Сидел на дубе дятел

  Все выпуски  

Служба Рассылок Городского Кота


Служба Рассылок Городского Кота

Новые поступления на сайт "Сидел на дубе дятел"

17.06 - "Хит от Ехиды-2"

Итак, Голя Монголин. Ну, задачка... Оформление странички (язык не поворачивается назвать это богопротивным словом " дизайн") брезгливо-эпатажное: вы хочете картинок? Нате вам картинки, словно ногами нарисованные, а может детские каракули - автор кое-где старательно косит под дитятю. И первое, что предупреждает сварливо - что все это НЕ стихи, а русские (русскоязычные) стихи современные он нэнавидит вааще. И долго объясняет что вот, мол ГОЛя монГОЛин... Это вообще-то ни к чему: тем, кому медведь на поэтическое среднее ухо наступил, тут и делать нечего, а чуткий Внимательный Читатель сразу это колокольное гол-гол заметит...
Читаем с возрастающим чувством удивления - и убеждаемся: затея автора
с треском провалилась. Это стихи. Русскоязычные. Я вам больше скажу: они
ужасно русские! Представляю себе перекошенную снобизмом и антиэстетизмом
физиономию автора (нет, трудно), когда ему скажут, что в стихах у него
полным-полно и русской удали, и очень русской смешливости! (Выражение "очень
русская смешливость" я почерпнула из статьи о братьях Жемчужниковых, так
что компания совсем недурная!).
Но не все так просто. Эстетика у этих историй - отрицательная,
наоборотная и очень демонстративная. Молод он, что ли? Куда там раннему
Маяковскому, Маяковский отдыхает, Маяковский натужен и неестествен, как
цирковая афиша, из нашего же автора антиэстетизмы сыплются естественно и без
напряга, как орешки из козла:

Разотри их в порошок,
сделай заворот кишок.
Головами - да по стенам,
по промежностям - коленом.
Чтоб ни сердца, ни ума -
чтобы тьма! сплошная тьма!
Чтобы жить не захотели,
чтоб в бессилии потели,
чтобы вонь пошла от них,
от обоих от двоих...

...да это же считалочка! Ой, держите меня. Дети обожают ужастики, и с каким
бы восторгом считались они этой считалочкою!

Это чей там бенефис?!
Ну-ка! Оба! Быстро вниз!

Как упали - как не встали -
Распластали, растеряли
Содержимое голов -
Из разломанных хребтов
Позвоночники торчат -
Кости щепками летят -
Лесорубы рубят, рубят -
Дровосеки приголубят
Топорищем-обушком -
Потрусит метель снежком -
Взвоют волки в поле белом -
Ученик напишет мелом:
<Враг упал. Врагу конец>.
А кто слушал - молодец!

И персонажи-то прямо из ужасных детских стишков, дровосеки, да сантехник
Петров... Что? Нет сантехника? Но это не главное. Натешившись антиэстетизмом и отшугнув чопорную часть публики, автор выдает прямо-таки лермонтовские страсти:

...Так жарко, что сердце вспотело
и стала солe:ною кровь.
Живущая в теле любовь,
как вобла, покинула тело
......
А спросишь у кого - на полуслове
они тебя же спросят самого:
"Хоть что-то, кроме сердца своего,
ты слышал хоть когда-нибудь, приятель?" -
и в сторону. И я уже не я.
И кровь внизу - как будто бы моя...
Но им во след кидаю гневно: Нате! -
и сердце исторгаю из груди!
И даже те, что много впереди,
согнувшись в корчах, уши затыкают
и плачут от натуги перенесть
раскаты сердца: гибельную весть
для мe:ртвых духом сердце выбивает;
и голос его грозен и могуч...

А не напоминает ли это вам, почтеннейшая публика, следующее:

...Он мой племянник. Я его
любил, как сына своего.
Он был проказник, и плясун,
И озорник, и хохотун,
А ныне там, передо мной,
Измученный, полуживой,
В лохани грязной он лежал
И, умирая, мне сказал:
"Не проклинаю палачей,
Ни их цепей, ни их бичей,
Но вам, предатели-друзья,
Проклятье посылаю я...

(Кто скажет, откуда это, пусть возьмет с полки пирожок. Нет, не "Мцыри"). Но
вовсе не только детские проказы занимают нашего автора. Смотрите, какой
замечательный ритм:


Как падала голова моя - не видели?
Как брe:л, безголовый, домой - не помните?
Так зачем же жену мою, гады, обидели -
Сказали, что мe:ртвый лежу я от дома на полпути?!
Жена раскинула руки зелe:ными ставнями,
Полным ветра парусом кинулась навстречу мне,
Но увидев живым меня, взорвалась причитаниями -
Прокляла как есть маяться и гореть в огне.

Тут вам и Галич с его "Товарищ Парамоновой" (тоже та еще стерва), и Высоцкий, и былины какие-то величаво-распевные, и концептуальные метаметафористы, словом - глубина и в то же время легкость необычайная... Кажется, что написано это на
одном дыхании. Ой, не прост наш автор, не прост, хоть и монголом
прикидывается!... А Кольцова не хотите, певца русских степей?

Не пугай меня -
Я тварь тe:ртая!
Навидался я
В жизни всякого.
Самого себя
Видел мe:ртвого -
И душа моя
Не заплакала.

Хоронил себя
Среди бела дня.
Отходную ветер
Насвистывал.
Не горланила
Надо мной родня.
Всe: по-честному,
Всe: по-чистому.

А Некрасов, поэт и по совместительству гражданин, не пробегал тут?

Три раза солнце вылезло,
два дня всего прошло -
и вот тебе, красавица,
любимые твои!

По звe:здам прочитала я,
по этой Книге книг,
куда за кем отправиться
и где кого найти.
По шару по хрустальному
для ясности проверила,
на картах и по зеркалу -
всe: точно, всe: срослось.
И в дальний путь намылилась -
не задницей на венике,
а древним-древним способом
(ему уж сто веков)...

Эх, какая удаль молодецкая, русские долго запрягают, но быстро едут, и какой же русский не любит этого всего?...

Казачее сердце в груди колоколит
и жопа скрипит как седло!
Лампасы и хрома! лампасы и хрома! -
Как быдло жить западло.

Трико не снимаючи месяцев восемь
ношу. По коленям видать.
Чихнуть не успеешь - притащится осень
и эта... не помню как звать.

Ведь это песня, баллада, а в то же время издевочка. Стилизация-с... А не хотите ли Катьку с керенками в чулке и яблочком-песнею в зубах?

Стоял рисовался
мальчишка Февраль:
- Я звонкий хрусталь!
Нержавейная сталь!
Я небо как щит
понесу! - повторял
и в юную грудь
кулачком ударял.

А дело поспело -
уснул на часах!
Он малый не промах,
прицелы в глазах;
но сбились прицелы -
и вот результат:
Прошe:л незамеченным
вражий отряд.

Прекрасно это слово "нержавейная", и до чего оно хорошо на своем месте! - и как далеко полетит вверх тормашками несчастный пурист и ревнитель словарей, который начнет тыкать нам корявое и занозистое слово "нержавеющая"! Если честно, то мне это даже больше "Гренады" нравится, если пришлет на MoonParnasse- возьмем с восторгом! Широта какая степная и неизбывная, а степь - она и в Африке степь, хоть и называется саванна. И у монголов местность плоская, как тарелка, и у нас Среднерусская возвышенность тоже плоская, гуляй-поле. Раззудись, и так далее. Вот и стихи такие размашистые, героические. Просто бурятский народный эпос "Гэсэр" вспоминается, а буряты, они ж тоже почти что монголы, и делают их так же, как и нас...

- Что такое? Что случилось?!
- Опять!
Сын во сне пришe:л людей поджигать.
Не успел: его там за руку - хвать!
Он, конечно же, - текать. Но из дядь - (ну, это, само собой "Лукоморье Высоцкого: "зазеваешься - он хвать! и тикать")
двое ловких, а один - ах, силe:н:
за штаны Олежку хвать!..
- Это сон!!!
Ну, иди, иди давай, посмотри,
как во сне Олежа дует пузыри!
Мало будет - ты потрогай пузыри -
и на вкус попробуй эти пузыри!
А потом на свою рожу посмотри -
на дебильную на рожу посмотри!

А вот что Гэсэр во младенчестве вытворял:

Горюют старик со старухой, вздыхают,
Что делать с таким пачкуном, не знают.
Старик по старухиному наущенью
Сбросил его с горы в ущелье.
Но мальчонка и здесь не промах был,
Целое ущелье к утру навалил,
И таким-то образом из ущелья поднялся,
И таким-то образом наверху оказался!
("Гэсер", кн. 1, ветвь 2).

Так что преемники панмонгольские у него достойные. И неудивительно поэтому
читать прекрасные совершенно строки:

Я монгол!
Меня зачали в воскресенье -
вопреки пустым и грустным предсказаньям!
я потомственный,
в семнадцатом колене -
пропесоченный степным самосознаньем.
Я монгол:
моe: лицо - мешок заплечный;
скулы яблоками выперли наружу,
уши красные
шлифует ветер встречный
и глаза в орбиты всаживает глубже.
Я монгол;
моя лошадка скаковая
как песок через холмы перелетает;
щe:ки впалые
от счастья раздуваю...
С вами, русскими, такого не бывает?

Бывает, а ведь и вправду бывает! Спасибо, что напомнил!

У Ехида. 2000



http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru

В избранное