Все выпуски  

Литературный журналец Михаила Армалинского General Erotic N221


Литературный журналец Михаила Армалинского General Erotic 221
2011
http://www.mipco.com/win/GEr221.html


Михаил Армалинский

Руководство к действию для засуетившихся.

Напоминаю что писал В. А. Соснора о "Тайных записках" Пушкина http://www.mipco.com/win/pushrus.html, напоминаю для всех, кто резко засуетился в связи с присуждением Сосноре премии "Поэт": http://news.yandex.ru/yandsearch?cl4url=www%2Eitar%2Dtass%2Ecom%2Flevel2%2Ehtml%3FNewsID%3D16152621

стр. 383-384 в книге Давид Баевский. Парапушкинистика (том первый). M.I.P. Company, 2003, ISBN 0-916201-24-4 http://www.mipco.com/win/para.html

Виктор Соснора, С. Петербург - Михаилу Армалинскому

август 1997

...Твою книжку о Пушкине я читал давно. Она симпатична, актуальна и чуть скучна, я б написал жёстче. Это имя превратили в бесполый государственный чугун и после Вересаева ты один отважился поссать на этот лакированный монумент. Прелестно! Но мало, вот от чего я грустил. Чтоб очистить его стихи от наёмных и платных пушкинистов, нужно взорвать тысячи тонн говна, а ты чрезмерно нежен, эстетичен, чувствителен, слишком любишь Его. И льстишь Ему своей стилистикой. Почему ты не описал Зелёную Лампу, где эти ребята
построили специальную дыбу, под неё ложился юноша со стоячим, и на этот стоячий опускали на блоках девушек, спускали, поднимали, - веселились; как естественно! Но и без этого книга очень удачна...

Уверен, что среди засуетившихся вокруг Сосноры имеются издатели, всегда держащие нос по ветру. Глядишь, получив сильным ветром по носу, они воспримут слова Сосноры как руководство к действию и бросятся переиздавать "Тайные записки".
Хотя вряд ли российским издателям позволит сдвинуться с места многолетний груз наложенного в штаны из-за перманентного страха перед "Тайными записками". http://www.mipco.com/win/pushrus.html

Дряблая душа.

В General Erotic N100 я опубликовал свой "Построчный комментарий к Бобышеву, человекотексту", из которого следовало, что Бобышев - это …
Впрочем, кто прочтёт, тот сам без труда подберёт ему однозначный эпитет.

Как мне недавно сообщили, Бобышев подобрал и мне эпитет (или почётное звание?), о чём он оповестил в продолжении своих воспоминаний:

Дмитрий Бобышев. Автопортрет в лицах. Человекотекст. Книга 2
"Время", Москва, 2008, 392 с. ISBN 978-5-9691-0357-3

Вот какой там имеется абзац, который представляется самолюбующемуся автору вершиной поэтического описания любви:

Нет, я не стал эротоманом, как Армалинский, - наверное, из-за сильной приверженности к конкретному совершенству. Когда оно являлось ко мне во плоти, я не насыщался им «из кулька», да и сама красавица приходила за чем-то большим, чем связь. Расспросы, любования и комплименты, ритуал обнажения, возгласы и шёпоты - всё, что вело нас к простынному развалу, уже было дегустацией, началом тактильного пиршества с участием всех пяти чувств, включая туда и шестое. Дико расскакавшаяся по жилам кровь делала любое
касание радужно-зримым, даже зорким, особенно когда часы свиданий протекали в зыбком заоконном свете петербургского дня, - то был уже не целиком телесный, но и спиритуальный, духовный опыт, потому что тело тут становилось душой.

Любая женщина, прочтя эти натужные признания, бросится прочь от мужеподобного существа, приверженного к конкретике совершенства шестёркой чувств, у которого даже от зыбкого дневного света, тело со страху сразу становится дряблой душой.
И впрямь, не получилось у Бобышева стать эротоманом.

Моя классика.

Из книги "По обе стороны оргазма".

По-русски - "Главные боги", а по-человечески - поэтическая анатомия женских половых органов.


MAJORES DEI

Pubis

Нет, не мираж, а истинный оазис
в награду получил мой дерзкий взгляд,
искавший не средь Африк или Азий,
а средь пустынных тел колодца клад.

Так в детстве, помню, тайно пронесёшь
в оазис взор а только это зримо
и как ни дивно зрелище, но всё ж
с предчувствиями не соизмеримо.

План клада лишь со временем созрел,
я стрелку в треугольнике узрел.



Clitoris

Бушующие заросли раскрыл
и на поверхности я клад увидел.
Лишь прикоснулся - слышу трепет крыл
вспорхнувших ангелов в убогой свите

легенд и мифов, знаков и намёков
вмиг заглушился стоном сатаны.
Бесцеремоннее б сломать не смог он
мужчин от женщин делящей стены.

Мне в женственности, в зарослях возросшей,
зачатки мужественности дороже.



Urethra

Бессилен запах благовонных мазей
пред запахом пугающе земным.
И в центре, где раскинулся оазис -
сомнительный источник, но за ним,

совсем вплотную, столько есть услад,
что отвращенье исчезает сразу,
и втягивают ноздри аромат,
и от него мутится чистый разум.

Уже само соседство с Божеством
становится великим волшебством.



Labia Majora

Никчёмна нравственность, когда мокры
ресницы полудремлющего ока.
Двойное веко вышло из игры,
и жадный взгляд скрывать теперь нет проку.

Кого ж не допускали эти створки,
когда они от грёз или руки
приоткрывались в ожиданьи оргий,
а не смыкались штурму вопреки?

И лишь тогда, когда им сладко спится,
распахнуты курчавые ресницы.



Labia Minora

Прикосновения к святым местам
не происходят без благоговенья,
тем более, когда они - уста,
ловящие подвижные мгновенья.

Не оскверню уста пренебреженьем.
Они молчат, но молчаливость их
есть знак согласья перед превращеньем
в простую плоть для радостей мирских.

Но чтобы радости острее стали,
кусочки плоти видятся устами.



Vagina

Взгляд отводить - кощунство, а не скромность,
когда во весь свой глаз глядит в тебя
открытый путь. Я от него не скроюсь -
он неминуем, как сама судьба.

Не длинный путь, но долгий - суета,
но, слава Богу, без томленья духа.
Так вот куда в мечтах я улетал,
как только ритм любой касался слуха.

Бросаясь трепетно в ритмичный путь,
стремлюсь в него мелодию вплеснуть.



Cervix

Я предпочтенье зрелищу отдам,
но всё-таки вступаю в состязанье,
в котором я кладу конец трудам
по созерцанью - но для осязанья.

И наступает действенное время,
а взгляд - он недостаточно упруг.
Нащупав шею, взваливаю бремя,
чтоб задышала, оживая вдруг.

И это столь недолгое дыханье
есть жизни всплеск среди существованья.



Perineum

Лицо, душа, их красота - условность
на перепутье мнений и времён.
Красиво только то, что вечно в новость
для тех, кто удивленьем умудрён.

Но перепутье - действиям ущерб -
есть место восхитительных сомнений,
перед двумя глазницами пещер,
какую мне избрать для поселений?

Сомненье, что придумал Буридан,
не принесёт лишь сытому вреда.



Anus

Меня лишь суть влечёт, чья красота
уничтожает грубую брезгливость.
И если подступает краснота,
то не к щекам, забывшим про стыдливость.

Отсюда исторгается уродство,
но в плоти, всё исторгнувшей, пустой
с исторгнутым не обнаружишь сходства -
желанье наделяет красотой.

Взгляни с любовью, всем страстям в угоду,
и выход тотчас обернётся входом.



Nates

Безотносительна, ибо проста
признательность улыбки вертикальной
за необыкновенные места,
являющие грех маниакальный.

Блаженная улыбка задних мыслей
в отличие от прочих - на виду,
и драпировки, что над ней нависли,
на деле - у неё на поводу.

И первая - назад вперёдсмотрящий -
оазис предвещает, дух бодрящий.



Sancta Sanctorum

НЕТ, НЕ МИРАЖ, А ИСТИННЫЙ ОАЗИС
БУШУЮЩИЕ ЗАРОСЛИ РАСКРЫЛ.
БЕССИЛЕН ЗАПАХ БЛАГОВОННЫХ МАЗЕЙ,
НИКЧЁМНА НРАВСТВЕННОСТЬ, КОГДА МОКРЫ

ПРИКОСНОВЕНИЯ К СВЯТЫМ МЕСТАМ.
ВЗГЛЯД ОТВОДИТЬ - КОЩУНСТВО, А НЕ СКРОМНОСТЬ,
Я ПРЕДПОЧТЕНЬЕ ЗРЕЛИЩУ ОТДАМ.
ЛИЦО, ДУША, ИХ КРАСОТА - УСЛОВНОСТЬ,

МЕНЯ ЛИШЬ СУТЬ ВЛЕЧЮТ, ЧЬЯ КРАСОТА
БЕЗОТНОСИТЕЛЬНА, ИБО ПРОСТА.

1974

Можешь на пизду смотреть не жмурясь?
На сокровище, что солнца ярче?
Не с глазами женскими амурясь,
а лишь с оком Божьим, не иначе.

И когда от женщины я слышу
о глазах глубоких, взглядах ясных,
мне тогда не до четверостиший,
я на четвереньки - их, глазастых.


*

Я искусство в рот ебал -

сучья сублимация.

Раскрывай-ка свой оскал -

неча проливаться ей. 



Я не чую в нём души, 

но души не чаю. 

Свет над телом не туши - 

я пизду встречаю!

*

Нет ничего прекрасней ебли,
когда два тела, словно стебли,

сплелись, срослись, забыв о смерти,
и хуй, земной подобный тверди,

в пизду, подобную пространству,
летит, творя по-божьи страстно,

и суть библейского творенья
подчинена эффекту тренья.


*

Приличья, играя на нервах,
играют на нравы.
Гуляют красивые стервы,
уродок оравы,

грудями и бёдрами машут,
сокрыв сердцевину,
и красками рожицы мажут,
и пахнут невинно,

и требуют, ждут, предвкушают
вниманье, почтенье,
и похоть свою придушают
до нравоученья,

мол, счастье не в мелкости ебли
(их глубь привлекает).
Но вся глубина их издревле
не глубже влагалищ.


*

Она умела приурочить свой оргазм
к моменту моего семяпусканья.
Я тоже был на многое горазд,
но это вовсе не для описанья.

Двуликий анус выгоняет вон
в пищевареньи низкое участье,
когда мой палец пожимает он
свидетельством достигнутого счастья.

Моей задачей было ей помочь,
конечно, о себе не забывая,
считать, как много раз разбудит ночь
она, от наслажденья завывая.


*

Слова веского не сказать,
видя, как груди кругом подвесками
где-то под шеей сверкают - взять
их так охота, что хоть невестами
их назовёшь, и, вступая в брак,
на колени пред бёдрами - бряк.

Запах сочится скозь белый ажур,
сердце настраивая в мажор.
Я - твой жених, я - твой ухажёр,
хочешь, я страстью тебя ухожу?
"Да", - говорит мне, шмотки задрав.
Верю, продлится любовь до утра.



*

Чтоб никто не смел будить,
кроме солнца и птиц,
чтоб никто не смел судить,
кроме добрых девиц.

Чтобы мысли никогда
не забыли мечты,
чтобы каждая пизда
убивала почти.


*

Так я в жопу тебя и не выеб,
хоть готовился к этому хуй,
и качалась головка на вые,
глубину отмечая, как буй.

От былого радения анус,
в силе спазм - виртуоз и герой,
заболел, и ему я не глянусь,
ведь горой за него - геморрой.

Что ж, придётся к пизде обращаться,
что всегда выручала меня
из беды, одиночества, счастья,
хоть с соседкой я ей изменял.


*

Страсть изживается жизнью совместной,
совестно холод скрывать за завесой

мятой привычки - дрочить женским телом
хуй, что предался мечтам оголтелым.

Ты горделиво стоишь на карачках
я не порю в наслажденьи горячку,

я замедляю движенья, смакую
грёзы - для выплеска выбрать какую?

*

Придёт оргазм и всё расскажет
и ничего не утаит.
Пизды расхлёбывая кашу,
хуй перед ней не устоит.

Ей, необъятной и бездонной,
мечты не удовлетворить.
В другую рвётся хуй бездомный,
с безумной жаждою творить.

Но, отстрелявшись, он свернётся
калачиком и в ней уснёт.
А ей не спится, ей неймётся,
пока она не понесёт.

1978-1980

После драки.
Я своё сказал, и вся последующая критика - это махание кулаками после драки. А драка у меня была с самим собой.


Смысл денег.

Существует множество этимологических толкований слова "бабки" в значении "деньги". Главное толкование - сельско-хозяйственное. Однако самое очевидное и единственно верное обходят стороной. Первое назначение денег - это покупать на них баб. Деньги эквивалентны бабам. Есть деньги - есть бабы.
Имеется стороннее подтверждение в другом термине: "горячие бабки" - это деньги, заработанные проституцией.
Но у всех - свой жаргон для денег: если у мужчин - "бабки", то у женщин - "шмотки".

Моя Утопия.

В продолжение моей заметки об Утопии.
Порнография - это утопия. Если Утопия Томаса Мора и прочих стала истоком марксизма, то моя порнографическая утопия станет основой идеологии счастья.
Только если марксизм наплодил трупы, то мой генитализм расплодит людей, лежащих трупами от великих наслаждений.


Французское издание Тайных записок в десятке лучших книг.

Знаменитый французский литературный журнал Revue des deux Mondes, издаваемый с 1829 года, поместил в десятку лучших книг месяца новое издание Journal Secret Pouchkine .

Но это никак не помешает российским издателям продолжать самозабвенно накладывать в штаны при любом упоминании Тайных записок Пушкина.


Теперь телевидение.

7 апреля на французском телевизионном канале TF1 (LCI) проходила еженедельная передача "О чём мы говорим" («On en parle»), на которой Gérard Collard с участием Valerie expert обсуждали свои любимые книжные новинки.
Среди них было и новое издание Тайных записок на французском языке.
Фиксируя факты, Valerie expert опубликовала в своём блоге обложки книг с аннотациями, которые обсуждались в телепередаче.


Но это никак не помешает российским телевизионщикам продолжать самозабвенно накладывать в штаны при любом упоминании Тайных записок Пушкина.

Война или мир.

Две реакции на классический сюрприз: муж (жена) приходит домой и застаёт у жены (мужа) любовника (любовницу).

Первая. "Моральная" человеконенавистническая реакция такова: жена - в ужасе, любовник - в страхе, муж - в ревности и ненависти. Крик, рукоприкладство, возможное убийство, а коль выживают, то неминуемый развод.

Вторая. "Аморальная" человеколюбивая реакция: жена радостно манит мужа, муж, возбуждённый зрелищем, присоединяется, и все втроём объединяются наслаждением. Брак ещё больше укрепляется.

До тех времён, пока обществом одобряется и утверждается "моральная" реакция, все попытки мирного сосуществования между народами обречены на перманентный провал, и людей будут всегда обуревать войны, ибо суть любой войны основана на ожесточённой реакции при виде твоей самки, ебущейся с другим самцом или твоего самца - с другой самкой.

В подтверждение сказанному.

Ещё одно объяснение, почему женщины лет пятнадцать назад с такой одержимостью бросились брить себе пизды - см. General Erotic N174.
Процесс бритья даёт женщинам предлог для продолжительного и пристального общения с собственной пиздой, что многие женщины избегали из-за стыда или из-за воспитанного в них отвращения к виду и запаху собственной пизды.
Теперь же, регулярно брея пизду, женщина получила как бы официальное разрешение рассматривать, трогать, изучать свою пизду. И в процессе заодно доводить себя до оргазма.
Таким образом, под предлогом наведения "чистоты", женщины ввергают себя в ещё большую (и регулярную) "грязь".


О хвале с клеветой совместно с глупцами.

Пушкин рекомендовал своей музе (а вовсе не всем вокруг) хвалу и клевету приять равнодушно да ещё вдобавок "не оспоривать глупца". Иными словами, он призывал музу к безразличию на любую народную реакцию к творчеству, опекаемого ею поэта.
Но если никакой реакции в виде хвалы и клеветы не возникло, то тогда муза окажется в недоумении, поскольку для такой ситуации Пушкин не выдал ей никаких наставлений. Разумеется, ему и в голову не приходило, что написанное им может оказаться не замеченным читателями и критиками.

Ещё раз подчеркну, что мудрые Пушкинские указания обращены к музе поэта, то есть не к нему самому, не к другим поэтам, а к Вдохновению. А Вдохновение - это ведь не сам поэт, а то божественное, что на него снисходит, что приводит поэта в некое состояние, при котором у него устанавливается волшебная связь с богом, и бог начинает диктовать поэту что и как писать.
Обращение к музе, к вдохновению с назиданиями по сути является лишь попыткой уберечь музу от пагубного влияния человеческого тщеславия и обеспечить её стабильную функциональность. Мол, тело и душа поэта пусть как угодно реагируют на хвалу и клевету - избежать этого для поэта физически и психологически невозможно. Но вдохновение пребывает на особом месте - оно выходит за пределы поэта, ибо является извне и исчезает вовне. Прекрасно понимая свою поэтическую зависимость от вдохновения, Поэт вовсе не указывает,
а просит или даже молит музу хвалу и клевету принимать равнодушно, то есть не быть такой, как он сам. Он хочет, чтобы ничто не посмело испортить ей настроение, из-за чего поэт бы лишился способности творить. Поэт хочет лишь одного, чтобы муза работала на него, как лошадь, держа его постоянно в состоянии вдохновения и чтобы он писал одно гениальное произведение за другим.

Однако, Пушкин, как говорилось выше, не оставил никаких указаний музе, что ей делать, если ни хвалы, ни клеветы не появляется, и даже глупцам на твоё написанное явно наплевать. Что делать музе в таком случае? Равнодушие тоже принимать равнодушно? Ведь отсутствие всякой реакции гораздо болезненней, чем любая реакция, какой бы она ни была.
Пушкин всё-таки продолжает наставлять свою музу менее запомнившимися народу словами: "Обиды не страшись, не требуя венца". Это как раз можно истолковать как наказ музе на случай равнодушия толпы, мол, не обижайся даже на полное молчание, ибо муза не должна ждать никакой славы - не претендовать ни на какой венец. Таким образом, муза становится укрыта советами со всех возможных сторон - она должна быть идеальным стоиком и не испытывать никаких эмоций, а только "пахать" на полную катушку.

Всё то, на что натаскивает Пушкин свою музу, является нереальным и противоестественным не только для Пушкина, но и, тем более, для любого поэта. Ведь поэт - существо тщеславное и суетное, которое полностью отдаётся архисуперэмоциональной реакции на хвалу и клевету, и с пеной у рта оспаривает глупца.
Спроецировав (вывалив) на Музу желаемую в себе реакцию, то есть полную непробиваемость, Пушкин высвободил себя эмоционально, и в жизни остро реагировал на хвалу, клевету и разглагольствования глупцов - он писал эпиграммы на дураков и подлецов, радовался дружеской хвале и обозлевался на злобных критиков.
Наделив Музу идеальной реакцией (вернее полным отсутствием реакции) на окружающую поэта среду, сам поэт может всемерно предаться чувствам, столь ему присущим, без которых он перестаёт быть не только поэтом, но и человеком вообще.

Таким образом, о равнодушии поэта к хвале и клевете не может идти и речи, коль он специально опубликовал своё произведение именно в предвкушении как можно большей хвалы и как можно меньшей клеветы. Реакция читателей, которую поэт умышленно спровоцировал, опубликовав (а не спрятав) свои произведения, всегда душещипательна для поэта. Поэтому наделив музу "идеальным характером" поэт может лишь научиться кое-как сдерживать свои эмоции, чтобы уж совсем не задрать нос от хвалы, а от хулы, чтобы не впасть в летальную
депрессию.

Пока же муза исправно следует каждому указанию Пушкина, сам поэт, изо всех сил борется против окружающего его равнодушного молчания. А когда, наконец, поднимается буря хвалы и клеветы - тогда поэт уже может с облегчением вздохнуть и погрузиться в работу, зная, что "процесс пошёл" и слава ему обеспечена.


Моя попытка в Живом Журнале вывести Галину Юзефович из страха перед "Тайными записками".
24-31марта 2011 http://youzef.livejournal.com/172257.html
Армалинский:
Галина, Вы - очаровательная умница. И именно вследствие этого, мне непонятно, почему Вы ещё не откликнулись на Тайные записки Пушкина, которые написаны от сердца, хотя там и фигурируют гениталии. Если каким-то чудом Вы их ещё не прочли (умышленно или подсознательно их избегая), то я могу Вам послать электронную версию книги, чтобы Вы, наконец, посмотрели Правде в глаза.

После затянувшегося молчания я продолжил:

Неужто у Вас не хватает духа ответить? Помнится, на моё предложение сфотографироваться без шмоток Вы отреагировали тотчас. Никак Пушкин страшнее.

На этот раз Г. Ю. ответила:

Г. Юзефович: О, извините - пропустила Ваш коммент. Дело в том, что я все же специализируюсь по современной литературе, Пушкин - не совсем мой формат. Да и порнографией я как-то не очень интересуюсь...
Но спасибо anyway :)
Армалинский: Галина, Ваш ответ, несмотря на его краткость, содержит в себе столько "мяса", что даёт мне прекрасную возможность продемонстрировать Вам пример проникающего (или проникновенного?) литературоведения.
Слово "пропустила" в данном контексте можно понимать двояко: либо "не заметила", либо "не хотела отвечать".
Первое значение вряд ли возможно, ибо коммент, состоящий из одного слова, прямо над моим Вы заметили и ответили на него, а мой длинный, представляющий из себя распространённый комплимент,
да ещё украшенный моим американским генитальным флагом не заметить было просто физически и даже физиологически невозможно.

А вот "пропустила" в смысле "не хотела отвечать" подходит прекрасно, так как только после моего второго "нажатия" с подначкой Вам стало совсем уж неловко отмалчиваться, ведь Вы - человек вежливый. 
Но почему Вы не хотели отвечать? - Это становится вполне понятно из последующих фраз Вашего ответа. Вы просто решили отписаться, опасаясь прикасаться к опасной теме. 
Впрочем,
как всегда, можно придумать и другое объяснение: Вы вовсе не "отписывались", а на полном серьёзе написали всё последующее, а именно: Вы считаете, что Тайные записки написаны Пушкиным, и так как Вы занимаетесь современной литературой, то писать о Пушкине выходит за пределы Вашей специализации. 

И далее, прочтя Тайные записки, Вы узрели в них исключительно порнографию, которой Вы, конечно же, интересуетесь, но "как-то не очень". Итого, Ваш профессиональный вывод: Порнографические "Тайные записки"
написаны Пушкиным.
Получается следующее: если Вы просто отписались, то Вы продемонстрировали своё профессиональное малодушие говорить о сложных и весёлых явлениях в литературе, а ежели Вы ответили "на полном серьёзе", то Вы … тут я предлагаю Вам самой подобрать себе подходящее определение, поскольку, как мы знаем, Вы - человек вежливый.
Но как бы там ни было, спешу Вас заверить, что Вы заслужили себе почётное место в "Парапушкинистике".




"Российская газета" старается во Франции

"Российская газета" залезла во Францию и издаёт нечто под неприличным, но весма точным называнием La Russie d'Aujourd'hui, что в переводе значит "Россия сегодня - хуй"
Она присобачилась приложением к самой "Фигаро", и к разным главным газетам во всех западных странах.
В номере от 29 марта эта Россияхуй тиснула рецензию на французское издание "Тайных записок" Пушкина.
Когда я вижу любую рецензию на "Тайные записки" - у меня рождается только одна фраза: "Давно пора!".


Тайная записка Виктора Топорова.


Литературный критик Виктор Топоров, который широко известен тем, что женщины ему не дают, был увековечен в Парапушкинистике.
Это ему так понравилось, что Виктор решил попасть туда ещё раз.
В ответ на моё сообщение об очередном выпуске журнальца General Erotic, я получил от Топорова, члена жюри премии Геннадия Григорьева, такую вот премию:

From: Премия Геннадия Григорьева <grigoriev.prize@gmail.com>
Subject: Re: Mikhail Armalinsky. GE 213
Date: March 24, 2011
To: GEr@mipco.com

ТАЙНАЯ ЗАПИСКА
ВИКТОРА ТОПОРОВА
МИХАИЛУ АРМАЛИНСКОМУ:

ПОШЕЛ К ЕБЕНЕ МАТЕРИ, МИША. К ЕБЕНЕ МАТЕРИ!


Я участливо ответил Топорову:

Что ж Вы, Виктор, остановились на полуслове? Дайте насладиться Вашим красноречием в полной мере.
Всех литературных благ!
Михаил Армалинский

Однако оказалось, что красноречие Топорова на том истощилось, как у него давно истощилось всё остальное, кроме бороды, находящейся в состоянии эрекции.
А я ведь все тайные записки делаю явными, в том числе и топорные.


Какова жизнь.

С какой жизнью смиришься, такой она и будет.


Прелестные расцветки.

Пизда в цветочек, хуй в полоску, зад в горошек и грудь в клетку.


Максимально новое.

Люди страшатся всего нового, и страх смерти - это максимальный страх перед максимально новым.


Жизненная история.

В переполненном кинотеатре идёт фильм про молодую жизнь. На экране хорошенькая девушка собирается на вечеринку, смотрится в зеркало и спрашивает подружку:
Am I fuckable?
Весь зал в один голос грохочет: Yes!!!
Девушку стаскивают с экрана и начинают беспорядочно ебать в проходах.


Первый взгляд.

Когда рождается ребёнок, то врач, повивалка или сама роженица не начинают рассматривать форму черепа новорожденного или черты его лица или цвет глаз, форму тела - нет, первый взгляд сразу устремляется новорожденному между ног: мальчик или девочка?
Именно половая принадлежность является первыми и обязательным критерием будущего существования.
Этот первый взгляд разом отметает все благопорядочные россказни о якобы важном влиянии чего бы то ни было прочего.


Неотступность темы.

Один из методов проверки врачом здоровья нервной системы пациента - это удар молоточком под коленой чашечкой. Нога от этого лёгкого удара дёргается помимо твоей воли, рефлекторно. Так и должно быть - ты здоров.
Чтобы добиться другого "дёгранья" - оргазменного - одного лёгкого движения недостаточно. Но если определённые движения в определённом месте осуществлять достатояно долго, то оргазм непременно наступит и опять-таки помимо твоей воли, рефлекторно. А это тоже является свидетельством твоего здоровья.
Таким образом, "идеальное изнасилование", суть которого есть доведение женщины до оргазма, пренебрегая её волей - есть тоже свидетельство здоровья женщины.
Более того, наслаждение попирает волю и тем самым низводит её до самодурства и сумасбродства, и этим восстанавливает власть богом вложенных в нас рефлексов, которые тщетно пытается подавить мутация сознания с помощью измышлений морали.



Сладкие шестнадцать.

Популярнейшая песенная и разговорная идиома: sweet sixteen. Мол, слаже нет, чем ебать шестнадцатилетнюю.
А почему не thirteen, forteen или fifteen? Ну с seventeen понятно, почему не используют - лишний слог: ритм ломается. Но ведь почему-то также не используют eighteen - возраст совершеннолетия. Неужто по его достижении вся сладость пропадает? Или в нынешнее время к восемнадцати она уже вся ёбаная-переёбанная, а хочется быть первым учителем.
Но неужели сладость появляется только в шестнадцать? А что в четырнадцать - сплошная горечь?

Наверно, выбрали шестнадцать, потому как безопасно - возраст сексуального согласия, с одной стороны, а с другой - всё-таки ещё несовершеннолетняя, что подчёркивает природную закономерность и человеческую противозаконность потребления юных тел, у которых уже задействована менструация и которые сочатся не только кровью, но и соками, требующими сладкого вторжения в сладкие отверстия, вполне созревшие, готовые для наслаждения, но которые из последних сил мораль затыкает убийственными законами.

Тем не менее в песнях все вожделенно поют о совокуплении с несовершеннолетними - хотя бы дайте шестнадцатилетнюю - воют они. Одна из лучших недавних песен это английской группы The Heavy, которая так и называется Sixteen. Слова там тоже показательные.
Пора в США ввести закон, карающий за совращение малолетних даже в песнях. А то что же такое? За рисунки детский порнографии сажают, а распевать песни на всех перекрёстках про еблю шестнадцатилетних - пожалуйста? Куда смотрят родители, церкви, и прочие садисты? Срочно зашивать все дырки шестнадцатилетним!



Самый невежественный сексуальный вопрос.

Самый невежественный сексуально-отчаянный вопрос вырывается как у мужчин, так и у женщин, когда они подозревают или узнают об измене партнёра. "Что же у неё (соперницы) есть такое, чего нет у меня?" - недоумевает любовница или жена.
И ревнивица начинает перебирать, глядя на себя в зеркало: пизда есть? - есть! зад есть - есть, и даю в него! - грудь есть? - есть и большая и высокая. Лицо - красивое, и в рот беру. Чего же ему ещё надо?
И задав этот вопрос, женщина теряется в невозможности найти ответ самой и требуют ответа изменщика: Чего тебе ещё надо?!
Изменщик, как правило, ответа дать не может, поскольку над этим просто не задумывался - увидел дающую бабу - и взял, а ту, что не давала - соблазнил и тоже вязл. Чего думать-то?
А если всё-таки думал и понял, то вряд ли скажет правду, потому как правда эта лишит его бабу всякой надежды, а без надежды женщина не может длить отношения. Ей нужна либо надежда на оргазм, либо надежда на деньги или, в крайнем случае - надежда на замужество. Либо на всё вместе взятое.
А сказать-то невежественной ревнивице можно лишь одно:
- Да, ты красивая, страстная, очаровательная, но одного необходимого качества ты уже лишена навсегда.
- Какого?! - воскликнет уязвлённая любовница!
И мужчина ответит:
- Новизны.
Редко какая женщина вынесет эту правду, которая ставит её в абсолютно безнадёжное положение - ведь любая незнакомка побивает её козырем своей новизны.
Тут для умной женщины остаётся только один выход - ухмыльнуться и молча устремиться за новизной мужчин.
Однако большинство женщин (и мужчин) будут держаться за своё невежество и устроят скандал, разлуку, развод или чего ещё из ревнивого вплоть до убийства. Ведь мир так называемой любви держится на трёх китах-селёдках: невежестве, ревности и глупости.



Обход дразниловки.

Striptease в переводе: дразнить, обнажаясь. И вот тебе без всякого утаивания объявляют: женщины будут тебя дразнить, но только дразнить, а о ебле с ними и не мечтай.
Казалось бы, надо не то чтобы обидеться, но плюнуть на издевательское раздевание и купить бабу для ебли уже раздетую. Так нет, огромное количество мудоёбов платит деньги за то, чтобы их дразнили. Оправдать это можно, разумеется, иначе: смотреть стоит значительно дешевле, чем трогать, а потому, лучше уж смотреть, чем вообще ничего не испытывать. Однако среди любителей стриптиза немало богатых мудоёбов, которые тратят время и деньги на эти игры. Им нравится, когда их дразнят. На то, что мне феноменологически чуждо.
Я смотрел стриптиз лишь один раз, когда только приехал в Америку, из любопытства узнать, что же это такое, о чём в СССР говорили шёпотом и с вожделением. И после этого одного раза я обхожу эти заведения также, как и казино, где всё построено на том, чтобы тебя обмануть, привлекая фальшивой надеждой.

Вообще-то говоря, стриптизные игры ведутся испокон веков и вне стриптизных забегаловок, где лишь доводят стриптиз до своего предела - полного раздевания с раздвиганием ног. А "недоделанный" стриптиз окружает нас повсюду - посмотрите на летних баб на улице: голые руки-ноги, сиськи без лифчиков вываливаются из прозрачных маечек, шортики, из-под которых лезут ягодицы. А про пляж и говорить нечего - символические полосочки ткани, закрывающие соски, дырку в заду и полуоткрытые большие губы. То есть дразниловка идёт
круглые сутки, и если не в реале из-за зимы, то по телевизору, в печати, по интернету. Сексуальные игры то бишь.

Вот именно, игры, а игра - это есть процесс достижения цели с помощью соблюдения правил, законов, которые преграждают прямой путь к цели.
Следование правилам обеспечивает участникам безопасность, и за послушное поведение ты получаешь мелкую награду, но зато без применения силы, без страха смерти.
Однако именно правила и сам формат игры для меня чрезвычайно ненавистны. В моём определении, свобода - это обладание целью, пренебрегая установленными правилами её достижения. Если игра - это петляющая, часто бесконечная линия между тобой и твоей целью, то свобода - это короткая прямая, соединяющая с желанными отверстиями. И эта кратчайшая прямая есть либо мгновенно вспыхнувшая обоюдная похоть, либо покупка проститутки, либо "идеальное изнасилование". Краткость - не только сестра таланта, но и - мать преступления.



Модность.

Мода - это указ: изволь одеваться так-то и покупать то-то, и тогда все будут обращать на тебя внимание и выберут в сексуальные партнёры. И люди с придыханием тратят деньги, чтобы купить именно то, что им указано. Сколько рабства, сколько готовности подчиниться, сколько немощи быть самим (самой) собой и внимать своим уму и чувству!
Следовать моде - это унизительно, ибо это отказ от себя! Модно одетая женщина - воплощение сексуальной рабыни. Даже сняв одежду, она ею остаётся - обо ныне модный бритый лобок выдаёт в ней рабыню.
И только самомнение, подначиваемое антисексуальными законами, даёт ей возможность полагать, что у неё есть свободная воля, которая позволяет ей сжимать колени. Тогда как "по умолчанию" колени у женщины должны быть разведены.


Михаил Армалинский

В избранное