Спорные мысли: История

  Все выпуски  

Спорные мысли: История '1812. Неизвестная Отечественная. 4. Гибель Великой армии'


1812. Неизвестная Отечественная. 4. Гибель Великой армии

Дорогой читатель, ты, верно, уж представляешь себе замерзшие, заметенные снегом, перелески Смоленщины и Белоруссии, по которым, спотыкаясь, бредут закутанные в дамские шубки и шальки французские солдаты?

Однако же нет, гибель Великой армии случилась в куда менее живописных обстоятельствах, а именно - под летним солнышком 1812 года.

Да-да, погибла Великая армия буквально в первые два месяца после вторжения на русскую землю.

Рассказываю.

В далеком детстве меня сильно удивляла еще одна цифра - после исходной численности Великой армии, о чем мы с вами говорили в первой части. Меня удивляло, что Смоленск штурмовала армия Наполеона, в которой насчитывалось около 145 тысяч человек; вместе с ближайшими резервами - менее 220 тысяч человек. А Неман пересекло, напомню, от 420 до 440 тысяч человек, по разным сведениям.
Куда делись 200 тысяч человек?! Ведь больших сражений от границы до Смоленска - не было!
* * *

С самых первых часов пребывания на восточном берегу Немана Великая армия начала испытывать сильнейшие невзгоды и лишения.

Нет, я не ёрничаю.

Началось все с того, что, хотя Неман и большая река, однако переправившаяся армия немедленно начала испытывать сильнейшую нехватку питьевой воды. Огромное количество людей и лошадей взбаламутило воду, и по руслу реки потекла не вода, а мутная взвесь - почти жидкая грязь. Люди еще могли кое-как отстаивать воду в котелках, а лошадям пить стало нечего буквально сразу после переправы.

Вторым ударом по Великой армии стала нехватка фуража. Белоруссия и Литва - территории преимущественно лесистые, а кони - не козы, кору есть не приспособлены.

В принципе, эту проблему должен был решить подвоз фуража из Польши. Однако же... сотни тысяч ног и копыт, десятки тысяч колес, так "взбивали миксером" дорожное покрытие, что слабо укрепленные грунтовые дороги превращались в грязевые канавы. Где безнадежно вязли не только колеса телег, но даже сапоги солдат. Подвоз снабжения настолько затруднился, что пришлось его весь переориентировать на продовольствие для солдат; и на фураж просто не оставалось свободных транспортных мощностей.

Таким образом Наполеон столкнулся с проблемой масштаба, с которой - в той или иной форме - сталкивались все европейские "завоеватели", приходившие в Россию.

* * *

Нехватка фуража и питьевой воды = падеж лошадей. Лень рыться в мемуарах, поэтому придется вам поверить мне на слово: дорога наступающей Великой армии была усеяна павшими лошадьми. Их было настолько много, что солдаты не успевали съедать "халявное" мясо, и большая часть конины попросту пропадала.

Падеж лошадей - это немедленно изъятие четвероногих из обоза в пользу строевых частей. А это, в свою очередь, очень быстрая деградация системы снабжения. Если в первые дни из Польши через границу шел сплошной поток разнообразных необходимых армии грузов, то уже к концу первого месяца войны он иссяк до отдельных небольших караванов телег. Армия внезапно, оказалась отрезанной от своей базы на западе - причем безо всякого участия русских войск.

А вслед за прекращением снабжения пришел голод. Все без исключения мемуаристы пишут о голоде, от которого Великая армия начала страдать буквально через несколько дней после вторжения на территорию России. Причем поступать так, как в Европе - отбиратьреквизировать продукты у местного населения было совершенно невозможно: местное население было редким, бедным, а при попытках у него что-то забрать быстро разбегалось по окрестным лесам. И в их убогих жилищах - внезапно! - оказывалось совершенно нечем поживиться, ни в плане запасов еды (французы недоумевали - что же едят эти люди?), ни, тем более, в плане каких-то ценностей. Казалось, Великая армия идет... через пустыню! особенно с учетом постоянной нехватки питьевой воды.

* * *

Падеж лошадей, голод, жажда. Изнурительная жара. Угадаете, что стало очередной проблемой Великой армии?

Правильно - болезни. Они преследовали армию Наполеона с первого дня после вторжения, и с каждой неделей ситуация только ухудшалась. Главными заболеваниями были кишечные - из-за плохой воды; но и незначительные повреждения легко нагнаивались, и могли приводить к гибели и инвалидности. Потертости, и даже переломы, из-за плохого состояния дорог. Заболевания "общего характера" - из-за ослабления организмов от недоедания и изнурительных маршей. А что касается расстройства желудка - так французские офицеры к этой неприятности привыкли настолько, что даже начали подшучивать, друг над другом и над самим собой.

Наполеон, в принципе, предполагал, что такое большое скопление людей может приводить к быстрому распространению болезней, и потому включил в состав Великой армии значительное количество лекарей. К сожалению, из-за нехватки транспорта, хорошей воды, полноценного питания, их усилия были в значительной степени тщетными. Умирало очень много заболевших, значительно больше, чем в обычных кампаниях наполеоновских войн - даже по сравнению с кампаниями в горах, при плохом снабжении и финансировании в начале "революционных" войн.

* * *

Голод, жажда, болезни, пустынные, слабо обжитые местности...

Все это провоцировало массовое дезертирство. Когда впереди не ждешь ничего хорошего - возникает сильнейшее желание послать очень далеко и командира, и товарищей, императора лично, и заняться своим собственным здоровьем... и выживанием.

Вокруг французской армии клубились банды и группы дезертиров. В целом двигаясь назад, на запад, они грабили окружающие Великую армию местности, и еще больше усугубляли проблемы со снабжением. Причем, сдается мне, дезертиры не слишком задумывались, если подворачивалась возможность разграбить какой-нибудь обоз Великой армии.

А уж как радовались дезертирам местные жители... Именно массовое дезертирство заложило базу для той ненависти, с которой встречали французов на обратном пути к западной границе России.

* * *

Подведем итоги.

Из четырехсот с лишним тысяч человек, пересекших Неман, на северо-восток ушло около 60 тысяч человек. Часть из них действовала в отдельном корпусе прикрытия, который - к своему удивлению - чуть не захватил Санкт-Петербург; часть осталась в гарнизонах, в частности, крупный гарнизон был размещен в Полоцке.

Нет, понятно, я утрирую: просто этот корпус прикрытия долгое время не встречал никакого сопротивления при движении на север, к Риге.

Остальные 360-380 тысяч человек двинулись на восток, своей массой оттесняя русские армии на северо-восток (Барклая) и юго-восток (Багратиона). Среди войск Великой армии бушевали болезни, свирепствовал голод, процветали дезертирство и грабежи местных жителей. Несмотря на регулярно приходившие подкрепления, по пути к Смоленску численность войск, имевшихся в распоряжении Наполеона, упала до 220 тысяч человек; и значительная их часть была больна, деморализована, и слабо пригодна для использования в бою.

Гибель Великой армии произошла именно здесь, на пути от Немана до Смоленска, в два летних месяца 1812 года.

* * *

Почему я говорю о "гибели", ведь в распоряжении Наполеона по-прежнему оставались силы, значительно превосходящие суммарную мощь обеих русских армий?

А давайте вспомним, что такое "Великая армия", и чем она отличается от "просто армии".

Великая армия - это квазигосударственное образование, целью которой является обеспечение действий "просто армии", которая является её частью. Обеспечение - это и организация флангового прикрытия, и налаживание постоянного снабжения, и наведение порядка на контролируемых территориях. При этом действующая часть Великой армии, по первоначальному замыслу, должна в полтора-два раза превосходить по численности любые войска, которые против неё может выставить Россия.

Так вот: оставшиеся силы не могли выполнять функции Великой армии сразу по двум пунктам.

Во-первых, катастрофически не хватало войск и транспортных средств для организации полноценного снабжения вдоль "нитки" от границы до Смоленска. Болезни и дезертирство лишили Наполеона в первую очередь "гарнизонных" войск, которые могли бы контролировать занятые территории (все пополнения немедленно распределялись между корпусами действующей армии). Так что между границей и Смоленском установилось безвластие - вернее, контроль и управление остались в руках тех российских чиновников и помещиков, которые не ушли вместе с отступающей русской армией. Главная задача, поставленная перед Великой армией - как квазигосударственным аппаратом, - тем самым, оказалась невыполненной.

И во-вторых: действующие силы уже не имели подавляющего превосходства над противостоящими русскими войсками. Да, перевес все еще был существенным, но русская армия уже имела шансы на позитивный исход сражения - особенно если опираться на укрепленные позиции. Воссоздать начальный перевес остатки Великой армии уже не могли, и из-за проблем со снабжением, и из-за невозможности полноценно контролировать территорию между Неманом и Смоленском. Таким образом, и эта задача Великой армии - гарантировать успех Наполеона в любом крупномасштабном столкновении - тоже была не выполнена.

И, строго говоря, эти задачи не только были не выполнены - они стали невыполнимы. Что и констатируется фразой: "Великая армия прекратила свое существование". Теперь в руках Наполеона были обычные войска, с обычными возможностями. План создания квазигосударства в тылу действующих войск - провалился.

* * *

Что же осталось?

Осталась, как я уже написал, просто армия. По-прежнему грозная, по-прежнему способная разбить русскую армию в полевом сражении... Но уже вряд ли способная убедительно выиграть кампанию 1812 года. Главная задача русских войск на летне-осеннюю кампанию 1812 года, можно считать, была выполнена.


В избранное