"Элементы": новости науки

  Все выпуски  

Взаимосвязь между богатством и счастьем оказалась неоднозначной


Откуда астрономы это знают?

Откуда астрономы это знают?

Как можно утверждать, например, что в двойной системе, удаленной от нас на 6 тысяч световых лет, вещество срывается с красной звезды, закручивается в тонкий диск и накапливается на поверхности белого карлика, предъявляя в качестве доказательства снимок, на котором не видны ни красная звезда, ни карлик, ни тем более диск, а наличествует лишь яркая точка в окружении еще нескольких таких же, разве что не столь ярких?

Статья доктора физико-математических наук Дмитрия Вибе

Взаимосвязь между богатством и счастьем оказалась неоднозначной

22.01.2009

Новая монография российских социологов — подарок для тех, кто любит «голые факты» без прикрас
Новая монография российских социологов — подарок для тех, кто любит «голые факты» без прикрас

Анализ результатов социологических опросов, проводившихся во многих странах мира в разные годы, показал, что взаимосвязь между богатством страны и тем, насколько счастливыми считают себя ее жители, имеет резко асимметричный характер. Если страна богата, ее жители почти наверняка счастливы; если жители несчастны, страна почти наверняка бедна. Однако есть немало стран, жители которых считают себя очень счастливыми несмотря на бедность.

В только что вышедшей книге российских социологов Андрея Коротаева и Дарьи Халтуриной «Современные тенденции мирового развития» обобщены результаты статистического анализа разнообразных массивов данных, отражающих динамику основных социально-значимых показателей в современном мире. В книге анализируется демографическая динамика в разных странах, процессы урбанизации и экономического развития, проблемы бедности, недоедания, неравенства, коррупции, религиозности и т. д. В отличие от многих других монографий, посвященных таким злободневным вопросам, в этой книге авторы сумели воздержаться от выдвижения спорных «великих теорий», и тем более от попыток подкрепить свои идеи тщательно подобранными фактами, умалчивая о тех данных, которые с этими идеями не согласуются. Основное содержание книги — это сухие цифры и графики, основанные на самых надежных источниках, из которых складывается, по-видимому, вполн! е объективная картина современного состояния человечества и краткосрочных тенденций его развития.

Особый интерес представляет глава 10, посвященная статистическому анализу распределения субъективного ощущения счастья среди жителей разных стран мира. Исследование основано на социологических опросах, проводившихся в рамках нескольких международных научных проектов во многих странах в течение последних 10 лет.

По мнению подавляющего большинства опрошенных, главные факторы счастья — это качество социальных связей (наличие любимого человека, друзей, близкие отношения с родственниками) и интересная, захватывающая деятельность. Как выяснилось в ходе специальных тестов, представители почти всех культур понимают понятие «счастье» примерно одинаково (небольшие сомнения есть лишь в отношении некоторых африканских народов, живущих к югу от Сахары). Поэтому всем испытуемым задавали один и тот же простой вопрос: «Счастливы ли вы?», с четырьмя вариантами ответа: «Очень счастлив» (4 балла), «Довольно счастлив» или «Скорее счастлив, чем несчастлив» (3 балла), «Не очень счастлив» (2 балла), «Совсем несчастлив» (1 балл).

Средний балл варьирует примерно от 2,2 в «самых несчастных» странах до 3,6 в «самых счастливых». По данным за 1998–2000 годы, когда было обследовано 70 стран, в двадцатке самых счастливых преобладали развитые страны, такие как Канада, Австралия, Новая Зеландия, США и ряд западноевропейских государств. Кроме того, в двадцатку вошли и некоторые бедные страны: Нигерия, Венесуэла, Сальвадор, Филиппины, Колумбия. Двадцатка самых несчастных стран практически полностью состояла из бывших республик СССР и стран развалившегося социалистического блока. Россия со средним баллом 2,41 находилась на третьем месте от конца (более несчастными оказались только Молдавия и Албания).

За прошедшее с тех пор десятилетие (по данным за 2007–2008 годы, обследовано 79 стран) ситуация в начале списка осталась примерно такой же: здесь мы снова видим странную смесь самых развитых стран с отдельными бедными странами Латинской Америки, Африки и Восточной Азии. В двадцатке самых несчастных, напротив, произошли разительные перемены. Бывшие соцстраны теперь составляют только половину этого списка. К ним «подмешались» в основном латиноамериканские страны (в порядке убывания счастья: Эквадор, Аргентина, Никарагуа, Перу, Боливия), а также Гонконг, Южная Корея, Ирак и Зимбабве. Отдельные страны бывшего соцлагеря стали ощущать себя намного счастливее, чем 10 лет назад, и даже обогнали по этому показателю некоторые страны Западной Европы: Грузия — 3,15 балла, Словения – 3,14, Россия – 3,04, Киргизия – 3,04; более несчастные западноевропейские страны в! ключают Германию (3,03), Италию (2,98) и Грецию (2,97).

Основную часть исследования составляет анализ соотношения между уровнем счастья населения и богатством страны, которое оценивалось по уровню ВВП на душу населения. Как и следовало ожидать, между этими показателями существует достоверная положительная корреляция (чем богаче страна, тем в среднем счастливее люди), однако эта корреляция имеет резко асимметричный характер. Высокий уровень ВВП является хорошим предиктором того, что население ощущает себя счастливым: среди самых богатых стран (ВВП > $20 000 на душу населения) в подавляющем большинстве (78,9% стран) отмечено менее 10% несчастных (то есть выбравших третий или четвертый вариант ответа). Низкий уровень ВВП также является хорошим предиктором высокой доли несчастных: среди стран с ВВП < $20 000 лишь в 12,7% стран доля несчастных ниже 10%.

С другой стороны, если мы попытаемся предсказать уровень богатства страны по уровню счастья, то это сработает только для несчастных стран: если страна несчастна, она почти наверняка бедна (92,3% стран с долей несчастных людей выше 10% имеют ВВП ниже $20 000). Если же население страны ощущает себя счастливым, то это мало что говорит о ее богатстве, поскольку около трети стран с долей несчастных ниже 10% имеют низкий уровень ВВП (менее $20 000 на душу населения). Говоря простыми словами, это означает, что страна может быть «бедной и счастливой», но не может быть «богатой и несчастной».

Феномен «бедных, но счастливых» стран (в их число входят, помимо вышеупомянутых Нигерии, Венесуэлы, Сальвадора, Филиппин и Колумбии, также Танзания, Вьетнам, Индонезия, Египет и Мексика) требует дальнейшего изучения. В некоторых случаях (особенно для африканских стран к югу от Сахары) можно подозревать ошибку в исходных данных. Об этом свидетельствуют результаты собственных опросов, проведенных Коротаевым и Халтуриной во время экспедиций в Танзанию. Исследователи не обнаружили там столь высокого уровня счастья, как указано в международных базах данных.

Возможно, данный феномен отчасти объясняется корреляцией между счастьем и уровнем религиозности. Эта корреляция в целом положительная, хотя и слабая. Из вышеперечисленных «бедных, но счастливых» стран все, кроме Вьетнама, Венесуэлы и Колумбии, одновременно входят и в двадцатку самых религиозных стран мира (см. главу 9 обсуждаемой монографии). Однако есть и обратные примеры, такие как Вьетнам, население которого считает себя весьма счастливым несмотря на крайне низкий уровень религиозности, или Зимбабве, Иран, Пакистан — очень религиозные и при этом весьма несчастные страны. Внутри отдельных стран, включая Россию, также прослеживается слабая положительная корреляция между религиозностью и субъективной оценкой личного счастья, однако эта корреляция полностью исчезает в странах с очень низким уровнем религиозности, таких как Дания, одновременно являющаяся одной из счастливейших стран мира.

Любопытно, что для богатых и бедных стран, попавших в число «самых счастливых», по-видимому, характерно несколько разное отношение к собственному счастью. Этого не видно по среднему баллу, но видно по распределению ответов по четырем категориям. В богатых и счастливых странах абсолютное большинство респондентов всегда выбирает второй вариант ответа: «скорее счастлив, чем несчастлив». Эту «модель счастья» авторы предлагают называть «умеренной». В бедных и счастливых странах, напротив, абсолютное большинство людей выбирает первый вариант: «очень счастлив». Авторы называют эту модель счастья «экстатической».

Эта диаграмма показывает асимметричный характер соотношения между богатством страны и счастьем ее населения. Все богатые страны — счастливы, однако среди бедных стран наблюдается огромный разброс по уровню субъективной оценки собственного счастья. По вертикальной оси — процент людей, считающих себя скорее несчастными, чем счастливыми. По горизонтальной оси —
производство ВВП на душу населения в паритете покупательной способности. Рисунок из обсуждаемой монографии
Эта диаграмма показывает асимметричный характер соотношения между богатством страны и счастьем ее населения. Все богатые страны — счастливы, однако среди бедных стран наблюдается огромный разброс по уровню субъективной оценки собственного счастья. По вертикальной оси — процент людей, считающих себя скорее несчастными, чем счастливыми. По горизонтальной оси — производство ВВП на душу населения в паритете покупательной способности. Рисунок из обсуждаемой монографии

Очень важным фактором, влияющим на субъективную оценку личного счастья, по-видимому, является динамика изменения экономической ситуации в стране. Когда ситуация ухудшается, люди могут чувствовать себя очень несчастными, даже если в целом страна остается далеко не самой бедной. Этот эффект со всей очевидностью проявился в странах бывшего соцлагеря в конце 1990-х годов, когда их граждане чувствовали себя намного более несчастными, чем живущее на грани голода население по-настоящему бедных стран. Напротив, тенденция к улучшению экономической обстановки ведет к резкому росту «уровня счастья», даже если страна остается сравнительно бедной. Типичный пример — динамика самоощущения россиян за последние 10 лет.

Авторы полагают, что полученные ими результаты должны учитываться политиками при планировании всевозможных реформ. Следует воздерживаться от «шоковых» сценариев, потому что любое временное снижение материального благополучия граждан может привести к непропорционально более сильному ухудшению их душевного состояния, что чревато негативными социальными последствиями.

Источник: А. В. Коротаев, Д. А. Халтурина. 2009. Современные тенденции мирового развития (Глава 10. Можно быть бедным и счастливым, но нельзя быть богатым и несчастным?).

Александр Марков

Эта новость на «Элементах»
 

Предыдущие новости

21.01 Впервые измерена сила отталкивания в эффекте Казимира–Лифшица

Квантовая механика предсказывает, что на расстояниях порядка нанометра между телами наблюдается сила притяжения. Это эффект Казимира, подтвержденный экспериментально. Но при определенных условиях притяжение может смениться отталкиванием — это обобщенный эффект Казимира, или эффект Казимира–Лифшица. Группе американских ученых впервые удалось измерить силу такого отталкивания на больших (по меркам наномира) расстояниях.

20.01 Ретровирусы помогают своим дальним родственникам встроиться в хозяйский геном

Считалось, что из всех РНК-содержащих вирусов только ретровирусы способны синтезировать ДНК на матрице своей РНК и встраиваться в геном хозяйской клетки. Как выяснилось, другие РНК-содержащие вирусы тоже умеют это делать: их встраивание этих вирусов в хромосомы хозяина происходит благодаря своеобразной кооперации с уже обжившимися в хозяйском геноме ретровирусами.

19.01 Открыт механизм самоорганизации нанокристаллов карбонатов и силикатов в биоморфные структуры

Испанские ученые открыли механизм, который может приводить к спонтанному образованию кристаллов карбонатов и силикатов очень сложной и необычной формы. Эти кристаллические новообразования напоминают биоморфы — неорганические структуры, полученные при участии живых организмов. А механизм, приводящий к такой мимикрии, на удивление прост.


В избранное