Юмор от Denisus

  Все выпуски  

Анекдоты от Ромочки с Киева


Рассылки Subscribe.Ru
Анекдоты от Ромочки с Киева
Подписаться письмом

ЮМОР от Denisus
RSS НОВОСТИ
ОБОИ

ПРИКОЛЬНЫЕ ГИФКИ
ДЕМОТИВАТОРЫ
ПРИКОЛЬНЫЕ КАРТИНКИ
МОТИВАТОРЫ
ЭЛЕКТР.КНИГИ
АНЕКДОТЫ
ИСТОРИИ
АФОРИЗМЫ
СТИХИ
СТИШКИ
ХОККУ
ИГОРЬ ГУБЕРМАН
АРМИЯ
РУС.ЛИТ. АНЕКДОТ
ЦИТАТЫ ИНТЕРНЕТА
РАСТАМАНЫ
ВСЯЧИНА РАЗНАЯ
ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИЗЫСКИ

ВЛАДИМИР ВИШНЕВСКИЙ


 

Анекдоты от Ромочки+Юмор от Denisus

Отборный ЮМОР, отличные экранные ОБОИ, красивые ДЕВУШКИ, БЕСПЛАТНЫЕ ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ.

denisus.com


Здравствуйте,
Сайт развлечений Юмор от Denisus приветствует!

в РАССЫЛКЕ всегда САМЫЕ СВЕЖИЕ анекдоты!

Царская семья благоволила к Крылову, и одно время он получал приглашения на маленькие обеды к императрице и великим князьям. Прощаясь с Крыловым после одного обеда у себя, дедушка (А. М. Тургенев) пошутил: «Боюсь, Иван Андреевич, что плохо мы вас накормили — избаловали вас царские повара...» Крылов, оглядываясь и убедившись, что никого нет вблизи, ответил: «Что царские повара! С обедов этих никогда сытым не возвращался. А я также прежде так думал — закормят во дворце. Первый раз поехал и соображаю: какой уж тут ужин — и прислугу отпустил. А вышло что? Убранство, сервировка — одна краса. Сели — суп подают: на донышке зелень какая-то, морковки фестонами вырезаны, да все так на мели и стоит, потому что супу-то самого только лужица. Ей-богу, пять ложек всего набрал. Сомнение взяло: быть может, нашего брата писателя лакеи обносят? Смотрю — нет, у всех такое же мелководье. А пирожки? — не больше грецкого ореха. Захватил я два, а камер-лакей уж удирать норовит. Попридержал я его за пуговицу и еще парочку снял. Тут вырвался он и двух рядом со мною обнес. Верно, отставать лакеям возбраняется. Рыба хорошая — форели; ведь гатчинские, свои, а такую мелюзгу подают,— куда меньше порционного! Да что тут удивительного, когда все, что покрупней, торговцам спускают. Я сам у Каменного моста покупал. За рыбою пошли французские финтифлюшки. Как бы горшочек опрокинутый, студнем облицованный, а внутри и зелень, и дичи кусочки, и трюфелей обрезочки — всякие остаточки. На вкус недурно. Хочу второй горшочек взять, а блюдо-то уж далеко. Что же это, думаю, такое? Здесь только пробовать дают?!

Добрались до индейки. Не плошай, Иван Андреевич, здесь мы отыграемся. Подносят. Хотите верьте или нет — только ножки и крылушки, на маленькие кусочки обкромленные, рядушком лежат, а самая-то та птица под ними припрятана, и нерезаная пребывает. Хороши молодчики! Взял я ножку, обглодал и положил на тарелку. Смотрю кругом. У всех по косточке на тарелке. Пустыня пустыней. Припомнился Пушкин покойный: «О поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями?» И стало мне грустно-грустно, чуть слеза не прошибла... А тут вижу — царица-матушка печаль мою подметила и что-то главному лакею говорит и на меня указывает... И что же? Второй раз мне индейку поднесли. Низкий поклон я царице отвесил — ведь жалованная. Хочу брать, а птица так неразрезанная и лежит. Нет, брат, шалишь — меня не проведешь: вот так нарежь и сюда принеси, говорю камер-лакею. Так вот фунтик питательного и заполучил. А все кругом смотрят — завидуют.

А индейка-то совсем захудалая, благородной дородности никакой, жарили спозаранку и к обеду, изверги, подогрели!

А сладкое! Стыдно сказать... Пол-апельсина! Нутро природное вынуто, а взамен желе с вареньем набито. Со злости с кожей я его и съел. Плохо царей наших кормят,— надувательство кругом. А вина льют без конца. Только что выпьешь,— смотришь, опять рюмка стоит полная. А почему? Потому что придворная челядь потом их распивает.

Вернулся я домой голодный-преголодный... Как быть? Прислугу отпустил, ничего не припасено... Пришлось в ресторацию ехать. А теперь, когда там обедать приходится,— ждет меня дома всегда ужин. Приедешь, выпьешь рюмочку водки, как будто вовсе и не обедал...»

        Ох, боюсь я, боюсь,— прервал его дедушка,— что и сегодня ждет не дождется вас ужин дома...

Крылов божился, что сыт до отвала, что Александра Егоровна его по горло накормила, а Федосеич совсем в полон взял.

        Ну, по совести,— не отставал дедушка,— неужели вы, Иван Андреевич, так натощак и спать ляжете?

        По совести, натощак не лягу. Ужинать не буду, но тарелочку кислой капусты и квасу кувшинчик на сон грядущий приму, чтобы в горле не пересохло.



  Подписаться на RSS новости  




В избранное