Магия от А до Я

  Все выпуски  

Магия от А до Я. Выпуск 6




В нашей рассылке мы будем публиковать развернутый материал о главных аспектах магического знания и языке видящих, что позволит Вам со всех сторон понять магическую терминологию и глубже осознать тот богатый, красочный, глубокий, наполненный до краев, таинственный мир, в котором мы с Вами и живем.
Присылайте Ваши пожелания, и тот термин или магическое определение, которые вызывают у Вас интерес или Вам не понятны – все это будет раскрыто нами с помощью объяснения магов.


ЭНЦИКЛОПЕДИЯ МАГИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ

Воин (воин-маг)
Маги учатся использовать необъяснимые силы этого мира, и, приспосабливаясь к направлению их действия, производят пространственно-временные изменения, которые влияют на ход вещей. Открываясь для этих взаимодействий, маги становятся пленниками этих сил и могут восстановить равновесие, чтобы не погибнуть только с помощью воли.
Для того чтобы восстановить свое тонкое равновесие, у мага нет никакого другого средства, кроме как воспринимать и действовать как воин, ибо только воин может выжить на пути Знания.
Каждый, кому удалось сместить свою точку сборки и собрать другой мир становится магом; имеющий такие способности человек может сделать для людей много хорошего и много плохого. Быть магом – это все равно, что быть сапожником, пекарем, придворным волшебником или наемным убийцей. Но быть воином – значит выйти за пределы добра и зла и внести в основную позицию мага ясность, красоту и отсутствие чувства собственности важности.
Сила воинского образа жизни, опирающегося на стратегию и тактику взаимодействия с силой, позволяет магу жить лучшей жизнью. Быть воином – значит суметь восстановить свое связующее звено с намерением (волю). Воины концентрируют свое внимание не на сверхчеловеческом опыте и возможностях, а на абстрактных понятиях о непостижимой силе намерения.
Маги же не желают платить за свое могущество отказом от чувства превосходства и собственной важности, они руководствуются своими достижениями в области человеческого и своим образом личного эго.
Воины–маги, напротив, сохраняют отрешенность и борются за то, чтобы удалить из себя последние следы чувства собственной важности, так как это единственный способ абстрагироваться и обрести окончательную свободу. Поле битвы воинов-магов – это сражение с собственными слабостями и вызовами силы за собственную свободу.
Путь Знания, Путь Воина, Путь Сердца, Путь к Свободе и Полному Осознанию - это одно и то же название Пути Безупречного действия, которым следуют воины-маги.
Воин действует так, как будто ничего не случилось, поскольку он ничему не верит, и, однако же, он все принимает за чистую монету. Воин принимает, не принимая, и отвергает, не испытывая отвращения. Воин никогда не чувствует себя знающим, и в то же время никогда не чувствует себя так, как если бы ничего не случилось. Он действует, не теряя над собой контроля.

Воля - связующее звено человека с Духом
Таинственная сила, присутствующая во всем, что существует в этом мире. Видящие определяют волю, как слепой, внеличностный, непрекращающийся энергетический импульс, который заставляет нас вести себя так, как мы себя ведем.
Одной из самых захватывающих тайн является тайна того, как воля превращается в намерение. Безличная сила настройки благодаря развитию осознания становится личной силой, которая находится в распоряжении каждого индивидуума. Наиболее странной частью этой тайны является то, что превращение это очень легко осуществить, но гораздо труднее убедить себя в том, что это возможно. Именно в этом и заключается самое большое препятствие для реализации такого превращения.
Кратчайшим путём к оживлению и развитию воли является применение стратегии и тактики воина к использованию личной силы:





В своей жизни мы все время ищем опору и вынуждены опираться то на близких и друзей, то на коллег по работе и т.д. Но человек знания может опираться только на свой внутренний волевой стержень выкованный с помощью стратегического управления личной силой. Именно недисциплинированный с точки зрения стратегии и тактики воина разум вынужден все время искать опору, не имея связи с волей. Благодаря развитию вышеперечисленных качеств, внутренняя битва на тонале прекращается, исчезают все противоречия, возникает чувство тонкого внутреннего равновесия, разум дисциплинируется. Наступает полная ясность видения вызовов силы и адекватных способов взаимодействия с ней.

 

 

Карлос Кастанеда, Отдельная Реальность.

« – Ты встал на путь магии. У тебя нет больше времени ни на отступление, ни на сожаления. Время есть лишь на то, чтобы жить, как подобает воину, вырабатывая терпение и волю. Нравится тебе это или нет.
– Как воин их вырабатывает?
Прежде, чем ответить, дон Хуан долго думал. В конце концов он произнес:
– Мне кажется, об этом невозможно рассказать. Особенно о воле, потому что воля – это нечто очень специфическое. Проявления ее таинственны. Нет никакой возможности объяснить, как ее использовать, можно только увидеть результаты. Они ошеломляют. Наверное, прежде всего нужно осознать, что волю можно развить. Воин знает об этом и терпеливо ждет. Ты не отдаешь себе отчета в том, что твое ожидание – ожидание воли. И это твоя ошибка. Мой бенефактор говорил мне - воин знает, что он ждет, и знает чего он ждет. Ты знаешь, что ждешь. Но хотя ты и околачиваешься здесь годами, ты так до сих пор и не понял, чего именно ждешь.
Среднему, обычному человеку очень трудно, практически невозможно узнать, чего он ждет. Для воина, однако, такой проблемы не существует. Он знает, что его ожидание – это ожидание воли.
– Ты можешь мне четко сказать, что такое воля? Это что – устремление, вроде мечты Лусио заполучить мотоцикл?
– Нет, – мягко произнес дон Хуан и усмехнулся. – Это – не воля. Лусио просто потакает своим желаниям и своей слабости. Воля – это другое. Воля – это нечто предельно чистое, мощное, что направляет наши действия. Воля – это то, что позволяет человеку победить в битве, будучи обреченным на поражение.
– Тогда, может быть, воля – это то, что мы называем мужеством?
– Нет, мужество – это другое. Мужественные люди зависимы. Они благородны, из года в год окружены толпой людей, которые превозносят их и восхищаются ими. Но волей из мужественных людей не обладает почти никто. Они бесстрашны, способны на действия очень смелые, однако обычные, не выходящие за рамки здравого смысла. Большинство мужественных людей внушают страх, их боятся. Но проявления воли относятся к достижениям, которые не укладываются ни в какие рамки нашей обычной реальности, поразительным действиям, выходящим за пределы здравого смысла.
– Воля – это владение собой?
– Можно сказать, что это один из видов контроля.
– Как ты думаешь, я могу тренировать волю, например, отказываясь от чего-то?
– Например, от того, чтобы задавать вопросы, – съязвил дон Хуан.
Тон его при этом был настолько въедлив, что я даже перестал писать и поднял на него глаза. Мы оба рассмеялись. – Нет. Отказывая себе в чем-либо, человек потакает себе, идя на поводу самолюбия или даже самовлюбленности. Я не советую заниматься подобными глупостями. Поэтому и позволяю тебе спрашивать – все, что ты пожелаешь. Если бы я потребовал от тебя прекратить задавать вопросы, ты мог бы поранить свою волю, пытаясь выполнить мое требование. Самоограничение – самый худший и самый злостный вид потакания себе. Поступая подобным образом, мы заставляем себя верить, что совершаем нечто значительное, чуть ли не подвиг, а в действительности только еще больше углубляемся в самолюбование, давая пищу самолюбию и чувству собственной важности. Отказаться от чего-то или заставить себя перестать что-то делать – это еще не проявление воли. Если ты, например, заставишь себя перестать задавать вопросы, это действие не будет иметь с волей ничего общего. Воля – это энергия, сила, самостоятельная действующая единица. Она требует должного управления и настройки, на что требуется время. Мне это известно, поэтому в отношении тебя я спокоен. Когда мне было столько же лет, сколько тебе сейчас, я был не менее импульсивен, чем ты. Но это прошло. Воле нет дела до наших слабостей, она работает несмотря ни на что. Твоя, например, уже начинает приоткрывать просвет.
– О каком просвете ты говоришь?
– У нас есть просвет, как родничок на голове младенца. Только родничок со временем закрывается, а этот просвет – наоборот, по мере того, как у человека развивается воля, становится все больше.
– Где он находится?
– Там, откуда исходят светящиеся волокна, – сказал он, показывая на мою брюшную полость.
– Для чего он?
– Через это отверстие, подобно стреле, выстреливается воля.
– Воля материальна?
– Нет. Я просто сказал так, чтобы тебе было понятнее. То, что маг называет волей, есть сила внутри нас самих. Это не мысль, не предмет, не желание. Прекратить задавать вопросы – не значит использовать волю, потому что для этого нужно думать и хотеть. Воля – это то, что заставляет тебя побеждать, когда твой рассудок говорит тебе, что ты повержен. Воля – это то, что делает тебя неуязвимым. Воля – это то, что позволяет магу пройти сквозь стену, преодолеть огромное расстояние, попасть на Луну, если он того пожелает.
Больше я ни о чем не хотел спрашивать. Я устал и вдобавок нервничал, потому что боялся, что дон Хуан попросит меня уехать.
– Пойдем на холмы, – сказал он неожиданно и встал. По пути он снова начал говорить о воле, посмеиваясь над тем, что я не мог записывать на ходу.
Он описал волю как силу, которая была истинным звеном между миром и людьми. К определению мира дон Хуан подошел очень тщательно, сказав что мир – это то, что мы воспринимаем, независимо от избранного нами способа восприятия. Дон Хуан считал, что «восприятию мира» сопутствует процесс «схватывания», то есть глубокого осознания того, что перед нами предстало и было воспринято. Такое «комплексное» восприятие осуществляется органами чувств и волей.
Я спросил его, не является ли воля тем, что иногда называют «шестое чувство». Он ответил, что она, скорее, является связью между нами и воспринимаемым миром.
Я предложил остановиться, чтобы все это записать. Но он засмеялся и продолжал идти.
В тот вечер он так и не отправил меня в Лос-Анжелес. А на следующее утро, за завтраком, сам продолжил разговор о воле.
– То, что среди людей принято называть волей, – не более чем упорство и твердость характера, – сказал он, – То, что маг называет волей, – есть сила, которая исходит изнутри него и привязывается к внешнему миру. Она выходит через живот, прямо отсюда, где находятся светящиеся волокна.
Он потер свой пупок, указывая место.
– Я говорю, что она выходит отсюда, потому что так это чувствуешь.
– Почему ты называешь это волей?
– Я вообще это никак не называю. Но мой бенефактор называл это волей, и все люди знания называют это так.
– Вчера ты сказал, что мир можно воспринимать как чувствами, так и волей. Что это означает?
– Обычный человек «схватывает» то, что есть в мире с помощью рук, глаз или ушей. Маг может «схватывать» также и с помощью воли. Я не могу описать тебе, как это делается, но ты сам, к примеру, не можешь описать мне, как ты слышишь. Так случилось, что я тоже могу слышать, поэтому мы можем говорить о том, что мы слышим, но не о том, как мы слышим. Маг использует свою волю для того, чтобы ощущать мир. Но это ощущение не похоже на слуховое восприятие. Когда мы смотрим на мир или когда мы прислушиваемся к нему, у нас создается ощущение, что он вне нас и что он реален. Ощущая мир нашей волей, мы узнаем, что он не настолько «вне нас» и не так «реален», как мы думаем.
– Воля – это то же самое, что и видение? – Нет. Воля – это сила, энергия. Видение – это не сила, а способ проникновения в суть вещей. Маг может иметь очень сильную волю, но он все же может не видеть, что означает, что только человек знания ощущает мир своими чувствами, своей волей и своим видением.
Я сказал ему, что нахожусь в еще большем замешательстве, чем при разговоре о том, как использовать свою волю, чтобы забыть стража. Это заявление и мое недоумение, казалось, развеселили его.
– Я предупреждал, что слова только запутывают, – сказал он и засмеялся. – Теперь ты знаешь, что ждешь свою волю. Но ты все еще не знаешь, ни что это такое, ни как это может с тобой произойти. Поэтому тщательно следи за всем, что делаешь. В ежедневных мелочах, которыми ты занимаешься, кроется то, что поможет тебе развить волю.
Дон Хуан отсутствовал все утро. Вернулся он после полудня с охапкой сухих растений. Кивком он попросил меня помочь, и несколько часов мы молча разбирали то, что он принес. Закончив, мы присели отдохнуть, и дон Хуан благосклонно улыбнулся. Я очень серьезно заявил, что внимательно перечитал свои позавчерашние и вчерашние заметки, но так и не понял, что значит «быть воином» и в чем суть понятия воли.
– Воля – не понятие, – сказал дон Хуан.
Это были первые его слова, обращенные ко мне тот день.
Он довольно долго молчал, а потом продолжил:
– Мы с тобой очень разные. Наши характеры непохожи. Ты по природе в большей степени склонен к насилию, чем я. В твоем возрасте я не был агрессивен, более того – я был робок. Ты же – наоборот, и в этом похож на моего бенефактора. Он бы идеально подошел тебе в качестве учителя. Это был великий маг, но он не видел. Ни так, как я, ни так, как Хенаро. Я ориентируюсь в мире и живу, опираясь на видение. Мой бенефактор должен был жить как воин. Видящий не должен жить как воин или как кто-то еще, ему это ни к чему. Он видит, следовательно, для него все в мире предстает в обличье своей истинной сущности, должным образом направляя его жизнь. Но, учитывая твой характер, я должен сказать тебе, что, возможно, ты так никогда и не научишься видеть. В этом случае тебе придется всю жизнь быть воином.
Мой бенефактор говорил: встав на путь знания, человек постепенно осознает, что обычная жизнь для него навсегда осталась позади, что знание – страшная вещь, и средства обычного мира уже не могут его защитить. Поэтому, чтобы уцелеть, нужно жить по-новому. И первое, что необходимо сделать на этом пути, – захотеть стать воином. Важное решение и важный шаг. Путь знания не оставляет выбора – идти по нему может только воин.
К тому моменту, когда человек осознает устрашающую природу знания, он осознает и то, что смерть на этом пути – верный попутчик, незаменимый партнер, который всегда рядом. Смерть является главным фактором, превращающим знание в энергию, в реальную силу. Прикосновением смерти завершается все, и все, чего она коснулась, становится силой.
На каждом повороте этого пути человек сталкивается с угрозой полного уничтожения, поэтому неизбежно начинает осознавать свою смерть. Без осознания смерти он останется только обычным человеком, совершающим заученные действия. Он не будет обладать мощью и способностью к концентрации, чтобы отведенное ему на этой земле время превратить в магическую силу. Поэтому, чтобы стать воином, человек, прежде всего, должен полностью осознать свою собственную смерть. Но простое беспокойство в связи с возможностью умереть ничего не дает, лишь заставляет замкнуться на себе. Поэтому необходима отрешенность. Тогда идея неизбежности смерти не превращается в манию, а становится безразличной.
Дон Хуан замолчал и посмотрел на меня, словно ждал каких-то слов.
– Ты все понял? – спросил он. »


НОВОСТИ ЦЕНТРА РАЗВИТИЯ ОСОЗНАНИЯ ЧЕЛОВЕКА MAGIC WORLDS


8 – 10 мая – семинар Практика контролируемой глупости

29 июня – 9 июля – семинар Врата в Бесконечность (Крым)

3 – 17 августа – семинар Практика Состояний (Кавказ)

 

На все мероприятия Центра просьба записываться заранее по тел. 506-84-06.


НОВОСТИ НАШИХ ПАРТНЕРОВ


18 – 19 апреля тренинг «Назад в Будущее» http://www.a-happy.ru

30 апреля – 2 мая – путешествие в Непал – http://www.club-miry.ru


БИБЛИОТЕКА


Инициация

     Кризис, охвативший современную культуру, особенно сильно отразился на институте воспитания. Наиболее ярко это проявляется в современной проблеме подростков, кризисе подросткового возраста, грозные симптомы которого мы видим в росте числа преступлений, наркомании и самоубийств именно среди этой возрастной категории. Вместе с тем, подростковый возраст, будучи переходом от детства к взрослости, уже сам по себе является трудным, кризисным моментом в развитии личности. Тревожные симптомы говорят о том, что современная культура и цивилизация не справляются с этим кризисом и не в состоянии помочь личности неизбежно проходящей через него. Поэтому многие исследователи обращаются к опыту прошлых культур, чтобы найти подсказки, модели и ценные идеи в решении проблемы подросткового кризиса. Современные исследования в антропологии, религиоведении и психологии культур дают богатый материал для сравнений и возможных выходов из создавшегося тупика.
     Одной из наиболее интересных в этой связи является практика инициации взросления в древних культурах. Инициация была одним из "ритуалов перехода", сопровождающих наиболее значимые социально-личностные изменения в жизни человека: рождение, взросление, брак, зрелость, смерть и пр. "Выражение "ритуал перехода" показывает, что человек перешел с одного уровня своего опыта на другой. Совершение ритуала перехода говорит о социально признаваемом праве на изменение или трансформацию - праве вступить на новый уровень своего развития..." (Э. Эрриен). Т.е., как бы сдать экзамен на новый уровень своей личностной и социальной зрелости и получить новые инструкции для правильного прохождения новой стадии жизни.
     Институт "инициации" очень древен, его находят в самых архаических культурах - у австралийских аборигенов и жителей Огненной Земли. В той или иной форме он присутствует во всех культурах. Инициацию взросления проходили все подростки мужского и женского пола данного сообщества в возрасте примерно 11-13 лет (иногда - 13-15 лет). Ритуалы, практики и идейный контекст инициации тесно связаны с ведущей идеологией, мифологией племени, сообщества. Это приобщение (не в теории, а на собственном опыте) к ценностям взрослых, к знанию взрослых и к личностным характеристикам и способностям взрослого человека. Как писал ведущий исследователь мифологии Мирча Элиаде, инициация позволяла подростку постичь "тройное откровение: откровение Священного, Смерти и Сексуальности". Все три вида опыта отсутствуют у ребенка. Инициируемый узнает о них, принимает их и включает в структуру своей новой - взрослой - личности. Кроме того, посвящаемый уподобляется культурному идеалу племени, представленному в виде обожествляемого первопредка, героя или божества, легендарный и трудный путь которого он и повторяет в инициации. Вся инициация, ее антураж и события насыщены глубочайшими символами и являются проигрыванием сокровеннейших мифологем племени.
     Не претендуя на исчерпывающую картину, опишем кратко примерный ход инициации. По достижении возраста инициации всех девочек и мальчиков племени забирают из семей. Мальчиков уводят в глухое место в лесу, джунглях или дикой, пугающей местности и собирают в группы под руководством специального наставника - посвятителя. Там они живут в особой хижине, им запрещено общаться с кем- либо, заниматься привычными делами до окончания инициации. Каждую девочку также забирают из семьи и помещают в отгороженный темный угол или уединенную часть дома, где с ней никто не общается. Затем девочек также собирают в группы под руководством опытной старой женщины, которая учит их женским, священным ремеслам и наукам (ткачество, плетение, вязание, деторождение), посвящает в культ плодородия, учит искусству любви.
     Лес, мрак, джунгли являются символом "потустороннености", смерти, входа в космическую Ночь, первоначальный Хаос, т.е. возвращения в начало цикла. Подросток должен символически умереть как Ребенок и родиться как Взрослый, начать новый цикл. Хижина для посвящения - символ утробы матери, в ней проходит часть тяжелых испытаний и обучение мифам о происхождении мира, секретным традициям племени, тайным именам богов и т.д., которые известны только взрослым, т.е. посвящение в идеологию и социальные установления племени.
     Главной темой инициации является переживание посвятительной смерти. Посвящаемых закапывают в землю, иногда заваливают сухими деревьями, делают им соответствующую раскраску, в некоторых племенах инициируемые имитируют поведение мертвых. С этим же переживанием связаны суровые, порой жестокие испытания, которые должен вынести посвящаемый. Это ритуальные пытки, такие как бичевание, избиения, обрезание, вырывание зубов, голодание, лишение сна и пр. Нанесение татуировок, насечек, надрезов на коже, символизирующих смерть и воскрешение. Затем следует переживание возрождения, нового рождения, рождения себя в другом качестве. Посвящаемым дают новые имена, обучают новым, секретным словам, языку, иногда их заново учат ходить, кормят как маленьких, т.е. имитируют поведение новорожденных.
     Завершается инициация грандиозным праздником, на котором сообщество приветствует и почитает своих новых членов, обращается с ними как со зрелыми, взрослыми, социализируя и утверждая их новую роль, новую идентичность.
     Как уже говорилось ранее, инициации взросления носили повсеместный и обязательный характер в древних обществах и продолжают существовать ныне в сохранившихся архаических культурах (например, у индейцев Северной Америки, у бушменов Африки и пр.). В большинстве цивилизованных обществ ныне сохранились лишь "рудименты" инициаций, утратившие свой глубинный смысл и структуру. Примерами этого могут служить: прием в скауты/пионеры, профилирующее тестирование в 11-12 лет, некоторые религиозные обряды - обрезание, скаутские/пионерские лагеря и отряды, походы и трудовое обучение у мальчиков и домоводство у девочек и некоторые другие.
     В последнее время ряд психологов и исследователей разработали методы и психотехнологии, основанные на практике инициаций. Примером может служить семинар-тренинг "Визионерский Поиск" (Vision Quest), разработанный еще в 1973 году Томасом Пенксоном (США). Он использовал одноименные церемонии и ритуалы перехода американских индейцев в своей работе с детьми, подростками, молодежью и наркоманами. Для индейцев Визионерский Поиск ускорял их социально-психологический рост в потенциально кризисный период изменения и перехода от юности к зрелости, на жизненно важной стадии формирования в душе образа своего "я", само-идентификации.
     Семинар Т.Пенксона состоял из четырех стадий. Первая - это подготовка, инструктаж, создание контекста и правил работы с внутренним миром, групповое обучение умению видеть и принимать свои чувства, интуиции, сны, страхи и их соотнесенность с внешней реальностью и жизнью личности. Вторая - это очищение, пост и омовение, отпускание обычного, эго-центрированного сознания. Третья - период одиночества и изоляции среди дикой природы, где участники входят в особое состояние сознания, вызванное церемониями, голоданием, отрешением от структуры их нормативной реальности и переживанием того, что означает быть естественным природным существом в природном мире. Все это позволяет войти в контакт с более глубокими уровнями их существа, и, пройдя через свои страхи, беспокойства и подавленные эмоции, рассмотреть свои системы убеждений и установок, подумать над вопросами: "кто я?", "куда я иду?", "что я делаю со своей жизнью?". Четвертая стадия - это коллективное празднование нового обретенного смысла себя и церемония воссоединения с социальным миром. Это интерпретация и интеграция переживаний Визионерского Поиска в текущую жизнь.
     Пройдя через эмоциональное очищение, участники курса часто открывают и/или укрепляют свои внутренние ресурсы, способности и умения справляться со стрессом (стрессом взрослого, т.е. получают пропуск во взрослую жизнь) и страхом неведомого. Успешное переживание трудностей на опыте подтверждает и утверждает скрытую силу личности (т.е. рождение зрелого "я"). Участники говорят о более глубоком доверии к себе, уверенности в себе и в том, как они и вселенная совместно создают их жизнь и судьбу. Люди начинают лучше относиться к себе и другим, обретают чувство оптимизма в отношении управления своей жизнью. Эта информация не является чисто умозрительной, концептуальной теорией из книжек, напротив это - опытное внутреннее знание себя и своей реальности. Происходит изменение многих ограничивающих стереотипов системы представлений и поведенческих шаблонов. "Участники завершали семинар с глубоким чувством личной, социальной и духовной идентификации. Это было собственное, непосредственное чувство своего "я", основанное на прямом опыте. Вместе с этим возникало сильное понимание предназначения жизни и осознанная, выстраданная решимость "жить как взрослый воин", т.е. принимая полную ответственность за свои действия во всех сферах своей жизни" (Т. Пенксон).
     Исследования в глубиной психологии и мифологии (К.Г. Юнг, М. Элиаде, С. Гроф) показывают, что переживание "смерти - возрождения", "перехода" являются архетипическим процессом, т.е. проявлением механизмов бессознательного ("коллективного бессознательного" по К.Г. Юнгу). Это означает, что "ритуал перехода", инициация соответствует динамике архетипических процессов (и является ее выражением) в данный период развития личности. Т.е, можно сказать, что подростковому возрасту внутренне присущи свои архетипические темы, ситуации, потребности и психологические состояния. Они будут спонтанно проявляться в подростковый период в той или иной форме. Это такие темы как: побег/уход из дома, самостоятельность, риск, независимость, стремление к проверке/испытанию себя, утверждение себя в новом качестве, утверждение себя в группе себе подобных, разрушение родительских стереотипов и привязанностей к родителям, встреча с хаосом и стремление пройти через него, сексуальность, испытание себя болью, поиск примера, подражание герою, подвиги и т.д.
Любопытно отметить, как эти темы проявляются в жизни современных подростков - в культурах, где больше не существует института инициации. Действительно, это и подростковые группировки, с их жестокими правилами и ритуалами, сексуальной распущенностью, татуировки и испытания себя на боль, поклонение кумирам эстрады и спорта, "геройство", "подвиги", бунт против родительских авторитетов, интересы к темам смерти и хаоса (специфические стили рок-музыки, кино) и пр. Как видно, эти темы находят свое выражение, но большей частью в хаотических, деструктивных формах. Все это можно рассматривать как суррогаты инициации или псевдоинициацию. Нашей культуре, не имеющей осмысленных ритуалов инициации, не достает психо-социально-духовных средств для поддержки индивида, проходящего процесс личностного изменения.
     Ритуалы перехода, инициации архаичных культур проигрывали вовне темы бессознательного, позволяя их встретить осознанно, снимая, таким образом, внутреннюю напряженность, присущую данному возрасту. Они направляли, сопровождали и социализировали этот бессознательный поток, создавая безопасный контекст для его проявления. Подросток, очевидно, не в состоянии в одиночку справиться с наплывом этих архетипических сил конструктивным образом, отсюда и вытекает необходимость в создании социально-психологических аналогов инициации для современных подростков. Как мы уже упоминали, отчасти эта проблема начинает решаться с помощью современных методов применяемых на практике (тренинги и семинары «Магия Внимания» ).
     Эта проблема имеет и еще один любопытный аспект. В психотерапии в последнее время появился термин "парентэктомия" для обозначения процедуры освобождения от родительских пут, установок, запоздалого подростка. "Запоздалым подростком" в данном случае может быть и вполне солидного возраста человек, так и не сумевший стать психологически, личностно взрослым, "застрявший" в инфантильной зависимости от родителей или сильной зависимости от мнения окружающих. Очевидно, он так и не прошел своей "инициации взросления", не умер как ребенок и не родился как взрослая самостоятельная личность. Именно в этом кроется основная проблема озабоченности собственной судьбой, отнимающая так много сил.


Последние добавления:

Фильмы:

Anima mundi
Чернокнижник часть 2
Обыкновенное Чудо
Убить Дракона




В избранное