очень социальное, но — животное. Так вот и получается — не клади себя на алтарь эфемерного счастья другого человека, не спросив его. Счастье-то у всех разное. И люди — тоже разные.

Если отвлечься от глубоких мыслей, заключенных в «Удаче по скрипке», то можно отметить кучу всяких-разных символов, нужных для того, чтобы показать что-то абстрактное. Инвалид служит мерилом жалости, а дедушка — сострадания. В финале на героиню надевают темные очки, которые носят и «тетя Таня», и Вава, и режиссер с музыкантом, и второстепенные персонажи. Думаю, чтобы замаскировать полуобглоданную желаниями душу — всем клиентам «тети Тани» приходится носить очки.

Или вот, например, телефон той киностудии, где снимается Вава — он точно такой же, как и тот телефон, который написал маме в так и не дошедшем письме гениальный скрипач Анатолий. Телефон обиталища несчастных душ...

Постскриптум: всегда узнать «где и когда» можно на сайте http://off-broadway.ru.


Постоянный адрес статьи: http://drusha.msk.ru/articles.udacha_po_skripke.html

Andrewus


В избранное