Все выпуски  

Мирадуга - фантастический мир. Техника волшебства 2-3


Информационный Канал Subscribe.Ru

Мирадуга - фантастический мир

Привет всем!

Итак у нас сегодня "Техника волшебства" - окончание. Для свежеподписавшихся на рассылку: начало находится здесь.


КАМЕНЬ, КРИСТАЛЛ, РАЗУМ
2-я книга романа ТЕХНИКА ВОЛШЕБСТВА

Автор: Элиша Вишневская [autor@miraduga.com]



3 часть (окончание)


- Ну? - Кодорский выжидающе смотрел на хмурого помощника. - Нази, когда ты четвертый отчет подряд отправляешь по внутренней связи, значит, у тебя исключительно плохие новости.

- Я должен еще кое-что уточнить...

- Ты уже все уточнил, по глазам вижу. До начала операции остается меньше часа, тянуть больше некуда.

Нази вздохнул.

- Признаться, я боюсь, что ты и вовсе отменишь операцию.

- Так... - пегас прошелся по кабинету. - Я слушаю.

- Обнаруженная узконаправленная передача защищена кодом Буроров, отсюда и трудности. То есть, конечно, ее прочтут... еще денек повозятся, и...

- Этого хватит, - Арнес махнул крылом. Прочтут сообщение или нет, суть не изменится: на проклятом астероиде сидит Бурор... Что он там делает, что?! Отдыхает? Или пожаловал за луа-кристаллом, который был похищен специально для него?

Хардот!! Конфликт со старейшим в Мирадуге родом монархов только назревает, а уже принес массу проблем. Стоит ли говорить, что убийство кого-либо из венценосного семейства, пусть на малую толику Бурора, ИФИ не простят. Политкорректность, расовая корректность, финансовая, экономическая, технологическая, пятитар знает какая... Понапридумывали! Работать невозможно, хотя в идеале все просто. Нужно высадиться на астероид, заполучить луа-кристалл, отловить этого неизвестного Бурора, а остальных, как запланировано, отдать "Стеррам", чтобы не скучали. И в лабораториях всегда рады испытуемым редких мирадужных рас.

Разобраться, кто из радиалов Бурор, а кто нет, - ерунда. Пусть не всем голограммам в досье можно доверять, чаропластики и обычные хирурги для монархов не проблема, но гены скрыть невозможно.

У правящего главы династии тридцать семь прямых наследников. Доподлинно известно местонахождение всего лишь восьмерых из них. Шестеро потеряны из вида соннардов 70-80 назад, остальные время от времени исчезают и появляются в поле зрения... За Бурорами наблюдать сложно, особенно, если они хотят сохранить свои личности в тайне. Шла бы речь только о наследниках... А надо учитывать всех родственников, которых у радиалов при их любви жениться и разводиться каждые полсотни лет, бесконечное множество. И, как назло, этих радиалов на астероиде... Хоть бы знать, кем глава династии дорожит, а кем не особо.

- Это еще не все, - снова заговорил Нази.

Выслушав подчиненного, Арнес засмеялся. Интересно, что может еще произойти? Мало того, что на астероиде Буроров как минимум двое, так они еще лично выхлопотали для хозяйки документы. Бедняги "Стерры", кажется, сегодня останутся не у дел. Время нынче неподходящее, чтобы злить Буроров. Интересно, стоит луа-кристалл благосклонности монархов или нет? Или ну их? Вот и Нази предлагает закачать в систему жизнеобеспечения что-нибудь нервно-паралитическое, как было задумано вначале, а потом отдел пропаганды изобретет для новостей бодренькое сообщение о неизвестном явлении...

Гидрон, прохаживавшийся по каюте, замер на полушаге и не сразу поставил ногу на ковер.

- Ты хотел знать, что еще может произойти...





***

Мирольти брела по гулким плитам, изучая выбоины и щербинки, оставленные приезжими и роботами. Раньше ей нравилось, изучая следы, придумывать истории. Обязательно про любовь со счастливым концом. Например, об выступ у самого входа могла споткнуться миловидная девушка, а высокий юноша успел ее подхватить. Вполне подходящее начало для большого чувства. А мелкие царапины на плитах под информационным табло появились, когда двое, пытаясь отыскать нужную строчку, засмотрелись вверх и столкнулись. Пока хозяева собирали рассыпавшиеся чемоданы, познакомились... А дальше... дальше все у них было хорошо. Сколько таких нехитрых встреч придумала триада за время существования мотеля - не перечесть. Но сейчас в голову приходили только грустные истории. Видно, сердце противилось, чтобы вымышленная любовь оказалась счастливее выпавшей на долю самой Мирольти.

Гигантский причал ошарашивал пустотой. Шлюзовые створки не шелестели, не сверкали габаритные и маневренные огни. Не сновали юркие космические лодочки, скуттеры-таксишки и рейсовые челноки, не заходили на посадку легкие звездолеты. Только робот-уборщик, мигая лампочками, подбирал яркие обертки и шелуху, оставленные на причале последними гостями. А следом, всхлипывая, семенил дрожащий флисенс, не выпуская из лапок пустую тележку.

- Что случилось, маленький? - триада, не задумываясь, догнала перепуганное существо. - Где твоя хозяйка?

- Хозяйка - скуттер! - запричитал флисенс. - Оставить меня. Совсем оставить...

Обхватив себя всеми шестью конечностями, он горько заплакал. Мирольти пыталась вспомнить, что говорил расовый справочник о флисенсах, можно ли их гладить, и будет ли это воспринято, как утешение. Увы, все полезные сведения о шестирукой (или все-таки шестиногой?) расе забылись, и пришлось импровизировать. Триада присела возле флисенса и как можно дружелюбнее улыбнулась.

- Не плачь, ты же взрослый... - начала она и запнулась. Можно ли сказать о нем "мужчина"? Или это женщина? А если вообще ребенок? Надо бы выяснить, как у них пол и возраст определяются. - Хочешь есть? Я покормлю тебя, только скажи чем.

- Ты будет хозяйка? - из густой шерсти надеждой сверкнули черные глазки.

- Потом решим, - смутилась Мирольти. Наверняка заносчивая мамаша уже и забыла о несчастном слуге.

Флисенс успокоился и с готовностью схватил тележку, а у девушки впервые после расставания с чародеем посветлело на душе.

Вместо того чтобы вернуться в "Лужу", она прошлась до конца причала. Крайняя стоянка пустовала с тех пор, как была построена, хотя с ней пришлось больше всего повозиться. Здесь мог бы поместиться корабль Иена... Но Иен улетел до того, как заработал причал.

Мирольти подошла к силовому ограждению и глянула вниз, точно в бездонную пропасть. Темнота плескалась у ног и скрывала нижние ярусы, переходы и выдвижные ремонтные леса. Помнится, Шент ворчал, что гораздо проще для таких звездолетов устроить посадочное место снаружи, но Мирольти заупрямилась, даже когда узнала, что крупногабаритным кораблям нужны особые стоянки, какие может обеспечить космобаза или планетарный космодром. В итоге роботам пришлось рыть десяток переходов, чтобы свободно добираться к любому отсеку звездолета снаружи. И чтобы пассажиры корабля могли воспользоваться любым из выходов (грузовым, запасным, аварийным), если основной перестанет действовать.

Сейчас в этот сектор причала редко забредали. Стоянка получилась обособленной, чтобы притягивать меньше любопытных, и освещалась скромнее. Зачем иллюминация? Вот приземлится корабль, тогда...

Флисенс боязливо пританцовывал у края и попискивал.

- Глупый, здесь же силовое поле, - объяснила Мирольти. Сознание, что кто-то рядом нуждается в ободрении и поддержке, добавляло храбрости. В доказательство сказанного, девушка стукнула по невидимому щиту. - Видишь, оно крепкое. Отключится, только если обесточить весь причал, и то на пару секунд всего. Потому что сразу заработает аварийный генератор и поле вернется на место. Бояться нечего.

Флисенс заморгал и откатился вместе с тележкой подальше от пугающего края, желая поскорее убраться. Мирольти тоже не видела смысла разгуливать в одиночестве и побрела к себе. От стоянки в мотель вел отдельный ход. Точнее, не один, а несколько, чтобы не делать крюк в толпе, а добираться напрямую... И все напрасно, напрасно...

Мерно шелестящая позади тележка флисенса убаюкивала сознание, поэтому Мирольти не обратила внимание на преследующий звук шагов.

- А ты неплохо устроилась, - пугающе-знакомый хрипловатый голос чиркнул тишину металлом.

Боясь поверить догадке, Мирольти осторожно скосила глаза на шагающую рядом фигуру. Увы, ошибки не было: покрытая синяками, в заляпанной свежей кровью одежде, но по-прежнему надменная, по мотелю шла бройшен Тирена. Казалось бы, чему удивляться? Прилететь на астероид мог любой желающий. Только визит давней знакомой не назовешь заурядным событием.

Флисенс неутомимо семенил за Мирольти, как за путеводной звездой. Его не интересовало, куда идти, главное - видеть перед собой хозяйские туфельки.

- Твой, что ли? - спросила Тирена, кивнув на волокущего тележку мохнатика.

- Нет. Его бросили, уж не знаю почему. Я не представляю, что с ним делать... Пока накормлю, а там будет видно...

- Гм, как интересно.

Облизнув треснутую губу, женщина остановилась на пути флисенса.

- Хочешь получать семь цветных шариков за день службы?

- Новая хозяйка? - запрыгал тот, восторженно сверкая глазками.

- Да. Новая хозяйка. Но учти, ты будешь слушаться только меня. И сразу. Брось телегу, она тебе не нужна. Понесешь мою сумочку.

Флисенс послушно разжал ладошки и метнулся к ногам Тирены. Он так искренне и неподдельно радовался новому заданию, что Мирольти смутилась. Неприступная глава базы МПП запомнилась омерзительным чудовищем, готовым на убийство, а при ближайшем рассмотрении оказалась мягкосердечной и отзывчивой. Может, она изменилась за прошедшее время?

- Скажите, бройшен Тирена, почему вы здесь?

- Хочу повидать старинного друга Зурения. Истосковалась я по нему смертельно, до черного пламечка в мозгах.

Мирольти едва слышно фыркнула. Услышанному верилось с трудом, маг-боевик расстался с начальницей, мягко говоря, не лучшим образом и до сих пор, вспоминая, использует нецензурные выражения.

- Сомневаешься? - хмыкнула женщина, с интересом разглядывая интерьер мотеля. - Ну и правильно сомневаешься. Я за луа-кристаллом прилетела. Знаешь о таком?

- Знаю. Жутко неприятное создание, - поморщилась Мирольти.

- Вот и хорошо. Значит, ты согласишься отдать его мне.

- Если он сам захочет. А я думала, вы за Иеном пришли, - простодушно брякнула девушка и тут же пожалела о вырвавшихся словах.

- Иен? Да на кой мне бабник, которого надо из борделей вытягивать? - глумливо хохотнула Тирена, демонстрируя неприятную осведомленность. - И вообще, я мертвецами не интересуюсь.

- Как "мертвецами"? Почему "мертвецами"? - Мирольти отступила и прижалась спиной к холодной стене. Ерийские события отчетливо проступили в сознании. - Значит, вы его все-таки убили?

- Не я, к сожалению. Кодорский лично распоряжение отдал.

- Я вам не верю!!!

- Ты на себя в зеркало посмотри. Еще как ты мне веришь!

- Не может быть, - бормотала Мирольти, озираясь по сторонам в поисках хоть какой-нибудь мелочи, способной опровергнуть страшную новость. - Это все выдумка...

- Нет, - улыбнулась Тирена, довольная произведенным эффектом.

- Откуда вы знаете?

- Из очень надежного источника, - усмехнулась воспоминаниям женщина. Еще бы источнику не быть надежным, если он находился в непосредственной близости от Зарогги. Местера Зарогги.

Тирена передернулась. Хорошо, что никто не знает, в каком виде ей достались эти сведения. Мокрая, дрожащая тварь, пускающая слюни, могла лишь отвечать на вопросы. А уже потом, намного позже, разбираться в их сути и делать выводы.

Позабавило, что водяшка сейчас выглядит не лучше - глазки вытаращены, хватает воздух, будто куски летающего киселя, ножки дрожат. Жалкое зрелище.

- Ну, ты, убогая, нечего торчать обугленной головешкой, веди давай, - подтолкнула девушку Тирена, радуясь, что все складывается удачно.

Водноногая дурочка покорно указывала дорогу к луа-кристаллу. Точнее, к мести, а потом к свободе и независимости. Отполированные ступеньки отражали настенные светильники, и казалось, что лестница парит в воздухе. Да, именно так нужно подниматься к мечте, но по гнусному закону несправедливости здесь каждый день бегала какая-то девчонка. Почему ей досталось все, за какие заслуги? За смазливую рожицу и неумелые кривляния? Хардот! Даже боевая радиальская сволочь приклеилась к этой малолетке и растрачивает свои умения по пустякам, когда он так нужен для по-настоящему важных дел! А у той, что сотни лет не чуралась самой грязной работы, остался только жалкий флисенсишко, который при шести лапах умудрился застрять между вторым и третьим этажом.

Добравшись до верхней ступеньки, Тирена готова была растерзать Мирольти. Или хотя бы столкнуть с лестницы, чтобы ненавистная водяшка прокатилась по ступенькам и сломала шею. Но, увидев через отворившуюся дверь вальяжно сидящего Зурения, передумала. К чему торопиться, если через пару минут к ее услугам будет профессионал. Вот он-то и займется девчонкой.

- Оё! Кто к нам пожаловал! - громогласно заорал маг-боевик, подскочив к гостье и одновременно оттеснив водноногую подальше от входа. - Столько счастья одномоментно, Тирра, пожалей наши чувства.

Казалось, он рад встрече, но лишь на первый взгляд. Голос Зурения был наполнен иронией, а не радостью, руки быстро и почти незаметно избавляли женщину от спрятанного оружия. Кинжал, двуствольный плазмовик и еще куча опасного вида штучек, имени которым Мирольти не знала, передавались Шенту. Каждую вещь из арсенала Тирены кериз разбирал и прятал в один из бронированных ящиков под пультом. Надо же, оказывается, там не только документы хранятся... или документов в этих ящиках нет совсем? Девушка уже не могла бы поручиться.

- Напрасно торопишься, Зур, - Тирена улыбалась, будто наслаждалась обыском. - Я ведь хочу вернуть тебе прежнюю работу и готова платить сколько пожелаешь. Даже если ты пожелаешь очень много.

- Неужели, - маг-боевик, закончив обыск, плюхнулся назад в кресло. - И что же ты мне предлагаешь?

Мирольти, поникнув, уговаривала себя не верить в то, что Иена больше нет, и не слушала, о чем говорила бройшен Тирена. Названные суммы, фразы "отрезать по кусочку", "вырвать из глазниц" и описания прочих ужасов казались далекими и бессмысленными. Но внезапно стало ясно, что прозвучавшие ужасы Зурению предлагалось свершить с ней, с Мирольти. Причем, за такие деньги, на которые можно купить десяток астероидов и мотелей, подобных "Океану". Работая у нынешней хозяйки, маг-боевик подобную сумму заработает лет за пятьдесят, не меньше, и это понимали все присутствующие.

Тирена чувствовала себя победительницей и старательно игнорировала "Нубру" в руке Зурения. Но не забывала, как он умеет стрелять. Пусть только согласится и сделает все, что надо, а уж потом ему припомнится и обыск, и этот плазмовичок. Одно хорошо, ужас в глазах водноногой малявки компенсировал любые неудобства.

- Тирра, а ведь ты плохо меня изучила, - усмехнулся радиал. - Иначе сообразила бы, что я доволен и работой и хозяйкой. Так что со своим предложением можешь хоть на хвосте повеситься.

- Не поняла, Зур, когда ты стал высокоморальным? Ты ведь ради многоцветных на все готов.

- Конечно, на все, - подтвердил Зурений, вставая. - Но ты слишком нищая, чтобы мне такую работку оплатить, - и с размаху двинул Тирену в челюсть. - Ядовитый зуб, - пояснил он, бросая выбитую добычу в утилизатор. - Плевок в глаза смертелен, а плеваться эта бройшен умеет. Мио, отойди от нее подальше.

Мирольти, пораженная тому, как жестоко радиал обошелся с бывшей начальницей, сделала шажок назад.

Двери приоткрылись, и в помещение заглянул наконец-то одолевший ступени флисенс. Мельком скользнув по нему взглядом, Зурений предпочел держать в поле зрения Тирену.

- Нашел! - радостно взвизгнуло глупое существо, бросаясь к хозяйке и преданно волоча сумочку, уже выглядящую затрапезно.

- Где ты шлялся, придурок? - заорала женщина, шагнув к нему. - Зачем мне такой слуга, который даже по лестницам ходить не может?

Наступив одной ногой на сумочку, второй Тирена что есть мочи шарахнула несчастного флисенса так, что бедняга отлетел к стене, судорожно дергая в полете лапками и хватаясь, за что подвернется. Подвернулся рукав Зурения, и ткань, не выдержав, треснула, а радиал покачнулся и на миг отвлекся. Этого хватило Тирене, ловко подбросившей сумочку.

- Зу, она что-то задумала! - взвизгнула Ньгару, пытаясь ухватить взметнувшийся ремешок.

- Ах ты тварь! - рыкнула обезумевшая бройшен и наотмашь ударила синекрылую.

Из произошедшего дальше Мирольти выхватила три момента: Ньгару, отброшенная ударом, вот-вот разобьется о стену, Зурений метнулся к ней, чтобы поймать, а Тирена выхватила из сумочки плазмовик и целится в голову радиалу... Не раздумывая, девушка бросилась вперед и, уже врезавшись в женщину, услышала выстрел...

Комната завертелась, и пол пребольно врезался в лоб. Рывок, и Мирольти снова на ногах, едва не падает, а в затылок упирается что-то, способное быть только оружием в руках Тирены.

Зурений, прислонившись к стене, левой рукой держал Ньгару. Его правая рука все еще сжимала "Нубру", но от плеча до локтя обуглилась. Увидев, что товарищ остался жив, Мирольти не сдержала слез радости. Какое счастье, что сейчас плазмовик прижат к ее голове и Тирена не может выстрелить еще раз, чтобы прикончить радиала...

- Вот так играть я люблю, - захохотала женщина, и Мирольти услышала странный щелчок. - Учти, Зур, теперь стоит мне отпустить палец - и малявке снесет башку, так что без глупостей, я нервная. Ясное дело, что ручка у тебя теперь нерабочая, но ты уж будь добр, брось мне "Нубру"...

Толчка ногой хватило, чтобы плазмовик отправился за пульт.

- Ха-ха, очень смешно, - заметила Тирена, глянула на распластанного флисенса и повернулась к Шенту. - Ну-ка, лохматый, добудь мне это. И без глупостей.

Зурений скосил глаза на Шента и едва заметно кивнул. Смешно дергая розовыми ушками, кериз поддел оружие и толкнул к Тирене. Но после секундного знакомства с когтями внешне невинного существа "Нубра" стала бесполезной.

- Ну, порадуйся, Зур, только не забудь, что как профи ты облажался, проглядел в сумке пулевик...

- А ему магию отшибло, - подал голос луа-кристалл, сверкнув трубочками, - иначе он бы и барахло твое просканил, и голову бы тебе разнес без всякой "Нубры". Только он весь маг-запас на костезадую потратил... Спасатель.

Тирена бесцеремонно ткнула Мирольти в затылок и кивнула на мерцающего болтуна.

- Это еще что такое?

- Луа-кристалл, - ответила девушка и через минуту упаковывала его в пресловутую сумку.

Кристалл возмущался, искрил и поливал Тирену отборными ругательствами, но большего не мог, как и все, утратив магические способности. Мирольти постаралась отвлечься и задумалась, куда исчезло волшебство. Неужели местер Никонелиэн, разозлившись, забрал все? Но ведь так не бывает? Или?..

Все равно Зурению и Ньгару эти подробности уже не помогут.





***

Восемнадцать скоростных челноков мчались к астероиду на максимальной скорости, и Кодорский с приятным холодком осознавал, что впервые за сотни лет может погибнуть во время операции. Что-то в этом было правильное. Мужчина не имеет права всю жизнь прятаться за охранными чарами. Пусть маг-нейтрализатор еще не работает в полную силу, защитный амулет уже бесполезен для хозяина... Любимый плазмомет отзывался на прикосновение мягким теплом, и Арнес с сожалением вспомнил собственный приказ "не открывать огонь без особого разрешения". А то иди знай, кого там пристрелить можно. По всепространственному закону гнусности единственным пострадавшим окажется как раз неприкосновенная личность. Благоразумнее не рисковать. Ребятам только бы пострелять, а отдуваться за их разгулы всегда шефу...

Больше всего Арнес злился на свое настроение и приступ ворчливости. Омоложения омоложениями, но истинный возраст, видать, пробивается. Или это естественная реакция на новости, лишний раз доказавшие, что ситуацию контролирует сам луа-кристалл, а вовсе не его создатели.

Мало того что один МПП-шник на астероиде сидит безвылазно, теперь приперлась и его начальница, которая, судя по свежим данным, считанные часы назад побывала у Зарогги лично. Наблюдатели не работают... Ладно, в безмагической зоне от них, так или иначе, толку нет, а почему стандартный механический шпион передает данные с жуткими помехами? И кто рискнет утверждать, что все это совпадения?

Никто.

И, тем не менее, Кодорский сомневался, что решение отправляться на астероид, не дожидаясь установленного ранее часа, правильное.





***

Арли потешался, как мальчишка, вспоминая удивленные лица подчиненных. Может, весь штаб до сих пор болтается в ступоре от услышанного. Где это видано, чтобы главнокомандующий отказался от пилота и сам решился вести звездолет. Глупцы! Машес стал пилотом задолго до рождения многих из них.

Корабль слушался команд изумительно, без помех и задержек, воспринимая старинный громоздкий имплантант, как родной.

Трижды облетев базу, лавируя так, что нынешним мальчишкам-асам и не снилось, Машес смахнул восторженные слезы и развернул звездолет прочь от Линдии. Какие силы заставили его забыть это чувство непередаваемого счастья, когда сливаешься в одно целое с кораблем и становятся лишними притяжение, горизонт и ветер. Вокруг только звезды да вселенная-бездна, а им не важны число ног, рост, возраст или густота шевелюры.

Жаль только, что мысли не позволяют лететь, куда душа рвется. Уязвленное самолюбие заискрило и сожгло без остатка восторженное благодушие арли. Ну что, бройшен Мирольти, вы не можете найти пилота, а он есть. Лучший в Линдийской системе. И может быть к вашим услугам за небольшое вознаграждение. Пустяковое совсем.

Машес злорадно предвкушал, как юная строптивица попросит о помощи.

И лишь крохотной частью сознания арли понимал, что желание мчаться на какой-то астероид, чтобы задержать и не отпустить, чужое. Навязанное извне. А забытая страсть к полету, возвратившая молодость, она своя, родная...





***

Подгоняемая довольной бройшен Тиреной, Мирольти бежала на причал. Собственная участь не волновала, будто плазмометное дуло упиралось в чужую голову. Даже троица незнакомцев, сидящих в холле не вызвала изумления. Девушка с безразличием подумала, что именно они скрывались под личинами тех загадочных многоножек, а теперь, когда магия на астероиде перестала действовать, маскировочные чары рассеялись. Завидев хозяйку мотеля под конвоем окровавленной и явно готовой на все бройшен, двое незнакомцев-мужчин заслонили собой женщину. Оружие в их руках Мирольти не бралась определить. На вид не броское, но вызывает почтительный ужас, "Нубра" Зурения смотрелась иначе. Тирена выругалась сквозь зубы и толкнула заложницу в боковой переход, ведущий к огромной стоянке.

Той самой, которая уже не дождется корабль Иена...

Эта тягостная мысль вызвала у Мирольти желание погрузиться на дно самого глубокого в Мирадуге океана. Или пусть Тирена поскорее выстрелит. По крайней мере, исчезнет вся эта глупая суета вокруг.

Дальний конец перехода терялся в непривычной темноте. Синие огоньки, обозначающие край стоянки, горели тускло и бесполезно. Неужели Зурений умудрился отключить энергию на всем причале? Но это значило, что вокруг гигантской пропасти нет силового ограждения...

- Что за дерьмо? - спотыкаясь, зашипела Тирена и подтолкнула Мирольти к синим огонькам.

Будто ожидая сигнала, вспыхнул прожектор и осветил две женские фигурки. Ослепленная девушка зажмурилась, а похитительница нервно прошипела "этими фокусами меня не проведешь"... В затылок Мирольти грохнуло и полыхнуло так, будто на голову свалился звездолет, а полный злости толчок швырнул к краю стоянки.

Оглушенная и едва дышащая Мирольти соскальзывала в пропасть. Ноги тщетно искали опору, липкие струйки текли за шиворот. Кружилась голова, и перед глазами плавали разноцветные пятна, как после выпитого сюлледиума.

"Если включится защитное поле, меня разрежет надвое", - вяло подумала девушка.

И сразу безумно захотелось жить... Хоть бы кто-нибудь помог, вон сколько вокруг народа. Только все они целятся в Тирену.

- ...знаю, что водяшка тебе не нужна, а это диво - очень! - хрипела обезумевшая женщина. Плазмовик упирался в тускло сверкающий и отчаянно матерящийся луа-кристалл. - Признайся, Кодорский, что я выиграла и уйди с дороги.

"Кодорский?!" - нашла силы удивиться Мирольти. Кричать "помогите" сразу перехотелось. Этот так поможет, что и хоронить нечего будет...

- ...Отдайте мне кристалл, бройшен, - услышала она смутно знакомый голос и, разглядев лицо стоящего напротив Тирены пегаса, узнала хозяина разбитого лайнера. - Вам не убежать.

- Ты, ублюдочная четвероногая задница, думаешь, если расколотил мой скуттер, то обскакал меня? Да я возьму любую из твоих колымаг...

- Чтобы ее вести, нужно быть пилотом, - ответил пегас. Голос на редкость спокойный, а крыло чуть заметно дергается. - Верните луа-кристалл, и мы разойдемся с миром. Даю слово.

- Засунь себе это слово...

Остаток фразы утонул в реве приземляющегося на соседнюю стоянку звездолета. Раскаленный воздух не сдерживали силовые поля, и дышать стало невозможно. Скользнув по эмблеме взглядом, девушка успела подумать, что арли Машес станет дивным украшением этому дурдому, и сорвалась.

Для угасающего сознания падение казалось медленным и тягучим, словно кто-то большой и ласковый поддерживает ее в воздухе. Темнота обволакивала, шум наверху затихал, и неизбежный финал неумолимо приближался, но руки сами вцепились в подвернувшуюся балку. Через минуту дрожащая Мирольти сидела на узеньком выступе. Если это и спасение, то слишком призрачное. Вокруг, сколько можно было разглядеть, тянулась отвесная, без единой выемки стена.

"Надо остаться в сознании", - уговаривала себя девушка, понимая, что долго не продержится. Глаза слипались, и накатывалась терпкая, болезненная дрема.

То ли минуты растянулись на часы, то ли часы спрессовались в мгновения. Время почти ощутимо стекало по гладкой стене. В темноте, расплываясь, танцевал зеленый огонек, угасая и вспыхивая.

"Вот и обморочные видения начались", попыталась рассмешить себя Мирольти, и тут же испугалась - а если это и правда видения?

- Нет, только не падай! Я же тебя не удержу, - услышала она над ухом, и вздрогнула. Домериан, вцепившись в рукав, помог ей снова устроиться на выступе.

- Кажется, ты вовремя, - Мирольти прижалась горящим от боли затылком к ледяной стене.

W-элель сообщил в комм: "Поднимайся, она здесь" и завис перед девушкой.

- Продержись еще немного, тебя Дорк заберет. Ему на трансформацию надо минут десять...

- Ничего, я выдержу. От меня столько неприятностей... Как там все остальные?

- Намного лучше, чем ты. Ньгару уже в медпункте, Зу торчит наверху и не успокоится, пока не увидит тебя живой. Хотя ему первому надо лечиться. Его ж эти федеральные сволочи едва до смерти не забили. Три десятка свеженьких мордоворотов на одного... калеку, - Домериан возмущенно засверкал крыльями и пробежался по воздуху, беззвучно ругаясь. - Потом Шент подоспел и такое пятитарово устроил... Но тебе лучше не знать, какое. Остальные под надзором Скилли отсиживаются в "Луже". Все целы.

- Какое счастье... - откликнулась девушка, и, пытаясь остаться в сознании. сосредоточилась на зеленых крыльях, - главное, все закончилось...

- Закончилось? Ты смеешься? Эта ерунда только началась, - парнишка жалобно оглянулся. Чувствовалось, что ему страшно, но он старательно делал вид, что все происходящее всего лишь развлечение. Усилием воли вернув крыльям прежний яркий цвет, он бодрым голосом продолжил. - Тирена, прихватив стекляшку, забралась на звездолет этого... Который лысый гидрон и вояка, никак его имя дурацкое не запомню...

- Арли Машес? Ой... получается, теперь он заложник Тирены?

- Как бы не так. Машес добровольно ее в свою колымагу пустил. Зу ржал целую минуту, сказал "дивненький альянсик получился". Стоило им стартовать, как половина федералов умчалась следом. А вторая половина осталась и, кажется, собиралась заняться нами, - Домериан икнул. - Во всяком случае, именно тогда им подвернулся Зу... Но потом заявилась странная бройшен вся из себя благородная и разодетая, с двумя вооруженными переросликами по бокам, что-то сказала про чужую территорию, и Кодорский выпихнул своих мальчиков куда подальше. А сам, гад, остался.

- И что теперь?

- Кажется, он ждет подкрепления. Может, тех самых "Стерров", о которых говорят с дрожью, - Домериан побледнел, вообразив недалекое будущее. - Мио... Ты прости меня, пожалуйста... Если мы останемся живы, я отыщу твоего Иена и все ему расскажу.

- Нет, До... Не отыщешь... Иена больше нет... Тирена сказала, что его убили федералы, - Мирольти закрыла глаза и представила любимого. Не хотелось верить, что его улыбка и голос навсегда остались в прошлом.

Домериан молчал, а девушке не хотелось открывать глаза. О появлении Дорка она узнала по шелесту крыльев. Огромных и мешающих радиалу подобраться к узенькому выступу.

- Мио, тебе придется прыгать. Сумеешь? Не бойся, я тебя поймаю...

Триада равнодушно поднялась, будто под ней не тонкая полоска опоры, а танцплощадка, и, оттолкнувшись, полетела вперед... и сразу вниз, что не удивительно, бескрылые существа могут только падать. Но Дорк ловко подхватил ее и осторожно понес наверх.

Фантастическое ощущение полета затмило печаль и боль. Прижавшись к широкой груди Дорка, Мирольти думала, что такими должны быть настоящие объятия. Когда не страшно довериться и сомнения не кружат в крови ледяными хлопьями. От кожи радиала исходил аромат чего-то родного и доброго. Успокаивающего, баюкающего.

Наверху, у края стоянки ждали Зурений и Шент, дружно вздохнувших при виде девушки.

- Она невероятно смелая, - тихо сказал Дорк, приземлившись. - Я бы не смог так сразу прыгнуть без крыльев...

- Поставь меня, пожалуйста, - Мирольти чувствовала себя неловко от того, что ее держит на руках возлюбленный подруги. К тому же и подлетевший Домериан, и Зурений, придерживающий руку, и Шент, глядели на нее безумными глазами. - Я, наверное, сейчас жутко некрасивая, - смутилась Мирольти.

- Оё! Посмотрите, о чем она думает! - воскликнул маг-боевик, хлопнув себя по лбу здоровой рукой. - Дорк, идиот, что ты стоишь, немедленно в медпункт! Водяшечка, милая, ты только не теряй сознание...

"Да я и не собираюсь", - хотела сказать она, но тщетно. Накатившая слабость мешала разговаривать. Потерял очертания силуэт бегущего рядом Зурения, готового даже одной рукой задушить любого, кто подвернется на пути. Топот и голоса распадались на крупинки тишины, коридоры мелькали призраками...

И растворялись...

...По тонким иглам, вонзившимся в тело, капля за каплей возвращались утраченные звуки и запахи.

- Почему она, дуреха, осталась? - раздраженный голос Зурения плавал где-то рядом. - Знал бы я, что так получится, сам бы ее связал и отправил с Никкеей.

- Зачем? - слабо возмутилась Мирольти.

- Затем. Он сказал, что ты из нашей компании - единственная, у кого почти нет шансов пережить вторжение Кодорского, - тут же отозвался радиал. - Кстати, Дорк, ты проспорил, она очнулась меньше, чем за три минуты.

Триада приподнялась на подушке и недоверчиво огляделась. Неужели прошло так мало времени? А казалось, что минуло дней пять...

- Могли бы сказать, я бы улетела... и не лежала бы тут сейчас... И ты бы здоров был, - рассуждала она, боязливо глядя на хищные манипуляторы медицинского робота. - И вообще, откуда Никонелиэн знал, что у меня нет шансов?

- Руны ясновидения - тяговая штуковина, особенно если в уме раскладывать. Все равно что видишь путь судьбы, - пустился в объяснения Зурений.

Мирольти тут же вспомнила, что Никкея упоминал о "других путях" ее товарищей.

- Но предупреждать о грядущих событиях опасно, все может измениться в худшую сторону, поэтому волшебники редко заглядывают в будущее. Разве что уж очень припрет. Никкея сразу сказал, что, скорее всего, тебя увезти с астероида не получится, нет для этого подходящей развилки, но попробовать стоило.

- Лучше бы он магию не забирал, - фыркнула Мирольти.

Дорк от изумления онемел, зато расхохотался громогласный Зурений.

- Женская логика при недостатке информации заполняет пустоты бредовыми вымыслами, - подвел итог Шент, и тут же набросился на смеющегося радиала. Слишком активное веселье мешало роботу перевязывать пострадавшую руку. - Успокойся, Зу, иначе будешь до конца жизни щеголять медалью "инвалид суеты". Или обугленные конечности у магов-боевиков нынче в моде?

- Не ворчи, - отмахнулся тот от кериза. - Меня столько раз латали, считать задолбаешься. И ничего, я до сих пор целенький и обворожительный, правда, Мио? А ведь, по сути, только левый глаз да еще пара деталей у меня оригинальные от рождения.

Сжалившись над триадой, по-прежнему недоумевающей, куда исчезло волшебство, он подсказал: "Маг-нейтрализатор".

Ну конечно! Мирольти отругала себя за несообразительность, а ведь можно было догадаться, что это Кодорский включил антимагическое поле и раскинул его на весь астероид. Иначе ведь ему с луа-кристаллом не справиться.

- Поэтому-то дяденька большой волшебник сбежал, - вдохнула Мирольти. - Трус.

- Не путай смелость с глупостью. Федералы его пристрелили бы сразу, и какая польза от такой смелости?

- Зато от того, что он улетел, вышло много пользы, - не сдавалась Мирольти.

- Конечно. Никкея остался волшебником, а ты, благодаря этому, осталась в живых.

- Это называется мужская солидарность, - она приподнялась, и затылок немедленно отозвался резкой болью. - Ты готов выгораживать любого, будто мужики совершают только благовидные поступки, а всякие гадости исключительно на совести женщин. Ах, извини, я забыла! Кажется, это была волшебная солидарность...

- Мио!! - взвился Зурений. - Тирена выстрелила тебе в голову! Почти в упор! Посмотри на мою руку, от твоей глупой башки должно было остаться впятеро меньше, но ты жива!!!

После этого Мирольти пришлось выслушать, что Никонелиэн вообще не должен заботиться о какой-то чужой девчонке, ее занюханном астероиде и прочей ерунде. Что пробивать поле маг-нейтрализатора для простенькой левитации так же легко, как потушить небольшую звезду. И что перенять у стервозной плеаддисянской идиотки манеру говорить окружающим гадости очень просто. Достаточно перестать думать.

- Я и раньше подозревал, что благородство - последняя дурость, а теперь уверен в этом, - радиал зло пнул назойливого мед-робота. - В следующий раз, когда Тирена предложит мне работу, обязательно соглашусь.

Мирольти закрыла глаза, чтобы не видеть лиц товарищей. Снова она умудрилась всех обидеть...

- Зу, ты как маленький, - в тишине отчетливо прозвучал тихий голосок Ньгару. - Какой спрос с раненой в голову? А благородство тебе к лицу. Если у меня когда-нибудь родится сын, я назову его Зурений.

- Спасибо, милая, - радиал подошел к синекрылой. Маленькая кровать стояла на возвышении под специальным защитным колпаком. Тоненькие проводки и трубочки опутывали девушку густой паутиной. - Спасибо, Ньгарушка. Это лучший комплимент в моей жизни.

Домериан брякнулся на подушку возле Мирольти и дернул себя за крыло. Потом, стукнулся лбом о протянутый манипулятор робота и забегал по краю постели.

- Горе мне, я сплю и вижу кошмар! Ньгару любезничает... так не бывает! Это побочный эффект магической недостаточности.

- Ничего, скоро все придет в норму, - успокоил Зурений, и над его ладонью заплясал тусклый колдовской светлячок. - Видите? Маг-нейтрализатор удаляется от астероида, значит, скоро можно будет побеседовать с местером копытным по душам.

- Совершенно верно, Мирольти так и сделает, - заявил Никкея, появившись посреди медпункта. - Хозяйка обязана высказать недовольство по поводу безобразия на частной территории.

- Она ранена, - ощетинился Шент.

- Нет. Она притворяется, - возразил Никкея, хитро улыбнувшись. - Уколы, роботы... голову перевязала, будто помирать собралась. Вставай, артистка.

К немалому удивлению Мирольти почувствовала, что слабость, боль и головокружение исчезли без следа... но ведь всего минуту назад каждое движение доставляло страдание!

- Я не артистка! - обиженно крикнула она, спрыгнув на пол.

- А я не трус, - Никкея щелкнул девушку по носу.

- Значит, к Кодорскому я иду с ней, - заявил Зурений.

- Ничего подобного. Ты отдыхаешь, у тебя пять часов на полную регенерацию тканей, - волшебник кивнул на недавно поврежденную руку.

Мирольти ахнула: от жуткой раны не осталось и царапины. По крайней мере, внешне все было в порядке, и беспокойный маг-боевик рвался действовать.

- Не вздумай шастать по коридорам, - осадил его Никкея. - То есть это касается всех. Дорк, Шент, Ньгару, Домериан, вам лучше отправиться в "Лужу" и пока не выходить.

- Я, пожалуй, останусь, - Ньгару, выбравшись из-под защитного колпака, сидела на колене Зурения. - Должен же кто-то следить за этим неугомонным.

- Хорошо. Но учтите, никаких заклинаний. Я не шучу, маг-нейтрализатор пока работает. Далеко, к счастью, и его влияние почти рассеялось, но он запросто может вернуться.

Зурений сделал успокаивающий жест и пообещал вести себя благоразумно.

Оглянувшись на закрывшийся вход в медпункт и проводив взглядом уходящих товарищей, Мирольти осталась наедине с чародеем. Неловкость от последнего разговора противно хлюпала в сознании. Так ошибиться! Невероятно...

- Никкея, извини, что наговорила тебе всякого, - попросила девушка, смущенно теребя мизинец. - Надеюсь, ты не обижаешься...

- Если честно, есть немного. Но давай спишем это на твою импульсивность плюс нестандартность ситуации и забудем.

- Спасибо, - обрадовалась она. - Ты очень великодушный... Я думала, что выздоровею не скоро, - она невольно тронула затылок. - Словом, я тебе очень благодарна...

Волшебник засиял от похвалы, будто получил не "спасибо" простой девушки, а целое измерение в подарок. Мирольти, шагая следом, думала о предстоящей встрече и готова была раствориться от ужаса. Перед лестницей башни управления ноги одеревенели, каждый шаг давался труднее предыдущего, и наконец она не выдержала:

- Неужели мне обязательно встречаться с местером Кодорским?

- А ты хочешь, чтобы он улетел?

- Да.

- Значит, потребуй у него покинуть астероид. Официальную просьбу ему придется учесть.

- А можно ты сам сходишь?

- Мирольти, юридически мои просьбы бессмысленны, здесь ты хозяйка и по общим законам тебе обязан подчиниться любой, кто приехал, тем более без разрешения. Я могу быть только свидетелем.

- Но я боюсь!

- Вообще-то, с тобой я... если, конечно, эта мысль тебя ободрит.

Смутившись, Мирольти признала, что ободрения в такой мысли было маловато. Еще утром имя местера Капитана Африка было для нее легендой. Страшной и далекой, встреча с которой не грозит. А теперь смотришь на него и не веришь, что все наяву. Но гораздо больше не веришь, что вот-вот столкнешься с еще одной легендой. Только, увы, по-настоящему страшной.

Для последнего шага не хватало смелости, и девушка замерла перед створками дверей. Услыхав: "Смелее! Помни, это твой астероид", она благодарно кивнула и вошла...

По всему помещению, протянув огромные щупальца пунктиров и непонятных обозначений, раскинулась трехмерная проекция ближайшего сектора линдийской системы. Астероид Мирольти светился крохотной искоркой, а космобаза, на которой так знатно когда-то погуляли Зурений, Дорк и Скилли, притаилась на краю, окруженная тремя десятками мудреных символов. Точнее, девушке показалось, что это именно та самая космобаза, но уверенности не было. Проекция, нашпигованная пометками, траекториями и диковинными значками, постоянно двигалась, переливалась, как огромный живой организм. Посреди стоял местер Кодорский, похожий на монстра-кукловода.

- Надо же, кто пожаловал, - скривился он при виде вошедших. - Капитан неизвестно чего.

- И тебе привет, директор известно чего, - в тон ответил чародей, шутовски кланяясь.

- Зачем приперся? - спросил Арнес. - Тоже за луа-кристаллом охотишься?

- Он мне нужен, как дракону пижама... - слегка обиделся Никкея.

- Такая вещица даже тебе не помешала бы. Кристалл сильнее тебя как минимум вдвое.

- Теоретически. Ты же его не испытывал... Да ладно, расслабься, Арнес, я тут в гостях, - радиал обезоруживающе улыбнулся и сел.

- Слабо верится, - разозлился пегас, убедившись, что волшебник уходить не собирается. - Лучше сгинь, я работаю.

- Интересно, почему это вы командуете на моем астероиде, - возмутилась Мирольти. - Сами проваливайте, местер Кодорский. Это официальное требование. Я вас сюда не приглашала.

Она внезапно осознала поразительную вещь: когда требовалось защищаться или отстаивать свои интересы, решительность исчезала бесследно, а чтобы заступиться за кого-то, находились и смелость, и дерзость

- Это что такое? - указывая на девушку, пегас требовательно смотрел на чародея. - Ты ее натаскал?

Мирольти оскорбленно дернула плечиком.

- Мало того, что вы не поздоровались со мной, так еще и пальцами тычете, как последний хам из лесной глухомани. Мне столько рассказывали о пегасской вежливости и поголовной галантности, а оказалось, что это выдумки. Наверное, то, что пегасы - самые любвеобильные в Мирадуге, тоже врут. Или это только вы так от стандарта отбились?

Только закончив говорить, триада заметила, как округлились глаза Кодорского. Радиал, не выдержав, захохотал.

- Эк она тебя, Арнес!

Пегас недобро покосился на чародея и сосредоточился на проекции, а девушка запоздало рассердилась на свою болтливость. В молчании руководителя ИФИ таилось столько раздражения и ярости, что впору собирать вещицы для путешествия в новое рождение. Только сейчас (увы, поздновато) Мирольти сообразила, насколько оскорбила местера Кодорского. Брякнула первое, что в мыслях плавало, а ведь, по сути, усомнилась в нем как в мужчине. Так, мимоходом... А мужчины очень чувствительны к подобным вещам, уж эту маленькую истину она усвоила из общения с Зурением.

- Простите, местер, я, как всегда, не подумав, - попыталась она извиниться, но пегас остался безразличным. Конечно! Вряд ли он принимает ее всерьез. И то верно, зачем ему помнить о существовании мелкого раздражителя по имени "бройшен Мирольти"?

Ну и Кориаль с ним, пусть хоть подавится своим прощением. Ухудшаться ситуации некуда.

Рассеянно вглядываясь в проекцию, Мирольти постепенно увлеклась развернувшимся действием. Яркая движущаяся точка с зигзагообразной пометкой, единственной в своем роде, несомненно, обозначала звездолет арли Машеса, где сидела Тирена, похитившая луа-кристалл. Следом носились крохотные светлячки и огонек побольше. Резкие команды, отдаваемые пегасом, казались бессмыслицей, хотя состояли из понятных слов. Видимо, заковырка в профессиональном сленге ИФИшников. Но и без команд было ясно, что скоростные капсулы загоняют кораблик Машеса, как охотники раненую добычу. Захваченная погоней, девушка забралась внутрь проекции, восхищенно ахая, когда преследуемый звездолет совершал очередной головокружительный маневр.

- Потрясающий мерзавец! - скупо отметил Арнес, но Мирольти уловила в его голосе смесь негодования и восторга. - Мне бы десяток таких ребят.

Внезапно один огонек мигнул и исчез.

- Что это? - триада оглянулась на Никкею, понимая, что Кодорский не ответит.

Чародей досадливо поморщился, и девушка мгновенно оказалась за его спиной. Магический перенос был мягким и незаметным. А главное, своевременным. Пегас, не меняя ледяной гримасы на лице, разрядил плазмовик в стену.

- Сейчас лучше держаться от него на расстоянии, - шепотом объяснил волшебник.

Девушка не стала уточнять почему, все и так было ясно. Проекция заполнилась серыми точками. Без всяких пояснений, только по одному мрачному виду местера Кодорского угадывалось, что прибыли силы Межпространственного Патруля. Новые и старые огоньки перемешались и носились, как стая бестолковых мошек. Корабли искрили, вертелись, будто влекомые исполинским водоворотом, мерцали, исчезали...

Звездолет арли Машеса лавировал между неприятельскими судами, уворачивался от выстрелов, но чувствовалось: это скоро закончится. МППшники наметили его основной мишенью, а скоростные капсулы федералов отстреливали, чтобы не мешались на пути. Федералы, правда, в долгу не оставались, но у них и задача была посложнее: сберечь тяжелый корабль, несущий маг-нейтрализатор, защитить посудину Машеса с драгоценным луа-кристаллом на борту, вывести из строя вражеские звездолеты и самим в живых остаться.

Когда гасли огоньки - не важно, федералов или межпространственников, триада вздрагивала. За каждой искоркой на трехмерной проекции стояли живые существа, которые одно за другим превращались в мертвых. Ей было жалко каждого. И маленького лысого гидрона, который смешно дышал в ухо на банкете, и злобную бройшен Тирену, и всех тех ребят, которые навсегда останутся для Мирольти безымянными.

Кодорский терял корабли, бойцов, но потеря луа-кристалла волновала его больше всего.

- Никкея! - забыв о гордости, возопил пегас. - Выручай, умоляю!

- Увы, Арнес. Я сегодня уже спасал и лечил. И устал, будто на рваных крыльях летал. Мне положен отдых, а не дополнительная работа.

- Хватит выэлеливаться, ты же можешь! Я помню, как ты на спор три планеты с орбит согнал!

- Во-первых, там не было маг-нейтрализатора. Во-вторых, это было давно.

- Именно. Лет четыреста назад. И с тех пор ты постоянно набираешь силу.

- Арнес, ты серьезно думаешь, что я верну ИФИ магический предмет?

- Почему бы и нет? Мы оба знаем, что купить можно все. Ты, как и прочие, торгуешь своими умениями. Или я запамятовал, а ты величайший альтруист и не работаешь за деньги?

- За деньги и ради денег - разные понятия, - Никкея внимательно следил за огоньком звездолета с маг-нейтрализатором на борту. - Ответ прежний: "нет".

- Почему?

- Ну, соображения гуманизма ты не поймешь, - будто про себя рассуждал волшебник, подбрасывая любимый светящийся шарик, - опасения за экологию и развивающиеся цивилизации, пожалуй, тоже... Считай, что я хочу сохранить монополию на волшебство крупных объемов. Зачем мне конкуренты, да еще в лабораторных условиях состряпанные?

- Иногда, Никкея, ты хуже, чем Зарогги и дипкорпус вместе взятые.

- Себя не забыл посчитать?

- А ты любишь быть добреньким, - Кодорский перехватил сверкающий шарик.

- Доброта - побочный эффект моего существования, - явно дразнил пегаса волшебник. - А люблю я умных женщин, пирожки с вареньем...

- Выэлельщик, - сплюнул федерал и раздавил сверкающий мячик в кулаке. - Тебе за шестьсот, а ты как младенец!

Стараясь не делать лишнего вздоха, Мирольти наблюдала за расхаживающим внутри проекции Кодорским, зло огрызавшимся на реплики Никонелиэна. В голове крутилось множество вариантов избавления от незваного гостя так, чтобы все остались живы, но ничего стоящего, как назло, не подворачивалось. Прямое требование убраться он проигнорировал, а его ребята где-то рядом затеяли настоящую войну. Если они упустят луа-кристалл, то вернутся с маг-нейтрализатором и, чтобы подсластить неудачу, перестреляют тех, кого обнаружат на астероиде. И Никонелиэн вряд ли защитит всех сразу. Он пытается что-то сделать, пока антимагическое поле далеко и "привязано" к похищенному луа-кристаллу, но не похоже, чтобы местер федерал слушал чужие доводы.

Неожиданно чародей посуровел, улыбка исчезла с его лица.

- Вот и все, Арнес, твоего луа-кристалла больше нет.

Кодорский уже сам это видел: огонек, символизирующий звездолет беглецов, ярко вспыхнув, исчез. Тихо. Беззвучно. Словно произошла не трагическая развязка событий, а что-то мелкое и незначительное. Еще не верилось, что больше нет бройшен Тирены, арли Машеса и даже хамской стекляшки.. Бедный луа-кристалл! Он, наверное, чувствовал будущее, потому и упрашивал Мирольти не отдавать его...

Проекция искривилась и задергалась. Изображение, подчиняясь команде, сменилось на детальный план гигантского межзвездного корабля, разваливающегося на части.

- Нази!.. - закричал Арнес, но его почти истерическое "уходи!" повисло в опустевшем помещении...

Исчез огромный звездолет, а с ним и федералы, и МПП-шники. Комм пегаса не реагировал на команды. Даже если кто-то уцелел, можно не бояться, что они пожалуют на астероид продолжать войну.

Местер Кодорский остался в Линдии один. Без оперативников, бойцов и помощников. Без цели...

Казалось, теперь можно и расслабиться, но Мирольти не ощущала радости.

Выйдя из оцепенения, федерал набросился на чародея.

- Это из-за тебя!

Внутренне сосредоточенный на чем-то Никонелиэн приоткрыл один глаз и запустил в воздух три мигающих с убыванием искры. Девушка покраснела. У волшебников особый сленг, чтобы выражать эмоции в присутствии посторонних. Иногда лучше не знать, какими выражениями обмениваются чародеи. Однажды Зурений взялся объяснять Домериану смысл некоторых простейших магических знаков, и Мирольти кое-что запомнила. У трех угасающих с миганием искорок голосовой эквивалент звучал очень нецензурно.

Что означал запущенный Кодорским горизонтальный смерчик, девушка не знала, но по едва слышному возгласу затаившихся Бумбертов и Домериана поняла, что неведение к лучшему. Пегас успокоился быстро, и всего за несколько секунд перешел от состояния неудержимой ярости к обычной непроницаемой форме. Мирольти, стараясь не попадаться ему на глаза, тихонько забралась в кресло и с легким злорадством наблюдала, как уставший федерал оглядывается в поисках подходящего сидения. "А стой, гад, хоть до выпадения перьев!" - думала она ехидно. В башне управления нет пегасских кресел; только в главном холле или в секторе для четвероногих. Но волшебник быстро исправил это, наколдовав нужное.

Мирольти с досадой смотрела, как федерал выдвигает мягкую спинку, устраивается поудобнее, расправляя и по-новому укладывая крылья. Невольно вспомнилась фраза Зурения, что от некоторых гостей избавиться можно только с помощью угроз и шантажа. Знать бы, кто и чем может угрожать Кодорскому.

А он, игнорируя девушку, о чем-то переругивался с Никкеей, и за каждым высказанным словом чувствовался десяток слов невысказанных.

- Хватит бурчать, Арнес. Я знаю, ты уже размышляешь, в каком измерении обобрать налогоплательщиков, чтобы хватило на новый луа-кристалл.

- Ошибаешься. Нового такого не получится, даже если я выпотрошу экономику сотни миров.

- Гм... Раньше ты не торопился уничтожать разработчиков.

- Дело не в разработчиках, а в исходном сырье, - нехотя признался Кодорский. - Материал редчайший, достался в мизерном количестве. Чудом. А моя жизнь коротка для двух чудес.

- Было бы о чем горевать, у тебя целый отдел магии с лучшими специалистами... Так что перебьешься без луа-кристалла.

- Не перебьюсь! Он бы шутя наводил любые чары в межпространстве, а этого даже ты не умеешь. И никто не умеет.

- Ошибаешься, - Никкея беззаботно улыбался. - Теоретически это по силам каждому, даже тебе. И нечего корчить рожу отпетого скептика, ты бы и сам догадался, если бы подумал. Знаний тебе хватает.

- Ну так посвяти меня, идиота, господин мудрец, - саркастически попросил Кодорский.

- Да запросто, - согласился чародей.

Мирольти приглушено ойкнула. Неужели радиал действительно поделится таким секретом? Это же опасно, иди знай, сколько бед местер федерал принесет Мирадуге, используя услышанное...

- Магия всегда базируется на энергии. А в разных измерениях - разная энергия. Поэтому волшебники, попадая из одного мира в другой, рискуют получить от привычных чар неожиданный результат. Чтобы этого избежать, нужна либо подпитка из амулетов, либо...

- Ты издеваешься? - пегас звонко стукнул копытом. - Мне отлично известно, что такое поправка на энергосоставляющую.

- Арнес, ты здесь не единственный слушатель, - терпеливо объяснил Никкея, и Мирольти поняла, что имелись в виду затаившиеся под куполом Бумберты и Домериан. - Идем дальше. Представь себе, что ты попадаешь в белое измерение. Теоретически.

- Представил, хотя и с трудом.

- Белая энергия, подобно белому свету, раскладывается на все возможные цветовые оттенки. Энергетические, конечно же. То есть в белом мире не нужно вносить поправки в заклинания. Точнее, поправка требуется нулевая. Магия будет работать, самостоятельно выбирая из белой энергии нужную часть.

- Допустим.

- А в межпространстве, как известно, нет собственной энергии. Зато в него вложены все существующие измерения, даже те, которые еще не проявились. Грубо говоря, там бесконечное количество разнообразных энергий. Поэтому в межпространстве для колдовства требуется поправка на бесконечность. Видишь, как просто?

Мирольти хихикнула. Кодорский выглядел обескуражено. Конечно, это знание для него бесполезно, поэтому, рассказывая, Никкея действительно не рисковал. Поправка на бесконечность - штука невозможная. Или все-таки?..

- Только не говори, будто у тебя что-нибудь получилось, - съязвил пегас.

- Как раз этого я не говорил, - напомнил чародей. - Кстати! Чуть не забыл, - и достал из кармана горсть крохотных, похожих на мотыльков, камер наблюдения. - Это твое. Хорошо придумано - следить из соседнего измерения. Честное слово, хорошо. Только я не люблю, когда за мной подглядывают даже с интервалом в пять минут, так что я их отлавливал, как только замечал. А теперь возвращаю в целости и сохранности, бери и утешься.

Кодорский несколько секунд разглядывал наблюдательную аппаратуру, небрежно высыпанную на пульт, а потом резко развернул крыло, такое огромное, что крайние маховые перья чиркнули по куполу. Поднятый ветер сбросил w-элелей, прятавшихся на уступе. Бумберты мгновенно свернулись и, отскочив от пола, умудрились вернуться наверх, а Домериан, падая, растерялся и оказался зажатым в кулаке пегаса.

- Осторожно! - взметнулась девушка. - Вы ему крылья помнете!

Пегас брезгливо вытянул руку и бросил w-элеля в подставленные ладони Мирольти. Отряхнувшись, Домериан взлетел и вместе с товарищами поспешил скрыться в воздуховоде.

- Плохие у тебя шпионы, - отметил Кодорский. - Смеются в полный голос, прячутся скверно...

- Уймись, Арнес, ребята просто любят приключения, - заступился волшебник. - Им ни к чему тайны ИФИ, поверь мне. Выпить хочешь?

- Пива.

Никонелиэн тут же наколдовал себе и пегасу по бокалу, а Мирольти достался молочный коктейль.

- Мой личный рецепт, - пояснил радиал и настороженно затих, ожидая реакции.

Девушка осторожно пригубила воздушный напиток.

- Как вкусно! - восхитилась она. Чародей обрадовался и торжествующе повернулся к Кодорскому.

- Все равно я лучше могу, - недовольно буркнул тот, видимо, обиженный, что кого-то хвалят за кулинарные способности в присутствии пегаса.

"Будто дети", - невольно подумала Мирольти, вспоминая, как бабушка говорила, что мужчины всегда остаются мальчишками. Даже такие мужчины, которых вся Мирадуга знает... Интересно, как это сочетается с высказываниями Талелии? Как-то обязательно сочетается. Вот сидят эти двое, обоим по несколько сотен лет. Один только что потерял кучу народа, звездолеты, луа-кристалл и кто знает, что еще? Второй постоянно вращается среди всяких правителей, пришел в башню управления вроде бы для важных переговоров... И чем они занимаются? Хлещут пиво, магически обзывают друг друга всякими гадостями, продолжают свои давние споры и не думают, что весь астероид только и ждет, когда можно будет вздохнуть и вернуться к нормальной жизни. А им ничего...

Потягивая коктейль, триада то и дело натыкалась на колючий взгляд Кодорского.

- Местер, пожалуйста, не смотрите на меня так, - попросила она, набравшись смелости, - а то кажется, будто вы хотите, чтобы я отравилась...

- Он хочет, хочет, - добродушно ухмыльнулся чародей. - Мечтает. Поникни, Арнес, я не читаю твои мысли, мы знакомы достаточно, чтобы я их научился угадывать без всякой телепатии.

Триада извинилась и собралась уходить. Пегас смотрел на нее с подозрением, будто спрашивал: "Ты куда это собралась?"

- Пойду яда в стакан плесну, - невинно объяснила она. - Может, вы, местер, обрадуетесь и перестанете смотреть на меня, как...

Она запнулась, а мужчины с интересом ждали продолжения, отлично зная, что поговорка звучит "смотреть, как Кодорский на Зарогги". Только в данном случае это получалось бы не слишком удачное высказывание.

- Как флисенс на тригонометрию, - выкрутилась девушка и, не удержавшись, показала язык.

- Хорошо. Буду смотреть иначе. Но для этого вам, бройшен, придется остаться, - и послал такой пылкий взгляд, что Мирольти стекла назад в кресло, где и замерла, растеряв ошалелые мысли.

Сразу перехотелось, чтобы пегас улетал. Она тихонько любовалась, как он изящным движением убирает с лица длинную зеленую прядь, и вдруг отчетливо поняла, что местер Кодорский намного лучше того поющего красавца, который так растрогал их с Виотань. Такие же глаза с поволокой и гипнотизирующее обаяние.

"Ой-ой-ой! - мысленно запричитала Мирольти. - Зачем же он такой? Злобные тираны обязаны выглядеть отталкивающе, а у этого магнитный взгляд и манящие губы. Должно быть, он потрясающе целуется... Отсохни мои ноги, что за мысли?!! Не хватало только влюбиться в это чудовище... Дайте противоядие! Скорее! На кого бы посмотреть, чтобы успокоиться? Никкея... абсолютно не годится для противоядия. От него еще больше голова кружится. Срочно вспомнить кого-нибудь другого, желательно пострашнее. Арли Машес... нет, мертвецов лучше не трогать. Дорк... Не годится. Скилли... Увы. Зурений, Зу... О-ох, мама, только не он! До, Бум, Кип, Шади, Берт... Караул! Снова не то! Мутная вода, неужели на всем астероиде нет ни одного уродливого мужика? Помогите!"

Девушка стукнулась лбом о холодное покрытие пульта и уговаривала себе не оборачиваться, не заглядывать в одурманивающие ледяные глаза пегаса.

"Иначе я останусь моральной калекой навсегда, и будет мне до конца жизни сниться Кодорский. И упрячут меня в психушку... А ведь он, гад, знает, какое производит впечатление. Нет! Не повернусь. Ни за что не повернусь и не посмотрю на него. Ну, разве что разочек... один..."

Разочком, увы, дело не ограничилось. Ругая себя, Мирольти осторожно выглядывала из-за плеча Никкеи, думая, что делает это незаметно.

- Бройшен, позвольте узнать причину вашего пристального внимания, - обратился к ней пегас.

"Издевается, сволочь", - подумала девушка, обильно краснея.

- Я хочу знать, это правда, что вы моего Иена убили? - неожиданно выпалила триада, понимая, что этот вопрос терзал ее давно. Только она запрещала себе думать о любимом, ведь иначе придется думать и о том, что его уже нет. А в это верить не хотелось. Выскочив на середину комнаты, она ждала ответа, жадно высматривая на лице Кодорского отражение правды.

- Если хотите, официально заявляю: я не убивал господина Сивелериана.

- ...Но отдал такое распоряжение, - встрял Никкея, понимавший недоговоренности лучше Мирольти.

- Да, - согласился пегас.

- Значит, Иен все-таки мертв?..

- Ни я, ни мои оперативники трупа не видели, поэтому от утверждений воздержусь.

Мирольти, растерялась от такого цинизма и оглянулась на волшебника, который наверняка знает, как истолковать услышанное. Но он опять ушел в себя и задумчиво выводил пальцем кружки на подлокотнике. Видать, не хотел подтверждать дурные вести.

Запрокинув голову к куполу, девушка старательно смотрела на звезды, помня, что, глядя вдаль, можно удержать слезы. И не замечала, что слезы уже текут по ее щекам.

Очнулась она, когда на лестнице загрохотало, словно в башню управления прорывалось стадо драконов. На догадки, что бы это значило, у триады было всего несколько секунд. Маловато для стоящего предположения. И уж конечно девушка не могла угадать, что в дверь ввалится троица изувеченных великанов. Их потрепанные лохмотья с эмблемами ИФИ уже мало походили на форму.

Пока жалкие остатки передвижной армии Кодорского докладывали шефу о "состоянии техники и личного состава", в помещение вошел худенький мужичонка, неизвестно где взявший силы, чтобы подняться на третий этаж. Сердобольная Мирольти кинулась ему на помощь, но тот с достоинством отодвинул протянутую руку и, протиснувшись между тремя гигантами, оказался возле пегаса.

- Нази! - искренне обрадовался Кодорский. Мимолетная улыбка озарила его лицо, но быстро исчезла под обычной непроницаемой гримасой. - Как ты выбрался?

- Сам не знаю, местер, - ответил тот, покосившись на чародея. - Рвануло внезапно, я не успел подумать о спасательных капсулах, не то чтобы добежать. Очнулся в скуттере. Подобрал этих, - кивок на бойцов. - Очки...

- Потерял?

- Разбил, - гидрон вытащил из нагрудного кармана оправу.

Мирольти недоуменно слушала, как пегас едва слышно обсуждал что-то с помощником - то ли новые очки, то ли план захвата главной резиденции МПП. А измочаленные, уставшие воины замерли на почтительном удалении от шефа, опасливо поглядывали на волшебника и ждали приказа. Любого.

- Послушайте, местер Кодорский, - Мирольти решила, если в организме пиковая концентрация дерзости, надо этим как-то пользоваться. - С ваших солдат (или как вы их там кличете?) натекла приличная лужа крови, а ваш Нази сейчас навернется в обморок и расквасит остатки башки. Их лечить надо, бесчувственное вы четвероногое...

От последней фразы, конечно, стоило воздержаться, тогда затылок не холодило бы уже известным образом. Но жалеть о сказанном поздно.

- Спасибо, в меня сегодня уже стреляли, - триада отмахнулась от плазмомета, как от назойливого насекомого, и недовольно оглянулась на ближайшего вояку.

Что за хамы вокруг нее собираются? Каждый норовит увидеть в ней мишень, а не девушку. Даже эти неблагодарные морды, которых она защищать пытается. Тьфу.

Кодорский задумчиво рассматривал стоящего перед ним гидрона и вынужден был согласиться с триадой.

- Ник... Местер Никонелиэн?

- В Линдии полно больниц и врачей, - отозвался волшебник, давая понять, что отказывается лечить федералов.

- Бройшен, - пегас слегка повернул голову в сторону девушки, будто делал одолжение, снизойдя до какой-то девчонки. - Можно воспользоваться вашим медпунктом?

Мирольти в замешательстве молчала. Ей очень хотелось поскорее избавиться от неуправляемых вооруженных личностей во главе с Кодорским. Отправились бы они залечивать раны куда подальше, и все сложилось бы прекрасно. А теперь что? Выгнать их? Но если кто-нибудь из раненых умрет по дороге, это будет на ее совести.

- Хорошо, пользуйтесь, - вздохнула девушка. - Только одно условие.

Пегас откинулся на спинку кресла и нетерпеливо махнул рукой, подгоняя хозяйку с требованиями.

- Пусть ведут себя тихо. И не трогают Зу... то есть Зурения. И других тоже... и не плюют на пол, и не сквернословят, и не... - триада пыталась вспомнить, что еще нужно запретить. Если бабушка права, что мужчины всегда дети, сложно сказать, чего ожидать от стольких парней. Братья Мирольти в детстве любили бросаться подушками, в тапочки сестренке подкладывать колючки, а Ларадин заталкивал в ее шкатулку для заколок больших мохнатых гусениц... Но на астероиде нет колючек и гусениц, а подушки ребята Кодорского явно переросли. То есть, наверное, федералы ничем таким не занимаются вообще, хотя... Вон, Бумберты давно взрослые, а до сих пор дурачатся. То из хлебного мякиша лепят всякое непотребство, то обливают своих девушек шоколадным сиропом...

- Условие понятно, - усмехнулся Арнес, получил заверения Нази в способности двигаться самостоятельно и кивком отправил подчиненных. - Должен заметить, бройшен, что ваше разрешение аннулирует прежнее "официальное требование" проваливать.

- Временно, - уточнила девушка, краснея. - Как только лечение закончится, "проваливайте" снова вступит в силу, пусть эта формулировка и далека от того, к чему вы привыкли. Но пока ваши эти... - Мирольти развела руками, показывая габариты бойцов, - нездоровы, можете оставаться. Только...

- Не плевать на пол и не сквернословить? - без тени улыбки подсказал Кодорский.

- Нет. Лучше улетайте, - чтобы скрыть смущение, она вцепилась в стакан с коктейлем, надеясь, что так будет выглядеть непринужденно. - Это не требование, конечно. Но вам же только посигналить надо, и кто-нибудь примчится вас забрать.

- Не переживай, Мио, - успокоил девушку чародей. - Он не настолько заботится о подчиненных, чтобы торчать здесь, пренебрегая любимым комфортом. Верно, Арнес?

- Напрасно ехидничаешь, Никкея. Если уж Буроры не побрезговали и живут здесь который месяц, то и я могу.

- Как Буроры? - триада выронила коктейль. Мало ей этих двух, так еще и монархи добавились? Стакан завис над полом и вернулся в руки изумленной девушки.

- Она не знает, - Никкея остановил Кодорского, предупредив следующую фразу.

Мирольти панически гадала, кто на ее астероиде венценосная знаменитость, и, поразмыслив, решила, что это, должно быть, кто-нибудь из студентов. Они гостили почти два месяца, значит, Бурор среди них, а остальные - свита и телохранители. По идее, к этому определению могли бы подойти три бывшие многоножки или семейка с капризными детишками, но первые появились на астероиде сравнительно недавно, а вторые улетели еще днем.

Надо срочно побеседовать с Зурением, он наверняка знает, чем грозит присутствие Буроров. Выпалив пару бессвязных извинений, девушка помчалась в медпункт, и так спешила, что едва не растянулась на ступеньках.

Проводив ее взглядом, Кодорский залпом опустошил стакан.

- Спасибо, Никкея.

- Не за что. Еще хочешь?

- Я не о пиве. За Нази спасибо.

- Ах, это... "Спасибо" крылья не тяготит.

- Я так и думал. Что ты хочешь?

- Оставь малышку в покое. Не только сейчас, но и в будущем. И, чтобы ты потом не придирался к каждой сказанной букве, уточняю: те мины, которые твои герои рассовали по мотелю, тоже учитываются.

- Подозрительная заботливость, - Кодорский выдернул из крыла перышко и покатал в ладонях. - Похоже, ты запал на эту пигалицу...

- Ну и какой ты после этого аналитик? - фыркнул Никонелиэн. - Если бы я на Мио запал, думаешь, я бы спокойно наблюдал, как ты ее пегасскими флюидами обрабатываешь?

- Это называется дестабилизация противника.

- Хорошая в ИФИ терминология, - съехидничал волшебник. - По-моему, ты переутомился, Арнес. Что же касается девочки... Она вместе с астероидом однажды понадобится не мне, а тебе.

- Зачем? - Арнес, закусив перо, изучал лицо собеседника.

- Не знаю. Я твой путь детально не рассматривал.

- Ладно, поверю. Можешь убирать мины.

- Сам уберешь. Ты в медпункте не валяешься, дезактивирующие коды знаешь, вот и займись разминированием. Заодно развлечешься. А я, так и быть, составлю тебе компанию.

- Не доверяешь, - хмыкнул Кодорский, вставая. - А когда-то...

- Когда-то, - перебил радиал, - я не был волшебником, а ты не слышал об ИФИ...

- ...И развлекались мы иначе, - добавил пегас.





***

Роботы-уборщики натирали полы в холле и коридорах. Монотонное шуршание обступало со всех сторон, запорашивая тревогой, будто мелкой пылью. Девушке казалось, что из-под ног разлетаются невесомые споры всепроникающего ужаса, и чем больше сделать шагов, тем сложнее будет вернуться к обычной жизни.

Разве, поднявшись утром, Мирольти думала, что ей предстоит такой бредовый денек? Ну ладно, федералы, их появление давно ожидалось, но Тирена, местер Никонелиэн, арли Машес и вдобавок Буроры... Слишком много для одной девушки. И, что особенно бесило, о происходящем на астероиде знают странные желтоглазые личности, бешеные тетки с плазмометами, МПП, ИФИ... Словом, все, кроме самой хозяйки. А вот поди выдави из этих информированных умников, скрывающих кучу вещей, то, что интересует ее саму. Ей всего одно понять надо, жив Иен или?.. Пусть он давно забыл Мирольти и никогда не вернется, но... Пусть он будет.

Зеленый шарик треснул ее по лбу и отлетел с громким ойканьем, только над самым полом распахнув крылья и затормозив падение.

- Ты поздно крылья расправляешь, - объяснил Берт лежащему на полу Домериану.

- Он их слишком плотно сворачивает, - тут же встрял Амбумир. - Я же говорил, надо делать сферу многослойной, так повышается пружинистость.

Чуть поднявшись, зеленокрылый покачнулся и снова упал.

- Умираю, - простонал он, закатив глаза. - У меня все сломано... Нет друзья, оставьте меня, я уже никогда не встану. Я скончаюсь прямо здесь... Прямо сейчас, - в узкую щелочку меж веками он наблюдал за реакцией Мирольти. - Прекрасная незнакомка, спасите несчастную жертву тренировок, пострадавшую от вашего черствого серд... жесткого лба.

Задумавшись, Мирольти разобрала лишь то, что к ней обращаются за помощью, и немедленно положила рядом с Домерианом ладонь, приглашая забраться.

- Спасибо, ты настоящий друг, - сообщил он, ловко карабкаясь вверх по руке. - Жалко, что у тебя нагрудного кармашка нет. Большого такого... Но я это прощу, если ты наденешь кофтец с глубоким вырезом.

Сообразив, что w-элель дурачится на манер Бумбертов, триада легким щелчком сбросила его с плеча. "Умирающий" кувырнулся в воздухе и бросился за девушкой.

- Не обижайся, Мио, я ж тебя хотел подбодрить. Мы решили вечеринку не отменять, и нас отправили забрать Ньгару и Зу. И тебя, конечно... Никкея обещал зайти позже, а остальные уже собрались и веселятся. Студенты научили всех такому чудному танцу... в общем, ты должна посмотреть.

- Ага, - рассеянно кивнула Мирольти.

Неужели Буроры танцуют со всеми, как простые граждане? Интересно, можно угадать, кто они? Наверное... То есть, конечно, можно! Разве местер федерал посчитался бы с кем-то иным?

- Слушай, До, ты говорил, что какая-то женщина заставила Кодорского отправить своих ребят подальше. Ты узнаешь ее среди прочих?

- А тут и узнавать нечего, - махнул рукой w-элель. - Это та самая тетка, которая носилась по мотелю в личине многоножки.

Триада нахмурилась. Надо же, и здесь просчет. Местер Кодорский упоминал, что Буроры живут на астероиде несколько месяцев. Значит, или многоножки постоянно меняют маскирующие заклинания, или... Или они не Буроры, а действительно федеральные наблюдатели, которые сообщили шефу о монархах. Или не то и не другое, а что-нибудь еще. Беда в том, что факты - это еще не все, нужно уметь ими оперировать и делать правильные выводы.

Войдя в медпункт, Мирольти не удивилась, хотя было чему. Ясное дело, если вместе находятся Зурений и троица ИФИшников, ожидать можно что угодно, но всему есть предел!

Устроившись на кроватях, перевязанные и вымытые федералы играли в литы. И, судя по всему, проигрывали. Да не кому-то, а Ньгару, гордо восседающей на прозрачном коробке, почти доверху заполненном монетами. С приходом Мирольти как раз завершилась очередная партия. Великан с подбитым глазом в сердцах бросил оставшиеся фишки на пол и встал. За этим последовала дикая песня со знакомой мелодией и уникальными словами.

"Бройшен Ньгару - самая умная и прекрасная, другой такой нет в Мирадуге", - невпопад басил федерал под хохот товарищей и благосклонный взгляд синекрылой.

- Они проиграли всю наличность, - объяснила новоприбывшим w-элель. - Пришлось согласиться на компенсацию.

- Еще бы, - согласился Зурений. - Все стоящее она заполучила, а одежда радиальского размера ей ни к чему.

Небрежно откинувшись на десяток подушек, он ухмылялся, слушая пение. Из-под кровати жалобно сверкнул глазками флисенс. Увидев триаду, малыш радостно застучал по полу всеми шестью лапками, но выбираться из укрытия побоялся. Возможно, не зря. Рядом с Зурением красовался целый военный арсенал, небрежно брошенный поверх одеяла. Домериан с радостным криком "пулевички!" бросился рассматривать оружие.

- Я тебе двадцать раз говорил, как отличить пулевик, а ты, балбес, снова ерунду несешь, - поморщился маг-боевик, но с удовольствием отвечал зеленокрылому на вопросы, для наглядности вертя в руках нечто огромное и широкоствольное.

То, что "Ангир" - название, Мирольти сообразила, о "дур-наводке" слышать доводилось, а все остальное прозвучало бессмыслицей.

- Это Ньгарушка мне выиграла, - закончил объяснения Зурений, с нежностью глядя на синекрылую. - Так сказать, компенсация за сгинувшую "Нубру".

- А ты сам в литы, что ли, не играешь? - удивился Берт.

- Еще как он играет, - ответил на чужой вопрос федерал с перебинтованной ногой. - Только подчаровывает, сволочь.

Зурений самодовольно хохотнул, и триада заподозрила, что он по-прежнему шулерует, но уже для Ньгару.

Бумберты с почтительным благоговением рассматривали оружие, но хулиганская натура взяла свое. Парни по очереди засовывали голову в самое широкое дуло и выкрикивали скабрезные фразочки. То есть сами фразочки вполне прилично звучали, но отвечавшее эхо меняло смысл тотально. Синекрылая отчитала хулиганов за непозволительное поведение и выпинала из медпункта через воздуховод, о чем очень скоро пожалела. В воздуховоде эхо намного звучнее, а чтобы достать крикунов, пришлось бы изрядно побегать.

Изучая раскаленный рисунок с черепами на крыльях Ньгару, Зурений предположил, что Бумбертов ожидает ужасное будущее. По крайней мере, ближайшее. Присутствующие - и те, что знали синекрылую давно, и те, что познакомились недавно, единодушно согласились.

От предложения сыграть с федералами в литы Мирольти отказалась. Хватит на сегодня острых ощущений. Пройдясь по медотсеку, она заглянула в операционный бокс и минут пять наблюдала, как медицинские роботы суетятся вокруг Нази. В сознании промелькнула гадкая мыслишка о том, что гидроны с их способностью к регенерации могут прекрасно обойтись без операций. Триада вздрогнула и тотчас же отругала себя. Живые существа не должны страдать.

Равнодушно отодвинув оружие, Мирольти села возле Зурения, прижавшись к теплой здоровой руке.

- Представляешь, я хочу спать, - пожаловалась девушка.

- Со мной?

- Вообще, - она зевнула. - Хочу, чтобы этот день закончился. Мне надоело все: стрельба, Кодорский, суета, луа-кристалл, волшебство... лужи крови... И вдобавок Буроры... Представляешь, Зу, настоящие Буроры.

- Ну и?.. Чего ты дергаешься, будто впервые их видишь? Подумаешь, не любят они афишировать свое происхождение, так это их проблема. Ты вообще переживать не должна.

- А кто должен?

- Сама догадайся.

- Кодорский, да?

- Оё... Водяшечка, тебе действительно спать пора, - он заботливо поставил девушку на пол и подтолкнул к выходу. - Отдохнешь, и сообразительность повысится.

- Может быть. А ты разве не пойдешь в "Лужу"? До утверждал, что там веселье полным ходом, не хватает только тебя и Ньгару...

- Нет, Мио, пока федеральные морды не уберутся, я послежу за ними. К тому же вечеринок я еще много повидаю, а зрелище, когда одна маленькая, но умная бройшен обыгрывает под ноль трех здоровенных мужиков, неповторимо. Так что мы останемся. А ты иди, давай, пока на ногах держишься.

Благодарно пожав огромную ладонь, Мирольти вышла из медпункта. И сразу наткнулась на Домериана и Бумбертов, спорящих, кто первым покажется на глаза синекрылой. Только пройдя до конца коридора, триада разобрала, что ребята вовсе не извиняться вернулись, а выполнять "миссию". Ту, из-за которой они, собственно, пришли изначально - позвать Зурения и Ньгару на вечеринку. Иначе нагоняй устроит Тавири, которая злится редко, но впечатляюще.

В холле несчастный Скилли понуро выслушивал бывшую многоножку. Судя по недовольному тону и строгому лицу, бройшен сердилась. Мирольти пожалела товарища, которому снова не повезло. Только бы эта женщина его не оскорбила, как Талелия, иначе бедняга до конца жизни будет шарахаться от девушек...

- Ступай, Ильталинго, - произнесла бройшен, заметив Мирольти. - Об остальном поговорим завтра.

- Хорошо, мам, - Скилли чуть поклонился.

"Мам? - изумилась девушка, оглянувшись на уходящую радианн. - Ах, ну, конечно, радиалы долго выглядят молодыми. И в тысячу, и в полторы тысячи лет. Но если она его мама, значит..."

- Так это ты Бурор? - тихо спросила Мирольти.

- Да, - ответил Скилли, заговорщицки подмигнув.

- Настоящий? - на всякий случай уточнила она.

- Меня вроде бы не подделывали.

Головоломка окончательно сложилась. Девушка верно сообразила, кем была незнакомая бройшен на причале, но "живут который месяц" пегас говорил о Дорке и Скилли. Потому-то многоножки так стремились попасть в "Лужу". Каждая мать заботится о детях. Пусть взрослых, но детях. Она хотела посмотреть, где и как обитают ее мальчики, не разглашая, кто она. И, конечно, испугалась, повстречав Никонелиэна, способного видеть сквозь любые чары. А он тот еще хитрец, сразу подключился к чужой игре в таинственность. Значит, поэтому братья так испугались его появления в бассейне. Разоблачение их пугало, а не магическая сила.

- Все правильно, мы давно знаем Никкею, - подтвердил Скилли. - То есть местера Никонелиэна. Мы же раньше встречались как изготовитель и заказчики, в официальной обстановке. Он нам с Дорком охранные амулеты делал, - объяснил радиал.

- Хороши охранные амулеты, - возмутилась Мирольти. - А какой-то заблудший волшебник едва не угробил вас своими чарами, - она передернулась, вспомнив желтоглазого.

- Не угробил бы.

- Но ведь ожоги были настоящими!..

- Верно, и очень болезненными. Но если два обычных парня тягаются по мирам и никогда даже царапины не получают, это будет подозрительно. Мы сами просили защиту, разрешающую мелкие повреждения...

Мирольти обхватила себя за плечи и покачала головой, дивясь собственной тупости. Ну, конечно! Братья-то выжили в разбитом скуттере.

- Я должна сесть, иначе шарахнусь в обморок и буду выглядеть идиотски.

Сказала она и тотчас же плюхнулась на пол, борясь с желанием зевнуть. Скилли заметил, что пройти несколько шагов до ближайшего кресла - пустяковое усилие, но сел рядом с девушкой на каменные плиты.

- Э... И как я теперь должна к тебе обращаться?

- Как и раньше.

- А это ничего, что я по-прежнему буду говорить "Скилли"? Тебя же мама как-то иначе назвала... прости, не запомнила как.

- Ильталинго. А Скилли - детское прозвище. Я лет до пятнадцати был худющим, как скелет, вот меня братья и назвали... а оно приклеилось надолго.

- Бывает, - посочувствовала Мирольти. - Ильталинго звучит куда лучше Скилли... Таинственнее. Дорк, наверное, тоже прозвище?

- Нет. Уменьшительное от Камидориин.

Мирольти покусала губы, подумав, что многие мечтают вот так запросто встретиться с монархами, а ей без всяких мечтаний повезло. Хотя лучше бы не повезло. И все началось с того первого светобалетного представления, когда Дорк увидел Виотань...

Мирольти охнула. В суматохе о подруге забылось, а ведь ясно теперь, почему она рыдала. Дорк, наверное, рассказал, кто он, и что у их романа нет будущего. От такого любая девушка расстроится, и никакие утешения не помогут. Иначе заиграла сцена, когда радиал, стоя под дверью, твердил: "Я же не виноват!"... С одной стороны, конечно, не виноват. Разве он выбирал, кем родиться? Но с другой... зачем он остался вообще? Или у них с братом здесь какой-то другой интерес, а ухаживание за w-элелью показное, надуманный предлог жить на астероиде и заниматься своими тайнами?

- Получается, вы не просто так рвались у меня работать? - спросила Мирольти, сама не зная, что больше хочет услышать в ответ. Правду об очередных секретах или хоть слово надежды для подруги. - Вы же не случайно прилетели в "Лужу", верно?

- Не случайно. Мы искали ученого, бесследно пропавшего много лет назад. Наши СБ тщетно ломали крылья, пытаясь его отыскать. Все попусту. И вдруг его личный сигнал приходит с твоего астероида. Мы с Дорком оказались ближе всего и мчались, будто за нами гналось стадо драконов... Сюлледиума, помнится, налопались на всю оставшуюся жизнь, но все равно опоздали, Везгура тут уже не было.

- Я, кажется, видела его... Он такой маленький, растрепанный... я подумала, что пьяница. А его из парализатора... прямо у меня на глазах...

- Знаю. Ви рассказывала Дорку. А он мне, - признался Скилли.

Понятно. Значит, братьев интересовал только ученый, а бедная Виотань по-настоящему влюбилась. Что теперь с ней будет? Зурений верно подметил, сказав: "Не ты переживать должна".

- Интересно, Зу догадывался, кто вы?

- Это тебе скажет только он. И то если пожелает, ты же его знаешь.

- Ой, я только что сообразила, он-то родом с Биллезауса, значит, ваш подданный... Ему ничего не будет?.. - Мирольти вовремя остановилась. Зачем лишний раз напоминать, что Зурений командовал двумя венценосными особами. - То есть вдруг его накажут за... ну, за вольное обращение с вами?

- Чтобы наказать, его сначала поймать надо, - засмеялся Скилли. - Когда Зу удрать хочет (один, без компании), ему трех секунд хватает исчезнуть. И не смотри так, Мио, я его досье читал. Мужик как минимум семьсот лет развлекается ограблениями банков. Просто от скуки, если нет интересной работы, а весь улов может промотать за пару дней. Начал еще в подростковом возрасте, на родной планете, так что СБ Биллезауса будут рады встретить господина Зурения Легридо. Но "вольное обращение" с нами ему инкриминировать не станут.

- Точно?

- Абсолютно. Не переживай. Мы с Дорком не такие важные персоны, как ты думаешь. Мы дети "третьего десятка"...

- Кого? - вытаращилась Мирольти.

- Гм... У монархов-радиалов принято отпрысков... скажем, классифицировать по степени важности. Точнее, по вероятности попадания на трон. Самая большая у детей первой жены правителя, а потом учитывается очередность рождения. Первые десятеро воспитываются по этикету, в строгости и фактически себе не принадлежат, потому что один из них - наследник отца. У тех, что родились во втором десятке, жизнь полегче. Им тоже (на всякий случай) вбивают премудрости этикета, они получают прекрасное образование, но требования к ним другие. Попроще. Им больше дозволяется и прощаются мелкие шалости. А нас, детей третьего десятка, часто называют "вольные Буроры". Потому что все привилегии за нами еще сохраняются, а все остальное... Ну, как получится. Я родился двадцать первым, Камидориин (Дорк, то есть) - двадцать третьим. Мы - везунчики, можем носиться по всей Мирадуге, делать, что вздумается, и никого не спрашивать. А даже если мы что-то и учудим, мама (кстати, для тебя - бройшен Жуанисс) заступится.

Девушка слушала с интересом. Будто между прочим, Скилли заметил, что на своем астероиде Мирольти тоже что-то вроде монарха и единственная законодательная инстанция. Смущенная "инстанция" хихикнула и тут же услышала, что все очень серьезно и ей обязаны подчиняться даже всепространственно известные авторитеты. Никкея, помнится, говорил то же самое, но к чему эту тему затронул Скилли? К слову? Или потому, что эти сведения пригодятся в будущем? Может быть, в очень далеком.

Например, если кто-нибудь выдвинет обвинения против ее товарищей, достаточно напомнить, что все обитатели астероида находятся под защитой... или юрисдикцией?.. Нет, звучит как-то неправильно. Пусть будет "на автономной территории, не подчиняющейся"... Тьфу! Лучше у Ньгару спросить. Жалко, что этого раньше никто не упомянул, тогда проблема с наемными работниками превратилась бы в сущий пустяк. Хотя, может, эта информация все еще полезна для синекрылой. Надо рассказать ей... Но завтра.

Мирольти потерла глаза и украдкой зевнула.

- Это намек на то, что беседа тебе наскучила? - уточнил радиал.

- Не угадал. Сейчас я засну прямо здесь, на полу, и тогда сколько угодно думай, на что я намекаю.

Скилли помог девушке подняться и заботливо, точно как недавно Зурений, посоветовал идти спать.

Спросить о Виотань она так и не решилась. Братья хоть и "вольные Буроры", вряд ли относятся серьезно к случайным романам. А жаль...

Народ в "Луже" веселился с размахом. Тавири, в отсутствие Мирольти, Ньгару и Виотань, отлично вжилась в роль главнокомандующего вечеринкой и купалась в комплиментах гостей. Волшебные огни метались среди танцующих, от музыки воздух казался сладким и тягучим. Студенты чувствовали себя непринужденно, некоторые успели похозяйничать на кухне и довести прог-повара до истерики; жалобный сигнал "невозможно выполнить заказ" Мирольти расслышала еще у дверей. Кто-то забрался на выступ под куполом и швырялся орехами. Больше всех развлекались озабоченные Бумберты. Свернувшись плотными шариками, они падали вниз, стараясь попасть за декольте самых очаровательных бройшен.

Среди шумной веселой толпы нашлось всего одно хмурое лицо. Бройшен Талелия, кое-как втиснувшись в скромное платье Мирольти, торчала у стеночки, зажав в холеных пальчиках бокал с вином. Поджатые губки и надменный взгляд предназначались всем присутствующим и гласили "я выше этой глупой суеты". Но, к огромной досаде амберииль, в полумраке, разбавленном светом магических огней, все девушки выглядели красивыми и парни благоразумно избегали общества заносчивой незнакомки.

Заметив Мирольти, Талелия шарахнула бокалом по столу, расплескав половину вина, и двинулась навстречу, ловко расталкивая танцующих. Слова тонули в музыкальном грохоте, и для беседы пришлось отступить к водопаду, где было потише. Увидев плавающие в искусственной речке закупоренные бутылки, Мирольти заподозрила, что студенты испортили холодильник, а теперь охлаждают пойло таким примитивным способом.

- Где он? - заорала Талелия в ухо девушке.

- Кто?

- Он. Скилли. Я хочу извиниться. Где его найти?

- Там где-то, - неопределенно махнула триада, морщась от шума.

Силуэт Талелии быстро затерялся в толпе веселящихся. Мирольти, оставшись у водопада, старалась расслышать плеск воды и от всей души надеялась, что Скилли не поддастся очарованию амберииль. Ради справедливости.

Окруженная медленно танцующими парами, Мирольти присела на камни и незаметно для себя заснула. Ей снилось, что Иен подхватил ее на руки и кружит в такт музыке. А перед тем как уйти в обжигающую темнотой и беззвучием даль, он пообещал, что вернется...





***

- ...Да я бы на нее весь аквариум выплеснула! - рассерженный голосок Тавири звенел над ухом.

- А может, пусть спит? Она устала, ты же знаешь, как ей досталось, - осторожно возразила Канти.

- Как бы ей ни досталось, но дрыхнуть вторые сутки подряд - это слишком!..

- Как вторые сутки? - подскочила Мирольти, хватая ртом воздух. С ресниц сорвалось несколько капель воды и на щеках ощущалась влага, не иначе w-элели в отчаянье прибегли к крайним мерам. Тавири и Канти, сидящие на вышитой сердечками подушке, лениво переругивались и выдергивали из рисунка бисер. За окном ярко светило солнце... Солнце??? Здесь, на астероиде?

- Что произошло? - триада вертела головой в поисках источника изменений.

Но кроме слепящих лучей, бьющих в окно, все осталось прежним. Комната, десятки подушек на полу, аквариум с рыбками, кружевная ночнушка... Стоп!

Мирольти помнила, что заснула у водопада, убаюканная плеском... Но кто ее перенес в комнату, переодел и уложил в кровать? Кто?! W-элели этого сделать не могли, значит, постарался кто-то из радиалов. При мысли, что ее могли видеть обнаженной Дорк, Скилли или, тем более, Зурений, триада покраснела.

- Да не дергайся так, Мио, - ухмыльнулась Тавири. - Шент разодрал бы любого мужика, посмевшего к тебе притронуться, ты же знаешь. Он разрешил Дорку принести тебя, а переодеванием занимались девушки-студентки.

- А где Виотань?

- Жива и здорова, - заверила Канти, и, переглянувшись, w-элели захихикали.

Мирольти тоже хотелось узнать причину веселья, и подруги, сжалившись, принялись рассказывать.

Склонившись над умывальником, триада слушала сбивчивую речь, заправленную смешками и многозначительными паузами, и понимала, что проспала океан интересных событий.

Дорк, получив возможность зайти в комнату к Мирольти, схватил Виотань в кулак и пообещал держать, пока не скажет все, что задумал. А потом уволок. Талелия полночи изображала невинное существо и притворялась, что безумно раскаивается. Наутро Скилли вытолкнул ее за дверь своей комнаты, сказав на прощание: "Было приятно познакомиться", и Домериан заверил, что месть приведена в исполнение. А едва амберииль попыталась что-то вякнуть о возможных последствиях, w-элели прочли ей лекцию на тему "здесь тебе не Плеаддис, и разнорасовые пары бездетны". В ответ на это бройшен Талелия выплеснула такой богатый словарный запас, что некоторые слушатели поныне тихи и задумчивы.

Нагулявшиеся вволю студенты поблагодарили за чудесные каникулы и отбыли домой. Никонелиэн весь день работал амортизатором настроения бройшен Жуанисс, и только благодаря этому амберииль отправилась в скуттере к ближайшей астробазе, а не поатомно в новое рождение.

- Кстати, Мио, а ты знала, что Дорк и Скилли такие важные типы?

- Нет, - мотнула головой девушка, натягивая брюки. - Сама чуть в обморок не шарахнулась, когда услышала. А что?

- А то. Вчера сразу после ужина Дорк и Виотань сообщили, что они поженятся.

- Отсохни мои ноги! - Мирольти упала в кресло. - И бройшен Жуанисс не возражала?

- Ни слова.

- Я должна пойти их поздравить.

- Сейчас бесполезно. Они наверняка спят, - Тавири постучала сапожком по шкатулке, слегка досадуя, ведь завидный жених достался не ей, а Виотань. - Да, есть еще новости. Полчаса назад рядом с астероидом завис гигантский лайнер, который врубил прожектор и теперь вращается рядом, исполняя обязанности солнышка. А Ньгару просила передать, что юридические вопросы решились сами собой. Узнав, что на астероиде одновременно вертятся Капитан Африка, Кодорский и трое Буроров, все твои бывшие работнички дружно засунули претензии глубоко и надолго. И теперь можно спокойно лететь, куда душе угодно.

- Пилота нет...

- Так мы для этого тебя и разбудили, - Канти возбужденно сверкнула крыльями. - У нас дома есть знакомый пилот-космогонщик. Он любит тягаться по мирам даже просто так, для интереса. А ради хорошей работы он куда угодно примчится.

- W-элель?

- Нет.

Мирольти подумала, что гонять парня издалека глупо. И хотела сказать девушкам, что найдет кого-нибудь в соседней звездной системе, но, заметив, промелькнувшую за окном тень, моментально забыла о пилоте.

- Не поняла... Это еще что такое?

- Особая группа элитной армии Буроров. Милейшая бройшен Жуанисс лично предупредила, что беспокоиться не о чем, - Тавири мечтательно прикрыла глазки. - Представляешь? Третья супруга правителя старейшей в Мирадуге династии монархов, а беседовала с нами, как с давними знакомыми. Она сказала, что вояки прилетели не за нами...

- А за?.. - начала Мирольти и осеклась. Вот на кого давеча намекал Скилли! На свою мамочку, которой нужен... Конечно!

Подхватив с пола свитер, девушка вылетела из комнаты, и, проклиная длинные коридоры помчалась к медпункту. Но, добежав до главного холла, с ужасом поняла, что опоздала. Воины в сине-белой форме вели скованного Зурения на причал. Местер Кодорский наблюдал за этим внешне безразлично, но, кажется, многое отдал бы, чтобы на месте конвоиров оказались его парни.

- Всем ни с места!! - заорала Мирольти, останавливаясь на пути эскорта.

Идущие замерли, глядя на девушку, как на досадную помеху.

- Это мой астероид и здесь я командую! Немедленно отпустите моего работника, - приказала она.

Конвоиры не шелохнулись, буравя взорами неизвестную точку схода, зато пегас заинтересованно подошел ближе.

- Я непонятно выражаюсь или вас глухими в армию набирают? Построились в колонну по двое и марш отсюда!

Кипя от негодования, девушка что есть сил пнула ближайшего вояку под колено. Пошатнувшись, здоровенный радиал сделал шаг вперед.

- Чудесно! Хотя бы одного не парализовало! Вот и продолжай топать дальше. Или мне пинать каждого?

- Бройшен Мирольти. Этот мужчина, - венценосная Жуанисс указала на Зурения, - опасный преступник.

- Может быть, - согласилась девушка. - Когда он появится на Биллезаусе, арестовывайте его сколько угодно. А здесь ваши законы не действуют.

Бройшен Жуанисс кивнула своим бойцам и величественно удалилась, но издалека следила за освобождением мага-боевика. Скилли за ее спиной показал триаде знак "молодчина!" и ловко увернулся от материнского подзатыльника.

Слушая чеканный грохот кованых ботинок, затихающий на причале, Мирольти прижималась к Зурению и тихонько всхлипывала. На сердце постепенно затихал ураган, и теплело от благодарного шепота "Спасибо, водяшечка, спасибо, милая".

- Ну, потискались, и хватит, - Тавири бесцеремонно приземлилась к радиалу на плечо. Недавнюю сцену с пленением она пропустила, задержавшись по дороге у зеркала. - Мио, ты спросонья безумно странная. Бегаешь по астероиду в нижнем белье, словно решила заменить Талелию, и в таком виде пристаешь к мужчинам...

Девушка вскрикнула, сообразив, что до сих пор держит свитер в руках. Хорошенькое зрелище, бедные вояки, наверное, сейчас помирают от смеха. А лиловоглазый паршивец, конечно же, пользуется этим даже в такой момент.

Натянув свитер, Мирольти оглянулась. Холл опустел. Народ разошелся, то ли из деликатности, то ли по делам. Взяв с Зурения обещание сразу отправится в "Лужу" и не искушать присутствием ни бройшен Жуанисс, ни федералов, триада наконец-то успокоилась. Подгоняемая Тавири и Канти, она нехотя шла в башню управления, чтобы связаться с пилотом. W-элели самозабвенно болтали. Сначала о том, как сказочно повезло Виотань, потом о неизвестном пегасском красавчике, разгуливающем по мотелю. А триада радовалась, что девушки не знают, кем восхищаются. Иначе тихо сидели бы в своих комнатках. Молодец Зурений, научил Домериана иногда молчать.

- Мио, смотри, это он! - восторженно засверкали крыльями обе w-элели.

Вопрос "кто?" застрял у триады в горле. У ступенек в башню управления стоял местер Кодорский, изящно опираясь на поручень. Элегантный наряд, магнитный взгляд и загадочная улыбка - все на месте. С протяжным двухголосым "о-ох!" Канти и Тавири, кокетливо сверкая крылышками, завертелись вокруг.

- Бройшен Мирольти, - таинственным голосом заговорил Арнес, протягивая девушке узорную шкатулку, - выходите за меня замуж.

W-элели сразу же позабыли, как летать, и, чтобы не свалиться на пол, вцепились в бирюзовые локоны ошалевшей триады.

- Вы не знаете, как определить, я уже сошла с ума или только в процессе? - спросила она у забившихся в прическу подруг. Ответ пришел вялым и неразборчивым писком.

Кодорский, довольный произведенным впечатлением, ждал, спрятав улыбку в уголках губ.

"С одной стороны, если за такого выйти замуж, вся Мирадуга обзавидуется", - подумала Мирольти, одурманенная пегасским обаянием. Но с другой стороны, эта рожа даром что красивая, а наверняка задумала какую-то очередную пакость. Например, стать хозяином на астероиде и командовать по закону. И заполучить то, что совсем недавно ускользнуло из рук бройшен Жуанисс, а именно Зурения. Мага-боевика и бывшего сотрудника МПП, наверняка знающего кучу полезных для ИФИ секретов. Или пятитар его знает, этого четвероногого, зачем ему астероид?

На всякий случай, отпрянув от шкатулки, Мирольти избегала смотреть в лицо неожиданного жениха и пялилась на свои белые носочки. На ногах точно должно быть что-то еще, но что? Про обувь так и не вспомнилось.

- Скажите честно, местер Кодорский, - из прически донесся новый "ох!", - это вы так решили компенсировать мне потерю любимого?

- Почему вы, бройшен, не допускаете, что я очарован вашей отвагой?

- Идите вы со своими шуточками...

Мирольти запнулась. Все-таки перед ней не мальчишка из соседнего дома. Чтобы скрыть замешательство, она попросила w-элелей подождать наверху. Девушки тотчас же исчезли за лестничным поворотом.

- Местер Кодорский, вам же не нужна супруга, правда? - Мирольти отважно встретила чарующий пегасский взгляд. - То есть, наверное, вы хотите получить не меня, а нечто другое...

Арнес молча вертел в руках шкатулку. Мирольти не взялась бы угадать по бесстрастному лицу, что он думает и как воспринимает услышанное. Она села на ступеньку, проклиная затянувшуюся паузу и свое неумение поддерживать разговор.

- Почему вы молчите? - наконец сдалась девушка.

- Жду вашего "да".

- Не дождетесь, я не хочу выходить за вас замуж.

- Почему?

"Вот сволочь! Что он себе позволяет?" - мысленно возмутилась она.

- Хотя бы потому, что я с вами помру от скуки раньше, чем вы решите меня убить и превратиться в безутешного вдовца.

- Думаете, мне нечем развлечь девушку?

- Меня пугает как раз обратное. Я наслышана о ваших комнатах пыток и секретных лабораториях.

С видом оскорбленной добродетели Кодорский ударил в пол блестящим копытом. Мирольти осознавала, что в другое время и в другом месте получила бы этим самым копытом в лоб. Как минимум. Хотя и раздражение федерала понятно: тому, у кого миллионы подчиненных, слышать отказ дико и болезненно. Только щадить чувства гостя триада не собиралась.

- Местер, обычно в подобных случаях говорят "давайте останемся друзьями", но в нашей ситуации больше подойдет другая фраза. Например, "давайте вы прозаически возьмете перья в зубы и исчезнете вместе со своими воинами и помощником".

- Вы невежливы, бройшен, - в голосе пегаса отчетливо проступала укоризна. - И, тем не менее, я сделаю так, как вы сказали, - Арнес спрятал загадочную шкатулку. - Я оставлю это на память о неудачной попытке сватовства, - пояснил он и с достоинством удалился.

Дрожащая триада еще долго сидела на лестнице, боясь поверить, что местер Кодорский действительно ушел, а она осталась жива. Может, это временно, пока Буроры и Никонелиэн поблизости, а как только они улетят, федералы вернутся, чтобы избавиться от свидетелей. И тогда Мирольти пожалеет, что не согласилась...

Мимо промчались Бумберты верхом на флисенсе, весело гикая и смеясь. Будто существа из другой реальности - беззаботные, шумные. Триада сразу вспомнила, что ее ждут, и помчалась вверх, перепрыгивая через ступеньки.

Тавири и Канти бросились навстречу, готовые расспрашивать и, возможно, поздравлять.

- Ни слова! - предупредила Мирольти. - Ни единого. Вы не видели ничего, а я не слышала. С нами случилось мелкое коллективное помешательство. Ясно?

W-элели синхронно кивнули.

И опять затараторили, на этот раз о пилоте, расписывая, какой он высокий, сильный, веселый и еще миллион всяческих достоинств. Словом, настоящий уникум, которых в природе не встретишь. Мирольти слушала рассеянно, изредка бросая короткую реплику для поддержания беседы. Но приглашение все-таки отправила, изрядно намучавшись, чтобы получилось и официально, и дружелюбно.

Проснувшийся наконец-то организм потребовал еды, о которой из-за волнений забылось. Уже предвкушая завтрак, триада встала, и в этот момент мигающий огонек сообщил о новом послании. Любопытство быстро сменилось легким недоумением - пришел ответ пилота.

"Терпение, крошка, лечу. Через пару часов буду на месте", - прочитала она.

- Девушки... кажется, вы должны мне кое-что объяснить... Когда я хотела нанять пилота в соседней галактике, то столкнулась с кучей бюрократических проблем. Даже при всех оформленных документах на перелет уйдет минимум три дня, а этот ваш знакомец уже летит... причем не из соседней галактики, а из дальнего измерения.

- Так раньше арли Машес тебе крылья узлом завязывал. И всем пилотам...

- Ладно. Допустим, без его козней путешествие сократится до двух суток. Но не двух часов. Никак.

- Он же космогонщик на собственном скоростном корабле, - попыталась выкрутиться Тавири.

- Не получается, - безжалостно возразила Мирольти.

Канти, опустив крылья, согласилась, что рано или поздно все станет известно, поэтому скрывать факты бессмысленно. Повздыхав немного, w-элели признались, что вызвали пилота уже давно. Только пригласили его, как гостя.

- Помнишь, мы разрешения спрашивали товарища позвать... Вот, это он. Зовут Чандиан, 28 лет...

Триада подозрительно рассматривала мнущихся подруг.

- Ну, смелее, что вы еще утаили?

- Он это... - Тавири взмахнула ресницами и потупилась, - он водноногий. Мы подумали, что если Иена нет...

- Я быстрее забуду его с другим?

- Мы же не знали, что Иен убит.. Извини, Мио. Нам Домериан сказал только сегодня утром...

Канти умоляюще сложила руки, высматривая в глазах Мирольти прощение, а Тавири бестолково теребила крыло, просыпая на пульт вспыхивающие чешуйки. Триаде перехотелось сердиться. Девушки-то ничего плохого не замышляли, наоборот, решили сделать жизнь подруги чуть счастливее. Только просчитались немного.

Выпроводив обескураженных w-элелей завтракать, Мирольти осталась наслаждаться одиночеством. Есть перехотелось, думать было страшно. Все мысли неизбежно приводили к любимому. К вопросу, жив ли он. Пытаясь удрать от болезненных раздумий, она крутилась в кресле, бесцельно нажимала кнопки личного комма или пялилась на звезды.

Свалившийся из-под купола Домериан снова взялся за бумбертовские штучки и потерпел неудачу, но сдаваться не собирался. Еще пару раз он взлетал и падал, а потом все-таки умудрился приземлиться к Мирольти на колени, эффектно "брызнув" сверкающими крыльями. Лишь успокоившись, он вспомнил, что явился поделиться новостями.

И сразу ошарашил сообщением, что Буроры отбывают. Скилли с Дорком, может, и рады бы остаться, но бройшен Жуанисс рвется туда, где подчиняются ей. Хотя бы на свой звездолет. Большинство w-элелей решили вернуться домой. Во-первых, многие скучают за родными, во-вторых, без Виотань светобалетная труппа работать не сможет, а в-третьих, господа монархи отправляются в фиолетовое измерение, чтобы познакомиться с родителями невесты, и подвезут всех желающих с почестями и комфортом.

- Вы меня бросаете!?!

- Как раз я тебя не бросаю, - успокоил девушку зеленокрылый. - Я давно мечтал стать космическим многозубом, а здесь такая возможность. Никакого светобалета, и можно путешествовать по разным галактикам. В общем, я и Ньгару хотим остаться... Если ты не против.

- Какое там "против"? Наоборот...

Мирольти обиделась, что о ней все забыли. Наверняка пакуют вещи, суетятся... но каждый мог найти минутку, чтобы сообщить о предстоящем отъезде.

- Мио, что ты! Мы тебя не хотели расстраивать... Вчера весь день раздумывали, как это сказать... И я вызвался тактично сообщить обо всем. И сообщил, разве нет?

Девушке сразу вспомнилось настойчивое желание Тавири и Канти познакомить ее с пилотом. Теперь ясно, почему они так спешили и волновались. Статус гостя девушек, которые уже покинули астероид, проигрывает по сравнению со статусом наемного работника. И теперь Мирольти придется заботиться о парне. Может, оно и к лучшему, во-первых, будет Зурению собутыльник, а во-вторых... Нет. Никаких "во-вторых" не будет.

Домериан болтал, не умолкая, словно желал выговориться за всех. О том, что Бумберты через год-два прилетят снова, потому что им обещан в подарок новый скакун. О том, что Ньгару собирается написать для астероида целый свод законов. И о том, что больше не придется воевать за место у головизора с некоторыми бордовокрылыми. Внезапно w-элель оборвал речь на полуслове и ринулся в воздуховод, забыв извиниться или объяснить свое поведение.

- Что случилось? - крикнула Мирольти ему вслед.

- Ничего. Он услышал, как Ньгару плачет, - ответил луа-кристалл, и появившиеся над пультом искры собрались в огненный шарик с лучиками-завитками, похожий на солнышко из детских рисунков.

Боясь верить в происходящее, триада вжалась в кресло. Неужели все начинается сначала?

- Тебя же взорвали! - прохрипела она, хватаясь за спасительный аргумент.

- Нет. Взорвали не меня... не совсем меня, а только то, без чего я мог обойтись. Мой замысел сработал, ты посчитала меня вредным хамом и спокойно отдала.

- Ага... значит, я отдала подделку?

- Тоже нет. То, что ты видела, действительно создано в лаборатории Кодорского. Плюс немного магии (чтобы светить и говорить) да пакостный характер, скопированный в и-сети. Пришлось, увы, пожертвовать кристаллическим телом с цветными трубочками, хотя оно мне нравилось.

- А где ты сейчас?

- Переселился внутрь астероида. Эта каменная глыба показалась мне подходящей заменой, я обжился внутри, - солнышко блеснуло озорными глазенками. - Мио, ты напрасно боишься. Я знаю, что тебе досталось, но иначе было нельзя.

- Безобразие! - возмутилась девушка. - Тот лже-кристалл меня чуть не ослепил...

- Прости.

- ...швырял на стены...

- Извини.

- ...и грозился отрезать мне ноги!

- Ну, пожалуйста, не сердись, Мио! Никонелиэн обещал вмешаться, если понадобится. А на самом деле я хороший. Правда, хороший!

- Да? И чем же ты хороший? Из-за тебя погибло столько народа... Федералы, МПП-шники...

- Они все остались живы. Даже арли Машес и бройшен Тирена. Взрыв уничтожил только маг-нейтрализатор, звездолеты и мое кристаллическое тело. А всех остальных я отправил на ближайшие астробазы. Кого в лечебницу с амнезией, кого в путешествие с ложными воспоминаниями, правда, изменил им внешность немного. У арли Машеса теперь густая шевелюра, такая, о какой он мечтал, а бройшен Тирена... в общем, ее воинственные настроения пущены в мирное русло. Ты же говорила, что убивать плохо, и я не хотел тебя расстраивать.

Мирольти вздрогнула. Ничего себе "не хотел расстраивать"! А кто всего несколько дней назад жаловался на ограничение способностей? Стоит признать, Никонелиэн хорошо обучил его пользоваться магией. А если бы нет? Заниматься по самоучителям при таких возможностях... брррррр... Мало не покажется.

- Знаешь, о чем я подумала?

- Нет, конечно! Ты же не разрешаешь читать мысли...

- Это такое выражение. Я подумала, что надо дать тебе имя, раз уж ты остался жить с нами.. Хотя, если ты - весь астероид, получается, мы живем на тебе?.. Дурацкая ситуация, - смутилась Мирольти. - Но все равно, не могу я к тебе обращаться "луа-кристалл"!

- Это правильно, - запрыгало солнышко, разбрасывая веселые искры. - И как ты меня назовешь?

- Ларадин. Так зовут моего братишку, который большой проказник, от него, как и от тебя, ожидать можно чего угодно.

- Мне нравится! - лучики свернулись тугими спиральками, казалось, будто огонек довольно жмурится.

Триада надеялась, что характер у этого Ларадина останется покладистым. Иначе и сбежать не удастся...

- Я рад, что вы нашли общий язык, - Никонелиэн появился в центре помещения и устроился в кресле подальше от Мирольти. Видимо, за часы, проведенные рядом с бройшен Жуанисс, полный щит ему надоел. - Только учти, Мио, чем меньше ты станешь рассказывать о луа-кристалле, тем лучше.

- Это чтобы Кодорский не узнал?

- Чтобы он не узнал раньше времени. Не обольщайся, Арнес однажды догадается.

- Кажется, он уже... - опечалилась Мирольти, вспомнив предложение о замужестве.

- Нет, - рассмеялся чародей. - Это он руны ясновидения решил выложить, но забыл как, и такого себе напророчил...

Никкея от всей души потешался.

- Ох, - похолодела Мирольти. - Значит, местер Кодорский вернется?

- Обязательно вернется. Но к тому времени Ларадин разберется в магических премудростях и сумеет тебя защитить, так что успокойся.

- Не выйдет. Этот четвероногий не одной мне угрожает, от него вся Мирадуга плачет. Да, я ничего не смыслю в политике, но еще больше не понимаю, зачем ты помогал этому чудовищу, пивом угощал, - девушка подалась вперед. - Ты же мог покончить с ним, здесь, на этом самом месте. Почему ты отпустил его?

- А почему ты помчалась спасать Зурения? Думаешь, если он меньше народа погубил, то он меньшее чудовище?

- Зу - мой друг! - Мирольти возмущенно подскочила в кресле. - Как можно сравнивать?..

Чародей слегка приподнял бровь, но промолчал. А она, стыдясь собственной глупости, закрыла лицо ладонями. Ну, конечно! Они тоже друзья, эти двое.

- Почти так, - усмехнулся Никкея, подбросив любимый сверкающий мячик.

Наверное, радиал мог еще многое добавить, но зачем? Перед кем он должен оправдываться за свои поступки? Уж точно не перед Мирольти. Наверное, страшно дружить с почти врагом. С тем, кого ненавидят в миллионах измерений, не просто так ненавидят, а имея веские причины. И всем известно, что Кодорский и Никонелиэн часто оказываются по разные стороны конфликтов...

Мирольти сильнее вжалась в кресло, ощутив затылком металлический холодок улавливающих пластин. Она и сама не заметила, как оказалась на месте, где сидел любимый. Мягкая обивка когда-то чувствовала его прикосновения и сохранила память о тепле. Если затаить дыхание, можно представить, что сидишь в объятиях Иена.

- Никкея, ответь, пожалуйста, Кодорский мог скрыть правду, сказать что мой... - девушка покраснела, - мой товарищ убит, а на самом деле держать его где-нибудь?

- У Арнеса незыблемое правило: не врать. Но чтобы выудить у него даже пустяковые сведения, надо постараться.

- Да пусть он подавится своими сведениями, мне бы только одно узнать... - девушка оборвала фразу, будто испугавшись ее продолжения. - Понимаешь, Никкея, все решили, что я обидела Иена, а теперь, наверное, считают меня черствой, потому что я не горюю о нем. А я просто не верю в его смерть...

- Правильно. Лучше верь, что он жив и обязательно вернется.

- И тогда это сбудется? - с надеждой спросила она, вспомнив свой сон.

- Может быть. Если ты сильно захочешь, - уклончиво ответил чародей, и, поймав шарик, встал. - Мне пора идти, Мио. Дела ждут. Спасибо за все, и прости, если я тебя чем-то обидел.

- Что ты! Это тебе спасибо!

Никонелиэн прощально улыбнулся, приложив руку к груди, чуть поклонился и исчез. Будто не было. А Мирольти сидела и почему-то ждала, что он вернется. Расставание получилось неправильным, слишком коротким. Нет, долгие прощания куда хуже, но такая внезапность, пожалуй, чересчур...

Как назло, Ларадин притих и на зов не откликался. Чтобы разбавить оглушающее безмолвие, Мирольти включила музыку, и сразу же мысленно унеслась вслед за мелодичными переливами. Душа просила дождя. Ливня. Раскатов грома, темных грузных облаков и пузырящихся луж, по которым можно пробежаться босиком и чуть-чуть взлететь навстречу каплям, падающим с небес.

Шум грозы стал почти реальным и по стенам полоснул отблеск зеленой молнии. Но вместо того, чтобы погаснуть, свет усиливался.

- Попалась! - рявкнул за спиной Мирольти знакомый, но чем-то непривычный голос.

Она испуганно выглянула из-за спинки кресла и завопила. В центре помещения стоял высокий, на голову выше самой триады, мускулистый парень. Только... не какой-то чужак, а Домериан.

- Мио, прекрати орать, - потребовал он, и девушка послушно онемела. - Лучше скажи, как я тебе? Нравлюсь?

Он расправил все восемь пар сверкающих крыльев и картинно замер. Мирольти промычала в ответ что-то невнятное и мысленно признала, что прежде не понимала истинного значения слова "выэлеливаться".

- Тяга, правда? - радовался парень. - Это мне Никкея амулетик подарил, и Ньгару получила такой же. Раз уж мы остаемся, я должен тебя защищать. Ну, и все остальное...

Он ловко вытащил девушку на середину комнаты и завертел в такт музыке. Триада двигалась, подчиняясь сильным рукам, соображая, как быть дальше.

- Ты еще очаровательнее, когда мы одного роста! - воскликнул Домериан, любуясь Мирольти, будто впервые.

- Польщена, - хмуро отозвалась она, старательно глядя в пол. Восемь пар слепящих почти трехметровых крыльев без предупреждения воспринимались тяжело. К тому же с маленьким w-элелем общаться проще. Как назойливого ребенка, его можно смело отругать, дать щелчок-подзатыльник или дунуть посильнее, чтобы отогнать. А когда малыш вырос до нормального роста, обнаружилось, что он не такой уж и малыш. И, перенимая у Зурения словечки и манеру поведения, отлично преуспел...

Видя замешательств девушки, w-элель уменьшился до привычного размера, но поглядывал на Мирольти с видом будущего собственника.

- Идем. В "Луже" тебя ожидают два сюрприза. Первый от Никкеи, а второй - сам по себе.

- Хорошо, пусть будут сюрпризы, - обреченно согласилась она.

Тангродия отцвела, и можно было смело идти через оранжерею. Пробираясь сквозь заросли, триада слушала восторженную болтовню о том, что еще день-два и распустятся нюнтретисы. Синие с нежными фиолетовыми прожилками бутоны проглядывали сквозь листву и сулили необыкновенное зрелище, но девушка, так давно ожидавшая это событие, осталась равнодушна.

Перед входом в "Лужу" зеленокрылый потребовал от Мирольти закрыть глаза, иначе сюрприза не получится. Она старательно зажмурилась, гадая, что ее ждет. Как ни поверни, а местер чародей умеет загнать в тупик своими подарками. Амулетик Домериану - та еще головная боль. Или Никкея увидел в будущем необходимость такого заклинания?

- Можно смотреть, - разрешил зеленокрылый.

И Мирольти ахнула. По стенам "Лужи" плавали нарисованные рыбки. Сотни, а, может, тысячи. Созданные разными художниками в разных стилях, они носились диковинными косяками и потешно суетились. Были здесь реалистичные изображения, чудаковатые картинки из кривых линий, коллажи из лоскутков... Запрокинув голову, Мирольти разглядывала подаренное чудо и внезапно обнаружила что-то знакомое. Ее рыба с шашлычными внутренностями и сердечком в глазу приветливо махала плавником. А рядом плавала "красавица" с тремя глазами, так неудачно скопированная из журнала. Повертев головой, Мирольти обнаружила всех рыбок, которых рисовала. Видимо, Никкея "выудил" их под слоями краски и отпустил плавать с остальными. Слегка подправленные умелой рукой настоящего художника, они выглядели смешно и мило. И совсем не страшно.

- Здорово, правда? - спросил Домериан.

- Невероятно! - согласилась девушка, не в силах наглядеться на подарок. Это ведь то, о чем она мечтала. Точнее, намного лучше. - Но ты говорил, что есть и второй сюрприз?

- А... есть, - поморщился w-элель. - Вон сидит и пялится на тебя бессовестным образом.

Мирольти обернулась, куда указывал Домериан, и увидела незнакомца, вокруг которого вертелись Тавири и Канти.

"Мутная вода! Я и забыла про пилота!" - ужаснулась она, бешено соображая, куда его селить и какой работой обременять. Понятное дело, что нужно улетать, но в какую сторону? Об этом до сих пор как-то не думалось.

Девушка подошла ближе, чтобы познакомиться с новым гостем.

- А ты очень даже ничего, крошка, - отметил парень и, представившись, галантно поцеловал ей руку.

Его проникновенный взгляд, по замыслу, должен бы растапливать нежные девичьи сердца, но Мирольти лишь вежливо улыбнулась. Подобные штучки после фантастического очарования Кодорского выглядели бледно и смешно. Особенно раздражали приторно-сладкая улыбочка и вычурная бородка, которую Чандиан разглаживал каждые пять минут.

- Ну, милые, - триад повернулся к Тавири и Канти, - можете не беспокоиться, ваша подруга в надежных руках. Я не позволю ей тосковать.

Домериан опасно вспыхнул, девушки, похоже, рассказавшие знакомому намного больше положенного, отвернулись и усиленно разглядывали рыб. Появление остальных w-элелей вытеснило из мыслей Мирольти гневные слова. Крылатые кокетки с восторгом носились вокруг нового пилота, смеясь на все голоса. Парни что-то бурно выговаривали зеленокрылому. Не хватало только Виотань, которой наверняка было чем заняться. Появившийся неизвестно откуда Шент с присущей ему бесстрастной иронией захватил внимание Чандиана и увел смотреть комнату. Мирольти подумала, если провести наедине с сородичем хотя бы минуту, подружки лишат ее покоя бесконечными смешками. Хорошо, что кериз взял на себя обязанности хозяина.

- Чего эти дурочки так разволновались? Эка невидаль, мужик, - Ньгару, устроившись на плече триады, смотрела вслед уходящему пилоту и кривилась. - Только не говори, что он тебе понравился.

- Я пока ничего не говорю, - дипломатично ответила Мирольти. Принадлежность Чандиана к водноногим триадам, увы, не делала его приятным мужчиной.

- До омерзения самовлюбленная морда, - не унималась синекрылая. - Держу пари, он в календаре отмечает, сколько ему за день комплиментов отвесили. И, если мало, становится перед зеркалом и дохваливает себя до нужного уровня.

- Может, он давно не погружался? У меня тоже портится характер, если я долго без магии...

Ньгару сердито передернула крылышками, но промолчала.

В суматохе Мирольти не сразу заметила робота, выкатившего любимую тележку флисенса, груженую большущими чемоданами и крохотными сумками. Увы, главный сюрприз оказался печальным. С тем, что друзья скоро уедут, триада уже смирилась. И даже уговаривала себя радоваться, ведь они столько прожили рядом, хотя могли вернуться домой сразу. Но когда оказалось, что расставание близко, слезы сами навернулись на глаза.

Рыдающая Мирольти очнулась, только когда поняла, что ее утешают и Виотань, и Дорк, и Скилли... И, конечно, все w-элели.

- Мы же не навсегда уезжаем, - твердила златокрылая подруга. - Мио, родная, не плачь! Вот увидишь, мы к тебе будем часто приезжать.

Триада уткнулась в протянутый кем-то платок и кивала, не в силах вымолвить ни слова.

- Мы уладим все бюрократические дела и вернемся на месяц-другой, - подтвердил Дорк. - К тому же мы встретимся на свадьбе, ты ведь приедешь, верно?

Мирольти снова кивнула, потом что-то кому-то обещала и выслушивала обещания других...

...А после еще долго глядела туда, где растворился огромный межзвездный лайнер с друзьями на борту.

Всего несколько часов назад астероид бурлил жизнью, и хотелось спрятаться от шума. А теперь хотелось прятаться от тишины, разбавляемой лишь тихими всхлипами Ньгару и робкими попытками Домериана пошутить в духе Зурения...

- Кстати, а где Зу? - встрепенулась Мирольти. - Я не помню, чтобы он выходил прощаться. Неужели его так напугала армия Буроров?

- Нет, Мио, - синекрылая швырнула использованный платок на пол и вытащила новый. - Он тоже улетел. Под шумок, пока его не сцапали вторично, отыскав какой-нибудь юридический предлог или просто так...

- Улетел? - переспросила триада. - Совсем улетел? И не попрощался со мной?

- Он ни с кем не прощался... Я случайно заметила, как он уходит, - Ньгару отбросила второй платок, достала сигарету и задымила, расхаживая по тонкому парапету. - Думаю, Зу боялся, что ты... или я отговорим его улетать. Ты же знаешь, какой он независимый. У него хвост узлом скручивался от мысли, что Тирена его обыграла, а мы с тобой пострадали. Вдобавок ты его у Буроров отвоевала... Большего удара по самолюбию и профессиональной гордости он за последние сто лет не получал, и теперь будет носиться по Мирадуге, пока не устроит какой-нибудь широкомасштабной дерзости. Точнее, глупости.

Не долго думая, Мирольти нашла в комме номер Зурения и нажала "вызов". Радиал отозвался сразу, будто ждал сигнала.

- Зу!!! Как ты мог?!

- Водяшенька, милая, тише! У меня от твоего крика перепонки на крыльях потрескаются.

- Лучше бы они вовсе отвалились! - Мирольти топнула и сжала кулак в бессильной обиде. Врезать бы сейчас этому негодяю! - Хотя бы "до свидания" сказал. Неужели это трудно?

- До свидания, милая! - немедленно откликнулся тот, демонстрируя, что сказать необходимое очень легко. - Только не вздумай лить слезы! Тебе скоро будет не до меня, еще благодарить будешь, что я улетел. Теперь любой желающий может тебя домогаться круглосуточно, без помех в моем несравненном лице...

- Ты опять! - Мирольти закатила глаза. - Зурений, учти, ты - мерзавец.

- Зато я очаровательный, а это компенсирует любые недостатки.

- Молчи, вредный. Пообещай мне одну вещь...

- Одну?

Триада зарычала.

- Все понял. Сегодня же пришлю тебе хороший автоматический рычатель с подсветкой...

- Зу!!

- Ладно, молчу и внимательно слушаю. Чего ты хочешь?

- Чтобы ты вернулся, - ответила Мирольти, покосившись на кусающую губы Ньгару. - Или дай слово, что праздновать свое девятисотлетие ты обязательно прилетишь ко мне.

- Я подумаю, водяшечка. Может, и правда вернусь... когда-нибудь.

Экран комма погас. Вздохнув, синекрылая с опечаленным видом села на краю парапета и сказала, что предполагала такой исход, а триада задумалась, можно ли было предотвратить отлет Зурения.

- Слушай, Ньгару, - вскинулась Мирольти. - Скилли рассказывал, что Зу, если хочет, исчезает сразу и для всех. Не может быть, чтобы ты случайно заметила его уход

- Ладно, - сдалась w-элель, глубоко затянувшись. - Не случайно. Он меня позвал...

- Это еще зачем? Предлагал с ним удрать? - Домериан с любопытством завис перед синекрылой. Похоже, он знал намного больше, чем триада могла бы нафантазировать. - Или хотел на тебе жениться, как Дорк на Ви?

- Наоборот, - туманно ответила Ньгару, выпуская колечко дыма.

- Что именно наоборот?

- Не жениться, а развестись.

Мирольти поперхнулась, а Домериан с открытым ртом шлепнулся на парапет. Синекрылая апатично курила.

- Вы реагируете как дети. Мы всего часов семь женаты были. Ему документы понадобились с новым именем, вот и все...

Триада заподозрила, что это отнюдь не все, по крайней мере со стороны Ньгару, но развивать эту тему побоялась. Так недолго и обидеть кого-нибудь. Домериан попытался брякнуть что-то ехидное, но сравнил свою голову с показанным ему кулаком и промолчал. Мирольти, подхватив грустную подругу, бросила последний взгляд на звезды и побрела в мотель.

Невольно подумалось, что теперь все дела завершены, разрешения получены и в Линдии больше ничто не держит.

Крохотная процессия вошла в холл, где Чандиан лениво бросал мячик радостно прыгающему флисенсу. Шент наблюдал за ними из-за колонны и недовольно дергал вибриссами.

- Ну, когда летим? - спросил пилот.

- Да хоть сейчас, - ответила Мирольти, и некстати вспомнила, что давно голодна. - Надо только позавтракать... или пообедать?

- Я сыт. Покажи мне рабочее место, и...

Ньгару рванула в "Лужу", сообщив на лету, что займется едой, и уволокла сопротивляющегося Домериана. Мирольти повернулась к Шенту, взглядом умоляя не оставлять ее, но кериз понял неверно и с ворчанием засеменил прочь. Флисенс кинулся догонять заброшенный в конец коридора мячик, а Чандиан, воспользовавшись этим, увел Мирольти.

Верхний этаж башни управления привел триада в восторг.

- Просторно и необычно, - признал водноногий, после того как устроился в кресле и внимательно изучил обстановку. - Никогда не водил астероиды, будет любопытно. Куда прикажешь двигать?

- Если честно, у меня нет цели, - помялась Мирольти. - Но... Ты когда-нибудь видел бордово-золотистую туманность?

- И не одну, а десятка три как минимум.

- В этом измерении?

- Я тут впервые. Но думаю, что хотя бы парочку туманностей подходящей расцветки можно отыскать и здесь. Только ради тебя, - Чандиан пригладил волосы. - Если ты хорошо попросишь, конечно.

Мирольти хотела ответить что-то едкое и умное, как это умеет Ньгару, но в мыслях вертелись только всякие банальности. Не подобрав достойной фразы, девушка ушла. А через минуту вернулась и напомнила, что астероид - не гоночный корабль, можно лететь спокойно.



Задумчиво ковыряя вилкой в тарелке, Мирольти краем уха слушала болтовню Домериана, едкие ответы Ньгару и смотрела за окно. Звезды чуть вздрогнули и медленно поплыли.

С трудом верилось, что Линдии наконец-то можно сказать "прощай!" и не оглядываться назад.

На следующее утро впервые завтракавший в коллективе Чандиан рассыпался в комплиментах. Не девушкам, нет! Двигателям. Он хвалил тетон-тягу, полуобморочно улыбаясь всякий раз, когда вспоминал полет. Такие фантастические параметры ему раньше не встречались, а пометок о модели нет, и парень целые сутки гадал, откуда взялось подобное чудо техники. Шент, которому редко доставалась похвала окружающих, расцвел и слушал триада, вздыхая от счастья. Он ведь столько возился с двигателями, а их никто не оценил. Да и не мог оценить. Для этого нужно быть пилотом или разбираться в ТТД. Последовавшая беседа, густо усыпанная терминами, вызвала у Мирольти ощущение собственной убогости и желание утопиться.

После этого кериз прощал Чандиану любовь к алкоголю и даже некоторые вольности по отношению к девушкам. К счастью, пилот сидел в башне управления по десять часов, а выбирался только поесть и отдохнуть.

Мирольти с наслаждением бездельничала - плескалась в бассейне, смотрела головизор в свое удовольствие, болтала с Ньгару. Но уже на пятые сутки после вылета из Линдии не захотела покидать любимую комнату.

Нарисованные рыбки заплывали даже сюда, робот принес завтрак. Словом, хватало всего, чтобы сидеть в добровольном заточении, чувствуя, как от тоски и одиночества высыхает сердце. Увы, w-элели, Шент и, тем более, Чандиан бессильны ей помочь. Даже Дупаз - нет. Он, бедняга, сигналил ей каждый день, по несколько раз, но Мирольти не отвечала, хотя и понимала, что он волнуется.

Поэтому, когда на комме замигал огонек вызова, она решила, что стоит успокоить товарища, а потом... Дупаз поймет ее желание побыть в одиночестве.

- Привет, - вяло поздоровалась она, радуясь, что текст не передает настроение.

- Мио, куда ты пропадала?

- Не спрашивай. Здесь у меня творилось пятитар знает что. Федералы, Тирена, Буроры, Никкея, Кодорский...

- Что? - вспыхнул комм, - Тирена и Кодорский?!..

- Да ладно, они все давно убрались... Зато мне теперь плохо до омерзения.

- Держись, Мио. Я скоро прилечу.

- Не надо...

Мирольти представила, как Дупаз, бросив дела, пересекает десяток галактик, чтобы попасть в Линдию, а "Океана" в указанном месте нет.

- Ты меня и не найдешь теперь.

- Это проще, чем кажется.

Девушка задумавшись, поглаживала тонкие насечки комма.

- Ну, хорошо. Допустим, ты меня найдешь, - согласилась она. - А зачем тебе это надо?

- Все очень просто: я люблю тебя. С той самой минуты, как увидел впервые.

- Извини, но... лучше тебе не прилетать, Дупаз.

- Почему?..

- Потому что я люблю другого, - ответила Мирольти и, отправив сообщение, отключила комм, желая избежать дальнейших объяснений. - Ты иногда такой непонятливый...

Вспоминая первое путешествие на звездолете и парнишку-флюорроо, триада прислушивалась к своим чувствам. Три слова, которые мечтает услышать каждая, плавали в сознании едва заметными пятнами. И оставляли равнодушной. Наверное, имело значение то, что они появились на экране комма, переведенные с неизвестного языка, а не прозвучали вслух. Но с другой стороны, отказывать Дупазу напрямую было бы сложнее. Выходит, хорошо, что все случилось именно так...

Время незаметно просачивалось в комнату и медленно испарялось невостребованными секундами.

Мирольти, зажав в ладони огненно-алый кулон, наблюдала, как рыбы в аквариуме грызут трофейный ботинок Ньгару. Подражая им, настенные жители кусали светильники и карнизы, а после взялись за тень девушки и оттяпали приличный кусок, прежде чем услыхали гневное "прочь!". Вряд ли такое поведение задумал Никкея, скорее Ларадин забавлялся с чарами. За прошедшие дни он несколько раз появлялся, если рядом с триадой не было посторонних, и демонстрировал всякие забавные штуки. А теперь вторые сутки молчит... Не иначе задумал что-то.

- Мио! Скорее! - завопил Домериан, зеленой молнией прыснувший из воздуховода.

- Что случилось?

- Иди сама посмотри, - Ньгару спустилась поближе к Мирольти и тянула за бирюзовый локон к выходу.

Промахнувшаяся мимо тапочка, триада выскочила за w-элелями и некстати вспомнила мамино ворчание, что беготня по холодному полу босиком неминуемо ведет к простуде. "Интересно, а беготня в одном тапке смягчает последствия?" - думала триада. Но, оказавшись в центральном зале "Лужи", решила, что сейчас пригодились бы сапоги и теплые носки.

Из-под огромного купола валил снег. Настоящие снежинки ложились на волосы, таяли в подставленных ладонях. Стены покрывал тонкий ледок, подернутый трещинками, с карнизов свисали ажурные сосульки, диван, стулья и кресла исчезли под сугробами, водопад застыл, а вибриссы Шента покрылись легким инеем.

- Зима! - орал Домериан, падая в снег. - И здесь, и вокруг мотеля!

Мирольти бросилась к замерзшему окну, и, отогрев дыханием небольшой кусочек, выглянула наружу. Астероид нарядился в белое, атмосферный купол искрился и сиял, как в морозный полдень, на чистом снегу отчетливо выделялись следы флисенса.

Мимо прошмыгнул задорный огонек с лучиками-завитками, и ледяные кристаллики на окне сложились в надпись:

"Помнишь, ты хотела зиму, весну и все остальное? Вот... Это такое "извини" за проделки моего двойника".

- Спасибо, Ларадин! - прошептала Мирольти, зная, что будет услышана.

"Не за что. Улыбайся!" - откликнулись морозные буквы.

- А как я объясню это? Здесь каждому известно, что у меня нет денег на сезонный генератор или подсветку атмосферного купола...

"Успокойся, Мио. Все уже решили, что это второй подарок от Никкеи".

- О!

"Это еще не все. Приготовься!" - надпись блеснула, словно накалилась, и потекла вниз прозрачными капельками. Окно быстро очистилось. В "Луже" снег исчезал, а снаружи таял; запел, как прежде, водопад. Из каменной мертвой толщи астероида брызнула трава, распускались цветы, вырастали деревья... Обезумевший от счастья флисенс носился возле мотеля, поднимая брызги в ручейках.

Двери распахнулись, и в "Лужу" ворвалась синяя метель.

- Нюнтретис! Он зацвел! - обрадовалась Ньгару, завертевшись в потоке крохотных лепестков.

Шент отплевывался, бормотал что-то притворно-сердитое, отряхивая мех, но тоже радовался.

Домериан, вопя от счастья, рванул в коридор, а девушки следом.

"Нужно загадать желание, ведь для меня это первое цветение нюнтретиса, - подумала Мирольти, вспомнив рассказ Канти. - Пусть Иен вернется"...

Из оранжереи вырывался целый водопад, от синего цвета перехватывало дыхание, а волшебный запах кружил голову. Цветочная метель подхватила триаду, словно одарила крыльями, и несла, превращаясь из легкого течения в бурный поток, а потом в огромный водоворот. Лишь у самого выхода из мотеля синее буйство поутихло и колыхалось у ног. Лепестки нюнтретиса покрывали все вокруг безумным ковром.

Мирольти закружилась, смеясь и расставив руки. Внезапно огненно-алый кулон раскрылся, и сухие лепестки, высыпавшись наружу, моментально затерялись. Она тут же бросилась их искать, но пальцы нащупывали только живые, едва облетевшие с нюнтретиса листочки.

- Что ты делаешь? - Ньгару вынырнула из круговерти, такой же яркой, как ее крылья.

- Собираю... Это был цветок, подаренный Иеном... а я потеряла...

- Ничего страшного, - успокоил ее знакомый голос. - Я подарю тебе новый цветок. Или букет. Или целое поле цветов...

Не веря себе, Мирольти оглянулась, и сердце пропустило удар.

Радом стоял Иен.

Живой.

Ненаглядный.

От родной улыбки душу захлестнуло хмельной радостью. Девушка, забыв о w-элелях и Шенте, бросилась к любимому, прижалась к широкой груди и затихла, впитывая родное тепло.

- Я так боялась, что мы больше не встретимся, - шептала Мирольти, наслаждаясь ласковыми прикосновениями. - Тирена сказала, что Кодорский тебя убил...

- Он был к этому близок, но пришлось его разочаровать.

- Какое счастье, что ты жив, - триада потерлась щекой о ладонь Иена. - Но... как ты нашел "Океан"? Мы ведь улетели из Линдии.

- Я же говорил, что это просто. Мне Зу оставил субэфирный маяк...

Ох уж этот Зурений! Он все знал и молчал.

- Погоди, Иен... - она чуть отпрянула. - Значит... Это ты мне сигналил на комм?

- Ты хотела, чтобы вместо меня оказался другой? - замер огненногривый.

- Нет... Нет! Я просто не ожидала, - Мирольти внезапно покраснела, вспомнив три волшебных слова, сверкнувшие на экране. - А... то, что ты мне сказал, это правда?

- Конечно, - Иен поцеловал девушку.

- Тогда хорошо, что ты не послушался моего "не прилетай".

- Разумеется, не послушался, - согласился триад. - Я должен был выяснить, почему ты меня назвала "Дупазом". И еще очень хотелось узнать, кто счастливец, которого ты любишь...





(конец)

(точнее, конец текущей истории, дальше-то будет еще много всего)



Отзывы о прочитанном направляйте мне ( autor@miraduga.com ) или оставляйте на форуме.

Элиша.




Мирадуга - фантастический мир.


Автор и ведущая Элиша Вишневская.
Тексты являются собственностью автора.

Subscribe.Ru
Поддержка подписчиков
Другие рассылки этой тематики
Другие рассылки этого автора
Подписан адрес:
Код этой рассылки: rest.interesting.miraduga
Архив рассылки
Отписаться Вебом Почтой
Вспомнить пароль

В избранное