Все выпуски  

Словарь литературоведческих терминов - Новое и интересное №2 - М.М. Бахтин


Служба Рассылок Subscribe.Ru

Словарь литературоведческих терминов

Словарь литературведческих терминов

   №2
НОВОЕ И ИНТЕРЕСНОЕ

СЛОВАРЬ ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ

 
ИНФОРМАЦИЯ О ТЕКУЩЕМ СОСТОЯНИИ ПРОЕКТА

На сегодняшний день в нашем Словаре
89 терминов и
20 авторских и тематических терминологий

Напоминаем, что Словарь задуман как узел общения,
а это значит, что более всего нам важно Ваше участие.
Если у Вас есть интересные определения, присылайте их на наш адрес
slolitter@mail.ru
Или заполните форму с нашей странички Контакты

Кроме того, высказавайтесь в Гостевой книге

СОДЕРЖАНИЕ РАССЫЛКИ

Новые определения и комментарии к ним:
М.М. Бахтин

Наши друзья:
"Словарь культуры ХХ века" Вадима Руднева

Место для отзывов и пожеланий:
Гостевая книга

НОВЫЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ И КОММЕНТАРИИ К НИМ
М.М. БАХТИН
Автор
Автор произведения присутствует только в целом произведения, и его нет ни в одном выделенном моменте этого целого, менее же всего в оторванном от целого содержании его. Он находится в том невыделимом моменте его, где содержание и форма неразрывно сливаются, и больше всего мы ощущаем его присутствие в форме. Литературоведение обычно ищет его в выделенном из целого {содержании}, которое легко позволяет отождествить его с автором-человеком определенного времени, определенной биографии и определенного мировоззрения. При этом образ автора почти сливается с образом реального человека.
Подлинный автор не может стать образом, ибо он создатель всякого образа, всего образного в произведении. Поэтому так называемый образ автора может быть только одним из образов данного произведения (правда, образом особого рода).
Источник - М.М. Бахтин К методологии гуманитарных наук // М.М.Бахтин. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979.
Точность цитирования - дословно

Комментарий Собирателя:
Главная тема данной рассылки - появление в нашем Словаре авторской терминологии М.М. Бахтина.
Говорить об этом авторе сложно, так как его авторитет давит на уровне подсознания и заставляет коленки дрожать, словно бы перед первым свиданием. Однако, воспользовавшись собственной его подсказкой, будем искать его присутствие в форме, в первую очередь. А форма - этот тот текст, который Вы можете читать в левой колонке.
Что же касается собственно определения того, что есть автор, то нам симпатична мысль-призыв различать автора-человека и автора-образ. И главный аргумент в пользу такого различения с нашей стороны таков: объединяя в своем сознании человека (автора текста) и образ автора в тексте, мы чрезвычайно сильно искажаем
а) смысл текста, поскольку вносим в него (да простят меня рецептивные эстетики) много отсебятины (например, невольно проецируя биографию автора внутрь произведения)
и б) собственное восприятие автора-человека (например, принимая внутрисюжетный вымысел за чистую правду о судьбе писателя).

Понимание
Понимание. Расчленение понимания на отдельные акты. В действительном реальном, конкретном понимании они неразрывно слиты в единый процесс понимания, но каждый отдельный акт имеет идеальную смысловую (содержательную) самостоятельность и может быть выделен из конкретного эмпирического акта. 1. Психофизиологическое восприятие физического знака (слова, цвета, пространственной формы). 2. {Узнание} его (как знакомого или незнакомого). Понимание его повторимого (общего) {значения} в языке. 3. Понимание его {значения} в данном контексте (ближайшем и более далеком). 4. Активно-диалогическое понимание (спор-согласие). Включение в диалогический контекст. Оценочный момент в понимании и степень его глубины и универсальности.
Источник - М.М. Бахтин К методологии гуманитарных наук // М.М.Бахтин. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979.
Точность цитирования - дословно

Комментарий Собирателя:
Как истинный учёный, Бахтин даже понимание умудрился разложить на составляющие. Иллюстрируем теорию своим примером:

Пушкин - дурак!
1. Воспринимаем слова, написанные черным по белому.
2. Теперь - их значение: Пушкин - имя собственное, фамилия, мужской род; дурак - имя нарицательное, ругательное, мужской род.
3. Пушкин в контексте - великий русский поэт. Дурак и в контексте, и без него - Дурак.
4. Тут два варианта: либа активно-диалогическое неприятие (клевета на святыни!!! , видите ли), либо такое же приятие (например, школьником, которому уже до белых веников надоело читать и зубрить его Памятники и Пророков).

Собиратель просит не обижаться тех, для кого Пушкин не просто поэт, но и ...

Произведение
Текст - печатный, написанный или устный = записанный - не равняется всему произведению в его целом (или "эстетическому объекту"). В произведение входит и необходимый внетекстовый контекст его. Произведение как бы окутано музыкой интонационно-ценностного контекста, в котором оно понимается и оценивается (конечно, контекст этот меняется по эпохам восприятия, что создает новое звучание произведения).
Источник - М.М. Бахтин К методологии гуманитарных наук // М.М.Бахтин. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979.
Точность цитирования - дословно

Комментарий Собирателя:
Всё бы хорошо, но так как контекст меняется по эпохам восприятия, то мы толком не можем судить о том, как воспринимали одно и то же произведение в разные эпохи. Есть, конечно, документальные свидельства этого, но сами свидетельства суть всего лишь тексты. В результате - замкнутый круг. Так что говорить можно только о собственном восприятии, а о прочих всех других - только с известной долей точности. А раз погрешность всегда неизбежна, то ответьте-ка мне на вопрос: наука ли история литературы? Или всего лишь специфический жанр этой самой литературы?
P.S. Подрыв устоев собственной науки - настоящая ли цель Словаря? Кто знает...

Символ
Содержание подлинного символа через опосредствованные смысловые сцепления соотнесено с идеей мировой целокупности, с полнотой космического и человеческого универсума. У мира есть смысл. "Образ мира, в слове явленный" (Пастернак).
Всякая интерпретация символа сама остается символом, но несколько рационализованным, то есть несколько приближенным к понятию.
Истолкование символических структур принуждено уходить в бесконечность символических смыслов, поэтому оно и не может стать научным в смысле научности точных наук.
Интерпретация смыслов не может быть научной, но она глубоко познавательна. Она может непосредственно послужить практике, имеющей дело с вещами.
"... Надо будет признать символологию не ненаучной, но инонаучной формой знания, имеющей свои внутренние законы и критерии точности" (С.С. Аверинцев).
Источник - М.М. Бахтин К методологии гуманитарных наук // М.М.Бахтин. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979.
Точность цитирования - дословно

Комментарий Собирателя:
Бахтинское определения символа заставляет задуматься о такой проблеме: насколько научным может быть любой разговор о символизме, ведь интерпретация всего смыслового пласта текстов, к этому направлению относящихся, адекватно может быть произведена только через интерпретацию символов. Эта последняя, по Бахтину, есть сама рационализованный символ, а значит мы не только ничего не проясняем, но наоборот усложняем картину новыми символическими смыслами.

Кто-то из символистов (Брюсов?) писал, что символиста-поэта нет без символиста-читателя. С ним тут не поспоришь, но вот только классик промолчал по поводу символиста-литературоведа. Есть ли такой, или символизм и наука несовместимы? Вопросов, увы, больше, чем ответов. А если согласиться с утвержеднием Валерия Яковлевича Брюсова, что всякое искусство по природе своей символично, то становится просто не по себе. Ибо символ на символе и символом погоняет! Может быть, прав Аверинцев, говорящий об инонаучно форме знания.

Слово
Каждое слово (каждый знак) текста выводит за его пределы. Всякое понимание есть соотнесение данного текста с другими текстами. Комментирование. Диалогичность этого соотнесения.
Источник - М.М. Бахтин К методологии гуманитарных наук // М.М.Бахтин. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979.
Точность цитирования - дословно

Комментарий Собирателя:
Бахтин лаконичен. Он сополагает слова в кратких предложениях, не всегда однозначно показывая, где и как провести между ними связь. Поиск этой связи самостоятельно выводит за пределы текста, а значит, Бахтин прав.

Кстати, если Вам интерессно, как и откуда родилась теория интертекстуальности Юлии Кристевой, то мне кажется, что, во многом, именно из этого бахтинского определения "слова" (недаром Кристеву считают ученицей Бахтина).

Текст
Текст живет, только соприкасаясь с другим текстом (контекстом). Только в точке этого контакта текстов вспыхивает свет, освещающий и назад и вперед, приобщающий данный текст к диалогу. Подчеркиваем, что этот контакт есть диалогический контакт между текстами (высказываниями), а не механический контакт "оппозиций", возможный только в пределах одного текста (но не текста и контекстов) между абстрактными элементами ({знаками} внутри текста) и необходимый только на первом этапе понимания (понимания значения, а не смысла). За этим контактом контакт личностей, а не вещей (в пределе). Если мы превратим диалог в один сплошной текст, то есть сотрем разделы голосов (смены говорящих субъектов), что в пределе возможно (монологическая диалектика Гегеля), то глубинный (бесконечный) смысл исчезнет (мы стукнемся о дно, поставим мертвую точку).
Источник - М.М. Бахтин К методологии гуманитарных наук // М.М.Бахтин. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979.
Точность цитирования - дословно

Комментарий Собирателя:
И, продожая разговор, о теории интертекстуальности, предлагаем обратить внимание и на это бахтинское определение. Стоит только немного вникнуть во все его смыслы, и мы будем на половине пути к понятию интертекста как такового.

Бахтин сделал много для современного литературоведения. Его заслуги сделали возможным открытие его персональной терминологии и в нашем с Вами Словаре. Надеемся, что на этих первых шести определениях не остановимся, с Вашей, конечно, помощью.

Пишите slolitter@mail.ru

 

НАШИ ДРУЗЬЯ

В этом разделе мы будем рекламировать Вам наших друзей.
И первым будет Вадим Руднев и его удивительный "Словарь культуры ХХ века".
Электронный вариант этого текста Вы можете найти как в библииотеке Мошкова,
так и в более удобном виде на сайте www.sol.ru
Здесь же предлагаем Вам ознакомиться с тремя преедисловиями к нему,
которые, надеюсь, пробудят в Вас интерес к анонсируемому Словарю..

1. ОТ ИЗДАТЕЛЯ (а сам словарь здесь-->)

Заканчивается ХХ век и второе тысячелетие с Р.Х. Сменяя друг друга, век сплошь заполнили "эпохи перемен". Время человечеству подводить итоги. Знаковым признаком этого стало появление разного рода "Хроник...", "Энциклопедий...", "Словарей..." и прочих справочно-аналитических изданий по различным областям человеческой деятельности. Книга, которую вы, уважаемый читатель, держите в руках, - из этого ряда. Ее автор, Вадим Руднев, лингвист и философ воплотил в "Словаре..." свой взгляд на культуру ХХ века.

"Словарь..." составили статьи по следующим областям современной культуры философии, психоанализу, литературе, семиотике, поэтике и лингвистике. Работа над "Словарем..." была непростой и на стадии подготовки текста и при выработке концепции построения книги, которая по нашему глубокому убеждению, должна быть, прежде всего, удобочитаемой и полезной в качестве справочного пособия.

"Словарь культуры ХХ века" предназначен для широкого круга читателей - от школьника, готовящегося к поступлению в гуманитарный вуз, до студентов и научных сотрудников, которые найдут в книге источниковедческий и библиографический материал.

2. ОТ WEB-МАСТЕРА (а сам словарь здесь-->)

Один замечательный человек, именем Людвиг Витгенштейн, как-то заметил: "Трагедия могла бы всегда начинаться словами: "Ничего бы не случилось, если бы ..."" Так вот: того, что вы видите сейчас перед своими глазами, никогда не случилось бы, если бы ваш покорный слуга не наткнулся как-то раз в библиотеке Максима Мошкова на текст давно уже чтимого "Словаря культуры ХХ века". Каков же был мой ужас, когда вместо ожидаемой многоуровневой гипертекстовой структуры, коей должен быть этот словарь по замыслу автора (см. авторское предисловие), я увидел 950 килобайт текста в столбик, вида последней стадии фидошности. Сердце мое дрогнуло. И вот, результаты воплощения авторской концепции перед вами.

В интернетовской версии "Словаря...", насколько это оказалось возможным, сохранен текст "бумажного" первоисточника. При этом:

По техническим причинам разрядка в тексте заменена курсивом.
В заголовке каждой статьи сохранен номер страницы оригинала, так что, по сетевому варианту можно указывать полные библиографические данные отдельной статьи.
Гиперссылки (т.е. ссылки на фрагменты текста словаря из текста самого словаря) обозначены выделением цветом и значком " ", при нажатии на который можно переходить к указанному фрагменту - статье.
Также цветом выделены Имена и Фамилии, встречающиеся в тексте.
На их основе составлен "Указатель имен" (в бумажной версии его нет), который состоит: во-первых, собственно, из имен и фамилий; во-вторых, кратких ярлычков (по первоначальному замыслу предназначенных для помощи, реально же почти бессмысленных, но вызывающих гамму чувств) ; в-третьих, ссылок на статьи, где эти имена были замечены; и, в-четвертых, когда это актуально, на библиографию.
В общий "Список литературы" (также принадлежность только сетевой версии "Словаря...") вошли суммарные данные из списков литературы к отдельным статьям. Поскольку политика автора в этом вопросе несколько своеобразна (так, например, более десятка раз упомянутый в словаре роман "Мастер и Маргарита" ни разу не попал в список литературы ни к одной из статей), то получившийся "Общий список литературы" можно рассматривать как приложение к "Указателю имен" (а может и наоборот???)
По мере возможности, к каждой статье, кроме библиографических данных, будет прилагаться список WWW-ссылок на сетевые первоисточники, тематически связанные сайты и т.п. Указание на наличие подобного рода ссылки в тексте обозначается значком " "
Самое главное, и самое прискорбное: электронный вариант текста, легший в основу этого сайта, был взят из библиотеки М. Машкова, в невычитанном состоянии (о чем там имелось предупреждение, а я закрыл на это глаза). Некоторое количество ошибок было беспрепятственно заимствовано. В связи с чем, приношу свои личные извинения читателям, и, в первую очередь, автору этого текста.

Вот, собственно, и все ...

Саблин Денис
(filosof@windoms.sitek.net)

3. ОТ АВТОРА (а сам словарь здесь-->)

В романе современного сербского прозаика Милорада Павича "Хазарский словарь" (здесь и далее во всех статьях нашего словаря, если слово или словосочетание выделено полужирным шрифтом , это значит, что этому слову или сочетанию слов посвящена отдельная статья ) [в интернетовской версии словаря это выделение цветом и значком " ", нажав на который, можно вызвать соответствующую статью - прим. web-master'а] , так вот, в "Хазарском словаре" Павича рассказывается история о том, как один из собирателей этого таинственного словаря, доктор Абу Кабир Муавия, стал писать по объявлениям из газет давно прошедших лет и, что самое удивительное, вскоре начал получать ответы в виде посылок с различными вещами. Постепенно эти вещи так заполнили его дом, что он не знал, что с ними делать. Это были, как пишет автор, "огромное седло для верблюда, женское платье с колокольчиками вместо пуговиц, железная клетка, в которой людей держат подвешенными под потолком, два зеркала, одно из которых несколько запаздывало, а другое было разбито, старая рукопись на неизвестном ему языке [...].

Год спустя комната в мансарде была забита вещами, и однажды утром, войдя в нее, д-р Муавия был ошеломлен, поняв, что все им приобретенное начинает складываться в нечто, имеющее смысл".

Доктор Муавия послал список вещей на компьютерный анализ, и в пришедшем ответе значилось, что все эти вещи упоминаются в утраченном ныне "Хазарском словаре".

Когда-то один умный и талантливый человек в одной и той же беседе произнес две фразы: "Не придавайте ничему значения" и "Все имеет смысл" (о различии между понятиями смысл и значение см. статьи знак, смысл и логическая семантика). Он хотел сказать, что важно не то, что люди говорят, а как и зачем они это говорят (то есть, если перефразировать это в терминах семиотики, для человеческого общения важны не семантика, а прагматика высказывания).

Добавлю от себя (хотя это давно придумали основатели психоаиализа Зигмунд Фрейд и Карл Густав Юнг ): если какое-то слово по случайной ассоциации влечет за собой другое слово (см. об этом также парасемантика), не следует отмахиваться от второго слова - оно может помочь лучше разобраться в смысле первого слова.

Поначалу идея словаря казалась невозможной и такой же бессмысленной, как склад вещей в комнате арабского профессора Но, помня о том, что "ничему не следует придавать значения", в то время как "все имеет смысл", мы включили в "Словарь.. " те слова и словосочетания, которые были понятны и интересны нам самим.

"Словарь культуры ХХ века" представляет собой совокупность трех типов статей.

Первый и наиболее очевидный тип - это статьи, посвященные специфическим явлениям культуры ХХ века, таким, как модернизм, трансперсональная психология, семиотика, концептуализм и т. п.

Статьи второго типа посвящены понятиям, которые существовали в культуре задолго до ХХ века, но именно в нем приобрели особую актуальвость или были серьезно переосмыслены. Это такие понятия, как сновидение, текст, событие, существование, реальность, тело .

Наконец, третий тип статей - это небольшие монографии, посвященные ключевым, с точки зрения автора словаря, художественным произведениям ХХ в. Само обращение к этим произведениям правомерно, но выбор их может показаться субъективным. Почему, например, в "Словаре..." нет статей "Улисс" или "В поисках утраченного времени", но есть статьи "Портрет Дориана Грея" или "Пигмалион" ? Осмелимся заметить, что эта субъективвость мнимая. Для словаря выбирались те тексты, которые лучше поясняли концепцию культуры ХХ в., воплощенную в словаре. Наример, статья о романе Оскара Уайльда "Портрет Дориана Грея" включена в качестве иллюстрации важнейшей, на наш взгляд, темы разграничения времени текста и реальности как частного проявления фундаментальной культурной коллизии ХХ в. - мучительных поисков границ между текстом и реальностью.

Статья о пьесе Бернарда Шоу "Пигмалион" была включена в качестве иллюстрации того, как художественный текст опережает философские идеи - в своей комедии Шоу провозгласил, что наибольшую важность в жизни человека играет язык, что вскоре стало краеугольным камнем обширного философского направления, называемого аналитическая философия (см. также логический позитивизм, языковая игра).

Важнейшей особенностью словаря является то, что он представляет собой гипертекст, то есть построен так, чтобы его можно было читать двумя способами: по алфавиту [значки "" и "" сверху справа - прим. web-master'а], и от статьи к статье, обращая внимание на подчеркнутые [помеченные " " - прим. web-master'а] слова и словосочетания.

В словаре затрагиваются в основном следующие области культуры ХХ в.: философия, психоанализ, лингвистика, семиотика, поэтика, стихосложение и литература. Таким образом, это словарь гуманитарных идей ХХ века.

Списки литературы к словарным статьям намеренно упрощены. За редким исключением, это статьи и книги, доступные гражданам России и сопредельных государств.

Словарь предназначен в первую очередь, для тех, кому дорого все, что было интересного и значительного в уходящем столетии.

Вадим Руднев



ГОСТЕВАЯ КНИГА

[ Оставить запись в книге ] [ Посмотреть на книгу гостей ]


http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться
Убрать рекламу

В избранное