Все выпуски  

Электронные книги NewBooks: фэнтези, мистика, фантастика Выпуск 45


Информационный Канал Subscribe.Ru

 



Интернет-издательство "NewBooks"

БЕСПЛАТНЫЕ электронные книги

Newbooks открывает новые имена авторов
отечественной фантастики, мистики, фэнтези


НОВЫЕ ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ

Константин КРУТСКИХ

"Гости из прошлого"

Скачать эти и другие электронные книги можно на сайте

http://www.newbooks.ru

Выпуск 45

Константин КРУТСКИХ

ГОСТИ ИЗ ПРОШЛОГО

Продолжение

 


Глава третья
Хорошая девочка Ирма


Добраться до Северного Кавказа в конце двадцать первого века не составляло никакого труда. Воздушное такси домчало друзей до подножия одного из тамошних хребтов минут за пятьдесят. А дальше, чтобы добраться до популярной турбазы "Новый Цей", нужно было подняться по канатной дороге до одной из горных вершин.
Собственно, это была не совсем вершина, а ровная площадка, возникшая на месте срезанной макушки. С помощью мощных лазерных установок люди аккуратно сняли с горы примерно пятую часть ее высоты. Получилось небольшое плато. Оно вышло настолько широким, что здесь разместились жилые домики, небольшой административный корпус, склады припасов а так же лыжного и альпинистского снаряжения. Для базы выбрали специально такую гору, которая сама была не очень живописной (так что, укорачивать ее не слишком жалко) но находилась в окружении самых красивых пиков. В прежние времена горнолыжные базы строились лишь на склонах, поэтому им было далеко до высоты "Нового Цея". Стоя на краю площадки даже не разглядишь селений, расположенных у подножия горы. Словом образовался эдакий затерянный мир, вроде того, о котором Алиса прочитала когда-то в книжке Конан-Дойля.
Правда, этот затерянный мир был вполне современным и комфортабельным. Его обслуживала собственная электростанция, туда-сюда сновала кибернетическая обслуга. В холле административного корпуса работал телевизор, в вестибюле и столовой - несколько видеофонов. И конечно, попасть сюда мог любой желающий, вызывав кабинку канатной дороги, управлявшуюся автоматикой.
Каждый мог отдыхать здесь по своему вкусу. Кто-то, как правило, лыжники, предпочитали размещаться в уютных кирпичных домиках и обедать в столовой у камина. А кто-то, как правило скалолазы, ставил палатки прямо на снегу и разводил по вечерам костры из синтетического топлива. Это топливо делалось на заводе во Владикавказе специально для туристов, альпинистов и просто любителей пикников. Оно разгоралось почти сразу же, от простой спички. Но при этом ему придавали форму и цвет настоящих деревянных поленьев, с корой, сучками и годовыми кольцами. В костре они постреливали искрами и светились янтарными угольками, прямо как настоящие дрова. Для особых любителей дикой жизни топливо даже отливали в виде целых бревен. И обитатели базы могли с наслаждением распиливать их двуручной пилой, а после колоть топором.
Хотя канатной дорогой и управляли автоматы, без людского присмотра все же не обходилось. Как только кабинка поровнялась с краем плато, одноклассники увидели спешащего к ним навстречу человека. Это был настоящий житель Кавказа в национальном костюме. Все, как полагается - папаха, бурка, газыри, кинжал в чеканных ножнах.
- Приветствую вас на базе "Новый Цей". Меня зовут Ахмет, я здесь вроде гида.
Приблизившись, Алиса увидела, что это совсем молодой парень. Было заметно, что он гордится недавно отросшими усиками куда больше, чем привычным нарядом джигита.
- В первый раз у нас? - спросил Ахмет и тут же сам ответил: - Вижу, что в первый. Чем собираетесь заниматься? Альпинизмом? Лыжами? Или просто отдохнуть?
- Лыжами, - ответила за всех Юлия.
- Замечательно, замечательно! - воскликнул Ахмет. - Я как раз и есть инструктор по лыжам. То есть, это основная специальность. А так приходится всем подряд заниматься. И просто экскурсии водить, и начинающих альпинистов тренировать. И следить за живностью... Простите, я не вас имел ввиду.
Все вежливо улыбнулись, и зашагали к видневшимся невдалеке строениям базы.
Словоохотливый инструктор говорил без умолку, расписывая красоты Кавказских гор и достоинство родной базы. Сообщил о том, сколько сейчас на плато народу и какого возраста. Сказал, что сам он чистокровный осетин и что многие поколения его предков всю жизнь лазили по горам, что не мешало многим из них добиться в успехах в науке или искусстве.
Снег хрустел под ногами, словно новенькая рубашка на груди горы. Алиса специально сделала шаг в сторону от тропы и ухнула по колено. Конечно, ее комбинезон был непромокаем, и не пропускал тепла, отчего девочка носила его без скида и зимой, и летом. Она тут же выпрямилась и принялась стряхивать со штанины снежную пыль. Тающие снежинки на секунду приятно захолодили ладонь.
"Настоящая зима," - подумала Алиса. Конечно она прекрасно знала, что в горах снега, практически не тают. Но это было так неожиданно - всего за час попасть из сочной майской зелени в край вечно молодых серебристых снегов. Тем более, что еще утром девочка и помыслить не могла, что окажется здесь. Как будто еще одно небольшое путешествие во времени...
Едва друзья приблизились к базе, на тропу метнулось что-то огромное и почти неразличимое на снегу.
Это был здоровенный снежный барс. Его благородная шкура отливала на солнце серебром, невероятно длинный хвост тащился за ним, словно отделанный соболями подол королевской мантии.
Увидев чужаков, зверь забеспокоился. Он оскалил пасть и грозно зарычал. Его хвост нетерпеливо заходил из стороны в сторону, образуя на снегу рисунок широкого веера.
Почти вся компания невольно отпрянула в сторону с некоторым испугом. Конечно, здесь обжитая территория, да и вообще, разве кто-то посмеет напасть на людей в конце двадцать первого века? Но все-таки...
И одна лишь Юлия не растерялась. Она спокойно направилась навстречу хищнику и опустилась рядом с ним на колени. Обняла за шею и принялась гладить по голове.
Зверь сразу захлопнул пасть, и как обычная домашняя кошка прильнул головой к плечу Грибковой. Она принялась чесать ему между ушей и нежно гладить усы, при этом что-то неслышно шепча. Барс громко замурлыкал от удовольствия.
- У вас тут, значит, целый зверинец на самообслуживании? - спросил Садовский у инструктора Ахмета. - Удобно, весьма удобно. Ни клеток строить не надо, ни о пропитании для питомцев заботиться. Кого увидят, теми и питаются.
- Да нет, не бойтесь, это всего лишь Ирма, - объяснил тот. - Когда-то давно здесь у нас снимали кино про какого-то центрально-азиатского Маугли. Которого будто бы воспитали вот такие зверюги. Завезли ее сюда к нам. А потом она уезжать не захотела. Взяла, да и спряталась, в последний момент. Как ее только не уговаривали, а вот не пожелала вернуться на родину и все тут. Понравились, видать, ей наши хрюшки да индюшки.
- А почему ее зовут Ирма? - спросила Алиса.
- Местные ребята так прозвали. Это же ирбис. Вот быстренько и переделали в Ирму.
Юлия все так же стояла коленями на снегу, обняв огромную кошку за шею.
Наконец, она объявила:
- Ирма говорит, что осталась здесь потому, что ей полюбились альпинистские песни под гитару. Утверждает, что как только услышала их, душа ее навсегда прикипела к здешним краям. А хрюшек и на родине было полно.
Ирма закивала головой, как будто соглашаясь.
- Ага. Значит, барсы любят бардов. Вот тебе рифма, Коля, - заметил Садовский, - Воспользуйся немедленно.
- Не то, чтобы рифма, но что-то в этом есть, - согласился Герасимов, не замечая насмешки.
- А как это вы с ней проделали? - удивился инструктор. - Можно подумать, умеете читать мысли. Но у вас же голые руки!
- Некоторым не нужен миелофон, - улыбнулась Юлия и, распрямляясь, еще раз погладила барса по шее.
Она не преувеличивала. Дело в том, что Грибкова не мыслила себе жизни без зверей.
Пожалуй, из всех друзей Юлька была единственной, кто обошелся без подсказки из будущего. Хотя она ближе всех сошлась с Алисой, проводила рядом с ней целые дни и ночи, девочка из будущего не сообщила ей на прощание ничего ценного. Юлька поняла это лишь потом, когда увидела, как активно стали одноклассники выполнять алисины советы.
Но она ни капельки не расстроилась. Ведь судьба уже подсказала ей, что делать. И подсказала не менее удивительным способом, чем остальным ребятам. Еще до того, как в ее жизни появилась Алиса, Юлька вступила в контакт с космическими пришельцами, явившимися на Землю в виде симпатичных таких зверюшек - тигра и удава. Кто не верит, спросите у Фимки.
Гостям из космоса нужно было позарез попасть в Индию, и для этого Юлька с помощью своей энергичной бабушки умудрилась пристроить их в цирк, отправлявшийся туда на гастроли. То ли девочка слишком привязалась к тигру, и не могла дальше жить без его соплеменников, то ли ей понравился Семка, сын знаменитого дрессировщика Яснова, но только с тех пор она зачастила в цирк. Так что, после школы она не раздумывая поступила в цирковое училище.
Сперва она выступала вместе с Семкой и его сестрой Верой. Дружба дружбой, но те, будучи потомственными циркачами в третьем поколении, весьма болезненно воспринимали успехи девчонки, пришедшей в их среду со стороны. То и дело подтрунивали над ее фамилией. "Грибкова, - смеялись они. - Да тебе не тигров, тебе только грибы дрессировать! Алле - гоп! Ученые сыроежки прыгают прямо в рот! А вот боровик, тот поумнее - сразу куда-нибудь спрячется!"
Но уже через несколько лет талант Юли проявился настолько ярко, что все коллеги стали невольно завидовать ей, а сама она смогла обзавестись собственной звериной труппой.
Удивительно, но этой хрупкой на вид черноволосой девушке покорялись даже самые свирепые хищники. Львы, пантеры, гепарды медведи, волки и, конечно, ее любимые тигры, так и льнули к ногам Юли, с удовольствием лизали ей руки и лицо.
Вот и сегодня, когда одноклассники явились за нею в цирк на Цветном бульваре, они застали ее в окружении сразу нескольких красавцев. Отважная дрессировщица репетировала новый номер. Она словно в кресле сидела в распахнутой пасти огромного льва, и попивала чай. Чайник держал на носу изящный леопард, а двое индийских тигров стояли рядом и тоже потягивали свой родной напиток, изящно держа чашки двумя когтями.
Никаких особых секретов у Грибковой не было. Просто звери как-то сразу чувствовали в ней друга. Что удивительно, в ее присутствии мирились, причем навсегда, даже самые заклятые враги, например такие, как лев и леопард. Юля могла в любое время и приласкать, и ободрить каждое животное. Из рукава у нее, словно у фокусника, то и дело возникал кусочек сахара или аппетитная косточка. А в случае беды укротительница могла послужить и Айболитом. Одновременно с цирковым она закончила ветеринарное училище.
Юля всю жизнь, с самого детства, была бунтаркой и привыкла отважно бороться с несправедливостью. Такая добрая с животными, Грибкова не давала пощады их врагам. Едва обретя самостоятельность на арене, она начала широкую кампанию по борьбе за права зверей. Куда там до нее было всяким шутам гороховым из заморских "Гринписов"! С чисто русским упорством, кавказской пылкостью и удалью кочевников (среди предков дрессировщицы намешались чуть ли не все народы ее великой родины), она перевернула вверх дном буквально весь цирковой мир!
Во время своего первого самостоятельного представления Юлия демонстративно переломила пополам кнут. И, поднатужившись, голыми руками согнула дуло пистолета.
Она сразу же разделила своих коллег на дрессировщиков и укротителей. Дрессировщик это тот, кто любит зверей и просто помогает им подружиться с людьми. А укротитель ломает волю зверя, калечит его душу и даже уродует физически - вырывает зубы, обрезает когти. Питомцы дрессировщика всегда веселые и дружелюбные, они пышут здоровьем и радостью. Невольники же укротителя подавлены, избиты и запуганы, но в душе всегда таят злобу. Стоит только мучителю сделать неверный шаг, они тут же растерзают его. И будут правы, как считала Грибкова. Если ты ходишь на двух ногах и можешь разговаривать, это не дает тебе права издеваться над теми, кто этого не может.
Грибкова не останавливалась ни перед чем. Писала гневные разоблачительные статьи в газетах, устраивала демонстрации, взламывала клетки и отдавала зверей в добрые руки. У нее нашлась масса добровольных помощников, прежде всего, из детворы. Вездесущая, юркая ребятня установила негласную слежку за всеми цирками. И стоило только обнаружить очередного укротителя, его злодеяниям быстро наступал конец. А если Юлии мешали, она могла даже исцарапать лица большим начальникам, как когда-то вредным мальчишкам в пионерском лагере. Какая разница, если и те и другие обижают животных?
- Ты совсем озверела среди своих зверей, - говорили ей.
- Нет. Просто по тому, как вы относитесь к зверям, видно насколько вы остались людьми, - парировала Юлия.
Вобщем, благодаря стараниям Грибковой, к 2039 году цирки навсегда избавились от многовекового позора. Последний из так называемых укротителей был изгнан с работы и переведен тюремные надзиратели.
А кнутом Юлия воспользовалась всего лишь раз в жизни. Отхлестала того самого последнего укротителя. Пусть узнает хоть тысячную долю того, что вытерпели от него звери. Не слишком педагогично. Но в оправдание Юли надо сказать, что она застала своего врага прямо на месте злодеяния, когда он пытался кнутом выгнать на арену бедную больную пуму. Юля вырвала у него орудие преступления и с его помощью в мгновение ока оставила от циркового наряда кровопийцы одни лохмотья. Хотела было запереть его в клетке с потерпевшей, да пожалела пуму - вдруг отравится?
Ну а что касается охотников, то с этим пережитком каменного века Грибкова боролась еще яростнее. Правда, тут она уже не могла обойтись без многомиллионной армии сторонников. Но в них недостатка не было. Ведь если в цирковой среде все долгие столетия было покрыто тайной, то охоту уже давно открыто ненавидела большая часть человечества. Юлия встала во главе движения, которое добилось окончательной победы всего за несколько лет. И с тех пор на улицах даже не встретишь мальчишки с рогаткой.
Надо сказать, что Юльке всю жизнь везло на Селезневых. Мало того, что в детстве она приютила Алису у себя дома, сидела с ней за одной партой и даже таскала ее на шее. Именно благодаря своему призванию, повзрослевшей Юлии посчастливилось познакомиться с отцом Алисы, тогда еще будущим. Профессор Селезнев, директор Космозо, первым обратился к ней за советом. Помнится, у него закапризничал синебарс. Инопланетный котяра отказывался принимать пищу.
Известнейшие академики ничего не могли с ним поделать. Тогда молодой профессор пораскинул мозгами, и тут его осенило - они-то все кабинетные ученые, пишут свои труды за компьютерами, а живых зверей видят раз в год. Вот и решил попросить помощи у практиков. Ну и, конечно, первой пришла на ум знаменитая дрессировщица Грибкова.
Хотя Юлии до этого не приходилось иметь дела с инопланетной фауной, она почти сразу же разобралась, в чем дело. Обняла синебарса за шею, погладила по голове, что-то пошептала ему на ухо, и зверь тут же объяснил ей, в чем дело.
Оказалось, булки, которыми кормили синебарса, были слишком пористыми. В эти поры набивались сотни мелких муравьев, почему-то облюбовавших клетку внеземного кота. Набивались так, что булка оказывалась нашпигована ими, словно маком, и хрустела на зубах. А синебарс панически боялся этого хруста.
Профессор сердечно поблагодарил Юлию, и после этого они крепко подружились. Однажды дрессировщица даже попросила его поделиться с ней инопланетной живностью. И ее новый номер имел бешенный успех по всей Солнечной системе. Но с тех пор, как Селезнев обзавелся семьей, Грибкова наотрез отказывалась заходить к нему домой и изо всех старалась не попадаться на глаза родным профессора, когда те появлялись в зоопарке. Селезнев недоумевал. Уж не была ли она в него влюблена? Но нет, столетняя Юлия уже давно вышла из возраста невесты. Тогда в чем же дело?
Конечно, ответ на этот вопрос знала лишь одна дрессировщица. Все очень просто. Она прекрасно понимала, с чьим отцом свела ее судьба, и поэтому опасалась тревожить малышку Алису раньше времени. Юлия знала, что если девочка попадется ей на глаза, то она не выдержит и кинется обнимать подругу, которая о ней еще не подозревает.
- ...А знаете, - она пожалуй права, - произнес неожиданно Ахмет, который с минуту шел молча, что-то прикидывая в уме. - Пожалуй, наша Ирма действительно очень музыкальна. Не знаю, чего это она сейчас вылезла. Не иначе, как лично вас встречать решила. Обычно она появляется только к вечеру, когда ребята костер разведут. Ну, у костра, само собой, ни разу без гитары не обходится. А Ирма сидит себе и хвостиком по снегу постукивает. Только никто не догадывался, что это из-за пения. Думали ее свет привлекает. А можете спросить, какая песня у нее любимая?
Юлия присела на корточки рядом с Ирмой, о чем-то пошепталась и потом сообщила, слегка растерянно:
- Кажется, "Непогода в горах" Визбора...
У Алисы почему-то больно сжало сердце. Она знала и любила эту старинную песню, ровесницу ее спутников. И даже в качестве некой молитвы напевала ее перед каждым космическим рейсом. Но сейчас, в этот радостный день встречи друзей, знакомые слова показались слегка зловещими. "Будто плачет по ком-то природа"...
Но привычное земное солнышко светило так ярко, небо было таким синим и безоблачным, и так успокаивающе поскрипывал под ногами снег, что тревожные мысли растаяли, словно зазевавшаяся в этот светлый день тучка.
Алиса тоже приблизилась к Ирме и погладила ее по усам.
Юлия предложила сразу же взять быка за рога и направиться прямо к лыжному складу, благо вся компания была налегке. Так и поступили. Вскоре уже все пятеро мчались вниз по крутому склону. И несмотря на то, что Герасимов и Королев встали на горные лыжи впервые, даже для них все обошлось без происшествий.
В конце двадцать первого века появились специальные горные лыжи для начинающих, представлявшие собою некую машину, управляемую компьютером. Снизу, на самых кончиках лыж были установлены фотоэлементы, передававшие электронному мозгу состояние окружающего рельефа. А компьютер уже принимал решение о том, куда направить трассу. Кроме того он подсказывал лыжнику через наушники, как работать палками. Так что, любой новичок мог смело спускаться даже с самой высокой горы, не опасаясь сломать ногу или просто посадить синяк.
Через некоторое время друзья уже вновь поднимались по канатной дороге - довольные и раскрасневшиеся после скоростного спуска. Лыжи пришлось снять еще внизу, так что вопрос о повторном спуске как-то и не поднимали. К тому же, уже давно перевалило за полдень так что можно было слегка отдохнуть. И даже Алиса слегка устала - наверное, две недели почти что круглосуточной работы довольно-таки вымотали ее.
Словом, сдав инвентарь обратно на склад, вся компания направилась в столовую хлебнуть по куржке чаю. В этот час здесь было пусто, поскольку те, кто приехал в другие дни, уже успели отобедать централизованно.
Одноклассники расположились за дощатым столом, потягивая обжигающий дымящийся напиток и болтая о том - о сем. Поначалу каждый внутренне опасался начать рассказ о своих достижениях - прослывешь еще хвастуном. Но Алиса почти сразу же сняла эту проблему, начав насчтойчиво расспрашивать друзей об их жизни. Конечно, кое-что она знала о них еще до путешествия в двадцатый век. Но одно дело - сухие строки теленовостей или скучные монографии, написанные солидными дядечками-академиками, и совсем другое - живой человеческий разговор.
А за сто лет четверо таких известных людей могли накопить ого-го сколько воспоминаний!
Но почему-то никто не заговаривал о тех удивительных событиях апреля 1984 года. Наверное, всем хотелось приберечь самые дорогие воспоминания на потом. Герасимов подумал, что для них нужно будет отвести отдельный вечер, наверное, завтрашний.
Административный корпус стоял на самом краю рукотврного плато, а окна столовой при этом выходили на противоположную остальным строениям сторону, специально для того, чтобы из окон открывался чудесный вид на соседние пики.
- Красота-то какая, братцы! - воскликнул Ефим, бросив взгляд за окно. После долгих лет, проведенных вне родной планеты его по-прежнему до слез трогали любые земные пейзажи.
- Слушай, Коль, а не почитать ли тебе стихи после прогулки на свежем воздухе? - предложила Юлия. - В кой это веки мы тебя последний раз живьем слышали?
- Правда, Герасимов, почитай, а? - подключился Садовский.
- Да ну вас, ребята, - начал отнекивться Николай. - Что это мы - столько лет не виделись, а я буду сразу со своими стихами надоедать. Неприлично как-то.
- Да не ломайтесь вы, идальго, - произнес Садовский. - Вы, осмелюсь доложить, простой поэт мирового значения, а не эстрадная звезда, вроде Милены Митиной. Вам кокетство не к лицу. Точнее, по статусу не полагается.
Алиса широко, от души улыбнулась, видя это представление. Для нее что ли разыгрывают? Да нет, кажется действительно просто дурачатся, как равные с равными.
- Ладно, ладно, уговорили, - сдался Николай. - Что бы вам такое прочесть, из нового? Ага, вот это как раз подходит к случаю.
Он привалился спиной к подоконнику, взялся за него левой рукой, а правую вздел к небу и принялся читать выспренным тоном:

Мужчины совсем не взрослеют, а только стареют -
Навеки пятнадцатилетний любой капитан.
Мальчишки лишь лезут на реи, от счастья дурея,
Мужчинам-мальчишкам лишь скажет "о'кей" океан.
Мальчишкам ладони суровое лассо ласкает,
И шрамов бинты забивают всю поросль тоски,
А звезды мальчишкам не только на небе сверкают,
Для мальчиков лишь разжимает планета тиски.

Стихи Алисе ужасно нравились. Не потому что их читал впервые и специально для узкого круга знаменитый и даже горячо любимый с детства поэт, а просто потому, что они соответствовали ее духу. И все-таки она почувствовала некоторую досаду - почему это он так говорит об одних лишь мальчишках? И тут же мысленно укорила себя, услышав следующую строфу:

Но, слава Арею, есть девочки, что не взрослеют
И, облокотившись рукою на облака,
Косматого космоса дали они одолеют
И даже во храм они могут входить без платка!

Юлия от полноты чувств крепко обняла Алису и воскликнула:
- Ага, то-то же! А то уж я собиралась на него тигра спустить! В смысле, не тигра, а вон того барса, что у входа. Коль, как ты думаешь, а Ирма из таких девочек?
- А из каких же еще? - ответил совсем другой Коля, то есть Садовский. - По-моему, все хорошие девчонки внутренне из породы кошачьих. Кто рысь, кто пантера, кто пума. От этого, Юлька, ты с ними общий язык и находишь.
- Любопытно. К какому же виду я сама отношусть?
- У тебя черная масть и кожа смуглая. Значит, пантера. У Алисы волосы слегка посветлее, значит она... м-мм... тоже пантера, но, пятнистая.
- Ну ты даешь! - воскликнул Ефим. - Если всех распределять по цвету волос, то кто же тогда будет тигрицей?
- А тигрицей будет... Ну, скажем, блондинистая негритянка.
Все покатились со смеху, а Садовский положил ладонь на плечо Алисе и произнес с напускным жаром:
- Слушай, ну его в болото, твоего крокодила! Вот тебе прекрасная тема для экзаменационной работы - "Классификация хороших девчонок по разновидностям больших кошек". Дарю по старой дружбе.
- Ладно, только она уж больно хороша. Целую революцию в науке произведет, - улыбнулась Алиса. - Так что, я приберегу эту тему для диплома.
Разговор потек в прежнем русле.

Продолжение следует...




http://www.newbooks.ru


Интернет-издательство "NewBooks"
БЕСПЛАТНЫЕ электронные книги

 

До скорой встречи!

 

 
 
 

http://subscribe.ru/
http://subscribe.ru/feedback/
Подписан адрес:
Код этой рассылки: lit.writer.kniginewbooks
Отписаться

В избранное