Все выпуски  

Путь полиглота. Быстрое освоение любого языка! Новая книга Дины Никуличевой, часть 14


Полиглот-Центр Дины Никуличевой.

Как создать свою стратегию изучения иностранного языка.

www.polyglot-centre.ru


Дорогие друзья и коллеги! Продолжаем публиковать главы из новой книги Дины Никуличевой

«Карта не есть территория». (Продолжение)

Селективность отражения объективной реальности и языковая картина мира

 

Еще ранее, чем о селективности человеческого восприятия заговорили психологи, мысль об избирательности языкового отражения объективной реальности была высказана лингвистами. Уже в 20-х годах XIX века великий немецкий филолог и полиглот Вильгельм фон Гумбольдт,  первым заявил о том, что каждый язык – это уникальное для каждого народа средство познания, особая форма восприятия единой для всех объективной реальности. Именно он ввел в лингвистический обиход понятие Weltbild «картина мира» или Weltansicht «взгляд на мир через язык». А знаменитый швейцарский лингвист Фердинанд де Соссюр (1857-1913) в начале ХХ в. сформулировал общеизвестный постулат о том, что означающее и означаемое в языке связаны между собой произвольно.

Рассматривая разные типы ограничивающих мыслительных моделей, мы упоминали, в частности, «генерализацию» и «отфильтровывание». В связи с обсуждаемой здесь метафорой соотношения «карты» и «территории» заметим, что подобные модели восприятия действительности, казалось бы, в разной степени свойственные отдельным индивидам, в целом согласуются со строением человеческого языка именно в силу его знаковой природы. Так, любое слово человеческого языка неизбежно предполагает генерализацию индивидуального опыта. Например, две собеседницы говорят о том, что любят цветы. Но одна из них при этом может иметь в виду букеты роз в вазах, а другая – клумбу у себя в саду. Слово, соответствующее русскому «человек», существует в любом языке, но тот антропологический тип, который соответствует визуальному образу этого слова, будет закономерно разниться в зависимости от того, к какой расе – монголоидной, негроидной или европеоидной – принадлежит говорящий.

Что касается отфильтровывания, то в основе его также можно усмотреть упомянутый выше принцип противопоставления фона и фигуры. Важные для носителей определенного языка значения выражаются знаками данного языка, то есть превращаются в «фигуру», тогда как не акцентируемые в данной языковой культуре смыслы остаются компонентами денотативного «фона». Поэтому даже ассоциации, которые одно и то же слово вызывает в разных языках, могут быть различны. Так, например, исследователи утверждают, что слово «пух» у носителей русского языка вызывает наиболее частую ассоциацию с идеей мягкости, тогда как у носителей казахского языка – с идеей белизны. При этом и лексика, и грамматика разных языков несомненно отражают культурно-специфические особенности отфильтровывания, и тем самым, по меткому выражению американского антрополога Эдварда Холла, «навязывают говорящему разные образы реальности». Ср. например, как по-разному фокусируется внимание говорящего, когда по-русски мы говорим «рука» –это одновременно может быть и кисть, и вся рука от плеча до кончиков пальцев –или же по-английски hand, когда в фокусе внимания оказывается только нижняя часть руки, или же arm, когда речь идет о верхней конечности в целом. По-русски мы говорим: «вода доходила ей до колен», «ребенок стоял на коленях» или «она посадила ребенка к себе на колени» - и представляем не только коленные чашечки, но и часть ноги как ниже (стоять на коленях), так и выше коленного сгиба (сидеть на коленях). Датчанин же, говоря knæ «колено», представляет только часть ноги от колена и ниже, поэтому говорит: vandet nåede ham op til knæene «вода доходила ему до колен», и barnet lå på knæ «ребенок стоял на коленях», a в значении «посадить кого-либо на колени» употребит совсем другое слово skød: hun satte barnet på sit skød «она посадила ребенка к себе на колени». Кстати, в связи с этой же темой отметим различный выбор глаголов в русском «стоять на коленях» и его датском эквиваленте, дословно переводимом как *«лежать на коленях». Дело в том, что для русского языка «стоять» - часто синонимично значению «находиться»: «ребенок стоит на коленях», «город стоит на Волге», «корабль стоит в гавани». Для датского же языка важна визуализация объекта как протяженного по поверхности, поэтому во всех этих случаях употребляется глагол ligge «лежать»: barnet ligger på knæ, byen ligger ved Volga, skibet ligger i havnen.


www.polyglot-centre.ru


В избранное