Все выпуски  

Пустые места группы "Аквариум" (142)


Служба Рассылок Subscribe.Ru проекта Citycat.Ru

 Пустые места группы "Аквариум"

 Пустые места группы "Аквариум"

142-й выпуск, 18 апреля 2001

НОВОСТИ

17 апреля 1959 года - родился Зубарев Алексей Павлович 
18 апреля 1955 года - родился Науменко (МАЙК) Михаил Васильевич (27.08.91) 
УРА!

* Кое-что вкусное и - самое главное - свежее в Песне Из Коллекции. Все приглашаются ;)

КОНЦЕРТЫ

18 апреля - СПб, ДК Ленсовета, "День рождения Майка Науменко"
24 апреля - Красноярск
26 апреля - Иркутск
30 апреля - Владивосток

Аборигены! АУУУУУУУУУУ!

Концерты Вермишель Orchestra
25.04 ср (Москва) Клуб ВЕРМЕЛЬ 22:00, Раушская наб. 4/5, (М) Новокузнецкая, 959-3303
26.04 чт (Москва) Клуб SCHWEIN 22:00, Лефортовский пер. 12, (М) Бауманская, 267-4504
28.04 сб (Москва) Центр ДОМ 19:00, Б.Овчинниковский пер. 24 стр.4, (М) Новокузнецкая, 953-7236

ОБЪЯВЛЕНИЕ

БГ разыскивает коллекцию своих картин (около 15 холстов, включающих "Вождей Мирового Пролетариата", "Витю" и др), увезенную неизвестными для выставки два года тому назад и пропавшую после окончания выставки на 7-й Советской улице города Санкт-Петербурга без вести. Любая информация о местонахождении картин будет принята с благодарностью. 
Типично аквариумская история, не правда ли? 

СПРАВКА 

Алексей Павлович Зубарев

Электрическая и акустическая гитара, виолончель, клавиши, флейта.
В прошлом - музыкант "Сезона Дождей". Пришел в "БГ-бэнд" в 1992 г. Aвтор ряда оркестровок в Аквариуме - "Зачем"(Пески Петербурга), "Всадник" и "Время Любви Пришло" (Гиперборея).
Под названием "DUTY FREE ZONE ORCHESTRA" записал два альбома "Тайные Записки Международного Лейтенанта" (FeeLee, 95) и "Рапсодия Для Воды" (рапсодия на темы песен Аквариума).
Любитель и ценитель коньяков, активный собаколюб и велосипедоман. Все свободное (особенно - ночное) время проводит в игре на гитаре.

СЛУХИ

В прошлом году Пустые Места, опубликовав список CD, "готовящихся к изданию в ближайшее время", вынудили БГ выступить с официальным опровержением, т.к. эта заметка была растиражирована различными средствами как массовой так и не очень информации. Попробуем повторить провокацию еще раз. Итак, в этом году нам обещали следующие аквариумные CD:

01. Регулярный альбом Аквариума - no comments.

02. "Bardo-2" - заново переписанная и спетая музыка "Русско-Абиссинского Оркестра", куда в том числе войдет любимая русским народом "Лои Быканах". Совместный проект Бориса Гребенщикова и Gabrielle Roth & The Mirrors.

03. "Прибежище-2" - новая порция тибетских мантр в исполнении БГ и Габриэллы Ротт с ее Зеркалами для улучшения жизни всех живых существ в XXI веке. Ура.

04. Музыка к спектаклю Олега Меньшикова "Кухня" - БГ в разных интервью высказывался диаметрально противоположно по поводу выпуска этого СD: от "эта музыка не предназначена для издания", до "хочу услышать в своей музыке восемь контрабасов, играющих в унисон" и "из этого выйдет полновесный альбом для хорошего симфонического оркестра".

05. "Курехин в Аквариуме" - диск из серии "Коллекция Сергея Курехина", который готовит к изданию компания SoLyd Records и который представит творчество Курехина в рамках группы Аквариум - в основном это будут неизданные записи.

06. "Музыкальный Экспресс", готовит к изданию все десять альбомов Дюши Романова на CD. Видимо, они выйдут постепенно, но как серия или коллекция. Также "МЭ" (аkа "Триарий") выпустит что-то типа бутлега АКВАРИУМА с названием "Дюша в АКВАРИУМЕ", куда войдут 10-12 песен, написанных Дюшей и исполнявшихся АКВАРИУМОМ на разных альбомах и концертах + несколько бонус-трэков со всякими чудесами, естественно тоже из аквариумного материала.

07. Об издании "Крымского Концерта" одно время говорили как о свершившемся факте. Теперь поговаривают, что внутри Аквариума мнение от полного "одобрямс" сменилось до "нефиг рынок засорять". А жаль...

08. Как сообщалось в новостях официального сайта Аквариума, "по многочисленным просьбам слушателей, Аквариум готовится выпустить на обычном CD альбом "Молитва и Пост", бывший ранее "Internet-only" альбомом.
Планируется добавить несколько бонус-треков к записи 1998 года. 

09. Но интернет-слушатели не останутся без эксклюзивного альбома. На днях БГ сыграл сольный концерт в Сан-Франциско, и этот концерт тоже был записан на аудио- и видеоносители. Возможно, вместо альбома "Молитва и Пост", в сети появится запись этого концерта". Конец цитаты.

10-19. Аквариум готовит к выпуску переиздание 10 классических альбомов Аквариума 80-х годов - от "Синего альбома" до "Равноденствия". Каждому альбому, усилиями БГ и А. Тропилло, будет возвращено подлинное звучание и добавлены бонус-трэки. За последнюю неделю в архивах АнТропа и в личной коллекции Бориса было найдено несколько неизвестных студийных записей 80-го и 81-го годов. Несколько песен будут опубликованы впервые. Конечно, такое издание будет возможно только при условии соблюдения всех смежных прав, что, в случае с Аквариумом, может быть непросто.

Напомню, что в конце прошлого и почти первой четверти текущего года вышли аквариумный The Best "Территория"; переизданы "Снежный Лев" и "Навигатор", дополненные видео-CD с одноименными концертными программами; концертник "Визит В Москву" (2CD - аудио + видео); появилась пластинка Дюши Романова "Песня О Трилистнике" со srpecial track by БГ; наконец-то издан "Доисторический Аквариум" - 3CD с альбомами "Искушение Св. Аквариума", "С Той Стороны Зеркального Стекла" и "Притчи Графа Диффузора"; Андрей Тропилло к своему юбилею издал бутлег 1984-го года "МCI"; появился Internet-only  "Песни Шахматистов Прошлого Столетия"... не говоря уж о многочисленных "чужих сборниках" и "свальном грехе", как например, CD "Кинопробы-2", куда  вошел цоевский "Генерал" в исполнении Аквариума, или сборник "Отвязанные И Привязанные" с ранее не издававшейся песней "Два Поезда"...

Еще замечу, что до того светлого дня ;-), когда выйдет альбом редкостей под названием "Черный Ящик", многие коллекционеры и сочувствующие рискуют просто не дожить - в последних своих интервью БГ заявлял, что указанный альбом выйдет только после его смерти.

А напоследок замечу, что музыки Аквариума много не бывает :)

КАК ЭТО БЫЛО

Борис и Майк "Все Братья - Сестры"

MP3 тутИз "Истории группы АКВАРИУМ" Александра Старцева, 1886 год:
В том же 1977 году активизировался Майк, который был общим знакомым года с 74-го. Оставив роль басиста в "Союзе Любителей Музыки Рок", он стал постоянным гостем-гитаристом на электрических играх рок-н-ролльных программ. Концерты происходили в различных институтах и в стенах Университета. Назывался такой сборный бэнд "Вокально-Инструментальная Группировка им. Чака Бэрри".
Вот так выглядел ансамбль, давший мощный концерт рок-н-ролла в ЛИСИ: Евгений Губериан (барабаны - ансамбль Голощекина, "Воскресение"), Александр Ляпин (гитара - "Ну, Погоди"), БГ, Майк, Фан, Сева. Сохранились воспоминания об этих концертах: "Живо помню Гаккеля, размахивающего над головами музыкантов челлой, Гребенщикова, кидающего в зал микрофонную стойку и дерущегося с Майком гитарами".
Общение с Майком вылилось в совместный альбом под названием "Все братья - сестры". У БГ в это время была идея, что все стены, отражающие звук, только мешают, а поэтому магнитофон "Маяк" был вынесен в чистое поле на удлиннителе, а посередине поставлены микрофоны. Все это происходило на берегу Невы, недалеко от Охтинского моста. Качество получилось "не очень, чтобы очень". Тем не менее, это был по сути первый в Ленинграде полновесный альбом с обложкой, концепцией и набором прекрасных песен. БГ там принадлежали "Укравший дождь","Дорога21","Пески Петербурга" и ряд вещей, вошедших потом в " Акустику". В записи    помогал также Фан. Это был первый альбом, получивший широкое хождение в Ленинграде именно как альбом, а не некая пленка с записями безымянных людей. Он явился предтечей "Синего Альбома" и "Сладкой N". Его распространение сдерживали только саунд и неготовность людей к переписи.

Майк, Гаккель, БГ

Из книги Ольги Сагаревой "Аквариум. 1972-1992":
Майк Науменко, тоже, как оказалось, пишуший песни, становится партнером Гребенщикова по записи магнитоальбома "Все братья - сестры". Альбом, в котором перемежались сольные песни Бориса и Майка, был записан в 1978 году и впервые оформлен обстоятельно, с обложкой, выполненной Андреем "Вилли" Усовым, который становится после этого постоянным художником и фотографом "Аквариума". Большинство гребенщиковских творений, вошедших во "Все братья - сестры", будут уже достаточно зрелыми, и войдут в концертные программы разных лет ("Пески Петербурга", "Блюз Простого Человека") и в альбом "Акустика" (1982) - "Моей Звезде", "Почему Не Падает Небо", "Сталь". То же самое можно сказать и о некоторых песнях Майка - например, "Прощай, Детка" будет исполняться группой "Зоопарк" на всем протяжении ее существования. Альбом - абсолютно акустический, записан вдвоем под гитары, в то время как концертный "Аквариум" уже тяготел к электричеству.
Сотрудничество Гребенщикова и Науменко будет продолжаться еще долго, несмотря на романтичность песен первого и "приземленность" (некоторые даже говорят - "цинизм" творчества второго. В 81-м гуду Майку начнет сопутствовать собственная группа - "Зоопарк", в записи альбомов которой будут принимать участие и Гребенщиков ("55"), и другие акварииумные музыканты.

Из "Правдивой автобиографии "Аквариума", Борис Гребенщиков, 1980 год:
В 1978 году было относительно тихо, БГ загорелся творчеством Боба Дилана и все лето писал песни ("Укравший Дождь", "Уйдешь Своим Путем", "Дорога 21", "Сталь", "Почему Не Падает Небо"). Летом того же года записал сольный "лонгплей" с Майком (Михаилом Науменко, известным по песням "Ты - Дрянь", "Моя Сладкая N"). Он назывался "Все Братья - Сестры" и разошелся по Союзу в умопомрачительном количестве - около 20 штук. Популярность "Аквариума" резко возросла. Незнакомые люди узнают песни, а БГ узнают на улицах. :-)

Б. Гребенщиков - А.П. Зубарев "Рапсодия Для Воды"

01. Introitus
02. Отец Яблок
03. Мы Стояли На Плоскости
04. Десять Стрел
05. Аделаида
06. Заповедная
07. Дубровский
08. Летчик
09. Finalis Tutto
10. Серебро Господа
11. Вода

Проект DUTY FREE ZOME ORCHESTRA, которым руководит Алексей Зубарев пока еще нельзя назвать широко известным. Хотя в последнее время DFZO удалось несколько раз выступить - например, они играли перед Питером Хэммилом, во время фестиваля "Солнцеворот-98" и т. д. В альбоме "Рапсодия Для Воды" звучат инструментальные аранжировки многих известных песен Бориса Гребенщикова - что, пожалуй, неудивительно и отчасти даже закономерно, ведь Алексей Зубарев в течение нескольких лет был лидер-гитаристом АКВАРИУМА. Итак, в этом альбоме можно услышать версии таких номеров, как "Отец Яблок", "Мы Стояли На Плоскости", "Десять Стрел", "Аделаида", "Заповедная", "Дубровский", "Летчик", "Серебро Господа"... По словам Алексея, "именно эти темы попросил меня сделать Олег Павлов, режиссер светового шоу в честь возвращения фигуры ангела на шпиль Петропавловской крепости; мне были заданы сами темы, порядок и время их звучания. Кое-что, впрочем, я изменил, так как у БГ есть песни, которые практически непереводимы в инструментальный вариант".

Световой праздник состоялся 13 ноября 1995 года. Во время этого необычного шоу на бастионах Петропавловки были установлены мощные динамики и звучала музыка зубаревского оркестра "свободной экономической зоны". Во время работы над альбомом Алексей достаточно часто ходил на Неву и слушал, как звучит музыка с пароходов... в общем, стал специалистом по акустике Невы. Потом, уже на студии, вместе с музыкальным продюсером альбома Никитой Ивановым-Номаном они моделировали различные варианты саунда и определили, что "аквариумная" стилистика лучше всего звучит вне хитроумных, изощренных аранжировок, в простом, прозрачном, ясном исполнении, без ухищрений. Альбом получился очень качественный, к тому же Алексей всецело доказал, что отлично разбирается в специфике гребенщиковской музыки. Хотя в дальнейшем, уже после создания "Рапсодии", он ушел из АКВАРИУМА... Вместе с А. П. Зубаревым над этой пластинкой работали Ян Николенко (флейта), Андрей Решетин (скрипка), Павел Парфиненков (гобой), Алексей Воробьев (труба), Андрей Суротдинов (скрипка), Рустам Позюмский (альт), Лилия Козликов (альт), Петр Акимов (виолончель), Никита Иванов-Номан (басы, клавиши, перкуссия), а сам Алексей Зубарев сыграл на гитаре, ситаре, флейте, струнных и клавишных. Вряд ли нужно объяснять, что это обязательный объект внимания для тех, кто считает себя истинным аквариумолюбом!

1999-01, С. Р. (ФУЗЗ)

ЗВУКОЗАПИСЬ

БГ и Майк
"Флэтовик в Москве", 1982 

01. Сладкая N (3,99 мб) Я проснулся днем, одетым, в кресле...
02. Не надо мне мешать (3,96 мб) Какая странная вещь...
03. Пригородный блюз (2,67 мб) Я сижу в сортире и читаю "Rolling Stone"...
04. Песня N2 (4,65 мб) Здесь темно, словно в шахте...
05. Седьмое небо (1,77 мб) Открой бутылку, треснем зелье...
06. Игра наверняка (2,87 мб) Мы до сих пор поем, хотя я не уверен... 
07. Пригородный блюз N2 (2,83 мб) В который раз пьем с утра...
08. Роскошь (3,25 мб) Роскошь, они любят роскошь...
09. Ты - дрянь (4,54 мб) Ты - дрянь. Лишь это слово способно обидеть...
10. Аристократ (3,08 мб) О, они идут на зеленый свет...
11. Растафара (Натти Дрэда) (2,29 мб) Кто пришел ко мне утром и разбудил меня...
12. Новая жизнь на новом посту-2 (1,63 мб) Когда я смотрю в окошко...
13. Призрак сладкой N (6,36 мб) Ночь нежна и свет свечей...
14. Новая жизнь на новом посту-1 (2,72 мб) На кладбище грязь. Полшестого... 
15. Страх в твоих глазах (3,10 мб) Мы познакомились с тобой в Сайгоне год назад...

Суммарный размер всех файлов - 49,7 мб

Комментарии (от Георгия Степанова):
Эта 45-минутная запись уникальна по всем параметрам. В коллекции Северова это единственный совместный концерт БГ и Майка. В принципе. можете называть его "Все - Братья Сёстры - 2". БГ и Майк играют на гитарах, иногда БГ на гармошке, они подыгрывают друг другу соло в песнях, а песни, во всяком случае у БГ, совершенно специальные: "Не надо мне мешать", "Роскошь", "Игра наверняка" в акустике, "Аристократ" тоже в акустике, отдельно от Вавилона, кстати будет очень интересен тем, кто коллекционирует различные варианты слов в этом произведении. У записи есть ещё одна приятная особенность: она вполне качественная, несмотря на древность.

Борис и Майк

КАК ЭТО БЫЛО

Борис Гребенщиков о Майке Науменко
(из книги "Майк. Право на Рок", издательство "Леан", 1996)

Познакомились мы на квартире у Марка Зарха, уехавшего ныне давным-давно. У него как-то все лето происходила чудовищной силы тусовка - дневали, ночевали. И однажды Родион, который туда был вхож, привел с собой такого небольшого человека, который себя ничем не зарекомендовал, к тому же там были все до беспамятства пьяны, естественно, все было очень весело, ну, вот еще один человек пришел - раз Родион привел, значит хороший человек, к тому же Родион его именно так и представил. А у меня в тот вечер, насколько я себя помню, была общая идея о том, что если на мир смотреть с башенного крана, то все будет гораздо лучше и менее печально, поэтому я залезал на башенный кран, который стоял во дворе этого дома и смотрел на мир, а с Майком общался не очень. Больше башенным краном интересовался. И уже потом как-то оказалось, что Майк еще и что-то пишет. И как-то потом само собой выяснилось, что Майк очень хорошо ориентируется в рок-н-ролле, но это уже в последующие дни. Сцена, которую я очень хорошо помню, это когда я пришел из армии в 77-м году, и мы с Майком были уже в довольно близких отношениях, и пошли, почему-то, в поле, где теперь стоит цирк "Шапито", рядом с его домом, и сели в этом поле, и я ему сыграл песни, которые я из армии привез - 4 штуки, теперь их уже никто не помнит: "Всадник между небом и землей" и какие-то еще. А он мне сыграл то, что он написал, и там, по-моему, была песня "Все мы живем в Зоопарке". И рассказ новый прочитал - был такой оптимальный случай, когда два человека, которые что-то делают, встречаются и обмениваются тем, что у них нового появилось. Это был огромный кайф - светило солнце, мы пили что-то такое легкое или не легкое - эта встреча мне запомнилась нестандартной, замечательной такой, интересной.

"Вечно молодой..." Впечатление, которое сохранялось всю жизнь, было точно подтверждено незадолго до его смерти - я помню его таким рок-н-ролльным петербургским юношей, и для меня он всегда был таким и никогда не был другим. И то, что он поседел и пополнел за последние несколько лет, абсолютно этого факта не меняло, и когда мы зашли к нему на день рождения, он отозвал меня на кухню и прочитал свои стихи, какие-то новые, сказал, что сегодня ночью написал. И стихи были точно такие же, как он писал тогда, в конце семидесятых, то есть, вообще ничего не изменилось. И в этом, по-моему, в этой его полной изолированности от мира, он весь. То есть, себя, юношу - рок-н-роллльщика, он загнал в такое измерение, в котором всю жизнь и прожил, и мир видел только внешнюю его сторону. А внутренней стороны он, по-моему, просто не понял. Майк - как бы солидный, звезда, очки и все такое, а ведь он был прямой противоположностью всему этому, ему как было лет пятнадцать или шестнадцать, так и осталось. Тогда он создал свой особый мир и стал в нем жить. И он всю жизнь слушал музыку, связанную с этим миром: старый рок-н-ролл, Болана, что-то еще... Он всю жизнь в этом и оставался. Насколько я помню, ничего нового он не принимал - "Дэд Кэн Дэнс" или "Кокто Твинз" - упаси, Господь! И поэтому он остался абсолютным романтиком. Просто то, что было внутри, вот эта сердцевина, она была видна только тем, кто из этого же мира и происходил, кто хорошо его знал. Мы с ним встречались, не могу сказать, чтобы очень уж часто в последний период времени, но я видел - он всегда стопроцентно оставался абсолютно верен себе.

В то время мы часто собирались вместе играть рок-н-роллы на всяких танцах или где-то еще, а поскольку и он писал песни, и у меня были новые, появилась идея сделать что-нибудь вместе. И действительно, был выставлен уже вошедший в поговорку микрофон в уже вошедшем в поговорку поле, и что-то там было записано, Фан еще подыгрывал. И все это было сделано очень быстро, остались песни, остались ощущения.

Один из рассказов Майка, уже довольно известный, опять-таки подтверждает то, что я говорил - у Майка с детства, с юности сложилось определенное понимание, что такое рок-н-ролл, определенное понимание, что значит быть звездой рок-н-ролла, и он с начала до конца жизни ничем другим никогда не был - он был звездой рок-н-ролла сразу. И это могло входить в соответствие с внешним миром, могло дико выходить из фазы, но он всегда был и оставался с первой ноты, им записанной, до последнего своего дыхания звездой рок-н-ролла. Абсолютно незамутненной ничем другим - ни координацией с внешним миром, ни какой-то попыткой понимания, что вообще в этом мире происходит, ему на все это было глубоко наплевать. Он жил жизнью звезды рок-н-ролла, он был ею с самого начала. И для него внешняя сторона, по моему глубокому убеждению, не была самоцелью, важен был весь комплекс, все, что входит в понятие звезды рок-н-ролла. Он был идеальным рок-н-роллыциком и, когда он не совпадал с действительностью, попадал в советский какой-нибудь Архангельск, где после концерта нужно куда-то идти, к каким-то людям, идти по мокрым холодным улицам, там сидеть и отвечать на идиотские вопросы, то, естественно, его реакция была такова, что он как бы не понимал, уходил от этого сразу в питье. Это было не то; это не соответствовало понятию звезды рок-н-ролла, и он сразу уходил в свой мир и оттуда, как через стенку, разговаривал с людьми. И был тоже абсолютно прав, я вполне его понимаю - ему должны были подавать лимузины до концерта и после концерта, и тогда бы все было нормально. К вопросу о том, почему он не предпринимал никаких активных действий в достижении этого - не искал себе хорошего администратора и прочее. Он уже был звездой. В понятие "Звезды" входит, что уже есть хороший администратор, что все это уже есть, и предпринимать любые по этому поводу действия нелепо, бессмысленно и унизительно. Это факт. Внешней стороной рассудка он понимал нестыковку с окружающей действительностью, но его душа настолько властно ему диктовала, что все эти поступки, они нехарактерны и неправильны. И поэтому, кстати, при всем моем глубоком уважении к группе "Зоопарк", я ведь действительно их люблю, и они все точно и правильно делали, на мой взгляд, нестыковка была очень ясной, потому что он был звездой, а они были людьми из этого мира. "Зоопарк" в свое время был начинающей группой, а Майк никогда не был в стадии старта, когда он написал свою первую песню, он уже не был в стадии старта, он уже был, он должен был уже быть, по собственным ощущениям, на первых полосах всех газет. А то, что его там не было - по этому поводу, кажется, он не комплексовал, потому что он был рок-звездой в своей душе, он был рок-звездой если не для Петербурга, то, по крайней мере, для всех провинций, начиная с Москвы - именно он сформировал сознание миллионов людей. Не столько мы, сколько он. Я помню все эти бесконечные города - там все были воспитаны только на нем. Кайф тот же самый... Огромное количество людей воспитано им, потому что вот это отношение, правильное отношение, одно из немногих правильных отношений, оно было точно всеми схвачено. И такие штуки, как "Дрянь" и остальные, они сразу ложились в точку, в десятку попадали. Это были сразу, изначально правильно взятые ноты отношения ко всему.

Майк Науменко и Ольга Першина А ездил он без конца, потому что, как любому человеку, которому есть что сказать, ему было невыносимо скучно день ото дня сидеть в одной и той же комнате, принимать гостей и выслушивать одни и те же комплименты. В последние годы он вошел в дисбаланс с окружающей средой, и это лишило окружающую среду удовольствия от общения с Майком. То есть, он-то все равно остался победителем, это мы проиграли, потому что лишились его. А мы лишились его, потому что мы, то есть весь большой, целый мир, не смогли дать ему те условия, при которых он бы оптимально развивался. Я остаюсь при своем мнении, что он не выгорел, не потерял творческого потенциала, мир просто не смог обеспечить ему рабочей обстановки. Нужно было очень мало - нужен был администратор, который бы заботился о нем и делал бы ему поездки, от которых бы люди по разным городам просто визжали, как в Челябинске, например. Во многих городах ведь его просто обожали. И он мог бы ездить не так, как он ездил, он мог бы ездить в пятьсот раз больше. И обидно то, что они есть, такие администраторы, они есть, но они живут абсолютно другой жизнью, в другом мире, и они не знают о том, что это есть. И это не случайность, что такой человек не нашелся. Просто у нас все условия в стране созданы для того, чтобы максимальное количество народу погубить. Вот Янка - она умерла тоже потому, что каждый из нас сидит в своей дыре, из дыры вылезти не может, а когда вылезает, то попадает, как Витька, в руки, блядь, таких акул, таких волков, которые сразу тащат их на стадионы. Из подполья - прямо туда, промежуточного ничего нет. И вот это и убивает людей так же, как Майка, потому что Майк - не стадионный человек стопроцентно, и Майк не подпольный человек, это тоже стопроцентно Он клубный музыкант очень высокого калибра, причем, калибра от небольшого клуба до зала, скажем, на две тысячи мест. И вот на этих условиях он мог бы ездить всю жизнь и был бы все лучше, и лучше, и лучше... Ему негде было записываться, ему негде было играть, им некому было заниматься, хотя все это есть, все элементы присутствуют, но не было человека, который бы сопоставил их все вместе. Майк целиком пал жертвой советского глубочайшего распиздяйства. Но это, все-таки, не слабость, скорее, это сила. Майк же быт известным атеистом. Принципиальным атеистом. А что такое быть атеистом - это ставить себя поперек. Поперек потока, называйте это как угодно - Бог или Дао... Принципиально то, что вот Майк - такой хрупкий, слабый, но абсолютно независимый - он ставил себя вот так - поперек всего. Да, он мог пойти на компромисс в каких-то житейских делах - это записано не так, это снято не так, но принципиально у него была позиция, что он находится в противоположности к судьбе, в противоположности к Богу, к Дао, ко всему. Мы-то всегда делали то, что шло само. Просто нельзя было не сделать, поэтому делали, а от себя ничего не предпринимали. А Майк, как раз, несмотря на всю свою хрупкость, слабость и неприспособленность, он, однако, свою позицию отстаивал до конца и этим тоже он вызывает мое глубокое уважение. Я не считаю, что это была мудрая позиция, но она была последовательная стопроцентно. Он принципиально отрицал Бога. Он принципиально в него не верил, и эта принципиальность была на грани уже идеи фикс. Поэтому естественно, не то, чтобы Бог от него отказался, он сам себя Богу ставил сразу на пику. И такая позиция, она всегда боком и выходит. Я сейчас рассуждаю не как православный фанатик, поскольку таковым не являюсь, но я вижу причину и вижу следствие. И знаю еще нескольких людей, которые таким же образом погибли.

А интерес к жизни - был ли он у него вообще? Вообще, у героя рок-н-ролла интерес к жизни в общем-то и не предполагается. Герой рок-н-ролла живет в принципиально другой среде, к жизни имеющей чрезвычайно малое отношение - он жизнь видит, когда идет от студии до лимузина и от лимузина до какого-нибудь ночного бара. На этом жизнь заканчивается. То есть с жизнью соприкосновения нет и быть не может никакого.

А то, что он говорил в интервью, что кроме рок-н-ролла у него еще есть чем заняться, и жизнь на рок-н-ролле не кончается, то, мне кажется, что это слова. Хотя Майк никогда не врал и к вранью вообще никакого отношения не имел. Зачем ему было врать - его и так никто по-настоящему не понимал. Но это -слова. Он искренне думал на самом деле так, но, насколько я знаю эту породу людей, включая отчасти и меня самого, и многих других такого же типа, без этого главного, не называемого, что в случае Майка мы условно обозначаем, как Герой рок-н-ролла, без этого все остальное очень быстро теряет смысл. Просто мгновенно. Это имеет смысл, когда ты приезжаешь домой и час, день, два, три находишься в кайфе, а еще через полтора дня начинаешь думать о том, что что-то нужно еще сделать. А поскольку у него был постоянно вынужденный застой - нет ни студии, ни пятого, ни десятого, то он впадал в клиническую дрему. И комната его была приспособлена именно для дремы, как берлога, пока что-то не начинало происходить. Я мало бывал у него там, на последней квартире, но когда бывал, ощущение было именно такое.

И забавно, что зная западный шоу-бизнес, насколько я его знаю, могу сказать, что там было именно то, что ему было нужно. Как раз та жизнь, о которой он мечтал, о которой он читал, которую хорошо знал по газетам, статьям, журналам, книгам, к которой он был стопроцентно подготовлен, забавно, что когда вышла "Красная волна", Майк туда не вошел. То есть, весь Запад прошел мимо. И когда ему пытались что-то сделать, я помню, что Лешка Наследов хотел его как-то вытянуть в Штаты, все это сталкивалось с тем. что "...А-а, уже не то,.. уже лень..", то есть это был уже не тот масштаб.

Он был готов к работе - я помню, когда мы писали с ним "55", это было то настоящее, где не было никаких опозданий ничего, потому что это настоящее, это кайф. Будучи Героем, он с самого начала дал такой угол жизни, свой, показал, как на самом деле все должно быть. Своим рассказом, в том числе, который как-то приоткрыл завесу в его внутренний мир - вот как все должно быть на самом деле. И все, что он делал, можно рассматривать только в этом контексте. Поэтому и всколыхнулась вся русская провинция - это было настоящее, это ТО... Они про это даже не знали, не знали, что существует такое отношение, такая возможность. И с этой точки зрения он выстраивал все свои отношения с жизнью, пока так называемая неумолимая действительность не заставляла его смиряться. А чтобы смириться, нужно было залить себя водкой с дикой силой, потому что он знал, что это не то. А когда сталкиваешься с не тем - что делать? Нужно анестезироваться. Вот он со свой анестезией...

А на сцене, сколько я помню, он всегда чувствовал себя очень на месте, так, как надо, на сцене он был самим собой. Дома он самим собой не был. А коллектив его, это было то, за что он прятался. Раз мир не дал ему того, что у него должно было быть, то он ушел в монастырь своей группы и целиком заслонился ими от всего. Потому что, если это и не было рок-н-роллом в его понимании, то это было самое близкое к рок-н-роллу из того, что можно здесь достичь. И если бы система была готова к тому, чтобы пластинки выпускать, чтобы нормально их записывать, по-человечески, чтобы была реклама, то он не знал бы бед.

В нем было, как Артем правильно отметил, правильное чутье рок-н-ролла. Когда мы писали "55", у него был подход стопроцентно рок-н-ролльный - как бы не было что-то грубо, или не грубо, так или не так, но если это действует, за нервы задевает, то это остается. И над какими-то вещами, вроде бы правильно сделанными, он мог долго работать, потому что они "не цепляли".

Нам всем очень повезло, что в конце семидесятых создалось какое-то поле рок-н-ролльное в Петербурге - то, о чем говорят, но толком никто не помнит, потому что большинство из тех, кто там были, либо умерли, либо спились. Все это было - все эти концерты по всяким НИИ, и все эти фестивали на открытом воздухе. Это как раз было то, что надо. Я помню какое-то утро, когда мы с восьми часов утра какие-то колонки перевозили с Майком, какие-то ящики таскали. Темно было, едем мы вдвоем и обсуждаем ситуацию, и соглашаемся на том, что вот это и есть настоящая жизнь. Мы ухитрились создать себе здесь все - Вудсток, Нью-Йорк, Лондон, все, что угодно. Года два-три в Ленинграде это держалось. Все было в полный рост. И мы могли получать двадцать рублей за концерт, но какие это были двадцать рублей! И какой это был концерт!.. Все было стопроцентно настоящее. Создали себе воображаемый Лондон, и он в полный рост окупался, потому что все, что с этим сопряжено, все было. А самое главное, что ощущения внутренние, они не очень существенны для всех окружающих людей - мало ли, кто как себя чувствует, но когда есть ощущение, то возникает и его плод - возникают песни, возникает поведение, что-то, что выше человека, что красиво само по себе.

И Майк как раз был в полный рост ребенком этого времени. и когда дальше действительность стала более уродливой, то это стало уже тяжело. А в промежутке, когда КГБ еще не начало все это давить, года до восьмидесятого - восемьдесят второго, когда еще никто из правоохранительных органов не понимал, что вообще это такое, было время чистого, неразбавленного рок-н-ролла со всеми его кайфами. Ни шоу-бизнес его не давил, ни менты, никто не давил, и песни шли сами по себе, и поэтому он тогда написал большую часть своих песен. У нас тоже - практически пять альбомов за два года - это много. Я вспоминаю вечер, когда мы сидим у Майка на кухне, и он поет "Дрянь", только что написанную, и нет ощущения, что мы находимся в какой-то рок-н-ролльной провинции, что ТАМ они умеют, а мы не умеем - ни фига! Тот комплекс, которым страдало большинство наших советских рок-музыкантов, так называемых - они-то мол умеют, у них там фуз и квак, и обработка, и все... - нам это было не нужно. Это были какие-то прилагающиеся детали, и только это и было правильное ощущение, что если написал правильную песню, правильно ее спел один раз - все! Остальное уже должно прикладываться. Один музыкант сказал: "Рок-н-ролл - это отношение. Совсем не обязательно быть лучшим в мире гитаристом". У Майка, как раз, именно это и было - какое имеет значение, кто как играет на гитаре, главное - отношение. И отношение из воображаемой звезды сделало его настоящей звездой. Отношение с самого начала было правильное, а это то, чего нет у 99 процентов людей, с которыми мне приходится сталкиваться. Все интересуются, как пробиться на телевидение, как заработать деньги, как найти студию или что-то еще, а это рок-н-роллера не может интересовать, потому что все это прилагается. А как прилагается - это уж, простите, вопрос каждого человека.

БГ и Майк, 1985 год

 

Я ЗНАЮ МЕСТА

http://mike.freelines.ru/ - страничка о Майке и "Зоопарке"

http://mike-zoo.narod.ru - еще страничка о Майке и "Зоопарке"

А.П.Зубарев и Duty Free Orchestra". Оркестр исполняет и записывает музыку для кино, театра, ТВ и собственную оригинальную музыку.

 

 Сергей Варюшкин (ведущий рассылки), e-mail: varyushkin@mail.ru, ICQ 7837257
Гостевая книга "Пустых Мест"

Пустые Места гр. АКВАРИУМ



http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru

В избранное