Все выпуски  

Мирадуга - фантастический мир. Техника волшебства 2-2


Информационный Канал Subscribe.Ru

Мирадуга - фантастический мир

Привет всем!

"Техника волшебства" - очередное продолжение. Для свежеподписавшихся на рассылку: начало находится здесь.


КАМЕНЬ, КРИСТАЛЛ, РАЗУМ
2-я книга романа ТЕХНИКА ВОЛШЕБСТВА

Автор: Элиша Вишневская [autor@miraduga.com]



2 часть


Капли дождя вонзались в кожу, колотили по голове, текли по рукам, пальцам и медленно, словно пробивая замершее время, падали на землю. Уже не прозрачными, а мутно-красными.

Обычно Тирена ненавидела дождь. Особенно такой, как этот, - холодный, грязный, заслоняющий все вокруг серой пеленой. Но сейчас ничего не было желаннее этой льющейся с неба воды, и хотелось, чтобы он продолжался бесконечно.

Уходить в новое рождение было, конечно, глупо, но и жить так - не лучше. Направляясь под конвоем к шефу, Тирена ждала чего угодно - пыток, угроз... А их не было. Ее всего лишь обыскали два монстроподобных мужика. Они кривились и морщились, будто прикасались к уличной шлюхе, не мывшейся дней сто. Лиц Тирена не запомнила... только грязные "комплименты", от которых тошнило. Потом несколько часов ожидания в полном одиночестве на заваленном мусором полу, наедине с голыми стенами. Изучив досконально свое пристанище, она выяснила, сколько трещин в каменном покрытии, какие в них живут насекомые, с каким звуком эти насекомые прощаются с жизнью. Если медленно давить их каблуком, получалось "чавыкк", а если со всего маха шарахнуть подошвой, звук удара заглушал жалкое "ек" и на полу оставалась тошнотворно-белесая кашица. Изучением неаппетитных звуков Тирена занимала себя умышленно, чтобы не думать о будущем, благо мелкой живности среди мусора водилось во множестве. Зато в развлечениях ощущался недостаток.

Когда появились уже знакомые ребята-"драконоловы", Тирена даже обрадовалась. Хоть что-то происходит, и это лучше любого ожидания. Женщина не успела подняться, ее бесцеремонно поставили на задеревеневшие ноги и, подталкивая, повели по ярко, до рези в глазах, освещенным коридорам. Двум, трем, десяти... тридцати? Сотне? Она потеряла счет поворотам, дверям и лестницам. И даже не успела удивиться, внезапно оказавшись в сером кабинете напротив Зарогги...

"Местера Зарогги", - ехидно поправила себя Тирена, ощупывая разбитую челюсть.

Увидеть Самого воочию не одно и то же, что видеть портрет. Голограммы могут отобразить внешность, но не чувства, которые он заставляет испытывать. Именно заставляет, потому что в его присутствии личные ощущения исчезали. Нельзя сказать, что местер Зарогги выглядел отталкивающе или уродливо. Правильные черты были скорее приятными, чем наоборот. Но все же он не воспринимался, как обычный мужчина. Было в нем что-то одновременно завораживающее до коленопреклонения и отталкивающее...

При виде шефа Тирена замерла, сердце заметалось в груди. Страх выступал на теле липким потом, отуплял и сковывал. Внезапно захотелось выхватить любимый плазмовик и стрелять до тех пор, пока не иссякнет энергия... Или пальнуть разочек всего, лишь бы это бесстрастное лицо навсегда исчезло. Но Тирена смотрела в темные, как сгинь-ямы, глаза, не в силах шевельнуться. И догадалась: обработка психополем - не слухи, а реальность...

Конечно, Тирена ответила на все вопросы. Сколько их ни было, на все ответила. Целых пять часов стояла неподвижно перед двумя следователями и, презирая себя, говорила, не скрывая даже лишние мелочи. Шеф поглядывал на нее с легкой брезгливостью, словно перед ним не красивая женщина, а куча омерзительной слизи... Выяснив необходимое, он дал знак конвоирам-охранникам, которые с прежней бесцеремонностью выволокли Тирену из кабинета. И такое обращение было унизительнее всего. Будто не она прежде работала на МПП и не она приносила пользу тому же Зарогги. Местеру Зарогги.

От морока, наведенного психополем, женщина очнулась уже в скуттере. Тесном, маленьком. Связанная по рукам и ногам. Куда ее перевозили, выяснять не хотелось. Может, потому что любопытство временно атрофировалось, а может, чтобы не сойти с ума. От предстоящего ужаса...

Гнуснейшее чувство осознавать себя мелким пустяком в чьей-то игре. Ради чего ее сорвали с места? Уж, конечно, не ради того, чтобы Зарогги полюбовался. То, что он лично присутствовал на допросе, удивляло. Видать, информация нужна была до зуда в мозгах. Требовали любые сведения, даже мелкие о каком-то луа-кристалле. Но Тирена (к счастью или нет - кто скажет?) не знала, что это. По идее, отличная штука, если из-за нее весь ИФИ вверх копытами... и половина МПП - тоже.

Тирена мотнула головой, выплюнула попавшие в рот капли дождя. Если бы так же легко можно было избавиться от воспоминаний. От того, что пришлось вытерпеть, чтобы вырваться на свободу. Вот он, скуттер, валяется за спиной искореженный, внутри пилот с пробитым черепом и два конвоира... Женщина поморщилась и, не глядя, выстрелила в развороченное механическое нутро. Мужики давно мертвы, но трудно отказать себе в крохотном удовольствии... Ведь оно - единственное, что ей осталось, кроме ненавистного дождя. Все остальное в прошлом. Ни работы, ни угодливых подчиненных... Документов, и тех нет. О прежних связях лучше забыть...

Жизнь исковеркана, и все придется начинать заново. Но без хорошего сообщника никуда, возраст не тот, и навыки поистерлись. Оставшейся малости только на тупых конвоиров хватило. Значит, перво-наперво надо вернуть Зурения, который наверняка уже заскучал без хорошей работенки. Потом упасть на планету, отсидеться, набраться сил... Хорошо, что небольшой денежный запас на бесцветный день сохранился, месяц им с Зурением прожить хватит, а потом что-нибудь придумается...

Хмыкнув, Тирена глянула на свое отражение в луже. Ну и видок! Под стать настроению. И ведь самое гадкое то, что отомстить за произошедшее некому. Если быть честной, надо радоваться, что вообще жива осталась. Кто она такая? Ах, да, бывшая начальница строящейся базочки МПП на задворках периферийного измерения. Всего лишь! Этого и в хорошие времена маловато, чтобы подобраться к Зарогги или Кодорскому, о чем же говорить теперь? А конвоиры уже для отмщения не годятся... Хотя, если вспомнить, с чего все началось и кто главный виновник произошедшего...

Тирена довольно прищурилась и облизнулась. Похоже, не все так плохо. И даже хорошо, потому что глупая водяшка осталась жива. Вот, она-то за все и ответит, благо даже Зурений там, под рукой. За деньги он что угодно сделает, изуродует, снимет кожу, выжжет глазки, отрубит руки и заставит сожрать... Словом, все, что заказчик потребует.





***

Поморщившись, Мирольти отступила на шаг и вздохнула. Рисование успокаивало, но только пока не требовалось оценивать готовую работу.

- Потрясающая жуть! - восхитился зеленокрылый w-элель, усаживаясь к девушке на плечо.

- До! - вскрикнула она, роняя кисть. - Паразит бессовестный, нельзя же так пугать! Ночь вокруг, все спят... а ты подкрадываешься, точно как Шент... Я могла заикой остаться...

- Это пустяки по сравнению с тем, как я испугался твоего дракона.

- Это не дракон, а рыба!! Обычная рыба, такая, как у меня в аквариуме! - обиделась триада. - Правда, я ее по памяти рисовала и плавнички не очень получились...

- Плавнички? - переспросил w-элель, икнув. - Ты это серьезно?

Девушка не ответила. Сложила краски в коробку, туда же зашвырнула кисти, еще раз поглядела на рисунок, непонятый зрителем, и, загрустив, поплелась спать.

- Куда же ты? - кинулся за ней Домериан. - Мне надо с тобой серьезно поговорить...

- Завтра, - буркнула девушка и заперлась в комнате.

W-элель обескуражено завис перед закрытой дверью, тоскливо посмотрел в конец коридора и шмыгнул. Теперь Ньгару точно ему крылья распотрошит. И как она только проведала об уничтоженных посланиях? Научилась мысли читать? А что, эта может... найдет подходящий самоучитель, и все, гаси крылья.

Полетав немного, Домериан вернулся к рисунку и передернулся. Надо же, рыба... с рогами и шашлычными внутренностями. Обмакнув палец в каплю свежей краски, зеленокрылый нарисовал маленькое сердечко.

Хорошо Ньгару. У нее холодный рассудок, она никогда с чувствами не сталкивалась, а вот попробовала бы хоть разок влюбиться...

Домериан решительно подлетел к комнате Мирольти, но так и не постучал, решив, что девушка наверняка уже спит.

А она не спала. Лежала неподвижно, глядя на звезды, и приказывала себе не думать об Иене. Нечестно получается: как только ее отвергли, она тут же вспомнила о нем, а ведь совсем недавно верилось, что без него можно прожить. Особенно если думать о Зурении...

И почему казалось, что только она способна пробудить в мужчине истинные чувства? Глупость какая... только бы не проболтаться об этом, иначе засмеют. Зурений - не робот. Может, он излишне воинственный, но умеющий любить... По-настоящему любить.

Мирольти вспомнила его взгляд там, возле амберииль, и загрустила. Бедняга... ему тоже не везет. Может, больше, чем ей самой или Виотань с Дорком. Иен вернется когда-нибудь, w-элель и радиал могут хотя бы разговаривать, а окаменевшая незнакомка так и останется зачарованной. Разве это радость, если на любимую можно только посмотреть? Ни обнять, ни прикоснуться, ни поцеловать... Разве что пыль смыть...

Хотя...

Девушка резко соскочила на пол и, не нащупав тапочки, выбежала в коридор босиком. Остановившись у комнаты Зурения, она заколотила по двери, не задумываясь, что уже поздно или радиал давно спит. И, возможно, не один.

- Зу, это я!! Открой!

Через секунду растрепанный полуголый Зурений появился на пороге.

- Пришла... сама! - обрадовался он, стряхивая остатки сна, и победоносно улыбнулся выглянувшему из-за угла Шенту. - Ну, захо...

- Я придумала! - выпалила девушка, не дослушав. - Я знаю, как открыть заклинание твоей амберииль, понимаешь? Она будет свободной, живой, не каменной. Здорово, правда?

- Ч... что?

- Ты не рад? - она, растерявшись, отступила на шаг и внезапно сообразила, что стоит босиком и почти нагишом посреди темного коридора наедине с мужчиной...

Зурений, не сводя взгляда с девушки, сел на пол.

- Мио, ты действительно считаешь, что можешь раскрыть такие чары?

Триада пробормотала, что завтра все проверит, и убежала, шлепая по холодным каменным плитам.





***

Дикий крик разбудил Мирольти. Выбежав из комнаты, она не поняла, отчего в коридоре целая толпа, только удивилась: неужели маленькие крылатые существа умеют так громко вопить.

- Что произошло? - спросила она.

- Канти увидела твой рисунок, - радостно выпалил Домериан.

Триада с опаской приблизилась к изображению на стене. Действительно, при свете рыба смотрелась... впечатляюще. Казалось, в ее брюхе сработала мощная бомба. Мирольти даже засомневалась, что сама изобразила подобное, во всяком случае, она не рисовала в рыбьем зрачке желтое сердечко.

- Его разорвало от любви, - хмуро подытожил Скилли. - Вон, у него любовь даже из глаз сыплется... Бедный зверь.

- Это рыба! - возмутилась Мирольти. - У зверей лапы, а здесь...

- ...плавнички! - закончил Домериан, нервно хихикая.

- Это не смешно!

- Конечно, - моментально согласился w-элель, - это страшно!

Потешаясь над рассерженной триадой, зеленокрылый взлетел к потолку и уселся на узорном выступе. Мирольти показала ему язык и повернулась к радиалам.

- Вы мне нужны... - начала она.

- Прямо сейчас? - ехидно уточнил Скилли, изучая кружевную ночнушку и то, что эта ночнушка должна бы прикрывать, но больше подчеркивала.

Мирольти смутилась и, пискнув "зайдите чуть позже", умчалась переодеваться.

"Чуть позже" наступило довольно быстро, и уже через полчаса Дорк и Скилли выходили из административного корпуса, недоумевая, зачем нужно перетаскивать какую-то статую в бассейн. Стояла же она до сих пор на складе и никому не мешала.

К этому часу мотель опустел. Хозяева магазинов-ресторанов вывезли свое имущество и освободили причал. Следом улетели почти все постояльцы Остались лишь три диковинных многонога, интересующихся "Лужей", группа из тридцати четырех студентов, проводивших на астероиде каникулы, да парочка радиалов с двумя малышами и флисенсом-слугой. Посигналив Шенту, девушка выяснила, что двигатели готовы к старту и можно вылетать хоть сразу после завтрака. Надо только предупредить задержавшихся гостей, что астероид вот-вот покинет Линдию.

И надеяться, что все наконец-то заживут спокойно. Без нервотрепки. Лишь бы федералы не заявились раньше, а то ведь испортят все...

Она в который раз пожалела, что не сказала Зурению о луа-кристалле. Сейчас маг-боевик слишком беззаботен. Дурачится на кухне, поет амберииль песни... Знал бы он то, что Мирольти утаила... Зачем, зачем она пообещала молчать?!

- Что с тобой, Мио? - спросил луа-кристалл, видимо, уловив мысли девушки. - Ты из-за меня расстроена?

- Не совсем... то есть... Понимаешь, выходит, что я обманываю друзей. Из-за моего молчания может случиться что-нибудь плохое. Я так хочу поскорее улететь. Надеюсь, мы позавтракаем и отпра...

Требовательный стук в дверь прервал ее на полуслове. В ответ на приглашение войти появился мужчина в форме государственной почтовой службы и бесстрастным голосом сообщил, что принес для бройшен Мирольти послание. Не сдержав восторженного возгласа, она схватила драгоценный пакет.

"Это от Иена! - радовалась девушка. - Он хотел сделать подарок. Точно как раньше... может, он поэтому не откликался, чтобы не испортить сюрприз?.."





***

Завтрак в "Луже" начался с выяснения, почему у Домериана подбит глаз, а крылья Бумбертов изорваны в клочья. Крылья объяснялись просто: ребята, устав от поисков нового скакуна, сделали небольшой перерыв и за считанные минуты проиграли в и-сетевой тотализатор все сбережения, а потом выясняли, кто больше виноват. Домериан отказался рассказывать о подбитом глазе и на вопросы отвечал вялыми шутками.

Предвкушая отлет из Линдии, у всех было чудесное настроение.

Только Мирольти задумчиво грызла длинный рукав свитерка. А когда прогрызла внушительную дыру, странное поведение наконец заметили товарищи. Водноногая апатично глядела в пустую тарелку, на свое имя не откликнулась и проигнорировала толчок в плечо. Заинтригованные товарищи встрепенулись. Посыпались версии, что могло произойти. Оборванные крылья и подбитый глаз забылись, как менее интересные темы.

- Это она из-за рыбы, - выкрикнула Канти, взлетев. - Мио, я не нарочно, я правда испугалась.

- Молчи, - зашикали на розовокрылую подруги, усадив на место. - Рыба тут вряд ли замешана.

- Это из-за Иена, - предположила Ньгару и сердито посмотрела на Домериана.

- А дырок тебе в крыльях, - огрызнулся тот, - Мио теперь по Зурению чешуйки роняет.

За столом возникло оживление. Девушки, перешептываясь и хихикая, поглядывали на водноногую.

- Смотри, Мио, решайся быстрее, пока и этот мужичок не улетел, - посоветовала Тавири.

Триада вздрогнула и затравлено оглянулась, сообразив, что ее подзуживают. Товарищи называется! Который раз веселятся за счет самой младшей и не стыдно им.

Рассердившись, она вытащила из кармана небольшой кристаллик с пятью золотыми насечками (знак местного госдепартамента) и положила на середину стола.

- Вот это я получила всего полчаса назад с посыльным. Тут сказано, что наш "самодвижущийся объект типа астероид, оснащенный тетон-тяговыми двигателями", приравнивается к звездолету. И по закону требуется разрешение на его "эксплуатацию, отличную от проживания". А при "несанкционированном движении за пределами указанной орбиты"... - девушка запнулась и потерла висок, - армии будет отдан приказ... "вплоть до полного уничтожения астероида". Можете проверить, если хотите, но я почти наизусть помню... раз десять читала... И три межзвездных военных... ну, таких больших, с пушками... линкоры, кажется... в общем, они уже тут. А разрешение на движение по орбите у нас заканчивается через месяц. Я хотела рассказать об этом после завтрака, но вашему любопытству невозможно сопротивляться.

Оглядев притихших друзей, Мирольти не удержалась и мстительно добавила:

- Приятного аппетита.

И сразу же почувствовала себя лучше. Пусть знают, как смеяться над ее рыбами и, тем более, над любовью.

Первым тишину нарушил самозабвенно выругавшийся Зурений. Вряд ли кто-то понял, что маг-боевик пожелал арли Машесу, но, без сомнения, ничего хорошего.

Кое-как дозавтракав, большинство w-элелей улетело к любимым "зарослям", чтобы поговорить и успокоиться. Шент молча заперся в мастерской, а Мирольти, подгоняемая Дорком и Скилли, бежала в административный корпус, чтобы составить и отослать какой-то запрос. Какой, она поняла смутно, что-то такое сурово-официальное, которое поможет ей получить разрешение на эксплуатацию тетон-тяги. Зурений, шагавший рядом с братьями, как истинный оптимист, заверил, что месяца через три-четыре запрос рассмотрят. Дорк смотрел на ситуацию иначе.

- Бюрократы встречаются разные, - сказал он. - Может, как раз в Линдии попадется один порядочный. В любом случае, отправить запрос лучше, чем сидеть и жаловаться на судьбу.

Летящий следом Домериан пытался что-то добавить, но его слабый голос терялся в эмоциональном споре радиалов.

Буквально силой втиснутая на рабочее место, Мирольти, вздыхая и проклиная радиальскую настойчивость, под диктовку составила запрос и разослала во все подходящие инстанции. В самые важные организации по настоянию Скилли пришлось отправить пакеты с посыльным. Тревога постепенно отступала, но когда Мирольти почти успокоилась, через и-сеть просочилась новая проблема в виде коллективного иска от бывших работников мотеля...

- Нет, я этого не вынесу! - разрыдалась Мирольти. - Зу, еще не поздно, забирай всех, и улетайте. А я останусь...

- Что за глупая самоотверженность? - фыркнул Зурений и вручил девушке огромный носовой платок. - Если мы решим валить, то все вместе, ясно?

Она закивала, глухо всхлипывая в мягкую ткань.

- Слушай, Мио, - вмешался Домериан. - Это же не проблема, а юридическая задачка. И я знаю, кто ее решит! Стойте здесь, никуда не уходите, я мигом.

- О чем это он? - спросила триада, глядя вслед улетевшему w-элелю, и вытерла слезы.

- Зачем гадать? Он вернется и сам объяснит, - сказал Дорк, устроившись в кресле, и сосредоточился на и-сетевой болтовне.

Скилли лениво перелистывал записи в личном комме, иногда мимолетно кривясь, а Зурений, явно желая покрасоваться, чертил в воздухе огненное изображение бутылки. Ждать долго не пришлось. Мирольти едва успела спросить, выполнили братья утреннее поручение или нет, и получить утвердительный ответ, когда вернулся Домериан в сопровождении Ньгару.

- Вот, - победоносно заявил он, указывая на "трофей", - это решение твоей проблемы. Ньгару закончила высшепоток как раз по специальности юриста, она разберется с иском.

Синекрылая важно кивнула и сразу же принялась командовать. Первым делом она потребовала, чтобы "посторонние" очистили помещение. Особенно досталось возмущенному Зурению. Как обычно, обмен простенькими фразами перетек в грозную баталию. Ньгару, зависла перед радиалом и заявила, что некоторые индивиды способны только мешать тем, кто пытается сделать что-то полезное. И этим некоторым лучше всего бездельничать в другом месте, пока они не получили пяткой в нахальный лиловый глаз.

- Ньгару, милая, ты должна брать деньги за свои монологи, - не остался в долгу Зурений. - Ты - дивное противоядие для тех, кто хочет жениться.

- Не откажусь сыграть роль противоядия, отдельным экземплярам категорически запрещено размножаться, и ты, несомненно, возглавляешь этот список.

- Милая, а давай я тебя в качестве гуманитарной помощи разок поимею. Ты сразу станешь доброй и покладистой, что благотворно отразится на всех нас...

Пока разъяренная Ньгару отходила и подбирала достойный ответ, мужчины убрались. Мирольти, желая поскорее удрать вслед за ними, осторожно спросила, нужна ли синекрылой помощь. Оказалось, нужна, но символическая: показать, где хранятся нужные документы. Обрадовавшись, триада выглянула в коридор и крикнула, чтобы ее подождали в бассейне.





***

Водные блики чуть серебрили влажный воздух и танцевали на янтарном лице каменной девушки, отчего казалось, что она усмехается. Три радиала и пятеро w-элелей жадно разглядывали волнующую фигуру.

- Какая шикарная задница! - восхитился Амбумир, приземлившись на верхушку силового кокона.

- Точно. Получше, чем у Тавири, - Бертикье мечтательно разглядывал огромный янтарный бюст и радовался, что на этот раз Домериан позвал их ради стоящего зрелища. - Оно и в целом бабец ничего, я бы ей вставил раз десять...

- А лучше двадцать, - Шаредьи раз десятый облетел вокруг неподвижной девушки. - Интересно, где такие живые водятся?

- Где-то водятся, но, увы, не здесь, - ответил Зурений и плюнул в бассейн.

Дорк, молча вздохнув, отвернулся. Янтарная красавица светилась, как Виотань, но была нормального, не w-элельского размера.

- Это издевательство, - не выдержал Скилли и пнул магический кокон. - Долго мы будем ждать неизвестно чего? Зу, ты хоть знаешь, что Мио здесь потребовалось?

- Догадываюсь. Она хочет откупорить кокон и вытащить тетку наружу.

W-элели разом обернулись к магу-боевику.

- Разве такое возможно? - опешил Скилли.

- Теоретически - да.

- С твоей помощью?

- Без.

Братья недоуменно переглянулись, а Бумберты подлетели ближе.

- Ничего не понимаю, - признался Дорк.

- Оё... могли бы догадаться. Мио у нас кто? Мио у нас триада. Водноногая. А вода сквозь эти чары, - кивок на статую, - проникает. Вот девочка и решила ножками в кокон забраться, - маг-боевик сел на край бассейна, довольный произведенным эффектом. - Только здесь имеются энерго-амулеты, подходящие для ее водноногой магии, вот и пришлось сюда переться... Так что можете смело шагать восвояси, ничего тут хорошего не будет.

- Как это "ничего"? - Скилли устроился рядом с Зурением. - Если эта бройшен оживет, я первый с ней знакомлюсь. Я, а не ты, понятно? Тебе хватает женщин.

- Потому что я беру то, что в руки идет, а не перебираю по двести раз.

- И я бы не перебирал, если бы увидел что-то приличное. Мне же не шлюха нужна, а постоянная подруга.

- Надо было за Мио браться, но теперь поздно, я буду ею пользоваться.

- Сколько угодно, она не в моем вкусе...

- Позволь угадать, - Зурений ухмыльнулся. - Мио для тебя слишком плоская. И груди нет, и зад выступает только в сравнении с талией...

- Примерно. Только я бы это иначе сформулировал.

- Не придирайся. Тебе хоть в чем-то угодить можно? На мой вкус, у водяшки фигура очень даже неплохая. А годам к двадцати пяти станет вообще потрясной, даже ты закачаешься.

- Как скажешь. Мне нравится эта, - Скилли оглянулся на амберииль. - Пусть только Мио кокон откупорит.

- Да ничего она не откупорит, мне потом утешать ее придется. А процесс утешения - штука тонкая, и вы мешать будете, ясно?

Бумберты, наслышанные о гневе мага-боевика, почуяли, что пора исчезать. Прихватив Домериана, они умчались, роняя светящиеся чешуйки. Братья же, напротив, медлили с уходом.

- Зу, ты пару минут назад говорил, что снять чары возможно, - напомнил Дорк, - а теперь утверждаешь, будто у Мио ничего не выйдет...

- Вы дурные или прикидываетесь? - небрежно спросил Зурений. - Эта тетка амберииль. Жительница Плеаддиса. Хорошенько вдумайтесь в название. Планета известна в тысячах, а то и в сотнях тысяч миров, причем известна как абсолютная магическая ловушка. Кто туда попадает, обратно не выбирается. Внизу жить - нет проблем, но покинуть Плеаддис живым нереально. А теперь подумайте, какая силища у чарика, который вытащил оттуда целую девицу, и скажите, может ли водноногая малявка справиться с его заклинанием.

- В магии всякое бывает, - многозначительно заметил Дорк. - Иногда ученик превосходит учителя, сам того не подозревая. Или вмешивается случай...

- Ладно, умники, сходите, загляните в кокон еще раз, - посоветовал Зурений, - только пяльтесь не на задницу и остальные прелести, а посмотрите, чье маг-клеймо стоит на постаменте.

Резво метнувшийся к окаменевшей девушке Скилли присвистнул, углядев искомый вензель. Дорк, несколько секунд рассматривал клеймо, а потом перевел взгляд на брата, словно спрашивая "неужели это правда"?

- Может, подделка? - с надеждой спросил Дорк.

- Ты в своем уме? - Зурений даже обиделся. - Я хочу посмотреть на того идиота, который будет подделывать такую метку.

- Эх... Пожалуй, ты прав... Мио этого не откроет.

- Но будет пытаться, - мрачно добавил Скилли. - А некоторые волшебники, знаешь ли, очень не любят, когда в их заклинания лезут грязными ручками.

- Во-первых, Мио полезет чистыми ножками, - поправил Зурений. - А во-вторых, не станет местер волшебник дергаться на каждое заклинание, которое у него хотят откупорить. Этак по всей Мирадуге придется мотаться, у него же миллионы всяких чар...

Братья и с этим согласились, но уходить все-таки не спешили. Дорк заверил, что когда наступит момент утешения, они мешать не будут, а пока им просто интересно, чем дело кончится...





***

Мирольти бежала к бассейну.

Ох уж эта Ньгару! Символическая помощь растянулись на полчаса, за которые триада успела понять, что судебные иски и всякие разрешения - ерунда рядом с дотошной бройшен. А несчастному Домериану придется хуже, Ньгару хочет взять его в помощники и уже готова нагрузить работой.

Длинный пустой коридор с полом, натертым до блеска, манил перспективой. Оглянувшись вокруг, Мирольти сбросила обувь, подтянула носочки и, оттолкнувшись, заскользила вперед. Поначалу никак не получалось взять подходящий разгон, но потом девушка приловчилась и, кружась, проносилась мимо дверей и колонн. Не хватало только музыки.

- Мам, смотри как тетя смешно летает! - услышала Мирольти тонкий детский голосок и неловко остановилась, пряча за спину туфельки.

Чопорная радиальская семейка - родители, пара детишек (мальчик с девочкой) и пугливый слуга-флисенс разглядывали девушку с нескрываемым интересом, как разглядывают особо редкое насекомое в музеях флоры и фауны.

- Дорогуша, - обратилась к Мирольти бройшен, едва размыкая губы. - У тебя творится сплошное безобразие. Где магазины? Куда исчез прекрасный ресторан?

- Все закрыто, - просто ответила триада. - Видите ли, мы сегодня покидаем Линдию, и владельцы...

- Мне нужна горничная, - перебила женщина, - их что, тоже нет?

- Я пришлю робота, он прекрасно уберет ваши комнаты.

- Не утруждайся, - скривилась мамаша. - Ненавижу роботов. Роботы - признак нищеты. Идемте, дети, собирать вещи.

И, повернувшись к мужу, она принялась ворчать, что идея провести в космосе отпуск была идиотской, что в этом убогом мотеле не умеют достойно обращаться с постояльцами, и она лично устроит этому поганому астероиду такую рекламу, что он больше нигде в Мирадуге не найдет клиентов, даже самых нищих. Мордоворотистый папаша с маленькими злыми глазенками зыркнул на триаду и оскалился.

Мальчишка попытался скользить по натертым полам, как недавно скользила Мирольти, но был одернут матерью и выслушал длиннющую тираду, что так себя вести не подобает. Девочка семенила рядом с отцом и капризно требовала покатать ее на карусели. Слово "нет" вызвало истерический вой. И только флисенс молча катил тележку, нагруженную игрушками. Маленький, шестирукий (или шестиногий - Мирольти не решила, как правильнее называть его конечности), он печально и слегка растерянно улыбался своему отражению в зеркально-гладком коридорном полу. Девушке всегда было жалко этих милых существ, донельзя глупых, которых нанимали для грязной и унизительной работы. Их и животными-то не считали только во избежание какого-то политического скандала, если Мирольти верно помнила. Проводив взглядом семейство, она помчалась в бассейн.

"Только бы они не ушли!" - твердила на бегу водноногая.

Конечно, избавить бедную амберииль от чар можно и без посторонних, но будет здорово, если Зурений увидит пробуждение. Он ведь тоже знает, что такое любить недосягаемое...

Замедлив шаг перед большим зеркалом, девушка оглядела себя, поправила пару локонов. Вздохнула. Если Зу получит вожделенное, она снова останется в одиночестве... Пока астероид не прибудет на новое место. Как ни крути, кавалеров-то вокруг нет. Домериан и прочие w-элели слишком маленькие, Дорк занят... Скилли... какой-то слишком парень в себе. Предупредительный, вежливый, далеко не глупый, но...

Ладно, что теперь думать? Вот он, бассейн, поворачивать поздно. Может быть, однажды Зурений оценит ее самоотверженность...

- Ну, Мио, ты будто в новое рождение на экскурсию ездила, - встретил девушку Скилли.

- Кое-кто здесь извелся от нетерпения, - добавил Зурений, зеленоглазо сверкнув.

- Я понимаю, но раньше не получалось, - извинилась она.

От водных бликов закружилась голова и радостно встрепенулось сердце. Мирольти захотелось немного поплавать, в последнее время это редко удавалось. Но погружение лучше оставить на потом, когда все закончится...

Прижавшись к невидимой защитной оболочке, триада разглядывала волшебное клеймо, такое близкое, надо только руку протянуть, чтобы коснуться. Но магия есть магия и требует особого обращения.

Прежде Мирольти не использовала волшебство на суше, тем более для одной ноги. От странного, немного щекотного чувства слегка зазнобило, но задуманное получалось. Чары защитного кокона позволили забраться внутрь и, вернув пятке нормальное состояние, Мирольти коснулась маг-метки. Защитное поле вспыхнуло, заискрило и... осталось на прежнем месте.

- Как же так? - водноногая, словно обиженный ребенок, повернулась к радиалам.

Зурений ждал чего-нибудь подобного и воспринял вопрос как сигнал к действию. Многозначительно посмотрев в сторону Дорка и Скилли, он с ласковой улыбкой двинулся к расстроенной девушке.

- Не переживай, Мио, я был готов к этому, - заговорил он, недовольно покосившись на братьев, замерших на пути к выходу. - Такие чары ты не смогла бы...

Подавившись словами, Зурений мотнул головой и безвольно опустил руки.

Накатилась тишина, накрыла с головой, плеснула опасностью, и Мирольти испытала почти забытое чувство, которое вовек бы не переживать дважды. Зачем оно пришло так внезапно, наполнило до краев, покрыло душу ломкими кристалликами льда, присыпало инеем и сразу же поднесло к огню? Это не ужас вовсе, а что-то большее, от чего ни убежать, ни спрятаться. И хочется выть от собственного отупляющего бессилия.

Невольно вспомнилась фраза из школьного курса атмосферного волшебства: "Если горизонт закипает и поднимается в небо, значит, у вас осталось всего пятьдесят секунд, чтобы спастись от бешеной волны". Бешеные волны появлялись раз в полвека. По легендам они состояли из магии умерших в океане триадов и вытягивали у живых внутренние чары. Но это дома, на фиолетовой Земле, а здесь и сейчас не могло быть никаких бешеных волн... так почему же все внутри омертвело, а Зурений посерел? Неужели оттого, что она пыталась открыть чужое заклинание? Тогда какой злодей его сотворил?

- Что я сделала не так, Зу? - жалобно спросила Мирольти. - Чье это волшебство?

- Мое, - услышала она низкий бархатный голос и резко обернулась.

Стоявшего у стены радиала девушка вряд ли назвала бы незнакомцем, хотя встретила первый раз. Даже она, далекая от политики и межпространственных сплетен, знала, что этот мужчина - сильнейший чародей Мирадуги, точнее, один из двух сильнейших. Причем действующий, а не историческая личность. О нем слышали во многих, если не во всех мирадужных измерениях. Местер Капитан Африка. Именно так его называют обыватели и пресса. Мирольти казалось, что от взгляда ослепительных фиолетовых глаз она седеет. Бедное сердце перевирало ритм. Прижавшись спиной к Зурению, девушка чувствовала хватку сильных пальцев, до боли сжимающих плечи, и мечтала потерять сознание.

- Я рядом был и решил заглянуть, - пояснил чародей, - надеюсь, вы не против?

Гнетущее чувство наступающей бешеной волны постепенно исчезло, и Мирольти вздохнула свободнее. Маг-боевик убрал руки с хрупких девичьих плеч, но по-прежнему стоял близко, словно готовился убить ее, чтобы избавить от страданий... Если понадобится. И девушка радовалась этому.

Гость все еще ждал ответа на свой вопрос и рассматривал присутствующих. А триада, избегая столкнуться с навевающим жуть взглядом, изучала обувь чародея. Лишь раз, слегка осмелев, мельком посмотрела выше и успела заметить, что он высокий, может, выше Зурения. Одет просто и неброско, что странновато для волшебника. Точнее, для волшебника, у которого заказчики сплошь монархи и всякие невероятные богачи.

Тем временем Дорк бочком подобрался к Зурению и нервно зашипел:

- Ты же говорил, что он не придет!

Ответа Мирольти не расслышала, но и не жалела об этом, в мимике обоих радиалов хватало красноречия.

- Извините, я, кажется, забыл поздороваться. И не представился, - снова заговорил чародей. - Никонелиэн.

Он чуть поклонился и вопросительно взглянул на Скилли, приглашая назваться в ответ.

Зурений с Дорком сразу прекратили ругаться, а затем каждый траурным голосом произнес свое имя. Хотя местер каждому сказал "рад познакомиться", Мирольти чувствовала себя, как на допросе. Следующая фраза только усилила это чувство.

- А теперь, господа, объясните, кому и чем не угодило мое заклинание?

- Что вы, оно хорошее! - поспешно заверила триада. - Просто там внутри девушка...

- Я заметил.

- А вы не могли бы ее выпустить?

- Вообще-то мог бы. Только не здесь и не сейчас...

- ...и не бесплатно, - едва слышно добавила Мирольти. Но, к сожалению, была услышана.

Чуть обиженно вздохнув, Никонелиэн раскрыл ладонь, на которой появился небольшой сверкающий шарик.

- Бройшен, вообразите, что вместо этой девушки находитесь вы. Точно в таком же виде, - волшебник кивнул на кокон и, снова повернувшись к триаде, подбросил светящийся мячик. - Не думаю, что вам будет приятно очнуться под взглядами четверых незнакомых мужчин, когда нечем прикрыть наготу...

- Ой, - покраснела Мирольти, - я об этом не подумала.

- И еще о многих вещах. Например, где она будет жить, как отправится на Плеаддис, если захочет домой? У нее здесь ни друзей, ни родных, ни документов, ни денег...

- Местер, разве это повод, чтобы вот так бросать живое существо? Она может поселиться прямо тут, на астероиде, свободных комнат полно. И с остальными вещами что-нибудь придумается... Вы ее только расколдуйте, пожалуйста.

- Хорошо, - кивнул чародей. - Показывайте, куда.

Перед Мирольти появился трехмерный план мотеля, созданный чародеем. Не гадая, откуда взята подробная информация об "Океане", девушка ткнула пальцем в свободную комнатку рядом с жилищем Зурения. Это ведь ради него все затевалось...

Когда триада оглянулась, кокона с амберииль уже не было.

- Так просто? - вырвалось у Мирольти.

- Вам же требуется результат, а не спецэффекты, правда? - улыбнулся Никонелиэн. - Она должна очнуться примерно через пять часов. Обычно процесс идет быстрее, но вдали от Плеаддиса... - чародей развел руками.

- Спасибо, местер!

- Не за что, бройшен, - ответил он и, пряча смущение, застучал мячиком об пол. - Можно дать вам небольшой совет на будущее? Только не подумайте, что я люблю нравоучения. Постарайтесь не вскрывать чужие заклинания. Иногда волшебники добавляют защиту от взлома чар, а это вещь как минимум неприятная. Тот, кто разбирается в магии, должен помнить о таких нюансах и предупреждать других.

Зурений фыркнул, но возражать не стал.

- Что же, господа, - чародей спрятал шарик в карман. - Позвольте откланяться.

- Подождите, местер! Останьтесь у нас погостить немного, - выпалила Мирольти и остолбенела от собственной наглости.

Прикрыв рот ладонью, она чувствовала изумленные взгляды товарищей и понимала, что не сумеет объяснить свой поступок. Непонятный и, откровенно говоря, идиотский. Мало ей проблем?

- Вообще-то от меня стараются побыстрее избавиться, - растерялся Никонелиэн. - Вы уверены, бройшен, что хотите этого?

Триада хотела сказать "нет!", но закивала, как безвольная кукла в чьих-то руках. Гость озадаченно поглядел себе под ноги и нахмурился.

- Так и быть, останусь. Пара дней отпуска придутся кстати.

- Я вам комнату приготовлю, - пролепетала Мирольти и вылетела из бассейна, забыв туфельки.

Скилли, Дорк и Зурений смотрели ей в след, как покинутые среди пустыни дети.

- Да ладно вам, - Никонелиэн снова достал светящийся мячик. - Я в домашних условиях тихий и безвредный. Честное слово...





***

Мирольти, как была в одном носке, бежала в "Лужу", повторяя "Я - ненормальная! Я опасна для общества, меня надо срочно изолировать".

О чем она думала? Вот зачем ей потребовалось непременно осчастливить Зурения? Чтобы эффектнее страдать рядом с чужой радостью? Идиотка! Да, теперь амберииль оживет и, может, полюбит его, но что случится, когда заявятся федералы? Им все равно, кто с Земли, а кто с Плеаддиса. Милосерднее оставить несчастную девушку каменной. Лучше простоять еще сотню лет, не подозревая о своей участи, а если умирать, то янтарной статуей, это не больно...

Хуже другое: если за луа-кристаллом пожалуют в ближайшие дни, местер Никонелиэн вряд ли порадуется, что его втянули в конфликт с федералами. Всем известно, что они с Кодорским, мягко говоря, избегают друг друга. Что произойдет, когда чародей осерчает, Мирольти даже думать боялась. Это он с виду кажется спокойным, а на самом деле... Сотня рассерженных Зурениев - пшик рядом с ним. Помнится, года три назад по всем новостным каналам передавали жуткую историю, как этот парень с фиолетовыми глазками разнес целую планету. Магически. Пальчиками щелкнул - и все... семь миллиардов жителей как не рождались. То ли недоплатили ему, то ли дипломатические разногласия... Иди пойми, что они там делят, эти местеры. Еще ходят слухи, что он жестоко расправляется с врагами и неугодными, а свидетелям чистит мозги, вживляя в память кошмары... брр... И вот это чудовище она добровольно пригласила "немножко" погостить?

Когда народ узнает, ее убьют. И правильно сделают. Нужно хоть иногда думать о серьезных вещах.

Прошмыгнув мимо оранжереи, Мирольти ворвалась в "Лужу" и захлопнула дверь, будто это нехитрое действие могло что-то изменить.

- Кто за тобой гонится? - спросил Шент, выглянувший из-за развороченной панели управления микроклиматом.

- Да это я так...

- А я подумал, что-то случилось.

- Ну, вообще-то да... Случилось, - триада нервно оглянулась. - У нас гости.

- Ты же закрыла мотель.

- Я имею в виду не в мотеле гости, а у нас... то есть они, конечно в мотеле, но они не...

- Мио, ты кого хочешь запутаешь, - подвел итог Домериан, то ли удравший от синекрылой Ньгару, то ли отказавшийся ей помогать. - Лучше расскажи, что за гости и откуда ты их вытряхнула?

- Это долгая история, - попыталась отвертеться триада.

- Так даже интереснее, - обрадовался парнишка.

Тут же подтянулись другие w-элели, желая послушать. Окружив девушку, они тихонько переговаривались и ждали, когда начнется рассказ.

- Нечего тут рассказывать. Гостей двое. Девушка и э... мужчина. Девушка, можно сказать, пожаловала лично к Зу.

- Говорили же тебе, дождешься, пока и этот кавалер уйдет, - хихикнул кто-то.

- Безобразие какое! - возмутилась Тавири. - Лишить нас такого мужчинки... Как прикажете развлекаться, если Зу и его уменьшающие чары будут заняты?

- Не переживай, - успокоила ее Мирольти. - У него такая замена - мысли заштормят...

- Правда? - заволновались девушки. - А он хорошенький?

- Э... - триада открыла и закрыла рот. Ничего себе вопросик! - Я его сильно не рассматривала... Глаза такие... э... в общем, ослепнуть можно, волосы длинные, черные... или нет, фиолетовые... кажется... Тоже радиал. Зато уменьшающее заклинание наведет хоть на весь астероид и не поморщится.

- Потрясающе! - восхитилась Тавири и бросилась к огромному зеркалу, висевшему над диваном. За ней потянулись остальные девушки. Послышались ахи вперемешку с вопросами "как я выгляжу?", срочно приводились в порядок крылья и прически.

- Мио, а ты его знаешь? - спросил Домериан, по-свойски приземляясь на плечо.

- Ага... Да вы тоже его знаете.

- Давний знакомый? - уточнила Виотань, оттесняя от Мирольти вернувшуюся Тавири.

- Я бы поостереглась называть его знакомым.

Девушки, сверкая крыльями, возбужденно переговаривались. От мерцания и трескотни у Мирольти слегка помутнело в глазах. Быть может, впервые она пожалела, что рядом нет Ньгару, которая одной насмешливой фразой может утихомирить всю w-элельскую группу.

- Мио, ты - бессовестная интриганка! - бордовокрылая томно взмахнула ресничками. - Признавайся, кто он?

- Сейчас увидите, - ответила триада, прислушиваясь к звучащим в коридоре голосам, - поверьте, вам мало не покажется.

И, не дожидаясь, пока откроется дверь, ускользнула в свою комнату, хотя это выглядело неучтиво по отношению к гостю. Но показаться невежливой или трусихой в этот момент было легче, чем снова встретиться с местером чародеем.

"Все, все! - твердила себе Мирольти. - Дверь закрыть, свет погасить и не двигаться. Нет меня здесь. Нет! И не было никогда... Иен, миленький, хороший, ненаглядный, забери меня отсюда! Куда угодно, лишь бы подальше..."

Забравшись на кровать, девушка забилась в угол и с головой накрылась одеялом. Хотелось стать маленькой и незаметной...

- Мио, - позвал чей-то голос.

- Кто здесь?! - заметалась она и свалилась на пол, сообразив чуть позже, что испугалась луа-кристалла. - Как ты сюда попал?

- Я могу не только через центральный компьютер с тобой общаться, - пояснил он, - но и через комм. Прости, пожалуйста, это я тобой управлял. Понимаешь, местер волшебник появился очень кстати, и я хотел, чтобы он остался... Напрямую обратиться не получилось... Я больше так не буду, Мио.

- Ага, - девушка пересела в кресло, - значит, меня еще рано в психушку...

- Ты не сердишься? - с надеждой спросил кристалл.

- Без понятия. Мне, кажется, все равно...

- Пойми, мне самому не разобраться в магии. Но я быстро выучусь...

Луа-кристалл еще говорил что-то, но триада отвернулась и не слушала. Нахлынула апатия. Звезды казались наклеенными на окно, доносившийся из гостиной смех вымышленным. Кто может веселиться в такой день?

- ...к тебе обращаюсь, Мио!

- Что? - вяло переспросила она.

- Я говорю, забери меня, пожалуйста.

- Куда?

Оказалось, луа-кристалл захотел в коллектив, познакомиться со всеми, так сказать, во плоти, и ради этого выбрался на поверхность. Оставалось только внести его в мотель. Казалось, недавний сон начал сбываться.

Выяснив, куда именно нужно идти, Мирольти расстроилась. Прогулка ожидалась длинная, плюс требовалось наряжаться в скафандр... Но как-то подло отказать тому, кто нуждается в помощи.

Стараясь не шуметь, она вышла из комнаты. Смех зазвучал громче, в общем зале веселились нешуточно. Выглянув из-за угла, триада схватилась за сердце. Увиденное даже застольем назвать было нельзя - трапеза состояла исключительно из алкоголя. Пили все, включая убежденного трезвенника Шента. W-элели расхаживали между бутылками, как в диковинном лесу. Зурений хлестал глюкосау, будто желая напиться на ближайшую тысячу лет. Дорк спаивал Виотань, сидевшую в его нагрудном кармане. Перед Никонелиэном, расположившимся чуть поодаль от всех, стоял огромный бокал.

Глянув на комм, Мирольти убедилась, что еще далеко не вечер, и даже для обеда рановато, а уж тем более для попойки. Что же это такое? Получалось что местер сноб с фиолетовой башкой, который даже сидеть близко к простым гражданам брезгует, пользуясь авторитетом (или магией?), доводит народ до невменяемости... А эти глупцы еще и радуются!

Ужас.

Хорошо, что идти через общий зал необязательно, на поверхность астероида есть выход из "Лужи". Заодно по дороге можно заскочить к амберииль.

Незнакомка лежала на кровати, уже мало похожая на янтарную статую, но по-прежнему неподвижная и холодная. Мирольти включила ночник, принесла три новых платья и носки. Жаль, не нашлось запасных тапочек или туфель, но как только амберииль проснется, можно легко докупить ей все необходимое.

Больше предлогов, чтобы оттянуть выход за пределы мотеля не нашлось, и триада нехотя поплелась к шлюзовой камере.

- Ну, где же ты? - зазвучал полный нетерпения голос, едва только Мирольти забралась в скафандр. - Я тебя жду, жду...

- Я, знаешь ли, только ногами пользуюсь, чтобы ходить, - обиделась она. - А расстояния тут не маленькие. И, если тебе не терпится, выбрался бы на поверхность в мотеле, а не за пределами воздушной зоны.

- Нельзя...

Мирольти не стала уточнять почему. Какая разница? Все равно теперь надо тащиться неизвестно куда. Хорошо, что луа-кристалл развлекал ее болтовней и указывал дорогу с помощью магического огонька. Шагая за милым шариком света, напоминающим присланный когда-то Иеном светящийся комочек, Мирольти рассказывала о своих мечтах. О том, что здорово бы превратить астероид (если не весь, то хотя бы кусочек) в частицу родного дома, посадить деревья, траву, цветы, налить озеро... И еще поставить настоящий сезонный распределитель, чтобы появились весна, лето, осень и даже немножко зима - только не сильно, чтобы вода не промерзала насквозь. Но все это безумно дорогие изменения, поэтому о них можно только мечтать. Девушка увлеклась и размахивала руками, описывая красоту океана, листопад и ветер.

И не заметила, как добралась до цели...





***

Застывший в пилотском кресле идиот незыблемо верил, что, как только Тирена окажется в нужном месте, он сможет вернуться назад, к своей чучелоподобной жене и двум сопливым отпрыскам. Эта наивность умиляла. Вроде ничего мужик, выглядит неплохо и не трус. Что же он на таком страшилище женился? Любовь? Более дебильной причины и придумать нельзя...

Тирена даже подумывала, а не отпустить ли его и правда, чтобы сверился с реальностью? Такой взрослый, не первый год в космосе тягается, а не знает, что в герметическом контейнере больше часа и одно дитятко не выживет, не то что двое плюс мамаша... Спасти их некому, в тот старый ремонтный док соннардов шестьдесят никто не заглядывал. Ладно, если мужик хочет надеяться на эфемерное чудо, пускай надеется. Главное, чтобы корабль вел аккуратно и без глупостей. Пилотирование, увы, не та штука, которой можно научиться за пять минут в отчаянном положении.

Удостоверившись, что пленник надежно привязан и ведет корабль по курсу, Тирена занялась более приятными вещами.

Смыв грязь, чужую кровь и усталость, женщина перебирала содержимое трофейного багажа. Шмотки прежней владелицы звездолета мало того, что вышли из моды тысячелетия назад, еще и наверняка выиграли чемпионат по безвкусице. Чего ожидать от семейки, которая сидела на завалящей планетке и половину жизни копила деньги на звездолет? Средний межзвездный класс он и есть средний межзвездный класс, хотя по планетарным меркам - богачи. Но у богачей тоже случаются проблемы со вкусом...

Найдя в груде вещей сносный наряд, Тирена вернулась в отсек управления. Как раз вовремя, недоумок высвободил руку и едва не отвязался совсем. Пришлось немного проучить его, тем более что все пальцы на левой руке ему не нужны.. В крайнем случае, новые приживить можно, но зачем? В новом рождении пальцы могут вообще оказаться лишними...

Зевнув, Тирена развернула карту-проекцию. До нужного МП-перехода оставалось полтора часа полета. Какое счастье, что пять лет назад Зурений отговорил ее сдавать пойманного нелегала. И материально это оказалось выгодно (год безбедного существования), и теперь вот есть путь между мирами, который неизвестен бывшему шефу. А это значит, что она перегонит оперативников Зарогги, которые наверняка давно в пути и попрутся через официальные МП-переходы. Потому что других путей в это измерение нет. Любые обнаруженные пиратские лазейки уничтожаются или превращаются в собственность МПП. И уж Тирене-то отлично известно, где ближайшие к астероиду водяшки межпространственные врата. И даже те, что держат для особо важных персон, не спасут положения. Куда бы ребята Зарогги ни сунулись, далековато от намеченной точки выйдет, три-четыре дня придется на дорогу потратить... если только не припасено у них чего-нибудь секретного, даже своим неизвестного...

Полуприкрыв глаза, Тирена развалилась в кресле. За время перелета она немного остыла и решила, что с местью подождет. Во всяком случае, с примитивной местью. Стоит разобраться, что у водяшки за кристалл, и можно ли с его помощью объяснить Зарогги, что женщин унижать плохо. У женщин от этого портится характер и настроение. Зато появляется желание увидеть голову обидчика на приличном удалении от туловища.

А какая настоящая женщина откажет себе в таком милом капризе?





***

"Наконец-то!" - устало подумала Мирольти, войдя в мотель через центральный вход.

Пришлось делать огромный крюк в пару километров, и это по безвоздушной части астероида, в скафандре, с выскальзывающим из рук луа-кристаллом, которому захотелось непременно войти в общество через главный ход, а не через запасной. И как ни уверяла Мирольти, что в этом нет смысла - общество все равно ничего не заметит по причине опьянения, луа-кристалл был непреклонен. Более того, он пригрозил, что испортит девушке скафандр, если не исполнится требуемое. Мирольти даже подумывала, не зашвырнуть ли наглеца подальше, и пусть с ним разбираются подчиненные Кодорского. Но сжалилась и, терпеливо выслушивая стенания, шагала в мотель, невольно любуясь чарующим светом внутри кристалла. По тонким трубочкам струилась переливающаяся жидкость, полная крохотных пузырьков. Именно в них рождался волшебный свет, которым залюбовалась триада.

Миновав главный вход и сняв шлем, она торопилась к "Луже", чтобы побыстрее избавиться от скафандра. Интересно, как товарищи воспримут появление нового соседа? Чтобы освободить руки, девушка положила луа-кристалл внутрь шлема.

- Что это за хамское обращение? - тотчас же возмутился он. - Я не вещь, я - живое существо! Обращайся со мной подобающе.

- Мне тяжело, - извиняясь, объяснила Мирольти. - Если я уроню тебя, лучше не будет, поверь...

- Ну, так выкинь шлем и неси меня одного. Я - ценнее. И вообще, куда ты меня волочешь? Я хочу жить там, откуда всем управлять можно.

- В башне управления? - не поверила она.

- А куда ты меня поселить хотела? В коробку запихнуть, куда заглядывать будут раз в тысячу соннардов? Нет уж!

Он еще долго рассуждал о том, что ему не требуется ни есть, ни пить, и ходить самостоятельно он не может, поэтому хочет жить в таком месте, где народ вынужден появляться. Мирольти возразила, что в таком случае лучше поселиться в столовой или на кухне, но луа-кристалл пожелал находиться в центре событий, а не там, где всякой ерундой занимаются. Быстро выяснилось, что он перенял манеру выражать эмоции у w-элелей, но вспыхивал не крыльями, а пузырьками в трубочках.

Девушка вспомнила, как луа-кристалл обещал быстро выучиться у местера чародея всяким необходимым волшебным премудростям. Видимо, первый урок уже состоялся и был посвящен науке высокомерия. Мало того что хам с трубочками пожелал расположиться на главном пульте, так еще и непременно на подушечке из бархата, чтобы не замерзнуть и привлекательнее выглядеть. Над последним аргументом девушка задумалась надолго. Пытаясь сообразить, кого собирается привлекать искусственное создание и как о нем рассказать Зурению, она вышла из административного корпуса.

В главном холе, одурев от пустоты, группа студентов, о которой Мирольти позабыла, развлекалась диковинной игрой. Парни и девушки носились между колоннами, умудряясь при этом не сталкиваться, и перебрасывали друг другу пять мячей. Как поняла триада, играли две команды - воздушная и наземная. Первая состояла из радиалов, на время отрастивших крылья, а участники второй щеголяли ботинками, в которых удавалось подпрыгивать метров на шесть.

Заметив Мирольти, студенты на время бросили мячи.

- Эй, хозяйка, давай с нами! - шумные ребята немедленно окружили триаду. - У нас лишние прыгуны найдутся, хочешь?

- Нет, спасибо.

- Брезгуешь? - насмешливо спросил кто-то.

- Что вы! Настроение у меня неподходящее...

- Бывает, - понимающе закивали со всех сторон. - А когда ты улетать собираешься?

- Я бы еще вчера... если бы могла, - вздохнула Мирольти. - Но тут кое-кому не понравилось, что астероид может летать, разрешения всякие требуют.

- А точнее, деньги, - с видом знатока высказался парень в замысловатом шлеме.

- Если бы деньги... иди знай, что местным властям надо. Вон, армию пригнали... Чтобы попытки к бегству пресекать... Так что вам, наверное, лучше вернуться домой.

- А мы не боимся, - загомонили студенты. - Ничего с нами не случится, вот увидишь. Мы ребята не простые, себя в обиду не дадим.

- Тогда оставайтесь, сколько пожелаете. Но я вас предупредила.

Она успела сделать всего несколько шагов, а игроки вернулись к заброшенным мячам и снова носились по холлу, азартно покрикивая друг на друга.

В "Луже" продолжалось веселье. Музыка грохотала так, что прорывалась в коридор, но пьянка перешла в стадию "вялотекущая". Большинство w-элелей разлетелось, отсутствовали Шент и Дорк. Скилли с Зурением о чем-то яростно спорили, стоя у музыкальной панели, но слова тонули в грохоте.

Мирольти уменьшила звук до приемлемого, а спорщики этого не заметили. С опаской приблизившись к столу, она разглядела спящего Домериана, укрытого тряпочкой, обычно служившей керизу для протирания запчастей. Ньгару важно стояла на перевернутом стакане и что-то бурно выговаривала местеру Никонелиэну. Она явно присоединилась к гулянке недавно и потому не успела разобраться, что происходит, но пройти мимо пьяной компании не могла. Выслушивать нравоучения о "вопиющем безобразии" мог только чародей - единственный трезвый из присутствующих.

Разлепив глаза, зеленокрылый пробормотал что-то о почтительном отношении к великим магам и снова заснул, а Ньгару, взлетев, скептически разглядывала Никонелиэна.

- То-то мне твоя рожа показалась знакомой, - фыркнула она.

- Тебе не страшно? - спросил радиал, как показалось Мирольти, с надеждой.

- Я алкоголиков не боюсь, - сообщила крылатая девушка и на всякий случай втянула голову в плечи.

Чародей осторожно протянул руку к синекрылой, которая тотчас взвизгнула и, с ужасом оглядываясь, умчалась.

- Не обращай внимания, - снова подал голос Домериан. - Она ненормальная, ей хоть рулевики оборви, лишь бы возможность почитать мужикам морали осталась.

- Жаль, - вздохнул чародей, глядя вслед улетающей Ньгару.

Мирольти отступила назад, сомневаясь в точности услышанного. Не может быть, чтобы Домериан спокойно обратился на "ты" к магу, с которым даже император желтого измерения раскланивается! Это галлюцинации, надо поменьше дышать алкогольными парами, а их тут нынче предостаточно...

Лучше всего пойти в бассейн, хотя бы на час. Родная магия погружения успокоит.





***

Нази вошел в просторную каюту и устроился в кресле, радуясь, что шеф отменил на время официальные церемонии и расшаркивания.

- Через пять часов будем на месте. Бойцы проявляют все признаки нетерпения и жаждут действовать...

- Еще бы, - хмыкнул Арнес, не отрываясь от документов, - я бы на их месте помер от скуки раз десять.

Несколько минут прошло в молчании. Кодорский недовольно изучал отчеты, Нази разглядывал шефа.

- Если бы я тебя не знал, - гидрон снял очки, продолжая глядеть на пегаса, - я бы решил, что ты волнуешься.

- Мне надоело ожидание. Там, где нужна молниеносная операция, мы тащимся третьи сутки.

- Всю Мирадугу невозможно держать под контролем, сам понимаешь.

- Понимаю.

Из-за необходимости везти с собой гигантский маг-нейтрализатор, приходилось жертвовать временем. Хорошо, что агрегат диаметром в полтора километра установлен на самом скоростном из кораблей ИФИ, хоть какое-то утешение. К сожалению, мелкое. Линдия, конечно, прогрессивнее, чем Ерия, но толку от этого... Маг-нейтрализатор в телепорт не пропихнешь - ни целиком, ни по частям, а без него операцию можно даже не планировать, луа-кристалл сильнее тысячи лучших волшебников, его теперь просто так не заполучить.

Единственный шанс - внезапность. Хотя какая уж там внезапность, если, долетев до цели, придется еще несколько часов ждать, пока маг-нейтрализатор заработает в полную силу. А потом, если все пройдет гладко, луа-кристалл превратится в бесполезную говорящую стекляшку без грамма волшебства и не сможет ни защищать, ни нападать, и с ним легко справятся.

Включить бы агрегат заранее и появиться на месте во всеоружии! А нельзя, ТТ-двигатели откажут. Как ни поверни, ожидание неизбежно. Да, когда-нибудь появятся маг-нейтрализаторы величиной с чемодан, и включаться они будут мгновенно, но, увы, случится это не скоро. Пока ИФИ владеет самой компактной в Мирадуге моделью, что уже достижение. Волшебство опережает технику.

Арнес досадливо повел крылом. Пришлось отказаться от мысли отправить на астероид оперативников, и следить приходится осторожно. Наблюдатели у него особенные, но неиспытанные, а тут один промах - и снова вся компания сбежит, луа-кристалл умеет шастать по измерениям. Если он закрыл однажды естественный МП-переход, то и новый открыть сумеет... И снова закроет за собой, иди потом разбирайся, в какой мир его унесло...





***

В бассейн Мирольти не попала. Обидно. Пришлось возвращаться с полдороги, когда встреча с водой и погружение казались такими близкими, и плестись в административный корпус, потому что луа-кристалл так захотел. Он скучал в одиночестве и хотел общения. Похоже, он не подозревал, что у кого-то могут быть свои желания.

- По твоим словам получается, что одиночество - потрясная штука, - капризно высказался он в ответ на укор девушки. - А мне оно не нравится.

- Ты не понял. Я имела в виду, что это иногда нужно... - Мирольти помолчала, раздумывая, как объяснить такую вещь луа-кристаллу. - Бывает, общаешься с друзьями, знакомыми или незнакомыми, и кажется, что действуют они неправильно... Хотя они думают, что все делают правильно, а неправильно поступаешь как раз ты... хотя ты поступаешь правильно... что-то я запутываюсь... Ну вот, моя бабушка говорила: одиночество нужно, чтобы собрать из своего "я" новую мозаику и вписать ее в то, что вокруг. Постоянно разные кусочки для этой мозаики падают в руки, каждый день... если их не удается сразу пристроить, они постепенно накапливаются. И однажды их будет столько, что можно захлебнуться. Вот у меня сейчас такая огромная груда разноцветных кусочков, в том числе и тобой подброшенных. И если я не побуду сама с собой, не рассортирую все...

- Не путай одиночество с временным уединением, - поучительным тоном прервал девушку луа-кристалл. - Настоящее одиночество - это когда душа навыворот. И дыры в ней о-го-го какие. И все туда ш-шу-ух... проваливается. Ну, что-то такое, я мог неправильно понять Никонелиэна.

- Когда ты с ним на такие темы беседовал? - удивилась Мирольти. - Кажется, местер чародей не покидал "Лужи" и новоприобретенных собутыльников. Или он умеет находиться в двух местах одновременно? А! Вы же с ним общаетесь телепатически, правильно?

- Да, телепатически. Хотя... - запнулся кристалл, - это не такое общение, как с тобой. Если мне надо что-то узнать, он позволяет заглянуть в какой-то участок его разума. Так быстрее... но часто проступает что-то личное... И знаешь, Мио, это страшно...

- Ты мне говоришь!.. - вздрогнула она, вспомнив предчувствие набегающей "бешеной волны".

Луа-кристалл попытался изменить тему и рассказать что-то веселое, но мало преуспел; большинство историй Мирольти слышала от Домериана, а кое-что (из жизни в лаборатории) имело мрачный оттенок. Зато она с удовольствием разглядывала переливающиеся внутри кристалла огоньки. В начале беседы они светили едко и раздражали так же, как снисходительный тон. Но сейчас огоньки лишь мигали равномерно, и Мирольти показалось, что цвет и насыщенность сияния отражают настроение кристалла. Значит, с ним вполне можно беседовать по душам, если добиться такого спокойного мерцания.

- А я придумала, как сделать, чтобы ты не скучал. Подключись к и-сети, там столько интересного! И можно болтать хоть круглыми сутками.

- Я знаю. Но это не полноценное общение... Вообще-то я тебя не просто так позвал, минут десять назад в минипорт кое-что свалилось. Думаю, тебе понравится.

Мирольти с опасением взяла прозрачный кубик с пятью золотыми насечками и сразу затосковала. Очень похожая штука побывала у нее в руках утром, и принесло это кучу проблем. Но, изучив содержимое, девушка счастливо взвизгнула.

- Вот оно, наше спасение! - засмеялась она, подхватив луа-кристалл. - Я должна это показать всем... - триада остановилась, вспоминая, в каком состоянии находятся товарищи.

- А ты познакомишь меня с ними?

- Если я кого-нибудь найду, - кивнула она, возвращая луа-кристалл на место. - Думаю, ближе к вечеру ты увидишь остальных...

Мирольти сияла так, что, казалось, не нужны звезды и солнце. Подпрыгивая, она мчалась в "Лужу", предвкушая, как обрадуются друзья. Можно сказать Линдии "прощай" и лететь дальше, не оглядываясь. Все почти закончилось. И когда робот, натиравший пол у входа в домашний сектор, выкрикнул "как я счастлив!", она ответила "я тоже!".

За время ее отсутствия в "Луже" кое-что изменилось. Бутылки со стола исчезли, утихла музыка. Домериан спал на прежнем месте, но укрытый чистым платком, Зурений и Скилли по-прежнему о чем-то спорили... Остальные, видимо, разбрелись по комнатам.

Завидев улыбавшуюся Мирольти, радиалы изумленно притихли.

- Такое впечатление, будто ты ищешь, кого бы расцеловать, а тут вдруг мы подвернулись, готовые ко всему, - предположил Зурений.

- Ты почти угадал! - она засмеялась и чмокнула его в подставленную щеку. - У нас отличная новость - пришло разрешение!

- Ну и скорость! - впечатлился Скилли.

- Оё... - маг-боевик обрадованным не выглядел. - Ты уверена, что это не подделка?

- Почему сразу подделка?

- Потому, что такие разрешения за три часа не выдают. И даже за три дня - нет. Самое меньшее - за месяц. Тут что-то не так...

- А по-моему, все в порядке, - настаивала Мирольти. Неужели счастье оказалось чьей-то шуткой? Зурений, не слушая, отобрал у девушки личный комм с чип-документами, вытряхнул искомый кристаллик и вертел, пытаясь найти подвох. Через десять минут пришлось согласиться, что документ подлинный и действительно прислан из транспортного департамента.

- Нет, что-то здесь не так, - не унимался Зурений, изучая разрешение.

Глядя, как он яростно терзает комм, казавшийся безнадежно хрупким в огромных руках, Мирольти упрашивала себя не паниковать. Через и-сеть можно в любую минуту заказать новый комм, а документы - это всего лишь стандартные чипы, чтобы их переложить, нужна пара минут...





***

Солнце с трудом прорывалось в комнату, падая на пол размытыми по краям прямоугольниками. Арли Машес нащупал под столом небольшой рычаг и легонько потянул. Зыбковер - милая штука, сразу не поймешь, что работает. Правда, всей работы там - ерунда. Механизм освобождает каменные плиты под ковровой дорожкой, так что они слегка шатаются, если наступить. Всякий, кто входил в кабинет арли, обязательно проходил по этой самой дорожке. Психологи уверяли, что это очень помогает в беседе с некоторыми посетителями. Дескать, зыбковер вызывает ощущение непрочности почвы под ногами. Может, оно и так, в психологии Машес не разбирался, но внезапно захотелось сравнить ощущения.

Пройдясь по кабинету и стараясь не слушать надоевшее до омерзения "нку-чак" расшалившегося сустава, Машес решил, что ему встретились дерьмовые психологи. Или тому, кто монтировал зыбковер, в детстве руки не в то отверстие вживили. Ни одно идиотское изобретение не сравнится с тем, что испытывал арли, разобрав свежую почту. Дружеская беседа с министром транспорта только усилила ощущение, что земля под ногами превратилась в трясину. Руни, старый товарищ и собутыльник, пряча глаза, сообщил, что не может выполнить просьбу Машеса. То есть до конца выполнить. Кто же знал, что у малолетней дурехи найдутся влиятельные друзья. Причем настолько влиятельные, что министр линдийской системы лично занимался каким-то пустяковым разрешением на эксплуатацию ТТД.

- ...И вот тебе дружеский совет, Машес, плюнь на эту девчонку. Мне все равно, что ты делаешь с малолетками, бабы вообще мало на что годятся, но если хочешь, чтобы твой череп и дальше блестел, забудь о ней.

- Погоди, Руни, вот попросишь ты меня о помощи, - процедил арли, не разжимая зубов.

- Болван ты, Машес, - беззлобно подытожил министр, доставая из сейфа бутылочку, хранившуюся для особых случаев. - Через полтора часа после отправки запроса мне сигналит президент с красным от волнения лицом и требует, чтобы разрешение для бройшен Мирольти выдали сразу и без проволочек. Сам подумай, если испугался не рядовой гражданин, а правитель трех планет, значит, надавили очень влиятельные силы.

На это у арли нашлись возражения, он-то знал, какая трусливая и падкая на деньги душонка у президента Линдии, но Руни любые аргументы отверг. Единственное, чего добился Машес, - крохотной добавки к основному тексту разрешения.

Он и сам не понимал толком, зачем упорствует. Наверное, дело не в девчонке, а в принципе. Он, старый воин, прошедший и бойню, и политические игрища, мало чего в жизни боялся, но упускать то, что уже само в руках побывало, не желал. Где это видано - лакомый кусочек показали, ароматом поманили, дали пощупать, загореться, проникнуться, а теперь отнимают.

Нет, подобное издевательство арли Машес отказывался терпеть. И крохотную зацепку - напоминание о законе, приложенное к разрешению, - собирался использовать в полной мере.





***

- Все оказалось проще, чем я думал, - недовольно буркнул Зурений, возвращая Мирольти личный комм. - Разрешение в порядке и ты можешь без проблем использовать астероид, как самодвижущуюся единицу. Но там есть миленькая приписочка: тетон-тягой должен управлять только дипломированный пилот с откалиброванным и прошедшим ежегодную проверку нерумом...

- Чем? - не поняла Мирольти.

- Нейроузлом. У всех без исключения пилотов он есть в черепушке, - объяснил радиал. - Это чтобы иметь прямую связь с борткомпьютером, на тетон-тяговых скоростях нельзя иначе.

- Ага, - кивнула девушка, хотя она не была уверена, что все поняла. - Значит, осталось нанять пилота и можно улетать.

Зурений подтвердил, но как-то осторожно, словно заранее сомневаясь, что это будет простым делом. Мирольти напомнила, что утром он то же самое говорил о разрешении, которое уже получено, а с подковыркой или без - вопрос не существенный. Может быть, нанять пилота и того проще, главное попробовать. Радиал спорить не стал, зато выразил готовность помочь, и триада вспомнила обещание познакомить с друзьями луа-кристалл. Жаль, поздновато вспомнила, Скилли несколько минут назад ушел, правда, девушке показалось, что Зурений перед этим довольно многозначительно сверкал глазами. Значит, придется кристаллу временно ограничиться магом-боевиком...

Предложение Мирольти рассказать что-то очень важное или, точнее, показать, было встречено радиалом с огромным энтузиазмом. Правда, он порывался идти смотреть и выслушивать в родную комнату, где (по его мнению) для важных сообщений более подходящая обстановка, но покорно отправился в башню управления.

- Ты меня сегодня удивила, - признался Зурений, неторопливо шагая по коридору. - Но зато теперь мне до конца жизни будет что вспомнить.

- Ну и здорово! - улыбнулась девушка, стараясь не отставать от спутника. - Знаешь, а мне показалось, что ты не слишком доволен ею.

- Кем?

- Как это "кем"? Своей амберииль...

- Оё... Надо же, я и забыл!

- Так, - Мирольти остановилась. - А что же ты собираешься вспоминать до конца жизни?

- Как что?! Единицы могут похвастаться, что пили с лучшим волшебником Мирадуги, и я среди них! А уж Дорк и Виотань будут тебя долго благодарить за такого гостя. Правда, не сейчас, а денька через три-четыре, когда на... э... насладятся обществом друг друга.

Девушка покраснела, сообразив, что Зурений имеет в виду. Заклинание, на время уравнивающее w-элель и радиала, - пустяк для известного во всех мирах чародея.

Знакомое помещение, расцвеченное бликами луа-кристалла, приобрело сказочный вид. Ньгару, увидев радиала, фыркнула: "Вот и еще один бездельник появился" и уселась на пульт, демонстративно отвернувшись.

- Вот, Зу, познакомься, это луа-кристалл, - сказала Мирольти.

- Знакомься?! - переспросил маг-боевик, глядя на триаду, как отец на провинившееся чадо.

- А что, если у меня рук нет, чтобы щупать баб, то знакомиться со мной - лишнее? - едко-оранжево засиял кристалл.

- Оё, - рухнул в кресло Зурений, - оно еще и разговаривает!

- Не переживай, "оно" такое же хамское, как и ты, вы быстро найдете общий язык, - заверила Ньгару, доставая из нагрудного кармана сигарету. Видимо, дурная привычка тщательно скрывалась, ведь раньше Мирольти не подозревала, что синекрылая курит.

- Мне надо выпить, - признался маг-боевик.

- Обойдешься! - заявила триада, выхватывая флягу. - Сколько можно пить? Ты обещал помочь найти пилота. Сам видишь, желтоглазый купил точную информацию, значит, чем быстрее мы отсюда уберемся, тем лучше.

Радиалу пришлось согласиться и заняться поисками. Устроившись в соседнем кресле, водноногая радовалась, что в пульт встроено сразу четыре компьютера и можно работать, не мешая друг другу. Ньгару молча курила, кристалл сверкал, тщетно пытаясь завладеть хоть чьим-нибудь вниманием, а потом утих. В помещении воцарилась рабочая атмосфера, прерываемая только витиеватыми ругательствами Зурения. К своему стыду, Мирольти разделяла его возмущение. Списки еще недавно безработных пилотов украшали отметки "нанят военной флотилией". И такая картина наблюдалась по всей Линдии. Оставив бесполезные усилия, водноногая с удовольствием наблюдала, как радиал сдувает падающую на глаза лиловую челку и ворчит, что Машес придурок, а наем такого количества пилотов для нужд армии может вызвать панику, того и глядишь, народ решит, что вот-вот грядет война. И вообще, то, что делает арли - настоящее детство, удивительно, что он при таком отношении к жизни умудрился заполучить командование армией. Может, это первое проявление старческого маразма? А что, мужик омоложения ни разу не проходил, пора бы мозгам начать разлагаться, тем более что мозгов у военных мало.

Ощутив внимание Мирольти, Зурений развернулся и с готовностью засиял улыбкой.

- Нашел кого-нибудь? - уточнила на всякий случай триада.

- Пусто. Но это уже не важно - скоро придут документы и мы свалим. Думаю, сразу после ужина...

- А как же "Океан"?

- Мио, ненаглядная моя водяшечка... ты же все понимаешь...

Она кивнула, ощутив, как внутри разливается горечь.

- Надо было мне самой учиться на пилота, чтобы ни от кого не зависеть.

- Смешная девочка, - Зурений погладил ее по волосам. - Потребуются года два, как минимум, чтобы только базисные знания получить. И еще пять, чтобы нарастить полноценный нерум.

Мирольти почувствовала себя полной тупицей. Как можно было забыть такое и потом ляпнуть сущую глупость? Ведь однажды помешанный на космических полетах Домериан уже рассказывал ей о пилотах, гонщиках, старинные имплантанты и современный нейроузел, который нужен для управления тетон-тягой. Речь шла о том, что заполучить правильный нерум очень сложно. Его наращивают по специальной технологии, причем наращивают сами будущие пилоты сразу у себя в голове. Этот процесс занимает большую часть обучения. Ежемесячные тесты и проверки показывают, все ли нейроны сцепились правильно, везде ли образовалась защитно-восстановительная оболочка и тому подобное. Если какой-то прошивки не хватает или что-то соединилось ошибочно, исправить нерум уже нельзя. Придется идти к хирургам вырезать бракованный нейроузел и начинать все сначала... если силы и желание остались. Причем и винить-то несостоявшемуся пилоту некого, изъяны образуются, только если ученик плохо усвоил материал и ошибся на каком-то этапе.

Девушку особенно поразил факт, что из трех-четырех тысяч поступающих на высшепоток звездоплавания только один или двое становятся дипломированными пилотами.

И все потому, что без нерума контактировать с системой звездолета невозможно.

- Лучше всего информация считывается в кресле пилота, - радиал хлопнул ладонью по бархатистой ткани, - хотя на многих кораблях улавливатели стоят повсюду, в любом закоулке. Но ассоциация космического транспорта предписывает всем пилотам сложные маневры выполнять только в подобном кресле. Или, если цитировать дословно, в месте наибольшей чувствительности и сцепления корабельной системы с нейроузлом.

Мирольти подошла к креслу, где когда-то сидел Иен. Надо же, она никогда не задумывалась, почему место для пилота - особенное, и зачем оно вообще потребовалось ей в мотеле. Зурений, легонько подтолкнул девушку, заставив опуститься на сиденье. Провел ладонью по тонким металлическим пластинам, расположенным в спинке кресла.

- Вот эти улавливатели должны обязательно соприкасаться с телом, - отодвинув черно-бирюзовые пряди, стекающие густым потоком на спину девушки, он тронул хрупкое плечико. - Вот здесь, - пальцы скользнули вдоль позвоночника, - и здесь. Тогда можно чувствовать систему управления, как собственное тело.

Мирольти наивно посчитала его прикосновения частью объяснений.

- А зачем нужен огромный пульт с кнопками и всякими переключателями? - спросила она

- Ручное управление. Во-первых, на случай аварии. А во-вторых, некоторые модули работают и, когда корабль стоит, зачем же в кресло врастать? Надо всего-то пальцем дернуть. Так даже удобнее, особенно если хочется обворожительной гостье продемонстрировать что-нибудь грандиозное, - Зурений блеснул ярко-лиловым взором. - Например, космический пейзажик, настраивающий на романтику.

- Я бы сейчас не отказалась увидеть пейзажик, - с вызовом сказала Мирольти, понимая, что радиал запомнил, как Иен показывал ей неведомую туманность. - Только чтобы никто не мешал.

- Несколько пейзажиков у меня есть, - прошептал Зурений, наклонившись к девушке, - захочешь посмотреть, я всегда готов. Хоть сейчас...

- Тьфу, это же невозможно слушать! - не выдержала Ньгару, затушив сигарету о подошву крохотного ботинка. - Слушай, перерослик, заканчивай свои примитивные охмурения, меня и без этого тошнит.

- Я же не тебя охмуряю, - парировал он, не без сарказма.

- Разумеется, чтобы меня охмурить, тебе пришлось бы задействовать интеллект. Вот на этом ты и гаснешь.

- Хочешь, устроим мозговой поединок?

- Загляни в штаны и предложи это своей второй голове, но будь готов к тому, что она выиграет, - посоветовала синекрылая, отрешенно рассматривая окурок.

- Так, - Зурений и аккуратно пересадил w-элель себе на ладонь, - признавайся, ты почему сегодня такая злюка?

- Устала я, а мне сейчас общаться с толпой местных юристов, начисто лишенных чувства юмора... До, паразит, обещал помощь, а сам напился. И этот хам стеклянный гадости говорит, - Ньгару скривилась в сторону луа-кристалла и получила в ответ яростное мигание. - Плюс ужасно хочется есть, пора бы... Я же не могу питаться глюкосау, как некоторые...

Мирольти в их диалог не вслушивалась, думая о своем, а потому не сразу поняла, почему Зурений сталкивает ее с кресла и орет что-то про острую пищевую недостаточность. Согласившись, что пообедать не мешало бы, триада поплелась на кухню, мимолетно удивившись, как это он собирается помогать w-элели.

Мотель, притихший и торжественно-светлый, затаился, стараясь впитать последнее тепло живых существ, будто понимал, что хозяйка собирается его бросить... От мысли, что уже вечером придется сказать астероиду "прощай", у девушки наворачивались слезы. Хотелось забрать с собой весь "Океан" или "Лужу". Или свою комнату... Или хотя бы аквариум и рыбок. Но Зурений разрешил взять только самое необходимое. Маленькую сумку, куда поместится сменное белье и зеркальце. Может, попросить местера Никонелиэна, чтобы он уменьшил астероид? Нет, лучше не надо, волшебники не работают даром. Освобождение из кокона полноценной гражданки Мирадуги - случай особый. Тут любой откажется от гонорара, только бы перед судом не отвечать, ведь амберииль попала внутрь заклинания не по своей вине.

Мысленно, подсчитав сбережения, Мирольти решила, что этого не хватит заказать и сотую долю чар, нужных для уменьшения мотеля до карманных размеров.

В холле беспокойно шептались о чем-то диковинные многоножки. Поддавшись отчаянью, водноногая хотела спросить, нет ли среди них пилота, но так и не решилась. Эти - скорее шпионы, чем пилоты, вон как глазами вращают... И улетать, похоже, не собираются. Ну и Кориаль с ними, не младенцы, пусть делают что хотят.

На кухне девушка застала безрадостную картину. Домериан, пытаясь взлететь на полку, где хранились орехи, видимо, не рассчитал силы и теперь висел, уцепившись за край, изредка взмахивая крыльями. Чтобы помочь w-элелю, Шент забрался на табуретку, на чем миссия спасения захлебнулась. Роста кериза было маловато, а спрыгнуть на пол и найти что-нибудь выше табуретки не позволяло алкогольное помутнение разума. Так, застыв мохнатым изваянием и с трудом храня равновесие, Шент беспомощно глядел на w-элеля.

Подхватив зеленокрылого, Мирольти сердито оглянулась. Хорошенький наставник и опекун, пусть теперь попробует читать ей нравоучения, сразу пожалеет!

- До, ты зачем на полку забрался, тебе мало тех орехов, которые на столе? - строго спросила триада.

- Какие, ик, драконам в задницу, орехи? - вздрогнул w-элель и качнулся. - Там у Зу похмельное заклинание спрятано... ик...

- У тебя уже похмелье? - не поверила она, подсаживая Домериана на полку. - Оно же на следующий день бывает, а не через два часа...

- Я, ик, маленький, у меня скоростной метаболизм...

Зарывшись с головой в коробок с яркой крышкой, w-элель долго копался, пока не отыскал среди орехов и скорлупы золотистый шарик. Положив находку на ладонь, с важным видом хлопнул себя по лбу, разбивая сверкающую оболочку, и пару минут сидел, окруженный мерцающим сизым облачком.

- Не понимаю, зачем ты напивался? - не унималась Мирольти. - Чтобы потом страдать?

- Ха! Никакое похмелье не удержит настоящего мужика от хорошей выпивки, - заявил Домериан, лихо вскакивая. На пол он не свалился только благодаря хорошей реакции триады.

- Я предупреждал, - подал голос Шент, - радиалы и w-элели не могут пить наравне. А он не хотел выглядеть слабаком. Хорошо, что остальные меру знают...

"Остальные - это ты явно не про себя", - ехидно подумала Мирольти, заправляя в систему прог-повара свежие продукты. Сердиться не хватало сил, все отняли мысли о неприятностях, больших, чем какая-то пьянка, и хотелось выспаться. Как это дома она могла с подругами веселиться всю ночь, прыгать и танцевать или гулять до рассвета?.. Поразительно.

Пока девушка готовила, вернувшийся в норму Домериан заспорил с Шентом на тему "кто в Мирадуге лучше всех устроился". Точнее, говорил только w-элель, а кериз иногда возражал на самые абсурдные (по его мнению) высказывания. Важно прогуливаясь вдоль полки, зеленокрылый философствовал, что больше всех повезло пегасам. Они поголовно красавчики, и женщины всех рас вешаются на них целыми охапками. Радиалы тоже неплохо устроились, живут по две тысячи лет и могут жениться-разводиться по несколько десятков раз. На это Шент проворчал, что если кому-нибудь сильно захочется жениться-разводиться сотню раз, можно все успеть и за десять лет, радиалом для этого быть ни к чему. Потом Домериана занесло в дебри расовых преимуществ и недостатков, таких как врожденная магия или быстрая регенерация. Рассуждения плавно перетекли в сожаления о том, что межрасовые браки бесплодны... На каком-то этапе спор превратился в монолог зеленокрылого, а Шент только мрачно дергал вибриссами. Домериан, видимо, не знал, что разговоры, связанные с размножением, собеседнику неприятны, а потому продолжал рассуждения.

Чтобы избавить кериза от болезненной темы, Мирольти рассказала о полученном разрешении и о новом препятствии к отлету. Это помогло утихомирить болтливого w-элеля.

Покинув табуретку, Шент вышагивал по кухне, окунувшись в размышления. Казалось, он вот-вот признается в чем-то тщательно скрываемом, и девушка, стараясь не потревожить его мыслей, тихонько позвякивала посудой. Почему-то вспомнились игравшие в холле студенты, и сам собой родился вопрос, что они будут есть? Ни магазинчиков, ни ресторанов на астероиде не осталось, продукты купить негде. Если студенты не позаботились о еде заранее... Мирольти оглянулась на прог-повара. Напечь пирожков и отнести ребятам? Нет, одних пирожков маловато на такую команду, тут надо что-нибудь посерьезнее. С другой стороны, вдруг они собираются улетать, а она приготовит кучу еды, которая останется... А еще семейка радиалов, хоть и неприятная, зато с детишками, которые точно голодны. И вдобавок многоноги... правда, с этими проблема, откуда знать, какую пищу их метаболизм принимает? Лучше сходить и выяснить, а потом нагружать прог-повара, к возвращению он как раз закончит готовить уже заправленное. Или наоборот, не ходить? Проголодавшись, народ разъедется быстрее... Нет, так нельзя.

Кериз, побродив по кухне, остановился перед Мирольти.

- Проще всего проблема с разрешением и пилотом решится, если позвать Иена, - выдал "гениальную" идею Шент.

Домериан испуганно ойкнул и, сминая нежные крылья, откинулся на полку.

- Я думала об этом, - кивнула девушка, - и мне показалось, что не очень красиво просить его об одолжении... теперь, после всего...

- Одолжение тут ни при чем, ты предлагаешь ему работу и зарплату. Официальный повод для возвращения, - усмехнулся кериз, глядя на смутившуюся триаду. - Как раз то, что вам обоим нужно.

- Сомневаюсь. Иен до сих пор не ответил на мое письмо, вряд ли он согласится работать.

- Не гадай понапрасну, а лучше спроси его. Что ты теряешь?

- Уже ничего, - грустно ответила Мирольти. - Ладно, Шент, я подумаю, но если бы он ответил хоть слово, было бы проще...

- Мио, послушай, - встрепенулся Домериан, лихо спрыгнул с полки и завис перед триадой. - Иен не просто так молчит...

- Если ты хочешь сказать, что я сама виновата, то не стоит напрягаться. Ты опоздал.

Она знала, что w-элель большой любитель подначек и комментариев. Если парня отвлечь, он забудет уже готовую реплику.

- Сделай доброе дело, собери наших обедать минут через двадцать или чуть больше, когда все будет готово. Надеюсь, ты сумеешь пнуть роботов, чтобы стол накрыли?

И, не вслушиваясь в страстные попытки Домериана что-то объяснить, триада ушла.

Выяснить, где находятся студенты, оказалось просто, даже на план мотеля глядеть не потребовалось. Смех и громкая музыка разносились по пустым коридорам. Появление хозяйки вызвало у гуляк неописуемый восторг, девушку тут же завертели в танце, не слушая возражений. Было ясно, что ни еда, ни тем более выпивка, студентам не требуются. И только когда закончился танец, Мирольти удалось вырваться.

Идти к истеричной радиальской семейке не очень хотелось, но, вспомнив детишек, она вздохнула и заставила себя. Мамаша упаковывала последний чемодан, но от даровой трапезы не отказалась и надиктовала длинный список желаемого. Вкусы у бройшен поражали воображение, некоторых названий Мирольти никогда не слышала и была уверена, что подобное себе могут позволить разве что богачи и венценосные гурманы.

- Ты всегда такая щедрая? - спросила у девушки неслышно возникшая в коридоре оранжевая многоножка. Сквозь полуоткрытую дверь можно было наблюдать всю сцену в комнате капризной семейки, и чудное создание наверняка слышало часть беседы.

- Понимаете, - замялась Мирольти, - бабушка меня учила, что голодного нужно накормить, не спрашивая, кто он, друг или враг, богатый или нищий.

- Странная философия для того, кто держал кафе.

- Там же в основном пили, - объяснила водноногая. - А про алкоголь бабушка ничего не говорила.

Оранжевая вежливо кивнула, заверила Мирольти, что никто из них не голоден и засеменила к ожидавшим неподалеку сородичам.

Триада порадовалась, что все так хорошо устроилось и не придется кормить толпу постояльцев. Не потому, что жалко, а потому что лень возиться.

Проходя мимо главного входа, она заметила небольшой огонек, взлетавший и опускавшийся. Что-то подобное сопровождало ее, когда пришлось идти за луа-кристаллом. Интересно, что ему снова потребовалось? Придется выяснять. К тому же есть не хотелось, а тут как раз предлог, чтобы подольше не возвращаться в "Лужу".

Вскоре девушка пожалела, что не пошла к товарищам. На ступеньках у входа в мотель сидел чародей и подбрасывал на ладони сверкающий шарик. Поворачивать казалось неучтивым, пришлось идти дальше. Робко приблизившись, Мирольти с ужасом снова ощутила, как накатываются бешеные волны. Невольно вспомнилась Ньгару, втянувшая голову в плечи. Вот бы сделать то же самое и зажмуриться.

- Если очень страшно, отступи немного, - посоветовал Никонелиэн. - Вообще-то можно это нейтрализовать, но, если ты не против, я не буду ставить полный щит?

- Конечно, местер, - разрешила девушка, не понимая, о чем ее просят, и с облегчением шагнула назад. - А почему вы сидите здесь?

- Потому что ты не показала, где моя комната.

- Ох, местер, простите! - Мирольти закрыла руками лицо, ожидая, что ее сейчас шарахнет молнией. Где это видано, чтобы с волшебниками так невежливо обращались? - Я не нарочно, я просто забыла. Вы только не сердитесь, местер!

- Нет, так дело не пойдет, - расстроился чародей. - Прекращай меня называть "местером". У тебя здесь этикеты и протоколы соблюдать не надо, все общаются просто. А я не монарх и не правитель галактики.

- Но вы же... - девушка попыталась жестами передать важность гостя, безумно размахивая руками. - Вы... это...

- Вот именно! Я - "это"! - засмеялся радиал. - Мирольти, я в детстве лазил по деревьям, ел зеленые фрукты и рвал брюки на коленках, за что получал от матери подзатыльники и оставался без сладостей. Сама посуди, какой из меня "местер"? И следующее: никаких "вы".

- Я так не смогу.

- Сможешь, ничего сложного в этом нет. Давай, садись, - пригласил он.

Мирольти послушно опустилась на ступеньки и недоверчиво смотрела то на собеседника, то на появившийся рядом бокал.

- Что это?

- Попробуй - узнаешь. Я с тобой еще не пил за знакомство, а надо, - в его руках вместо светящегося шарика появился бокал.

- Это вино? - не поверила триада, отпив глоток. - Шент разворчится, если узнает, что я пью!

- Не разворчится, обещаю.

- Спасибо, Никонелиэн.

- Можно просто Никкея.

- Я постараюсь, - Мирольти залпом допила вино, чтобы не передумать, и решительно поднялась. - Идем, надо же до обеда показать тебе комнату, иначе я снова забуду.

И только в дверях удивилась, как легко ей далась последняя фраза. Чем бы ни был напиток в бокале - простым вином или заколдованным, он уже подействовал.

Постепенно хмелея, триада к "Луже" подошла, смеясь над шутками, которых чародей знал огромное количество. И, забыв, что ее раньше пугало в госте, удивлялась своей недавней робости. Подумаешь, маг. И что? По сути, он такой же мужик, как, например, Зурений. Только не пошлый и намного тактичнее. Главное, не подходить к нему близко.

- Знаешь, Никкея, - осмелела Мирольти, - а я думала, что ты - злой волшебник.

- А еще, если верить сказкам, я рогатый, десятиглазый и кушаю маленьких детей, - лукаво добавил он. - Журналисты вообще, не стесняясь, приписывают мне большинство природных катаклизмов Мирадуги, будто я от скуки шатаюсь по мирам и взмахом брови разрушаю сотни галактик. Дел у меня других нет...

- Значит, на самом деле ты добрый?

- Мио, волшебники не бывают злыми или добрыми. Мы такие же, как все остальные. У нас бывает хорошее и плохое настроение, слабости, желание подурачиться или элементарно побездельничать. Это не зависит от магии. Магия - всего лишь инструмент, а маг - профессия. Ты ведь не делишь на добрых и злых программистов, космогонщиков, операторов теплосетей или модельеров?

Мирольти, хихикнув, ответила "нет" и толкнула дверь "Лужи".

Внутри уже командовала Ньгару, отчитывая рвущихся к накрытому столу сородичей, перепачканных грязью. Некоторые были так измазаны, что крылья не светились. Разумеется, в таком виде синекрылая никому не позволяла обедать, и никакие заверения, что все ужасно проголодались и отмоются, как только хоть немного перекусят, во внимание не принимала.

- Вот, полюбуйтесь до чего они дошли! - Ньгару с возмущением приземлилась на плечо Мирольти, ожидая поддержки.

И напрасно, после вина триада на все реагировала смехом.

- Все ясно, и эту напоил. Изверг! - синекрылая негодующе блеснула глазами в сторону чародея, перелетела к столу и села на привычное место, скрестив руки на груди.

- Видите, мне тоже досталось, - вздохнул Никкея, подмигнув w-элелям. - Ладно, Мио, показывай комнату, пока ребята приведут себя в порядок, есть пара минут.

И всем стало ясно, что отвертеться от мытья не удастся. Домериан, чистый, как и прежде, вдруг хлопнул крыльями и захохотал, радостно потирая руки. Собрав w-элелей, он что-то заговорщицки шептал, но до Мирольти доносились только смешки. Привыкнув, что волшебник шагает чуть позади, девушка не оглядываясь шла по коридору, но, подойдя к нужной двери, вдруг поняла, что Никкея отстал. Остановившись посреди коридора, он изумленно разглядывал рисунок монстровидной рыбы, а Домериан, не в силах дышать от хохота, корчился на полу. Точнее, на пол спустились все w-элели, но смеялись тихо, тогда как зеленокрылый порывался сказать "плавнички".

- Видимо, это и есть новое слово в концептуальной живописи, о котором любила рассуждать моя вторая жена, - чародей вытащил из кармана сверкающий шарик и задумчиво попытался укусить. Опомнившись, превратил в непонятный фрукт и тут же бросил об пол... разумеется, фрукт - не мячик, отскакивать не пожелал, а распластался на каменных плитах неуклюжей лужицей. Расстроившись, Никонелиэн глянул вниз, и бесславно погибший плод исчез.

Мирольти еле дышала от гнева. И этот туда же! Мало того что Домериан, паразит такой, не мог обойтись без комментариев, так еще и гость потешается... Неужто каждый будет издеваться над ее рисунками?

- Вот твоя комната, - она указала на дверь, - и учти, еще одно слово о моей рыбе...

- Это рыба? - переспросил радиал, склонив голову на бок, чтобы рассмотреть изображение из нового ракурса. W-элели тихо стонали, вытирая слезы. Еще раз глянув на Мирольти, Никкея тут же сделал успокаивающий жест. - Все, молчу. Больше ни звука. В конце концов, ты жила под водой...

Разъяренная триада скрипнула зубами и пошла на чародея, сжав кулачки. В этот момент ее не смущали бешеные волны, она сама превратилась в бешеную волну. Но приготовленная гневная фраза так и осталась невысказанной, едва только девушка ткнула Никкею пальцем в грудь. Сердце будто высушило раскаленным паром. Рыба и обида моментально забылись, одернув руку, девушка отскочила назад. Полегчало.

Так ничего и не сказав, она ушла на кухню проверить, все ли в порядке. Вдруг что-нибудь остыло. И для семейки радиалов нужно приготовить, а потом отправить робота отвезти "заказ", или, точнее, "издевательство".

За обедом выяснилось, где w-элели умудрились так испачкаться. Кокетливо теребя паутинно-тонкую бретельку на сарафане, Тавири рассказала, что они летали в оранжерею закапывать клад. Домериан сокрушался: его, самого любознательного, не взяли, и тут же напоролся на десяток возмущенных отповедей, что некоторые с зелеными крыльями слишком много пьют и потом их можно только вместе с кладом закапывать, не более. Внезапно похорошевшая Ньгару, как прежде, сидела возле Шента - "единственного мужчины с нормальным складом ума в этом безобразном обществе", но иногда украдкой бросала смущенные взгляды на Зурения. А тот в свою очередь был обыкновенно шумен, многословен, сыпал двусмысленными шутками и хищно поглядывал на флиртующих девушек.

Словом, обед как обед, ничего особенного. Разве что без Виотань и Дорка, но их отсутствие все восприняли как должное.

Насытившись, все разошлись, а Мирольти решила проверить, всем ли довольна капризная бройшен с детишками. После хорошей трапезы женщина, пребывая в отличном настроении, благодарила за терпение и понимание. Девушка не бралась истолковывать такие резкие перемены, но порадовалась, что эта мелкая проблема благополучно разрешилась.

Чем заняться дальше, Мирольти не представляла и маялась от неожиданного безделья. Головизор смотреть наскучило, сериалы о неразделенной любви утомляли, тем более что этой неразделенной любви и в жизни было с излишком; компьютер одним видом напоминал о том, что Иен молчит, и хотелось утопиться. Рисовать, чтобы народ снова потешался, казалось глупым. Чтение не затягивало: то ли книга попалась скучная, то ли тревожное чувство отгоняло сосредоточенность. Лучшая подруга так и не появилась, наслаждаясь где-то нежданно свалившимся личным счастьем. Из собеседников остались только Домериан и Зурений, остальные ушли знакомиться с "трубчатоголовым хамом" (так назвала луа-кристалл Ньгару).

Мирольти представляла, как со стороны выглядит ситуация, когда два мужчины (точнее, мужчина и парень) - один слишком большой, а второй слишком маленький - соревнуются за ее внимание, и едва сдерживалась, чтобы не расхохотаться.

- Слушай, Зу, - не выдержал Домериан, - нам с Мио надо серьезно поговорить. Не покатился бы ты к своей раскаменевшей бройшен? Вдруг она уже проснулась и ждет, кто бы с ней пообщался?

- Я ее Скилу уступил, ему нужнее. Да, вот такой я великодушный, сам удивляюсь. Он один слоняется, а у меня есть уменьшающее заклинание и Мирольти, мне хватит.

Триада обиделась: почему Зурений, не спросившись, присвоил ее себе?

- Друг называется, - отвернулся w-элель.

- Почему бы и нет? От друзей секретов не бывает, так что можешь смело говорить при мне, заодно я проконтролирую, чтобы ты не ляпнул какой-нибудь пошлости.

- Это я, по-твоему, могу ляпнуть пошлость? - крылья Домериана негодующе засветились. - Да ты сам...

- Мальчики, я вам не мешаю? - вклинилась в разговор триада.

- Нет, моя ненаглядная водяшечка, ты даже помогаешь, - улыбнулся Зурений, нежно скользнув пальцами по шее девушки. - Ты своим присутствием придаешь нашему спору пикантность и осязаемость.

- Какой же ты... - зеленокрылый жестикулировал, подбирая сравнение попристойнее.

- Гад? - подсказал радиал, самозабвенно улыбаясь.

- Хуже, - выпалил Домериан, приземляясь на спинку дивана. - Вот Никкея начнет по Мио чешуйки ронять, тогда я посмотрю на твою храбрость.

- Этого не случится, - с видом знатока поделился Зурений. - Из наших девушек ему подошла бы разве что Ньгару, и то исключительно для беседы. А остальных даже во внимание брать не стоит.

- Это почему? - возмутилась Мирольти, почувствовав себя донельзя оскорбленной.

- Не выкипай, Мио. Во-первых, у тебя есть я - головокружительный и досягаемый, во-вторых, зачем тебе мужик, к которому ты ближе, чем на два метра подойти не можешь?

- Могу! Я до него даже дотрагивалась, - ляпнула она и почувствовала себя глупо. Нашла чем хвалиться!

- И после этого долго сердце с ребер соскабливала...

Мирольти дернула плечиком, но промолчала. Зурений прав, испытанный ужас до сих пор муторно вспоминать.

- ...И не забудь, он тебя напоил.

- Подумаешь, немного вина, - отмахнулась девушка.

- А в вине немного эликсира бесстрашия, - ехидно засмеялся радиал. - Мне то же самое досталось в глюкосау, иначе пятитара лысого мы бы так спокойненько беседовали, пока эта фиолетовая морда околачивается на астероиде.

- А при чем тут Ньгару? - Домериан уже забыл, что нужно злиться, и с интересом ждал объяснения.

- Она подобралась к нему ближе других, хотя все равно, для тесного общения недостаточно.

- Я читала, будто волшебникам рядом с ним плохо...

- И неволшебникам тоже. Биополе на любого действует, маг или нет - без разницы. А у него биополе такое, что если бы он скафандр не носил, четверть Линдии от ужаса обосра... повесилась бы, - радиал поморщился от необходимости выражаться при девушке прилично.

- Скафандр? - переспросила Мирольти и тут же решила, что Зурений издевается. Никаких скафандров у Никонелиэна не было.

- Ну, это я образно выражаюсь... Он, по сути, напялил отдельное измерение - маленькое, только ему поместиться хватает. Там даже закрыться наглухо можно, если очень надо, чтобы окружающих не пугать.

- А почему он не закрывается? Было бы так просто...

- Подозреваю, что это неприятно. Или больно. Или то и другое сразу... А даже если и нет, подумай, Мио, если тебя запаивать в скафандр при любом общении: встрече с друзьями, походе в магазин, легкой прогулке, как оно, жизнь сильно приятной будет? Я бы хвостом удавился. Как представлю: есть, спать, баб... любить - все в скафандре... оё...

Зурений почесал переносицу и нащупал в кармане флягу с глюкосау. Пить не стал, но, улыбнувшись своим мыслям, послушал, как хлюпает жидкость. А Мирольти только сейчас поняла, что имел в виду Никкея, спрашивая разрешения не ставить какой-то щит.

- Брр, я бы тоже не хотел так, - Домериан, передернувшись, сверкнул крыльями. И вдруг вскочил и забегал по спинке дивана. - Зу, а это... ну, такое влияние, это вроде болезни, да? Оно не заразное? А то у меня тоже биополе...

- Ты что, прогулял анатомию, когда нематериальные органы изучали? - Зурений бросил на Домериана полный сожаления взгляд. - У всех живых организмов (даже у микробов) биополе, которое можно почувствовать, когда надо. Только для этого приборы нужны или специальные заклинания. А у Никкеи магия жуткой мощности, вот и пробивает. Так что расслабься, тебе это не грозит; колдовская сила, как у него, встречается редко. Почти никогда.

- А зачем ему такая сила? - удивился w-элель.

- Он же не просил ее, - радиал с минуту пялился в пол, а затем все-таки отхлебнул из фляги. Подержал напиток во рту и выплюнул в стоящую за диваном кадку с плакучей лианой. - Магия у любого может проявиться. Живешь себе тихонько, а оно - шарах! - и, пожалуйста. Хочешь - пользуйся, не хочешь - вешайся.

- Неужели так бывает? Я думала, что все хотят стать волшебниками... - удивилась Мирольти, радуясь, что Канти не видит Зурения в эту минуту. Уж она бы ему задала трепку за издевательство над растениями.

- Мио, если бы все хотели стать волшебниками, - Зурений поливал растение остатками глюкосау, - не придумали бы станции переливания магии. На такие станции народ толпами валит, поверь мне, я там работал пару лет и официально заявляю: это дурдом на тетон-тяге, куда...

Остановившись, радиал глянул на пурпурно мигающий комм и выругался, забыв о присутствующих.

Мирольти поманила Домериана прочь. Оба прекрасно знали: когда маг-боевик так матерится, а потом становится отрешенно-бесстрастным, лучше держаться подальше.

Помня, что w-элель хотел поговорить, девушка решила, что лучшее место для этого - холл. Там тихо, спокойно и никто не помешает. Увы, этот нехитрый замысел остался неосуществленным. В коридоре Мирольти чудом разминулась с рыдающей Тавири, которая неслась, не глядя вперед. Оттолкнув Домериана, она нырнула в закрывающуюся дверь. Летящие следом w-элели не поспевали за плачущей девушкой. Зато, перекрикивая друг друга и негодующе слепя Мирольти крыльями, рассказали, что произошло. Луа-кристалл показал себя как пренеприятнейший тип. Всем нахамил, а бедной Тавири сказал такое, что у нее случилась натуральная истерика. По лицам w-элелей можно было догадаться, где и в каком виде они хотели бы видеть луа-кристалл, а может, и ту, которая приволокла его в мотель. И это они пока не знают, что в комплекте с болтливым сокровищем идет местер Кодорский и целый ворох федералов. Или, наверное, уже не идет, если за столько времени на астероид ни один ИФИшник не высадился. И желтоглазых психов тоже не видать. Вон, Зурений преспокойно напивается и занимается всякой ерундой, хотя он лучше других осознает глубину проблемы.

Заботливый Домериан вместе с сородичами кинулся утешать Тавири. Мирольти порадовалась, что о ней забыли. Теперь можно спокойно сходить и разобраться, что случилось. Убедившись, что последний цветок тангродии увял, она пробежала через оранжерею, разок чихнув, и оказалась в башне управления. Обосновавшаяся там Ньгару, была единственной из w-элелей, кто смотрел на произошедшее спокойно.

- Ты бы слышала, Мио, что это трубчатоголовое мне говорило. Но я придумала, как его усмирять, - синекрылая, уже не скрываясь, курила и постучала ножкой по луа-кристаллу, накрытому обрывком рубахи Зурения. - Его можно чем-нибудь укутать, и он затихает, хотя и не надолго. Минут на десять. Причем одну и ту же вещь дважды использовать проблематично. На первое время Зу пожертвовал рубахой, все равно она уже порвана, - сказав это, Ньгару улыбнулась, будто вспомнила о чем-то приятном. - А Тавири сама виновата. Сколько раз я говорила: учись отвечать на словесные уколы, иначе так и помрешь дурехой. Ну, что она такого услышала? Что через два-три года в ее сторону никто даже не плюнет, поэтому она должна поскорее выскочить замуж, пока никто не знает, насколько она потасканная...

Ньгару затянулась последний раз и затушила сигарету об луа-кристалл. Через прожженную дырочку вырвался лучик света и послышалось тихое "осторожнее, костезадая!". Нагнувшись, w-элель что-то прошептала, видимо очень ехидное, так как в ответ понеслись отборные ругательства. Так гнусно даже Зурений не выражался. Слушая это, Мирольти кипела желанием бросить луа-кристалл в утилизатор.

- Если ты не прекратишь говорить мерзости, - закричала она, - я тебя...

- Что? - загремел кристалл, и обрывок рубахи внезапно исчез, обнажив бешено снующие по трубочкам пузырьки. - Что ты можешь сделать?

- Упакую в коробку и отправлю Кодорскому.

- Ты думай, кому угрожаешь! - трубочки раскалились так, что у обеих девушек разболелись глаза.

Будто схваченная невидимой лапищей, Мирольти взлетела к потолку. Ее вертело и тормошило, бросая на стены, всякий раз останавливая за миг до столкновения. К счастью, игра продолжалась недолго, и спустя минуту триада зависла в полуметре над полом вниз головой. Тонкий луч, похожий на плазмометный, вырвался из луа-кристалла, срезав несколько черно-бирюзовых локонов.

- Запомни, в следующий раз это будут не волосы, а ноги, - прогудел кристалл и резко погас.

Мирольти, зажмурившись, приготовилась как минимум хорошенько удариться лбом, но вместо этого, аккуратно перевернувшись, оказалась в кресле.

- Ты в порядке, Мио? - Никонелиэн заглянул в дверь. - Не пугайся, он больше так не будет.

- Не буду, - покорно мигнул кристалл. - Я хороший!

- А можешь быть еще лучше, - хищно улыбнулась Ньгару, выуживая из ящичка новую тряпицу. Тщательно укрыв кристалл, чтобы свет не пробивался, она села сверху. - Вот, теперь ты просто замечательный, можно сказать, мечта присутствующих здесь женщин.

Чародей послал синекрылой воздушный поцелуй и снова исчез. Почти сразу в помещение ворвался взбудораженный Домериан. Было ясно, что рыдающая Тавири успела покинуть круг его интересов. Игнорируя девушек, он приземлился у компьютера и принялся что-то выискивать в и-сети, а Мирольти объяснил, что решил вплотную заняться тремя многоногами. Очень подозрительными, на его взгляд. Во-первых, они не развлекаются, как другие постояльцы, а засядут где-нибудь в уголке и зыркают. Или шастают, что-то вынюхивая, а что - непонятно. Во-вторых, они не едят и не пьют, во всяком случае, Домериан ни разу этого не видел. А в-третьих, и в самых главных, такой расы, как эти многоноги, нет в Мирадуге. В и-сети ничего подобного не нашлось, даже в каталоге Ученого Совета. А столкнувшись в главном холе с Никонелиэном, троица минут на пять отвалилась в глубокий стазис. Двое серых бестолково моргали, комично дергая ножками-щупальцами, а оранжевая, собрав глазки в пучок, кажется, готовилась свалиться в обморок (или во что там падают многоноги?). Радиал учтиво сказал им: "Здравствуйте, уважаемые", и как-то это у него получилось неоднозначно. Лично Домериан теперь уверен, что эти многоноги за кем-то шпионят, но за кем?

"И в чью пользу?" - тотчас подумалось Мирольти. Если эта троица неизвестных - такое же порождение биомагической лаборатории, как луа-кристалл, тогда просто догадаться, кто их послал. Не этим ли объясняется поведение Зурения? Может, он давно все понял, вот и молчит о побеге, вовсю наслаждаясь остатками жизни...

- Кстати, - Домериан оторвался от компьютера и повертел головой, - а где тот гад, который обидел Тавири?

Ньгару успела спрыгнуть с кристалла вовремя, иначе взбесившаяся тряпица ее неминуемо снесла бы. Яркое сияние и неистовое бурление в трубочках указывало, что "гад" рассержен, и Мирольти, уже испытавшая его гнев, испугалась за w-элеля. К счастью, дальше сияния дело не пошло, не зря же Никонелиэн сказал "он больше не будет".

- Так вот ты какой, трубчатоголовый хам! - захихикал Домериан, приземляясь возле бархатной подушечки.

- Я, может, и хам, зато не подлец, не трус и правду не скрываю, - медленно, смакуя каждое слово, ответил луа-кристалл. - И не я, а ты уничтожил письма, которые Мио с Иеном отправляли друг другу.

Домериан икнув, почернел, чешуйки трухой падали с крыльев. Он умоляюще глядел на Ньгару, словно просил помощи, но, кроме презрительной гримасы, ему ничего не досталось. А Мирольти отказывалась верить услышанному и, затаив дыхание, ждала объяснений. Значит, Иен не забыл ее? Значит, он писал!.. А Домериан случайно вытер его послания и боялся признаться, ведь так?

- Нет, Мио... Это было умышленно, я знал, что делаю...

Триада медленно поднялась, огляделась растерянно. Стены, пульты, пол и w-элели расплывались цветными пятнами. Сердце таяло слезами, и все внутри болело от услышанных слов... Как глупо, она боялась федералов, жалких черверуких психов, армии, боевой магии, оружия, выстрелов... а страшным оказалось совсем другое. Хотелось понять, за что? Чем они с Иеном помешали Домериану?

Мирольти отрешенно двинулась к выходу. Зеленокрылый бормотал невнятные оправдания и уверял, что несколько раз пытался все рассказать, а Ньгару презрительно напомнила:

- В этом твоей заслуги нет. Если бы я не узнала...

Водноногая не слышала этого, словно укутанная мороком, отворила дверь и, не видя ступенек, шагнула на лестницу.

- Мио, не уходи просто так!! Ну, хоть плюнь в меня! - крикнул вслед Домериан.

- Ты и этого не заслуживаешь, - прошипела Ньгару, кидаясь за триадой. - Мио, стой, убьешься!

Вряд ли Мирольти добралась бы до "Лужи" без помощи Ньгару, скорее всего, заблудилась бы или простояла где-нибудь, наткнувшись на стену. В любимой комнате, рядом с аквариумом и рыбками немного полегчало. Мысли унеслись далеко, за сотню галактик, и блуждали по мирам. Неужели, покинув родной дом, Мирольти лишилась права на капельку счастья и покоя? Стервой ее называли, на продажных девок меняли, обвиняли в жестокости и всячески доказывали, что любви ей не полагается. Ни своей, ни чужой...

- Как раз наоборот, - синекрылая приземлилась на край аквариума. - Домериан не один месяц по тебе чешуйки роняет, потому и не хотел, чтобы Иен вернулся.

- Не верю. Нельзя причинять боль тому, кого любишь...

- Ой ли? - ухмыльнулась Ньгару - Это ты своему горелке расскажи... Нет, только не вздумай рыдать! Ничего страшного не произошло, ясно? Подумаешь, маленький дурачок помешал вашей переписке, ерунда. Начни ее заново. Прямо сейчас начни. Уверена, что Иен отзовется через минуту.

- Я боюсь! А если он узнал о Машесе? Вон, слухи уже ходят, может, Иену кто-нибудь донес, тот же Домериан...

- Мио! Иен этому не поверит, так что прекрати себя накручивать! Донес не донес, какая разница? Все, что сейчас важно, любишь ты или нет. Захочешь подумать спокойно, я мешать не буду.

- Ты не мешаешь, оставайся.

Пока Мирольти составляла послание, Ньгару воспитывала рыб, которые "совершенно не умеют себя вести и не знают, что гостей за крылья хватать нельзя". Слушатели не перебивали, но едва не съели "лектора", слишком близко спустившегося к воде. Рыбине, покусившейся на w-элель, крепко влетело каблуком по лбу. В итоге синекрылая засчитала себе победу, но трофей в виде крохотного ботинка достался все-таки обитателям аквариума.

- Ну, как, отправила? - спросила Ньгару у Мирольти и получила в ответ смесь поскуливания и жалобных всхлипов.

Одного взгляда на монитор хватило, чтобы понять, в чем дело.

"Невозможно доставить адресату", гласило и-сетевое сообщение.

- Ничего особенного, - Ньгару лучилась оптимизмом. - Разведчики кренодия часто забираются в такие места, где на цивилизацию и намека нет, иначе что они за разведчики? Ты же пишешь напрямую, а и-сеть не дотянется туда, где нет ни единого ретранслятора. Так что расслабься, рано или поздно Иен вернется в населенные галактики, хотя бы продукты купить...

- Ты правда так думаешь? А если он просто не хочет со мной общаться?..

- У-у!!! - взвыла Ньгару. - Как мне надоели влюбленные малолетки! Хочу...

Закончить фразу ей не удалось, в дверь ломились с грохотом, достойным стада драконов или Зурения, страдающего без женского внимания. В комнату действительно ворвался Зурений, но внимание требовалось не ему.

- Мио, там кое-кто тебя хочет, как хозяйку.

- Ты меня пугаешь... кто?

- Догадайся, - радиал приготовился слегка развлечься игрой в угадывание, но, заметив, что Мирольти не в том настроении, когда девушки воспринимают шутки, сдался. - Бройшен амберииль очнулась. Требует, чтобы к ней пришел кто-нибудь "нормального роста" и не мужчина. По всем параметрам - это ты.

Мирольти на секунду представила, что к женщине, не видавшей ни w-элелей, ни радиалов, заходят и те и другие... Бедняжка!

Наспех утерев слезы, Триада выбежала из комнаты. За дверью обнаружился искрящий от нетерпения Скилли, готовый на руках нести Мирольти, только бы не ждать лишнюю минуту. Зурений украдкой показал, что у мужика капитально свербит в одном месте плюс легкое помешательство.

К амберииль девушка вошла сама и сразу же оторопела от увиденного. Незнакомка разгуливала по комнате нагишом, демонстрируя умопомрачительную фигуру. Мирольти сразу почувствовала себя бесхитростной, как тонкая кисточка. Поразительно, в каменном виде амберииль выглядела менее ошеломляюще. Плотные бедра, тонкая талия и бюст, которому можно завидовать до конца жизни... во всяком случае, водноногая уже завидовала и понимала, что это надолго.

- Наконец-то! - воскликнула незнакомка чуть хрипловатым голосом. - Девонька, организуй мне что-нибудь надеть...

- Я же оставляла вам платья... они совсем новые, я их ни разу не носила...

- Пф! Да в это, - женщина поддела двумя ноготками одежду, - я смогу втиснуться разве что после двухлетней голодовки. Ты сравни себя и меня...

Мирольти взглянула в зеркало и смутилась. Разница между худенькой девушкой и фигуристой бройшен потрясала. Триада всегда считала себя если не красивой, то очень симпатичной, но рядом с амберииль не мудрено выглядеть бледно и невыразительно, такую женщину можно нарисовать, вообразить, а во плоти красоток, подобных этой - одна на измерение. Да что Мирольти, тут даже Тавири проиграла бы в сравнении. Не удивительно, что Скилли вот-вот умрет от нетерпения и желания познакомиться.

- Я закажу вам одежду...

- О, нет! - поспешно возразила амберииль. - Одежду я выберу сама, уж извини, девонька, твоя манера наряжаться мне не подходит. Сразу видно, тебя мамаша растила в строгости, а я привыкла жить по своим личным законам.

Что-либо возражать показалось Мирольти бессмысленным. Заказать вещи в и-сетевых каталогах может любой. Какая разница, кто это сделает, если платить все равно ей? Пусть бройшен выбирает, что захочет, самое необходимое пришлют минипортатором, а остальное подвезут через сутки-двое.

- Ну! - Скилли бросился к вышедшей в коридор триаде. - Ты узнала, как ее зовут?

- Талелия Айская. Кажется, на Плеаддисе она знаменита, потому что вопрос ее удивил, будто мне полагалось с первого взгляда понять, кто передо мной.

- А что она еще о себе рассказала?

- Ничего... мы вообще о другом беседовали...

- Ладно, я потом с ней поговорю...

Скилли выглядел счастливым и взволнованным. Каким никогда прежде не был.

Триада глядела ему вслед и озадаченно терла лоб, пытаясь сообразить, к чему такая спешка? Хотя... если задуматься, Скилли прав, Зурений быстро забудет обещание "уступить" амберииль, едва увидит ее живьем... Или нет. Никто не знает, много ли у Зурения совести, даже он сам.





***

Линдия блестела, как нахальный глаз, в который очень хотелось двинуть кулаком. А еще лучше копытом, чтобы погасить навсегда. Вместе с проблемами... Подняв воротник и зябко поведя крыльями, Кодорский поморщился: маг-нейтрализатор только начал работать, а первые неудобства уже проявились. Страшно подумать, сколько магических приспособлений в современной технике. Даже элементарный микроклиматический регулятор не обошелся без волшебства, будто обычные датчики хуже колдовских... Это же бред утверждать, что надежнее магии ничего и быть не может. Ха! Среди магов полно криворуких недоучек или откровенных лоботрясов, а чаротехника ломается, как и все остальное. Про ТТ-двигатели лучше не заикаться. Сейчас они еще кое-как работают, но уже через полчаса заткнутся, и будет скоростной звездолет ИФИ ползти на одних маневренных движках. Ужас! Тетрореактивная скорость... Драконы быстрее летают... Хорошо одно: когда антимагическое поле достигнет нужного уровня, корабль подойдет вплотную к цели.

Нази едва слышно вошел в каюту и остановился рядом с шефом.

- Ты выглядишь усталым, Арнес.

Еще бы! Пятые сутки без сна. Но с охранным амулетом организм не чувствует переутомления. А едва заработал маг-нейтрализатор, усталость пришла за своим.

Плюс Нази-паникер сразу помешался на безопасности, и приходится сидеть запертым в каюте, общаясь с подчиненными только по внутренней связи. Глупо. У Кодорского не всегда на шее висел защитный амулет, первые двести лет жизни хватало собственных навыков и простых телохранителей, чтобы не помереть. И ничего, девятое столетие воздух через легкие гоняет, а тут пройтись по звездолету нельзя... Безобразие. По внутренней связи много ли услышишь такого, что от тебя скрыть пытаются? Только ерунду, вроде профессионального интереса ребят-стерров о том, долго ли провисячит w-элель.

Пегас усмехнулся. Надо же! Ну и термины у этих шутников. Если не знать, что "провисячит" означает "продержится на грани смерти"... все равно догадаешься. Из контекста... А "долго ли" - зависит только от умения и опыта стерра. Есть такие парни, у которых и пятитары висячат всего часов десять, а есть профи, способные растянуть ежедневную смерть на месяцы. Кодорский не особенно жаловал такие методы, но иногда это оказывалось единственно действенным. Стоило отметить, что настоящие садисты в числе "Стерров" попадались редко. Парни всего лишь добывали информацию. А с помощью химии, магии, психологии это намного быстрее и, зачастую, проще. Но, как и многие другие на корабле, сейчас они страдали от безделья, вот и рассуждали о предстоящей работе.

Арнес завидовал подчиненным и с огромным удовольствием променял бы свою усталость на их скуку. Ничего, только бы добраться до этого проклятого астероида, забрать луа-кристалл и...

- Все закончится, и я отдохну, - тихо пообещал себе Кодорский.

- Не отдохнешь, я тебя знаю, - так же тихо возразил гидрон, раздумывая, стоит ли сейчас говорить шефу о первых неожиданностях в Линдии. Скрывать что-либо бесполезно, но поднимать тревогу рано. Да, корабли линдийской военной флотилии внезапно покинули занятые вокруг астероида позиции раньше времени. Но, может быть, арли Машес не так сильно поддается удаленному внушению, как следует из заключения психологов. Или ключевые слова в отправленной информации выбраны неправильно. Вряд ли какие-то блоки психокодирования потерялись, такие вещи не теряются. Даже легкомысленные рекламные листочки дойдут до адресата, когда это запланировано ИФИ, можно не сомневаться. Программа могла не сработать, если интеллект арли оценен неверно, что, увы, допустимо. Психологическое кодирование высших разумных требует времени. Не час и не сутки.

С другой стороны, если луа-кристалл набрал достаточно силы, он может избавиться от всей линдийской армии, не то что от трех военных звездолетов.

Казалось, Нази безучастно рассматривает космический пейзаж, но Арнес знал, что значит отрешенный взгляд личного секретаря. Поступили новые сведения. Щупленький гидрон мог принимать и разбирать информацию без компьютеров или коммов, для этого есть внутренний биочип и очки. Если пришло что-то важное, Нази расскажет сразу, в противном случае Кодорский получит обычный доклад и прочтет, когда будет время.

- Местер, - заговорил Нази, снимая очки, чтобы протереть. Официальность тона значила только одно: новости плохие. Так сказать, негласная подготовка. - Наши опасения сбылись, наблюдатели исчезли. Полученный три часа назад обрывок сообщения был последним...

- Нази, я устал, но в идиота не превратился. То, что наблюдатели больше не появятся, было ясно сразу, если вспомнить, в каком виде пришло сообщение. Хорошо, что сигнал такого качества вообще был зафиксирован и сохранил шифр-структуру. Итак?

- На записи видно, как хозяйка перенесла активированный луа-кристалл в мотель.

- Гм, я понимаю, что это хорошая часть новостей, раз наша пропажа цела и невредима. А плохая?..

Нази снова надел очки и уставился на звезды. Наблюдатели обнаружили узконаправленную передачу, которую самостоятельно раскодировать не сумели. Что же в ней отправлено и, главное, кем, если за два положенных инструкцией часа не подобран код... Единицы умеют шифровать данные так, чтобы заставить потеть специалистов ИФИ. Если вспомнить, кому такое по силам, и сопоставить с данными, полученными раньше, ситуация на астероиде превращалась в катастрофу. Оставалось решить, говорить ли об этом шефу сейчас, или сначала проверить свои догадки. Разумеется, Арнес умеет делать выводы, но с выводами он присваивает весь успех. А иногда стоит напоминать, что подчиненные тоже умеют думать.

- Я должен еще кое-что выяснить, местер, - Нази бросил последний взгляд на звезды и оставил Кодорского в одиночестве.





***

Тщательно закутавшись, чтобы не сверкать крыльями, Домериан притаился в воздуховоде и наблюдал за Талелией второй час подряд. Женщина явно знала, чем обладает и как этим пользоваться. Не смущаясь, она расхаживала по комнате без одежды, каждым движением вгоняя несчастного w-элеля в исступление.

Амберииль успела продемонстрировать стервозный характер, изрядно погоняв Мирольти распоряжениями, а беднягу Скилли, сунувшегося знакомиться, втоптала в грязь да еще зацементировала сверху. От такой порции унижений нормальный мужик не сразу оправится. Зурению вообще стоит подальше держаться, потому что бройшен амберииль люто ненавидит волшебников и магию, даже в мелочах. Волшебный светильник, принесенный триадой, был немедленно выброшен в коридор, заколка с невинными магическими искорками вызвала бурю гнева. Талелию раздражало все - отсутствие слуг, "убогая" обстановка, температура воздуха, запах цветов, картины над кроватью...

Словом, бройшен Талелия еще толком не оправилась после колдовского заточения, а хлопот доставляла - с крыльями зарыться хватит. Но, выяснив, что Плеаддис далеко и никто ее туда силой возвращать не собирается, поутихла, облачилась в доставленное наконец-то нижнее белье и стала выглядеть еще более соблазнительно. Домериан мысленно простил ей любые выходки и слова, хотя успел понять: "Похотливый голодранец" - самое нежное, что может Талелия сказать мужчине. Даже если этот мужчина приносит ворох цветов, бормочет восторженные комплементы и готов вылизывать перед ней пол.

Полакомившись чем-то изысканным, плеаддисянка разлеглась на огромной кровати и позволила Мирольти устроиться на краешке. Видать, избалованная красавица решила, что такая благодарность за свободу наилучшая из возможных, и беседовала с триадой благосклоннее, чем в начале.

Мирольти слушала рассеянно и кивала невпопад.

- Бройшен Талелия, - заговорила девушка, дождавшись паузы, - не сердитесь, пожалуйста, на Скилли, он вовсе не хотел вас обидеть.

- Еще бы. Я отлично знаю, что он хотел. Так вот, передай ему, что на Плеаддисе мужчины часами ждали моего появления возле усадьбы и за место поближе к воротам платили огромные суммы. А этот пацан захотел увидеть все и даром?

- Он только проявлял гостеприимство...

Амберииль расхохоталась.

- Гостеприимство?! Пусть он на свое гостеприимство... - она уточнила, что именно Скилли должен сделать, - пока руки не отвалятся.

Мирольти дернулась, как от пощечины, и упала с кровати. Домериан стукнулся лбом так, что по воздуховоду прошел тихий гул. Еще больше потешаясь, Талелия перевернулась на живот и, положив на ладонь подбородок, заглянула Мирольти в глаза.

- Ты мне нравишься. Твоя забавная девственная пугливость чудесно сочетаются с природным обаянием. Жаль, что она продержится только до первого мужика, который быстро выбьет у тебя из головы детские глупости, а потом бросит. И ты сразу поймешь, какая она - настоящая жизнь. Учти, девонька, самцы хотят одного: затащить тебя в постель, а после избежать ответственности.

- Неправда! Иен так не сделал бы...

- Мило, - амберииль качнула ножкой и ухмыльнулась. - Значит, его зовут Иен, а ты веришь, что он лучше других. Давай сюда своего Иена, увидишь, как быстро он превратится в желеобразного моллюска.

Ворсинки на ковре мягко расступались под пальцами Мирольти, задумчиво писавшей имя любимого на ковре. Ясное дело, Иен мгновенно забыл бы все, увидев Талелию. Он и к худшим девицам сбегал. И Зу, помнится, рассуждал о потребностях мужчины... С другой стороны, бройшен Тирена тоже красивая женщина, но Иен ее отверг. Только это все давно было.

- Его здесь нет, так что эксперимент откладывается, - вздохнула триада.

- Вы поссорились?

- Да.

- И давно?

- Несколько месяцев назад...

- Значит, ты его упустила, - со знанием дела подвела итог плеаддисянка. - Мужики быстро забывают о своих неудавшихся романах. Месяц-другой, конечно, помнят, а потом находят себе новую бабу. Это сентиментальные женщины могут страдать о неудавшейся любви год-полтора, а то и больше. Поэтому не теряй времени. С твоими внешними данными легко стать неотразимой и выдавить из любого самца максимум пользы. Захочешь - и парни будут ползать за тобой на брюхе, держась за промежность.

Мирольти подумала, что зрелище выйдет не слишком эстетичным, но говорить об этом не стала. Вряд ли амберииль волновали такие мелочи. Девушке было обидно за Скилли. Может, свидетелей его унижения не много - она и Домериан, который по привычке шпионил из воздуховода, но очень хотелось, чтобы кто-нибудь осадил плеаддисянскую красавицу. Если бы за дело взялся Зурений... Только бройшен Талелия не захочет даже смотреть на мага-боевика. Увы.

Эх, сюда бы Ньгару. Вот кто умеет достойно отвечать на каждый выпад или дурацкое высказывание.

А если была в словах амберииль какая-то доля правды, Мирольти верилось, что маленькая.

Домериан внимательно слушал женскую беседу, стараясь ничего не упустить. Это был шанс добиться внимания красотки и заполучить то, чего никогда не будет у Зурения. Мечта хоть в чем-нибудь переплюнуть мага-боевика и доказать себе и всем остальным, что w-элели нисколько не хуже радиалов, приближалась к реальности. Добиться расположения плеаддисянки будет тяжело, но если понять, что она любит, а что нет... Словом, перспектива есть. Как там Зурений говорил? Женщина в первые минуты знакомства с мужчиной, подсознательно решает, на что она готова. Поэтому верная тактика в самом начале - половина успеха.

Отвлекшийся на свои мысли Домериан снова прислушался к беседе. Амберииль спорила с Мирольти о волшебстве и магах. К сожалению, с детства вбиваемые догмы изменить сложно и в понимании Талелии магия еще долго, если не всегда, будет равноценна злу.

Импульсивная и детская наивность Мирольти разбивалась о холодную циничность. Каждая из спорщиц верила в свою правоту, хотя, по мнению Домериана, в правоте Талелии было что-то обидное и даже неправильное. По поводу магов и волшебства у Мирольти сложилось мнение, тогда как в общении с противоположным полом амберииль имела больший опыт. Поэтому триада слушала "правила использования мужиков" заинтересованнее, чем хотелось w-элелю.

- Самцы всех возрастов безумно падки на комплименты, - говорила амберииль, одаривая свое отражение в зеркале полуулыбкой. - Скажи мужичку пару лестных слов, и он тотчас же решит, что ты не глупая и приятная собеседница. Но разбрасываться похвалами во все стороны - расточительство. Приятные вещи нужно говорить исключительно тем, кто тебе нужен. Остальные перебьются...

Больше Домериан слушать не стал. Отступив в глубь воздуховода, он высвободил из-под накидки крылья и бросился за подмогой. Если Мирольти пообщается с Талелией слишком долго, на астероиде станет невозможно жить. W-элеля пугала мысль о том, что искреннее, милое и доброе существо превратится в циничную стерву. Настоящую.

Вот чтобы этого не произошло, можно и вернуть Иена. Тем более что Домериан уже охладел к водноногой и теперь думал об амберииль. Пускай триады разберутся между собой, и всем будет хорошо. И Ньгару перестанет ругаться.

Найти огненногривого казалось таким пустяковым делом, которое откладывать глупо. А Зурений придумает, как выманить Мирольти из комнаты плеаддисянки и пореже разрешать им общаться...





***

Машес любовался свежевыкрашенными казармами и деревьями, чуть тронутыми зеленью. Серый цвет построек чудесно гармонировал с идеально ровными стволами и ветками - настоящий армейский пейзаж, все учтено и выверено. Только яркий цветник у главного входа выглядел несуразно. Машес давно бы его снес, но теща отчего-то была неравнодушна к аляповатой клумбе, и приходилось терпеть. Когда теща не просто стерва, а мать президента, лучше не давать ей поводов для недовольства. Брр... подумать страшно, отчего иногда зависят ассигнования на армейские нужды. От сущей блажи. Взять хотя бы тот "милый" семейный ужин, за которым Машес неосторожно пошутил о "мамочкиной" прическе... Сколько лет прошло? Девять? Или уже десять? Глупо звучит, но ему так и не простили. Линдия полна самодуров, которые знать не хотят о целесообразности. Финансирование армии урезали сразу на четверть...

Теперь новых рекрутов одевать приходится в старое шмотье, кадровики уходят в отставку (всем надо семьи кормить), техника ветшает. Исследовательские лаборатории - гордость Машеса - переданы министерству науки.

И, как издевательство, развернулось движение "мирная Линдия", главный лозунг которой "зачем нам армия-кровосос?" был с энтузиазмом встречен налогоплательщиками. К чему это "любимой" теще? Да просто так.

Линдия давно интересна только любителям нетрадиционного искусства. Но всепространственно известных шедевров и памятников архитектуры здесь нет, из полезных ископаемых только высококачественный навоз, межзвездные трассы от Линдии далеки, прогресс застрял, не доползя до отметки "движется". Какие завоеватели польстятся на такое убогое местечко, где начать войну - значит лишиться единственного дохода? Туристы-любители шизоидного искусства хоть и с мозгами навыворот, но вряд ли попрутся в зону военных действий. К тому же себестоимость масштабных сражений такова, что все три планеты с потрохами ее не покроют. Вот и получается, что армия Линдии вроде бы ни к чему, но держат ее для порядка и успокоения совести. Дескать, чем мы хуже других цивилизованных систем?

Трикердык вас поголовно, хоть бы кто-нибудь пальнул в сторону Линдийской системы половинку теиронки.

Машес залпом допил стакан, нюхнул кулак и дважды сплюнул по давнему обычаю. В одиночку прикончить ящик глюкосау, конечно, не большое геройство, но сегодняшние ребята так пить не умеют. Слабаки.

В этот день арли гордился собой не потому, что сохранил после стольких бутылок способность держаться вертикально, а потому что его план работал безукоризненно. Во всяком случае, Машес так и не нашел, к чему придраться. Свободных пилотов в Линдии не осталось. Ни одного. Можно найти подходящую кандидатуру в соседней звездной системе, но это займет время. А девчонка хочет улетать сейчас, иначе зачем ей так срочно потребовалось разрешение?

Тряхнув головой, Машес поморщился. Мозги от выпитого едва не булькали, но при мысли о триаде что-то внутри завизжало: "Не отпускай, держи крепко!" Нащупав за ухом выступ старенького имплантанта, арли улыбнулся. Все-таки один свободный пилот в Линдии найдется, если бройшен знает, что такое сговорчивость...





***

Проходя мимо настенного рисунка, Мирольти вздрогнула: рыба подмигнула и дико улыбнулась. Интересно, чья это магическая шутка? Никкея постарался или Зу? В свете недавней беседы с Талелией этот вопрос приобретал диковатый оттенок. Девушка, мотнув головой, старательно отогнала дурацкие мысли. А какими они еще могут быть, после странной лекции, из которой вытекали два нехитрых утверждения: "все мужики - гады" и "все зло от волшебников". Нет уж, пусть бройшен красавица говорит что хочет, но Мирольти с ней не согласится. Магия - штука полезная. А мужчины... их, пожалуй, сложно понимать, но далеко не все они гады. Только отдельные экземпляры...

Вот и родная комната, уютная, светлая, тихая. У кровати магический светильник разбрасывает теплые звездочки, на шторах переливается волшебная вышивка, и никто не выбрасывает за дверь любимые вещи. Рыбы в аквариуме не улыбаются и не подмигивают, только шевелят плавниками... Хорошо!

Но Мирольти напрасно мечтала о покое. В закрывающуюся дверь, едва не обдирая крылья, ворвалась рыдающая Виотань и тут же уткнулась подруге в плечо.

- Ви, что случилось? - почувствовав, как отказывают ноги, триада села на кровать.

По всем расчетам, золотистая сейчас должна радоваться, а не лить слезы так, что крылья померкли. Говорить она не могла, тихие всхлипывания чередовались с отчаянным воем. Никогда прежде Мирольти не видала подругу в таком состоянии. Да и что могло произойти на свидании? То есть она приблизительно понимала что, но почему это так расстроило Виотань? Может, Дорк ее чем-то обидел? Но если так... получается, Талелия права: мужики любят попользоваться и выкинуть, а потом забыть, оставив девушку с разбитым сердцем...

- Это из-за Дорка, да?

Усилившиеся рыдания были единственным ответом.

- Ви! Ну, объясни, что случилось? Он тебе сделал больно? Наговорил гадостей?

W-элель зарылась в покрывало, оставив снаружи лишь краешек вздрагивающих крыльев. Мирольти опустилась на ковер и, как в детстве, положила рядом с Виотань ладонь. Было время, когда слова утешения находились сразу, а если не хватало слов, в ход шли конфеты, игрушки и фрукты. Любому обидчику можно было показать язык или припугнуть жалобой старшим братьям, и, как правило, этого хватало, чтобы жизни возвращалось прежнее беззаботное веселье. Но тогда беды и невзгоды были простыми и ясными. А как решать проблемы, о которых ничего не известно?

Триада осторожно сдвинула покрывало и легонько дунула подруге на крылышки. Чешуйки вспыхнули, и Виотань, подняв голову, печально улыбнулась.

- Хочешь, я включу музыку? - спросила Мирольти.

- Давай.

Зазвучала тягучая мелодия, и посередине комнаты появилась голограмма красавца-пегаса. Девушки синхронно вздохнули, а музыкант перебирал струны и таинственно улыбался, словно знал, что за ним наблюдают. Проникновенный голос петлял по изгибам девичьих душ.

Закончив куплет, певец внезапно глянул в сторону слушательниц.

"Если ты падаешь, я тебя подхвачу.

Если ты грустишь, я - твоя улыбка.

Если тебе одиноко, просто люби меня..."

Спел он, и подруги дружно зарыдали.

- А-а... Выключи его! - взмолилась златокрылая. - Он мне сердце напрочь истерзает!

Музыка послушно заткнулась, унося щемящие переливы и голограмму пегасского красавчика.

Почти сразу в дверь постучал Дорк, но Виотань жестами показала "не открывай!". Мирольти нехотя выполнила эту просьбу, слушая, как он умоляет его впустить и повторяет "Ви, я же не виноват!". Наверное, так же когда-то Иен пытался объясниться с ней самой... Но где теперь Иен?

Виотань не слушала пылких доводов подруги, что не стоит отталкивать любовь, и спряталась за аквариумом. Дорк прекратил ломиться в дверь и затих, но Мирольти не верила, что он ушел.

Время текло медленно, а заняться было нечем. Через пару часов народ проголодается, и тогда на кухне найдется работа. Быстрее бы!

В иной день триада сходила бы проверить, как Ньгару управляется с "юридической задачкой", но, вспомнив о луа-кристалле, передумала. Мелькнула дурацкая мысль просто связаться с местером Кодорским и сказать ему, чтобы прилетел и забрал свое сокровище. А почему бы и нет? Мало ли что про ИФИ рассказывают, вон про Никкею тоже всякие слухи ходят, а он оказался нормальным парнем. Может, и о федералах чепуху говорят?

Осуществить задуманное помешал только один факт - в и-сети не было личного адреса местера Кодорского, а звонить в ближайший филиал ИФИ и объясняться с мелкими чиновниками, пожалуй, не стоит. Пока они передадут шефу, луа-кристалл рассыплется или сама Мирольти состарится.

Пока она раздумывала, Виотань, прятавшаяся за аквариумом, заснула. Видимо, сказались переживания. Аккуратно укрыв подругу, Мирольти вышла из комнаты. Дорк бродил по коридору, как обезумевший робот, но, заметив Мирольти, только кивнул издалека.

Выйдя в общий зал "Лужи", триада решила, что незаметно задремала и теперь спит. В полумраке мерцали крохотные огни, среди которых w-элели терялись. Помещение казалось огромным и пустым, мебель громоздилась у стен. Посреди этого пейзажа возвышался Зурений, а Никонелиэн, закрыв глаза, сидел на камнях у водопада.

- Что происходит?

- Малявки устраивают вечеринку, - немедленно отозвался маг-боевик.

- То есть мы никуда не летим??? - тихо спросила она, пользуясь тем, что w-элели кружат под куполом и не услышат. - Ты же говорил, что документы будут вечером и после ужина можно улетать.

- Говорил, - согласился он и, помедлив, нехотя признался, что с документами есть сложности, а надежных знакомых, которые могли бы помочь, в этом измерении нет. Доверяться в таком деле неизвестно кому нельзя. - Хотя... иногда нельзя доверяться даже известно кому. Некоторые му... сволочи могут внезапно забыть о прежней договоренности и потребовать за работу вдесятеро больше прежнего.

Мирольти тут же вспомнила, что Зурений взял на себя предстоящие расходы, но, видимо, сумма оказалась непомерной. Если загвоздка только в деньгах, можно взять ее сбережения - все, что заработано мотелем за линдийский период...

- Расслабься, водяшечка, я раз в двести богаче тебя, на документы и аренду звездолетины хватит, - буднично сообщил радиал. - Проблема не в деньгах, я подозреваю, что даже заплатив стократно, не получу нужного.

- И что теперь?

- Завтра посмотрим, - Зурений беспечно подмигнул. - А пока будем веселиться. Тут один свободный мужчина, обаятельный и по сути настоящее лиловое очарование (то есть я), хочет женского внимания. Честь уделить внимание представляется тебе. Пользуйся, пока никто не перехватил.

- Тьфу, - Мирольти обиженно нахмурила брови, - я же о серьезном говорю, а ты опять за свое. Тебе не надоело?

- Нет, - сверкнул глазами он, и, бесцеремонно схватив девушку, повернулся к зеркалу. - Погляди, водяшечка, мы с тобой отвально смотримся!

- У меня, если помнишь, Иен есть, - прошипела она, вырвавшись.

- У тебя, как я помню, нет Иена, - в тон ей ответил Зурений. - Но могу быть я - неповторимый и даже слегка благородный.

- У-у! - девушка сжала кулаки, явно желая ударить кого-нибудь, но подходящей цели не обнаружила и повернулась к w-элелям. Почуяв очередное развлечение в стиле мага-боевика, они расселись на зеркальной раме и наблюдали. Это разозлило триаду еще больше. - Чем вы его напоили?

- Да ладно, Мио, - томно махнула ручкой Тавири. - Не превращайся в Ньгару, тебе это не идет. Сегодня выходной, почему бы мужчине и не выпить?

- Потому, - ответила Мирольти, не найдя подходящего аргумента. Зу пьет постоянно, новости в этом никакой. А раздражение вызвала предстоящая гулянка (вторая за день!), которую организовывают, не спросив хозяйку. Раньше триада об этом не задумывалась, но сейчас возмутилась. Она столько терпит ради всех, а им лишь бы веселиться. - И вообще, по-моему, это не самая удачная мысль - устроить вечеринку.

- Наоборот, - тут же возразил Зурений, усаживаясь на пол. - Мысль отличная. Во-первых, это повод выпить. Во-вторых, у нас гости, в честь которых неплохо бы устроить что-то особенное. Чем не повод повеселиться? Но, если тебе этого мало, найдется и "в-третьих". Танцульки-пьянки - отличное психологическое лекарство от тоски и уныния. Можно с легкостью помирить всех, кто перессорился - тебя и До...

- Он бессовестный! - тут же возмущенно дернула плечиком Мирольти.

- ...Дорка и Ви, - не отвлекаясь на возражения, перечислял Зурений, демонстративно загибая пальцы, - Тавири и магическую стекляшку, Талелию и Скилли...

- Сомневаюсь, что бройшен Талелия заинтересована в примирении.

- Это она тебе сказала? - Дорк подошел неслышно, точно, как это обычно делал Шент.

- Ну... Она говорила не совсем это...

Мирольти смущенно разглядывала туфли, вспоминая, в каких выражениях Талелия отзывалась о мужчинах и Скилли в частности. Вряд ли такое можно повторить.

- Позвольте мне, - Никонелиэн поднялся со своего места и подошел к компании. - Увы, я согласен с Мирольти, бройшен Талелия вряд ли захочет мириться или налаживать дружеские отношения. По крайней мере, в данный момент не захочет, - он, словно извиняясь, чуть кивнул Дорку. - И поверь, это очень хорошо.

- Рассказывай, - потребовал Дорк.

- Здесь и сейчас? - Никонелиэн прищурился. Видимо, его очень задел приказной тон.

- Да.

- Все?

- То, что сочтешь нужным. Ты же понимаешь, для него это важно.

- Как скажешь, - чародей подбросил в воздух любимый светящийся шарик и, поймав, крутанул на пальце. А потом, плюхнувшись на пол, начал рассказ. - В общем-то, неудивительно, что твой брат так впечатлен. Талелия Айская считалась красивейшей женщиной Плеаддиса, как у амбериалов, так и у исмаргидисов.

Мирольти вспомнила, что как раз об этом и говорила сама амберииль. А вот то, чего она не говорила, было куда занятнее.

Получалось, что Талелия - авантюристка, которая очаровывает влиятельных мужчин, и потом, манипулируя ими, добивается всего, что душе угодно. Мирольти вспомнила, кого именно амберииль считает "полезными мужчинами" и внутренне хихикнула. Бройшен интересовали политики, руководители организаций, имеющих реальную власть, или просто богачи. Причем местер Кодорский (на данный момент) шел не последним в списке. Вот бы они столкнулись - интересно, долго ли Талелия продержится со своей теорией использования мужчин? Может, и долго. Удалось же ей закрутить достаточную интригу, чтобы дойти до государственного переворота. Одного владыку отравить, другого сделать безвольной марионеткой, третьего довести до самоубийства... С ее красотой и влиянием на мужчин это было просто, и переворот едва не удался, если бы Талелия не активировала чары. Случайно. А заклинание предназначалось для очередной венценосной особы... Да, Скилли повезло, что такая дамочка им не заинтересовалась. Довела бы его до сумасшествия, как минимум.

- Погоди, Никкея, - Мирольти нахмурилась, - выходит, ты сделал заклинание специально для Талелии, чтобы устроить государственный переворот?

- Не выходит, - ответил волшебник. Но, заметив любопытство слушателей, продолжил рассказывать.

Он появился на астероиде не просто так.

Зурений был прав, местер чародей не носится по Мирадуге, когда пытаются его заклинания открыть. Но чары, поймавшие Талелию, особые.

Несколько лет назад Император желтого измерения заказал их специально для нового приобретения в коллекцию. Забирал готовое заклинание, естественно, не он сам, а главный хранитель имперской сокровищницы. Да-да, тот самый, который таинственно исчез вместе с кораблем и экипажем на орбите Земли. Мирольти хорошо помнила шум, поднятый вокруг этого происшествия, новостные каналы сотни измерений кричали в течение месяца, захлебываясь новыми подробностями. Интерес к происшествию был огромен, приближенные Императора исчезают не каждый день. Предполагалось, что хранителя похитили с целью узнать охранные коды сокровищницы. У Никкеи на этот счет имелось другое мнение. Похитители, сумевшие добраться до хранителя, должны понимать, что за пару часов можно изменить не только охранные коды, но и всю защитную систему, включая заклинания. Это и было проделано, как только стало известно о похищении.

Никкею просили отыскать свежеизготовленные чары, за которыми прилетал хранитель, и, возможно, выйти на похитителей. Но у магии свои ограничения, неактивированное заклинание обнаружить невозможно.

- А действующее? - спросила Мирольти, заинтригованная рассказом.

- Тоже нельзя, - тут же ответил Зурений, очень не любивший, когда внимание доставалось не ему. - Иди знай, куда эти чары занесло, надо всю Мирадугу просканировать, а это миллионы измерений...

- Э... не совсем так, - поправил Никонелиэн. - Работа сложная и трудоемкая, но выполнимая. Другое дело, что Император отказался финансировать поиски. Сменить охранную систему в сокровищнице и выплатить родственникам хранителя "утешительную" компенсацию намного дешевле. Оставался единственный простой способ обнаружить заклинание: в момент нестабильности. А проще говоря, если чары попытаются взломать, тут не имеет значение расстояние, волшебники чувствуют, когда вмешиваются в их магию, - чародей улыбнулся, а Мирольти покраснела. - Словом, я интересовался судьбой пропавшего хранителя, вот и зашел... И сразу понял, что найду здесь только новую загадку. Ясно же, вы не имеете отношения к похищению. Как заклинание попало на Плеаддис, тоже сказать нельзя.

- Талелия должна знать, - Зурений хлопнул по колену ладонью.

- Вряд ли она скажет.

- Скажет, если правильно спрашивать.

Мирольти сразу вспомнила желтоглазого, с которым побеседовал маг-боевик, и побледнела. Страшно подумать, как будет выглядеть беседа с Талелией.

- Я знаю, - согласился Никкея, - есть много способов добывать правду, но я некоторые, мягко говоря, не приветствую.

Триада облегченно выдохнула. Даже циничная особа, подобная амберииль, не заслуживает страданий. Зурений попытался возразить, но в этот момент Никкея резко вскинул руку, призывая к тишине, и оглянулся на звезды.

После волшебники обменялись чудными знаками, без объяснений покинули компанию и о чем-то заспорили у водопада, отгородившись звуконепроницаемым щитом. Выражения их лиц Мирольти не понравилось.

"Только бы не подрались!" - с ужасом подумала она и украдкой оглянулась на товарищей. Дорк, задумавшись, глядел в пол, а w-элели обсуждали услышанное. Никто не волновался и не беспокоился, это же не двое детишек из-за конфеты ссорятся, а взрослые мужчины... Которые вроде бы не очень ссорятся, а вполне цивилизованно беседуют. Только Зурений жестикулирует больше обычного.

Крохотный огонек проплыл у Мирольти перед носом, еще десяток кружились совсем близко. Вспомнив о намеченной вечеринке, триада решила, что идея действительно хороша. Дорк выглядит безумно грустным, а о состоянии Виотань лучше не вспоминать. Если найдется повод их помирить, будет чудесно... Только сама Мирольти еще не готова прощать Домериана.

Комм на руке засигналил и, не дожидаясь команды "ответить", самостоятельно включился. Узнав недовольный голос луа-кристалла, Мирольти скривилась. Вот с кем не хотелось даже разговаривать.

- Пока ты шатаешься неизвестно где, эта синекрылая гадина меня третирует, - жаловался он. - Приди и выкинь ее, хозяйка ты или кусок дерьма безвольного?!

Триада брезгливо скривилась и отключила комм. Просто счастье, что Ньгару нашла управу на луа-кристалл, может, он со временем научится вести себя поприличнее...

- Мио, идем, - услышала она и послушно встала.

Лишь спустя минуту Мирольти поняла, что бежит в сторону причала, крепко сжимая ладонь Никонелиэна. И совсем не боится.

- Полный щит, - объяснил радиал, чуть обернувшись к удивленно глядящей на свою руку девушке. - Не отставай.

- Ага, - кивнула она. Услышанный рассказ не давал покоя и, перемешиваясь с тревогами, наводил на странные мысли. - Никкея, а можно сделать так, чтобы Талелия стала... мягче и забыла, кем была на Плеаддисе? И чтобы у нее и Скилли... ну, ты понимаешь...

- Мио, теоретически можно все. Полная реконструкция сознания и вживление новой личности - не фантастика. Но в результате получится не Талелия, а совсем другая женщина. А гарантии, что новой бройшен понравится Скилли, нет.

- Но есть эликсиры любви...

- Любовь - очень тонкая настройка души, и нужно быть виртуозным настройщиком, чтобы заставить кого-то любить. А эликсиры - временное решение, от которого больше вреда, чем пользы.

- Какой может быть вред от любви? - триада от изумления остановилась.

- От искусственной - огромный. Представь, что тебе подсунул такое снадобье... например, арли Машес...

Мирольти позеленела до оттенка крыльев Домериана и прикрыла рот ладонью.

- ...Год-полтора ты его любишь, а потом...

- Все! Не продолжай!

Никкея, ободряюще улыбнувшись, замолчал, и до самого причала им сопутствовала тишина. Одинокий скуттер немедленно распахнул дверцу, приглашая пассажиров занять места. Мирольти подозрительно рассматривала транспорт, словно внутри таилась ловушка.

- Погоди, куда мы отправляемся? - мысленно девушка отругала себя, что не спросила раньше.

- Потом решим, но здесь оставаться нельзя.

- Из-за луа-кристалла, да?

- Кристалл всего лишь мелкий пакостник...

- Мелкий?! - задохнулась негодованием Мирольти, вспоминая, как ее швыряло на стены. - Какое счастье для Мирадуги, что не крупный... Зачем его вообще учить магии?

- Это как раз тот случай, когда нет выхода. Отнять у него волшебство невозможно. А оставлять с такой силой, не объяснив возможных последствий, глупо. Это все равно, что дать ребенку плазмомет.

- Ладно, допустим. Но зачем увозить меня неизвестно куда, можно узнать?

- Я не могу сейчас объяснить. Просто поверь, что здесь находиться опасно.

- А как же остальные?

- У них другие пути, - рассеянно ответил чародей, покосившись на звезды.

- Я понимаю, - Мирольти попятилась, - ты сбегаешь!

- Если я задержусь, будет хуже...

- Ну, конечно, - согласилась девушка, не скрывая горечи в словах.

Эгоист! Ему наплевать, что будет с другими, лишь бы свои крылья сберечь. Как все просто, Зурений рассказал про Кодорского и местер волшебничек решил удрать, зачем же встречаться с давними врагами, если можно развернуться и, не прощаясь, исчезнуть? И то правда, никому здесь он ничего не должен, можно даже сказать наоборот. Удостоил плебеев щепоткой высшего общества, снизошел до беседы...

- Вас никто не держит, местер, но я никуда не полечу. Можете убираться сами.

Волшебник на секунду прикрыл глаза, будто призывая себя молчать, и забрался в скуттер. Мирольти показалось, что радиалу больно дышать, но сожаления по этому поводу она не испытывала. Пусть знает, если он такая сволочь...

Как там говорила Талелия? "Если тебя обидели, не допускай, чтобы ты одна страдала. В конце концов, сознание, что другие мучаются, прекрасное лекарство для тебя самой". О-ох... Нет, все не так! Талелия ошиблась, разве это лекарство, когда в душе гнусность да тоска хлюпают по-болотному и хочется удавиться.

А все почему? Из-за ложных надежд. Мирольти думала, что волшебник решит все проблемы, только показавшись на глаза федералам или арли Машесу... А напрасно думала. Мечтать надо меньше.





(окончание следует)


Нетерпеливые могут читать окончание на сайте Мирадуга.

Элиша.




Мирадуга - фантастический мир.


Автор и ведущая Элиша Вишневская.
Тексты являются собственностью автора.

Subscribe.Ru
Поддержка подписчиков
Другие рассылки этой тематики
Другие рассылки этого автора
Подписан адрес:
Код этой рассылки: rest.interesting.miraduga
Архив рассылки
Отписаться
Вспомнить пароль

В избранное