Открытая группа
46068 участников
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →
пишет:

СЕКСОМАТИКА.

ОПЫТ ТЕЛЕСНО-ПСИХИЧЕСКОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ ОБРЯДОВ И РИТУАЛОВ СЕКСУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ В ГЛУБИННОЙ МАССИРОВАННОЙ ПСИХОТЕРАПИИ (СЕКСОМАТИКА).

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящая статья - опыт обобщения и осмысления семинара «СЕКС И ЭРОТИКА В ТРАДИЦИОНОЙ И СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРАХ. ФОРМИРОВАНИЕ ОПТИМАЛЬНОЙ МОДЕЛИ СЕКСУАЛЬНОГО ПОВЕДНИЯ. ЕЁ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ И ВОСПИТАТЕЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ».

Совместно с участниками предлагается подробно обсудить ряд тем, затронутых во время непосредственного обучения с целью вынесения их на будущие встречи:

· Формирование сексуальной культуры в традиционном и современном обществах.

· Возможность использования культурного опыта в нравственном и сексуальном воспитании.

· Телесно-психическое моделирование последовательных этапов здорового сексуального развития: использование таких моделей в практике лечения и профилактике психо-соматических заболеваний, косметологии, сексопатологии и общего оздоровления.

Мы постоянно будем обращаться к традиции, потому что она - рациональный подход к природе человека, умелое использование в повседневной жизни знаний о бессознательных механизмах работы его психики. Традиция опирается не на произвольный вымысел, а на тонкое знание законов телесного и психического. В ней непостижимым образом учтено то, чему только сейчас наука находит рациональное обоснование.

Сексуальность - важнейшая часть любой культуры. Порядок образов, которыми она формируется, структурируется и проявляется называется ЭРОТИКОЙ. Выходит, что то и другое – культурные феномены. А потому без, хотя бы самого общего рассмотрения целей культуры в нашей жизни, не обойтись.

 

СОДЕРЖЕАНИЕ:

1.       КУЛЬТУРА КАК АНТИПРИРОДА. БЛАГО ИЛИ ПОМЕХА?

 2. СЕКСУАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КАК МЕТОД И ФОРМА ВОСПИТАНИЯ ЧЕЛОВЕКА ДЛЯ ПЕРЕХО ДА ЕГО В ВЕЧНОСТЬ.

3.       «ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО СЕКСА»

4.       СКУЧНАЯ НАУЧНАЯ.

5.       МАТЕРНАЯ РЕЧЬ В СЕКСУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ.

 1.Мат-врачеватель

2.Немного о «психологизмах».

3. Матерная атмосфера и матерная речь.

4.Женщина и матерная речь

5. О сакральности мата.

 6. О СУДЬБОНОСНОЙ РОЛИ ПЕРВОГО ИНТИМНОГО ОПЫТА.

1. Явление первого самца.

 2. Дары Первого Мужчины.

 3. Особый Дар Мужчины.

7. РОДОВАЯ (ГЕНЕТИЧЕСКАЯ) ПАМЯТЬ.

 1. А все-таки она есть!

 2. Родовая память в проявлениях.

 8. ТАИНСТВО И РЕАЛЬНОСТЬ БЕРЕМЕННОСТИ, РОДОВ И НАЧАЛЬНОГО ПОСЛЕРОДОВОГО ПЕРИОДА.

 1. Мистицизм беременности.

 2. Рационализм запретов.

 3. Таинство родов.

 4. То, что и не подразумевается.

 5. Новая «традиция» - кесарево сечение.

 9. ПСИХОТЕРАПЕВТ. ТРАДИЦИЯ. ВОЗМОЖНОСТИ.

 

КУЛЬТУРА ЕСТЬ АНТИПРИРОДА. БЛАГО ИЛИ ПОМЕХА?

 

Среди множества определений культуры есть одно короткое и емкое, принадлежащее И. Канту, называющее ее «целенаправленным продуктом человеческой деятельности». Христианская традиция утверждает, что культура – одно из следствий изгнания Человека из Рая, когда он мог НЕПОСРЕДСТВЕННО постигать вещи, явления и Бога. Культура не есть что-то необходимое для человека, его судьбы или Духа. Она лишь помогает ориентироваться в мире, где мы потеряли ориентир. Это - мир образов. Если бы человек был способен непосредственно постигать истину, он не нуждался бы в такой системе посредников, (в т.ч. слов). Когда нет «посредников», восприятие идет «от сердца к сердцу» - и это язык истинной Любви.

Культура дается нам, чтобы постигать друг друга и Бога в условиях, когда нами утрачена способность прямого постижения этих реалий. Она восполняет нехватку духовной одаренности у людей (например, отображение душевных переживаний в художественной литературе, изобразительном искусстве, театре).

Культура двойственна: она болезнь (следствие наказания за первородный грех), но она же способ и средство «лечения» человечества. Однако, она еще не само реальное действие, а только СПОСОБ ПОБУЖДЕНИЯ к нему.

Эта двойственность порождает трудность восприятия и оценки культуры. Она – продукт целенаправленной человеческой деятельности. Но вот в отношении направленности и возникает сложность. Культура выступает как:

1. Тенденция развития общечеловеческого сознания. Она - постепенно прогрессирующее развитие ума.

2. Механизм подавления личности и индивидуальной свободы.

Беда в том, что культуру часто сводят к эволюции или деградации сознания. Оно при развитии присутствует постоянно, но важно помнить, что его определяет мышление. Последнее же всегда духотворно: различны лишь направленность – положительная или отрицательная.

Культура – воплощение Духа в осязаемых формах, а не просто развитие безотносительного сознания. Она положительная, когда в ней находят соответствующий нравственный момент, когда идет обращение к тому, что облагораживает Дух.

Повседневные (мирские) критерии сводятся к внешней стороне осуществления идеи. При этом оценивается техника и способ ее воплощения. Однако, важнее понять, что эта идея способна дать человеку.

Духовность культуры – не оценка гениальности реализации идеи, а понимание, в какую сторону она двигает человека, как определяет его жизнь.

В культуре идет столкновение идей «безбожного» гуманизма и гуманизма религиозного. «Безбожность» гуманизма не в признании или непризнании Бога («и бесы Бога признают»), а отсутствии Святого, Нравственного, Истины.

«Безбожность» гуманизма сводится к изображению страстей человеческих. Именно здесь необходимо ответить на вопрос: ЧТО ЭТО ДАЁТ ЧЕЛОВЕКУ? Для нас ведь самые главных вопроса: Зачем я живу? Как мне умирать будет? Неужели ЗДЕСЬ, НА ЭТОМ, все заканчивается?.

Культура не может поставить своей задачей преодоление смерти. Ей может противостоять только Любовь, которая «сильна, как смерть», Однако, любовь - не культурный феномен. Познание ЛЮБВИ и СМЕРТИ – «по ту сторону культуры». Она может рассказать о том, что человек может сделать в этих условиях, может помочь ему «расширить свое сердце», но то, что в него входит – не из мира культуры, а из иного Бытия. В этом случае роль культуры ограниченная и «служебная». Она:

·                    способ удобнее расположиться в мире, в котором люди живут сейчас;

·                    костыль, на который мы должны опереться и подняться.

 

Сексуальность – СУЩЕСТВЕННЕЙШАЯ часть культуры любого народа. Она определяет отношение к

·                    существующей картине мира,

·                    противоположному полу,

·                    наслаждению,

·                    деторождению.

ВСЯ наша жизнь и КУЛЬТУРНА, и СЕКСУАЛЬНА. Вопрос лишь в том, из каких источников мы черпаем нашу культуру, а значит и сексуальность. Одна из этих дорог – прямой путь к так называемому «сатанинскому сексу». Отсюда же и ответы на главные наши вопросы.

 

 

СЕКСУАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КАК ФОРМА И СПОСОБ ВОСПИТАНИЯ ЧЕЛОВЕКА ДЛЯ ПЕРЕХОДА ЕГО В ВЕЧНОСТЬ.

 

Повторимся, поскольку считаем это очень важным: культура не ставит перед собой «вечные вопросы», но она определяется мышлением и потому всегда духотворна. С ее помощью мы можем осознать религиозную потребность, т.е. потребность в восприятии благодатного дара свыше (а значит, и иной способ мышления). Это может быть сделано в форме красоты обряда, значимости жестов, выразительности речи и проч. Подготовленный таким образом человек, готов воспринять иную реальность, иное Бытие, которое неизмеримо выше – и только на уровне этого Бытия возможно решение «вечных вопросов».

Жизнь любого человека во все времена и в любом месте включает 3 главных события:

1.             Рождение.

2.             Сексуальный контакт.

3.             Смерть.

Психо-физиологические механизмы каждого из перечисленных явлений необычайно тесно связаны: интимный контакт – это «роды наоборот». Сексуальный оргазм у женщины в ходе родов - явление обычное. Всем известно также, что принципиальная разница между засыпанием, усталостью после коитуса и умиранием только в обратимости процесса в первых двух случаях. (мудрецы Востока называли коитус «маленькой смертью». По той же причине существовала латинская поговорка, переводимая как «Всякое животное после соития печально»). Связей между всеми тремя можно установить достаточно много, упомянем лишь, что все они являются ТАИНСТВАМИ, с точки зрения религии (а значит, Вечности).

Мудрые всех времен требовали от людей одного - осознанности собственной жизни. Не будем пока касаться мира неодушевленного, но всякое взаимодействие человека с человеком всегда направлено на получение конкретного результата. Вариантов здесь только два: приобретение выгоды за счет другого (чаще) или взаимовыгодное, обогащающее обоих сотрудничество (значительно реже). Самое главное – это ВСЕГДА более или менее внутренне структурированный ОБРЯД. Как всякий обряд он развивается на 3-х уровнях:

1.             Словесном (общение редко бывает без слов).

2.             Предметном (конкретный человек и его конкретные интересы).

3.             Деятельном или акциональном (использование определенных приемов воздействия с целью получения нужного результата).

Всё это всегда разворачивается в рамках усвоенной культурной традиции и во всём этом ВСЕГДА ВИДЕН СЕКСУАЛЬНЫЙ ПОДТЕКСТ.

Начнем «сексуальное путешествие» по жизни. Что предшествует рождению? Некое интимное действо людей разного пола (см. ст. «СЛОВА, СТАВШИЕ "НЕПРИЛИЧНЫМИ"). Стало быть, должен иметь место какой-то предварительный «сговор». На этой фазе определяется очень многое, в том числе и полоролевые позиции. Затем само действо: здесь и философия наслаждения, и само наслаждение, и определение биологического пола будущего ребенка, тот импульс, который дадут ему родители при закладке для всей последующей жизни, начиная с зачатия и многое другое. Роды: каково поведение женщины и мужчины, как определить процесс протекания родов, «программирование» пола как величины психо-социальной – и опять многое другое. Последующая жизнь: в какие игры и как кому играть, какие песни петь, как «сопровождать» переход из одной возрастной группы в другую, как осуществлять «социализацию» и «гендерную политику», как жить в соответствии с тем, что тебе отведено Природой, чтобы и твоё собственное потомство от начала (зачатия) этому соответствовало.

Мышление «доиндустриального» человека было преимущественно психо-энергетическим, а чаще – мистическим. Отсюда и в Вечность перейти было проще: жили в соответствии с собственной Природой, также и от других требовали, так и детей воспитывали. Так всю жизнь и созревали, приближаясь к СВОЕЙ СМЕРТИ (только в данном случае она была, скорее, УСПЕНИЕМ). А были бы взрощены в рамках невротичной (бионегативной) культуры, которая может существовать только за счет описания СТРАСТЕЙ, т.е. явлений уродливых, да еще на той стадии, когда произошло «пленение» ими (мы то сами взрощены на Гамлете и гамлетизме, Ромео и Джульетте и прочей психопатологии) – все было бы по Рильке, как чаще и наблюдается:

 

Лишь оттого и трудно умирать,

 Что нас не наша смерть спешит забрать.

 И если смерть свою не сделали мы зрелой,

 Другая явится к нам вьюгой озверелой.

 

Только и здесь все насквозь «сексуально» : а самое главное – возращение в ЛОНО ЗЕМЛИ-МАТУШКИ. Только вот «мы с Вечностьию сотворили блуд (Рильке)» задолго до «дня» ухода, потому что Вечность начинается ЗДЕСЬ и пока еще ВО ВРЕМЕНИ. Мы были по-человечески «несексуальными» (не смешивать с сексапильностью!) и БЛУЖДАЛИ непонятно где.

 

3.       «ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО СЕКСА»

 

На первый взгляд словосочетание может показаться неожиданным и даже смешным, но давайте попробуем не торопиться с выводами. Вспомним, что слово «секс» в переводе означает «ПОЛ», что супруга (или супругу), т.е. сексуального партера, у нас называли «ПОЛОВИНОЙ» (корень, как видно, тот же), а две половины создают ПОЛНОТУ. Предвижу филологические возражения, но реальность обстоит так, а не иначе: смысл соития двух половин в обретении КАЖДЫМ ПОЛНОТЫ. Вспомним, что:

·         сексуальность – наиболее существенная часть любой культуры,

·         культура как целенаправленная деятельность людей, определяется направленностью мышления (потому, может, и не стоит особенно удивляться особенностям «национального мышления», а заодно «охоты» и «рыбалки»?)

·         мышление ВСЕГДА духотворно,

·         культура – воплощение Духа в осязаемых формах и потому всегда духовна,

·         духовность культуры – оценка не реализации идеи, а того, в какую сторону она двигает человека и как определяет его жизнь.

Итак, сексуальная культура (как и всякая культура) направляется одухотворенным мышлением и «особенности национального секса» в том, что он ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ, приводящий к ощущению полноты Бытия.

Сексуальная культура (а еще более — ее отсутствие) — это очень серьезно и если

1) вспомнить, что культуру можно назвать «антиприродой», а «война полов» (не всегда видимая, но повсеместно присутствующая) есть обратная сторона исходной потребности «побыть зверями» (насилие, издевательство, убийство своих «половин»);

2) добавить неизбежные дополнения полового поведения: проститу­цию и венерические заболевания, распространенность СПИДа, огромного комплекса женских заболеваний, особенность демографической ситуации – то станет ясна необходимость нравственной сексуальной культуры и полового воспитания;

3) сами взрослые люди не научат своих детей человеческой сексуальной культуре, то тех «обучат» их «дружки», воспитанные античеловеческой «сексуально озабоченной» культурой. Примеров тому можно не приводить.

Именно ТАК мы предлагаем рассматривать излагаемый материал.

О сложности, многоступенчатости и «переплетённости» обыденной жизни и структурированности ее «сексуальной идеей» мы уже сказали. О том, что всякое общение людей есть ОБРЯД – тоже. Присмотримся к нашим обрядам. попытаемся вычленить «сексуальную идею» и определить её практическую значимость для нас. Сексуальное общение, в привычном смысле, начинается с разговора. В случае «русского секса» следует особо подчеркнуть - он почти всегда был и остаётся РЕЧЕВЫМ и РИТМИЗИРОВАННЫМ: поговорки, прибаутки, речевки, перепевки, песни и проч. Более того, он ТОТАЛЕН в проявлениях: до свадьбы (посиделки, ухаживания, сватовство); во время самой свадьбы (эротические свадебные песни «Во поле березонька стояла» и «Калинка-Малинка» с детского сада помним,); во время самого полового акта(«Ладушки», как форму ритмизации движений во время коитуса - знаем, а ТАМ и ТОГДА много чего еще было).

 Именно тогда сложилась стройная трёхступенчатая структура: 1.ЗАВЛЕКАЛОЧКИ (сейчас их называют флиртом, «сексуальной прелюдией») – 2.ЖУР (любовный выговор во время коитуса) - 3.ХМУР (особые приёмы «психологической поддержки» после наступления оргазма, т.е. «хмура». Слово «охмурить» всем известно).

Многие современные эротические фильмы часто показывают «немые» сексуальные сцен. Таким образом у молодежи формируется совершенно неверное пред­ставление о реальной человеческой любви и ее возможностях. Подобный «стереотип немого сексуального общения» (секс «глухонемых»), мало­характерен для традиционной русской сексуальной культуры. Он не удовлетворяет нашим человеческим запросам и нацио­нальному менталитету. Повторимся: многочисленные фоль­клорные материалы свидетельствуют, что «русский секс», был «речевым».

Отмечено, что степень надежности сексуального партнерства у носителей культуры речевого секса намного выше, чем у людей, придерживающихся «прозападного» стереотипа «немого» сексуального общения. Это вполне закономерно – от добра добра не ищут. Какое это значение может иметь: выводы сделать нетрудно.

Перейдём к существа дела: оно, как правило, начинается с диалога, приобретающего форму флирта.

В своей замечательной книге «Половой вопрос» А. Форель определяет слово «флирт» как «проявление полового влечения одного индивидуума к другому с целью вызвать ответное влечение… Обычно практикуемый вид флирта отлично характеризуется словом «поощрение». Флирт — явление древнее, хорошо известное всем наро­дам. По мнению филологов само это слово формально могло произойти от старофранцузского fleureter — «порхание с цветка на цветок» (производное от fleur — цветок). Флирт чаще всего — чистосердечная сиюми­нутная импровизация, интеллектуальная любовная игра, подни­мающая настроение, навевающая эротические образы, пробуждающая сексуальные желания.

Говорят, что это – блестящая импровизация. Однако, импровизация тем лучше, чем она тщательнее подготовлена. В организации флирта очень важную роль играют «предварительные заготовки», которые у нас называли «завлекалочками» В жизни эту роль нередко играют сексуальные анекдоты, эротические загадки, любовные частуш­ки и страдания, пословицы, поговороки, прибаутки, крылатые фразы повседневной речи. Исполнение их часто превращается в кол­лективное действие, когда флиртуют «стенка на стенку» (например, «перепевки» на деревенских посиделках). В нашей традиции это часто сопровождалось ритмическими движениями тела, головы, ног и рук, что многократно усиливало (и усиливает) их воз­действие на любого человека (ритуальные движения назывались «кобениями». Слово «выкобениваться» мы тоже знаем.).

По мере развития дело может дойти (и доходит) до более «нескромных» форм общения, когда присоединяются уже и телесные действия – и тут в речи влюбленных появляются «ласкалки», специально созданные для более зрелых форм интимных отношений. Это те же «завлекалочки», но более «узко направленные» (например, на конкретную часть тела). Приведем пример некоторых:

Что ты делаешь — сам не ведаешь!..

Мама, мамочка!.. Что ты делаешь?!

 

Эх, умою лапушку!

Напою всласть-матушку!

Застужу до дроженьки

Твои белы ноженьки!..

 

Жизнь с того и гладка,

Что целуют сладко!

 

Возьмите, люди, меня за груди!..

А ты, мой миленький, возьми за титеньки!

У молодки — куночка (матка),

В поле — незабудочка.

Борозду оставил плуг...

Телу жить от добрых рук!

 

Не баба, а елочка!

Да и не пиздёночка,

А ушко иголочное

Для игрушки елочной!

 

Выкатились шарики — белые фонарики!..

Хороши росточком, сосочки торчочком!..

Звездными ночками зазвенят звоночками!..

С милым повстречаются — глядишь, и закачаются!..

 

Когда отношения входят в «критическую фазу», на сцену выступают дамские «речевые заготовки» для мануальной ласки лингама, которые иногда называ­ют поднималочками, на которые быстро вырабатывается соответствующий условный рефлекс. Например, известная с детства:

Сивка-Бурка, Вещая каурка!

Встань передо мною.

Как лист перед травою!

Или

Встали, встали, встали, встали...

Мы такого не видали!

 

Пройдя эту фазу отношений, влюблённые переходят к «постановкам», т.е. ритмическим миниатюрам, для обозначения сексуальных позиций, в которых желательна интимная близость. Наиболее часто использующиеся в речевом сексе позиции имеют определенные названия, которые облег­чают взаимопонимание. Эти названия и фигурируют в постановках. Неправда, что у нас страдали «сексуальным однообразием»! Стоит почитать исповедальные листы, которые давались приходским священникам, чтобы выспрашивать о сексуальных предпочтениях их прихожан обоего пола, как наполняешься гордостью за своих предков и исчезает ощущение неловкости перед создателями Кама-сутры или Ананги Ранги. Кроме того, оговаривалось и наказание за использование той или иной позиции, отличной от «разрешённой», из чего можно было заключить о степени дисбаланса, который, как считалось (а может, так и есть), она могла внести с гармонию души (правда, наблюдался значительный «либерализм» на протяжении веков). Примеры:

Каждой даме по душе благородное «туше»!

Речь идет о той самой, «традиционной», позиции. Правда слово «туше» здесь может быть использовано в 3-х значениях, имеющих отношение к интимной близости.

«Пробили склянки — пожалуйте в «санки»!», - а здесь уже говорится о колено-локтевой позиции.

 

«Чур, я — дама, ты — мой паж!

Дама хочет в «экипаж»!» ,(поза «всадница», но спиной к партнёру).

 

«На престоле «казом»

Слаще с каждым разом!» -, а эта известна в сексологии как «позиция, разных уровней».

 

И вот мы переходим ко второй фазе отношений – ЖУРУ, любовному выговору во время коитуса.

Последнему предшествует «вжевлёние». Что бук­вально означает «явление во вжель (матку)». Первое вжевлёние в медицине называют «дефлорацией», а в народе — «открытием».

 В отдалённые времена мать среди прочего дарила девушке (невесте перед свадьбой и не только) фамильную «вжевлялочку» — своеобразный короткий любовный заговор от «боли». «Вжевлялочка» в этом случае была фразой для вжевления. Примеры:

Я уже не девочка...

Дайся, моя целочка!..

Ну, пусти... Довольно!

Мама, мне не больно!

 

Ветка да белка!..

Рванется не мелко!

Как врач могу оценить весь великий гуманизм такого дара. За много лет работы почти не приходилось видеть женщин, для которых это не было бы травмой, следы которой ощущаются всю жизнь. Приходилось читать в книгах (как правило, написанных мужчинами) о легкости этого явления, но в реальности, когда начинаешь вести целенаправленный расспрос о том, от чего так много зависит в жизни и для женщины, и для её детей, получаешь один из трёх, а если подумать, то из двух вариантов ответа: «больно», «обидно», «никак» ( а это вариант обидного). И «сидит» это в телесной памяти, искажая психику.

Итак, жур. Но без соответствующих методов обучения культуре речевого (человеческого) секса, сама культура «снизойти» на всех не сможет. Заговорить во время интимной близости задача не простая, потому что жур намного сложнее флирта или завлекалочек. Когда включается филогенетически древняя программа «Секс», автоматически отключаются мно­гие высшие и более молодые функции нашего головного моз­га, в том числе и речевая. В этой ситуации от влюбленных из­начально требуются воля и желание говорить. Однако, готовые ин­тимные тексты во многом облегчают эту задачу. Они помогают организовать полноценный интимный диалог, даже находясь в состоянии «сексуального забытья» (транса).

Этой цели служат функциональные стихи и считалки для интимных связей. Для этого они должны поддерживать половую доминанту, то есть быть в достаточной степени сексуальными и иметь особый поэтический ритм, позволяющий легко использовать их во время коитуса. Эти «функциональные» стихи и считалочки получили название «брусинки»(от старорусского словом «убрус» - фата невесты, неметаллический оклад вокруг головы на иконах, словом - «вещь для головы»). Возможно, когда-то «брусинки» выполняли функцию повторяющихся припевов в свадебных песнях. Позже эти припевы, несколько удли­нившись, могли стать самостоятельным речитативным эротическим жанром, т.к. были универсальными и лаконич­ными. Это помогало легко их запоминать и передавать из поколения в поколение.

Примеры «брусинок»:

 

Лезь! Весь!

Влазь! Всласть!

Нежь! Меж!

Чаще! Слаще!

Самый настоящий!

Расстегнули блузочку

Да с головой в прорузочку! [И все сначала).

 Цок-цок-цок! Так-так-так-так! Скачет резвый атамак! У него узда и грива! Хвост играет шаловливо! Белый круп летит, как лебедь! А какой прекрасный стебель! Не стесняйся, кобылица: Так должно было случиться! ( И все сначала).

 

На околках — «елочка», (секс. позиция)—

Высока светелочка! (вагина)

Покраснела, встала!

Вот как заиграла!

Красота — ты чудо!

Вот кого люблю я!

А за «елкой» — «горка»! (название секс. позиций)

Браво! До восторга! ( далее все сначала).

 

Цепенеет, водит!

Закипит, застонет!

Шепчет, получается!

Забирает, нравится! (далее все сначала).

 

Шандаловая куночка

С малиновым гонцом!

Играй, резная дудочка!

Вставай к лицу лицом!

Любовь, как тесто, месится

В пожатьях нежных рук!

Как два дрожащих месяца,

Голиц полночных круг!

Со вздохами, со стонами,

С восторгами хмуреть!

В постели иль под кронами

Влюбляться и хотеть! (И все сначала).

 

Синхронизация сексуального ритма с поэтическим может осуществляться множеством способов. Что­бы приспособить «брусинки» к интимным функциям, нужно усвоить два главных понятия: стоп и перестоп Соответственно — движение на сближение и движение на разъединение (может, кто-то вспомнит лихую песню «Как на Дерибасовской, угол Ришельевской»?). В одних случаях «журят» на стопах, а на перестопах делают ре­чевую паузу. В других - наоборот, слова произносятся лишь на перестопах (на «отрывах»). В большинстве случаев наиболее популярна техника «смычка», когда говорят и на стопах, и на перестопах. Бывают случаи, когда жур продолжается, а сексуальная активность на время прекращается совсем, хотя при этом воз­можны некоторые (например, боковые) движения.

Концовка жура – наступление ХМУРА у сексуальных партнёров (повторимся: «хмур» — русский сино­ним оргазма). Во время наступления его состояние «сексуального забытья» может усилиться, в то время как здесь психологическая поддержка необходима, как нигде. Иными словами, физиологический оргазм необходимо «сопровождать», в то время, когда бывает осо­бенно трудно подобрать или вспомнить нужные слова, тем более нужно сказать их. Здесь опять приходят на помощь «речевые заготовки» или универсальные фразы – ритмизированные или нет.

Пример реплик партнерши:

 

—Милый! Ты великолепен!

—Все правильно! Так и надо!

—Это мечта!

—Ты — настоящий мужчина!

—О! Это восторг!

Партнера:

—Ты просто ангел!..

—Делай так всегда!..

—На счастье!.. На здоровье!..

—Махай своей попкой!.. Встряхивайся!

Ритмизированные реплики:

Пожалуйста!

На жизнь не жалуйся!

Закружила!..

Русь по жилам!

 

Красу под венец!..

 Веди, молодец!

Подъем уровня культуры речевого интимного общения совершеннолетних людей не несет никаких опасностей, но способствует повышению качества интимных отношений, когда коли­чество неинтересных интимных связей и половых партнеров становится не нужным. Здесь руководит человеком не страх наказания, а целесообразность. Повторимся: от добра добра не ищут.

 

СКУЧНАЯ НАУЧНАЯ

 

Обратим внимание на устойчивое обыкновение рассматривать жизнь человека со всеми ее проявлениями в двух аспек­тах: телесном и духовном (созна­тельном, интеллектуальном). Такой подход свидетель­ствует о глубинной раздвоенности нашего взгляда на человека и его природу. Отчетливее всего это видно в наших взглядах на сексуальность.

Объяснение можно предложить простое: из физиоло­гии человека известно, что животные функции регулируются древними и глубоко расположенными отделами головного мозга, а осо­знаём их мы с помощью «молодых» - коры больших полушарий (серого вещества). Кроме того, расстояние между нервными клетками этих двух об­ластей человеческого мозга (коры и подкорки) по космическим масштабам вполне может быть соизмеримо с расстоянием от Земли до иных планет. Еще одно немаловажное дополнение: в нашем мозге существует огромное количество — нефункционирующих контактов между нервными клетками («латентных синапсов»), которые изначально почти у всех не работают - и в этом главная трудность во взаимоотношениях между двумя этими системами мозга.

 О разобщенности созна­тельного и бессознательного у людей как научной проблеме нового времени впервые высказался З. Фрейду, хотя спор идеалистов с материалистами длится с античных времён, и учение Ари­стотеля о трех «седалищах» души (первое находится ниже диафрагмы, второе - в сердце, третье - в голове) мне, как врачу-практику в области телесно ориентированной психотерапии куда более понятно.

 А теперь снова к различным граням «сексуальности»:

 Первое: Как мы постоянно подчеркиваем, она далеко не только жизнь нашего «низа», но и такой пласт поведения людей, где СОЗНАНИЕ и ТЕЛО выступают в ЕДИНСТВЕ. Именно так рождается новая реальность совершенно иного качества. Самый доступный способ ее создания – наша речь во время интимного общения партнеров. Однако, этот синтез обеспечивается не все­гда. В вышеназванной ситуации реализуются два альтернативных поведенческих варианта:

1.                  «Немое сексуаль­ное общение».

2.                  «Речевой», или психолингвистический сексуальный стереотип.

 Для сторонников «речевого» стереотипа очень важен психоэмоциональный аспект интимной стороны их жизни, желание и потребность быть людьми и в сексе. Для них это секс «по-человечески», то есть не молча(ну как тут не вспомнить фразу из известного анекдота: «А поговорить?!». Попутно заметим, что анекдоты – форма выражения концентрированного коллективного опыта и бесплатная возможность посмеяться над собой за счёт других).

Для поклонников «немого поведенческого стереотипа», наоборот, секс — «естественная отдушина», где они могут относительно безбоязненно реализовать свою внутреннюю потребность «побыть зверьми».

 Именно эти осо6еннюсти сексуального поведения наиболее точно выражают нравственные глубины людей и оказываются критериями подлинной человечности.

Второе: Важно понять: мы одновременно наблюдаем две разные ступени исторического развития сексуальной культуры и полового поведения людей. На первой (более древней) господствует телесное, восходящее к инстинктивной сексуальности, когда человек находится еще в плену своей изначально приятной животной ограниченности. На второй — к половому инстинкту осмысленно подключаются мышление и речь – и сексуальное поведение людей становится более требовательным, критичным и изобретательным. В этом случае речевые стереотипы сексуального поведения — чисто человеческий вариант секса, когда кроме чувственной востор­женности, он наполнен взаимным согласием, ответственностью и долговременной привязанностью.

Такое поведение ча­ще всего определяется культурным опытом предшествующих поколений, т.е. их традициями, в которых закреп­ляется содержание сексуальных отношений людей (см. предыдущий раздел).

 Третье: Человеческая сексуальность даже в крайне суженных формах (до реализации полового инстинкта) всё равно остается культурой и потому духотворна («очеловечена духом»). Именно это делает ее желательной и возможной. Но именно в зависимости от того, каким она духом пропитана, само интимное речевое общение может проявляться в формах «ниже природной данности» (т.е. откровенно скотских).

 Нельзя объяснить худшие проявления сексуальности в речи простым возвратом к животной сексуальности. Это – продукт развитости или неразвитости самого человека и его языка, меняющихся способов его сексуального поведения, условий жизни, ценностных установок, моральных норм, моды, языковых предпочтений своего времени.

 «Секс по-человечески» всегда осознан. Он может быть не реализован в отдельных случаях, но когда это удаётся, то постепенно способствует установлению качественно нового (осознанного, условно-рефлекторного) управления подкорковы­ми физиологическими процессами древнего полового инстин­кта с помощью высших интеллектуальных функций обо­их влюбленных за счет включения в работу латентных синапсов, чего никогда не наблюдалось еще у животных.

Так мы становимся свидетелями того, как физическое и духов­ное соединяются под началом сознания и любви – и круг нашей природной ограниченности оказывается прорванным.

Так решалась в нашей культурной традиции проблема, которую увидел, но так и не смог разрешить 3. Фрейд. Теоретически решение ее было обосновано отечественными физиологами (что, вряд ли, случайно) на основе учений об условных рефлек­сах и нейрофизиологической доминанте (Павлов, Сеченов, Ухтомский. Кстати, З. Фрейд считал И.П. Павлова фигурой куда более значимой, чем он сам).

 По зако­ну, исследованному учеником И. М. Сеченова А. А. Ух­томским, сопутствующие во времени любой поведенческой доминанте (в данном случае - половой) дополнительные стимулы (т.е. интимные слова и фразы) способны заметно усиливать ее, доставляя влюбленным наслаждения, которых они раньше никогда не испытывали.

Физиологические чувства сладострастия и оргазма, изначаль­но свойственные интимной близости, способны трансформиро­ваться под влиянием речи в новое психологическое чувство любовного восторга, которое значительно сильнее и много­граннее просто физиологии. Кроме того, физиология в значительной мере неспецифична, а у любовного восторга существует множество особенностей, зависящих от национального языка интимного общения, индивидуальных психо­физических характеристик голоса любимого человека и пр.. Именно поэтому речевые стереотипы полового поведения в высшей степени избирательные.

 Для сексуального поведения людей это означает:

1) возможность сознательного и совершенного регулирования древнего полового инстинкта, включая половое влечение (либидо) и сам половой акт;

 2) вос­приятие себя и партнера (второй половины) в гармоничной, но постоянно меняющейся целостности и уникальности (духовной и физической);

3) окончательный отход от примитив­ного «немого» сексуального стереотипа поведения своих челове­кообразных предков с их полигамией.

 При интимной близости говорят чаще женщины, чем мужчины, что может быть связано с половыми различиями в строении центральной нервной системы (у женщин речевые центры имеются в обоих полушариях, в то время как у мужчи­ны — лишь в одном).

Во время любовного выговора (жура) влюб­ленные могут говорить на выдохах и на вдо­хах, и делают это достаточно свободно. Большинство людей просто не знают о своей потенциальной способности говорить так. Эта особенность человека связана с функцией дополнительного речевого центра описанного в 1950 году и известного в физио­логии речи как «верхнего дополнительного коркового речевого поля»(«центр Пенфилда»). В обычной ситуации мы говорим преимущественно с помощью речедвигательного центра Брока, который лока­лизуется в нижней лобной извилине (у правшей — слева). Дополнительный речевой центр Пенфильда, расположенный в непосредственной близости от центров осознанного дви­жения ног и мышц тазового пояса, может иметь самое непо­средственное отношение не только к журу и речевому сексу, но также вообще ко всем речедвигательным стереотипам поведе­ния, когда речь синхронизируется с движением таза, ног и те­ла. Эта способность реализуется или нет во время коитуса. При неспособности к движениям должной амплитуды возможно отсутствие нормального физиологического оргазма(рекомендуем прочитать книгу В. Райха «Функции оргазма»). В традиционной культуре эта способность культивировалась повсеместно в сочетании с речевой активностью: рабочие, строевые, хороводные и плясовые песни, речевки и т. д..

У речевого центра Пенфилда существуют очень удачные нейроанатомические и нейрогистологические взаимоотношения и с другими рядом расположенными нервными центрами. Именно отсюда могут образовывать­ся новые нервные связи с

 

·                     парацентральной долькой (корковым анализатором полового чувства);

·                     префронтальной корой (областью эротических фантазий, формирующих и поддержи­вающих половое влечение);

·                     ядрами зрительного бугра и гипоталамуса, ведающими реализацией полового инстинкта;

·                     ядром перегородки, в котором локализован один из главных центров удовольствия.

 

Специалисты в области физиологии речи рассматривают этот факт как одно из доказательств того, что речевой секс еще и спо­соб интеллектуального развития, путь к новому, более совер­шенному мышлению. Это — способность к многоканальному логическому мышлению (самая яркая иллюстрация тому – анекдоты о поручике Ржевском и блондинках, последние еще и пример парадоксальной логики). Эта способность не является врожденной. Она начи­нает обнаруживаться у людей, имеющих достаточно большой опыт «речевой» интимной жизни (5—10 лет). Психолингвистические (речевые) стереотипы сексуальных отношений могут благотворным образом сказываться на раскрытии потенциальных возможностей человеческого мозга, стимулируя его высшие интеллектуальные функции (память, волю, творчество). Это следствие того, как наше сознание работает совместно с интуицией.

 Речевые стереотипы интимных отношений людей могут способствовать разрешению ряда медицинских, сексологичес­ких, интеллектуальных и социальных проблем современного общества. Это - важная и неотъемлемая часть нашей национальной куль­туры, требующая соответствующего отношения к ней и особенно создания эффективной системы полового воспи­тания.

Речевые сексуальные стереотипы — высшая нравственная возможность в половом поведении людей. Механизм такого поведения – интимный диалог, в котором каждая из сторон выступает безус­ловной ценностью. В нем важно все: голос, его эмо­циональность, тембр, высота, индивидуальная ритмическая ма­нера ведения разговора, выражение лица, мимика, поза, жест. Но самое главное — жизнь и здоровье люби­мого человека, без которого невозможно счастье интимного общения с ним.

Два поведенческих стереотипа в сексуальных отношениях современных людей — это два потенциальных пути эволю­ции человеческого общества.

 

МАТЕРНАЯ РЕЧЬ В СЕКСУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ.

 Говорить о сексуальной культуре и не затронуть тему матерной речи – значит резко сузить рамки проблемы: ведь речь идёт о языке, тем более, его древнейших формах. Мы уже упоминали, что сексуальность это картина мира: завет Отца-Неба и Матери-Земли, т.е. речь идёт о Космогонии. В языческой (магической) культуре управление на всех уровнях осуществлялось с помощью заклинаний. В затрагиваемой нами теме «заветные русские слова» (см. ст. «СЛОВА, СТАВШИЕ НЕПРИЛИЧНЫМИ») играли ключевую роль в обращении, поскольку они не только очень образны и способны вызвать опре­делённые ассоциации, но и обращены к самой мощной энергетической сфере — сексуальной.

 

1. Мат-врачеватель

 Много говорят о целительной силе и «быстродействии» мата - так оно и есть в действительности. Его называют «голосовым» или «вибрационным» оружием – и он, как всякое оружие, способен быть обоюдоопасным. Как всякое оружие, матерная речь, создавая жёсткие вибрации голоса в окружающей среде, способна на какое-то время значительно увеличить защит­ные свойства организма, подавить психику другого человека, разрушить его, деморализовать и т. д. Однако, следует постоянно помнить, что сексуальная культура только часть, хоть и важнейшая, общей культуры. Она перешла в неё из другой (языческой), несколько видоизменилась, но не «растворилась» и не исчезла (двоеверие в России существовало до 16 века), а сохранила все свои функции, потому и действенна.

А теперь немного науки: венгерские нейроэндокринологи К. Лишшак и Э. Эндреци в1967году обнаружили антагонизм между мужскими половыми гормонами (андрогенами) и «гормонами стресса» (кортикостероидами).

Это объясняет уменьшение симптомов дистресса при эротическом возбуждении и возникающую у многих в сложных условиях склонность к скабрезному «ёрничеству», «матерщине», совершенно не свойственную им в обыденной жизни. Отсюда понятно существование эротической атмосферы особого рода в некоторых профессиональных и социальных группа. Так моряки в плавании оказываются в состоянии тяжелейшего непрерывного стресса-кинетоза («болезни укачивания»). У них наблюдаются мучительные тошнота, рвота, головные боли, общая слабость, ощущение ломоты в теле, ухудшение настроения и взаимоотношений. Кратковременные эмоциональные, эротически окрашенные переживания уменьшают выраженность этих симптомов. Этому же способствует созданная «матерная атмосфера» (лихое использование нецензурных скабрезностей), т.е. юморная «матерная речь», но не агрессивная «матерная ругань». Однако при очень тяжелых формах кинетоза (многократная изнуряющая рвота, головная боль, чувство мучительной тяжести в эпигастрии, депрессивный дискомфорт и т. д.) склонность к нецензурной сексуальной лексике не способствует улучшению состояния в этих случаях. «Укачивание» (стресс-кинетоз) порадило еще одно замечательное явление – «железнодорожные романы», возможные, преимущественно, в нашей стране вследствие большой протяженности путей.

 Врачами издавна замечено: раны рубцуются и кости срастаются быстрее в тех группах, где мат звучит постоянно – и это не зависит от уровня образования и воспитания людей. С точки зрения эндокринологии, объяснение простое: разговор с постоянным матерным сексуальным подтекстом способствует выделению мужских половых гормонов - андрогенов. Они - мощный антагонист гормонов, вызывающих воспаление (кортикостероидов). Кроме того, андрогены ускоряют восстановление тканей.

 

 2.Немного о «психологизмах».

У многих народов были мужские и женские разговорные языки. Мужчины, чтобы сохранить достоинство, могли говорить на своем, а женщины использовали женские выражения. Русский мат - сугубо мужская речь. Важнейшая его особенность - парадоксы суждений, неожиданные сочетания сексуальности с адресацией ее к обыденной жизни и с характеристиками конкретных людей (вспомним опять анекдоты о поручике Ржевском и не будем удивляться их популярности). Матерная речь - это не просто скабрезные ругательства. Это еще и эмоциональная беседа мужчин в критических ситуациях. Исконной матерной речью пользовались только в мужских компаниях, и совсем не для того, чтобы обругать друг друга, но чтобы весело, быстро, понятно, эмоционально объясниться друг с другом в экстремальных ситуациях.

 Принятие нового члена (как правило, молодого человека) в такое мужское братство также происходит с помощью этого языка. Когда «новичок» ощущает себя наделенным правом пользования запретной, кастово-мужской речью, до него начинает доходить значимость его мужских качеств. Сексуальная подпитка эмоций мобилизует выделение его андрогенов, те способствуют укреплению его мужественности, а это всегда мощный восстановитель психологического комфорта.

В русских артелях в минуты отдыха практиковались «матершинные диспуты-соревнования». Филологи находят их сходными по своим парадоксальностям с дзен-буддистскими диалогами. Но в последних нет сексуальности, активизирующей выброс в кровь андрогенов, устраняющих утомление и уныние, нейтрализуя «гормоны стресса».

 

3. Матерная атмосфера и матерная речь.

«Матерную атмосферу» в стрессовых ситуациях и повседневности можно классифицировать по типам ее происхождения:

·                    матерные речь и ругательства - как продукт сексуальной озабоченности. Она бывает при незавершенности детского «пенис-вагинального» периода (см. у 3. Фрейда);

·                    акцентуация мышления и речи на вторичных половых признаках обоих полов как следствие психосексуальной недоразвитости личности, претенциозно-агрессивно, истероидно защищающейся от собственною опасения перед сексуальными неудачами;

·                    «подстраивающийся» мат, возникающий у личностей, находящихся на нижней ступени социальной иерархии;

·                    демонстративная матерная речь у «культурных» мужчин как признак снижения у них сексуальной потенции. В этом случае имеет место

а) попытка восстановить потенцию, стимулируя себя таким образом (в том числе и на физиологическом уровне);

 б) инфантилизация себя (одитячивание), что-то вроде «игры в запретные слова»;

·                    командный мат - архаическое (зооантропологическое) латентное проявление гомосексуальности как символизации преобладания в стаде среди других особей мужского пола;

·                    убогая нецензурщина, восполняющая скудность языка, что-то вроде «словесных протезов».

 

Матерная речь различается по эмоциональности:

1.Радостно-смешливый.

2.Боевито-задорный.

Оба эти варианта провоцирует, как правило, естественное снисхождение к тем, кто нуждается в поддержке. При этом право на «бодрящие скабрезности» «выходит» из-под этических запретов и условностей. Говоря языком психоанализа, «мужская лихость» освобождается от давления «сверх-Я»;

3. Агрессивно-защитная речь. Наблюдается у ощущающих себя неполноценными – это пока еще путь к освобождению «Я» от запретов «сверх-Я». Она прикрывает личностную слабость и неуверенность в себе;

4. Междометийный мат. Распространён у людей с неразвитой речью и заполняет интервалы при поиске нужных слов и выражений.

 

4.Женщина и матерная речь

 На женщин мат действует иначе (напомним – это не их язык). Психологи утверждают, что «хорошень­кие девушки, из уст которых постоянно звучат нецензурные выражения, обречены на скорое изменение черт лица. Исчезнет нежность и миловидность, на сме­ну им приходят отталкивающее искривление губ, де­формация щёк; приятная полнота лица превращается в жабью разновидность, а острые личики при­мут крысиный вид». У них матерная речь тоже способствует выработке андрогенов, но у нормальной женщины андрогенов не должно быть много. Косметологи обратили внимание на то, что у женщин и девушек из компаний, где мат - обыденный язык, тело обрастает волосами и начинает, как у подростков, ломаться голос. Если мужчина не хочет причинить девушке и женщине вред, при них «выражаться» нельзя потому, что матерная речь им вредна, провоцируя гормональные нарушения.

 

5. О сакральности мата.

Язычники-жрецы знали о свойстве слов-заклинаний, к которым принадлежит и лексика, называемая ныне «ненормативной», и потому так осторожно обращались с ними. Со временем мат вошёл в обиход, его стали употреб­лять повсеместно и неконтролируемо. Многие слова, а тем более «запретные» слова-заклина­ния, стали чуждыми.

Мы помним: «В Начале было Слово. И Слово это было от Бога. И Словом этим был Сам Бог». Мы слышали о Третьей Заповеди: «Не поминай имени Господа Бога твоего всуе», которая в расширенном толковании призывает нас бережно относиться к словам вообще, потому что иначе сила их начинает действовать «не так». А слова эти продолжают звучать, выделяя тот спектр электромагнитной энергии, который у физиков получил название «реликтовое излучение». Оно не «вписывается» в наш спектр и вносит дисбаланс в психику, разрушая и тело – и чем чаще произносят слова-инвективы, тем выше уровень хаоса в нас. Иллюстрации приведены выше.

Некоторая сексуализация речи целесообразна только при стрессе в сугубо мужских сообществах, но вредна во всем многообразии нормальной обыденной жизни. Так мы опять возвращаемся к духовности культуры.

ПОСЛЕСЛОВИЕ:

Не следует ко всем перечисленным образцам сексуальной культуры относить народные свадебные песни-инструкции для брачующихся, обучающих молодых сексуальной жизни.

 

О СУДЬБОНОСНОЙ РОЛИ ПЕРВОГО ИНТИМНОГО ОПЫТА.

 

 1. Явление первого самца

В биологии существует понятие «явление первого самца». К этому феномену очень требовательны животноводы и члены собаководческих клубов: даже одна внеплановая вязка (вне клуба и неважно, какая по счету) породистой сучки с «партнером вне кондиции» перечеркивает её родословную – порода испорчена.

 Люди «не чужды» этому явлению: первый мужчина в жизни девственницы, оставляет в ней свой «образ Духа и Крови», т.е. своеобразный слепок психического и физического облика детей, которых она родит. Только от этого мужчины зависит здоровье и полноценность будущих детей. Все последующие мужчины, сколько бы их ни было, дают женщине лишь семя, но рожает она детей первого мужчины, давшего ей «матрицу». Помимо семени, от последующих мужчин, женщина берёт и передаёт детям различные болезни. Полученная от разных мужчин энергия (и информация) деформирует в прямом смысле изнутри женщину (гинекологам это особенно хорошо известно) и её детей (существует утверждение, что сколиоз – следствие этого. Учитывая сакральную роль позвоночника в нашем теле, похоже на правду).

Постулат: «Первый мужчина, который нарушил девственность девушки - единственный отец всех детей, которых она родит в своей жизни, независимо от того, скольких мужчин она будет иметь за всю свою жизнь» - нашел свое выражение в дошедших до нас сведениях о феодальном праве «первой ночи». Трудно объяснить длительное существование этого обычая одной «похотью барина», но то, что «самый-самый» (а владетель другим быть не может) распространяет СВОЮ силу на СВОЁ племя – очень правдоподобно для дохристианского мышления. Повторимся: в животноводстве это не вызывает недоумения.

Здоровая наследственность в традиционном обществе сохранялась благодаря девственной чистоте невесты. Пословица: «На торной дороге трава не растёт»,- утверждала, что от «гулящей» хорошего потомства не получишь. О ритуальном осуждении тех, кто утратил свою девственность («целостность») до свадьбы всем хорошо известно. Такую девушку считали «испорченной», «не достойной» замужества. Есть мнение, что когда кто-либо брал её в жёны, то такое соединение называли «браком», а не семейным союзом (может, отсюда распространённый афоризм: «Хорошее дело браком не назовут»? Хотя имеются и иные утверждения).

Ведущая сексуально неупорядоченный образ жизни женщина, сама получает многочисленные соматические и психические болезни. Кроме того, накапливая различные «образы» своих партнёров, она «искажает» образ будущего ребёнка, потому что при «наслоении» различных «слепков» «матрица» биологического отца размывается. Это приводит к рождению детей непохожих на своих родителей. Не найдя общего языка с детьми или видя их выраженную «непохожесть» ни на кого из родственников, они задают риторический вопрос, обращаясь к ребенку: «Ну, в кого ты у меня такой (такая)?». Ответ существует давно: «Ни в мать, ни в отца, а прохожего молодца». Только мама знает, кто был, тот «молодец», первый мужчина в её жизни.

И для женщин, и для мужчин первый опыт сексуальной жизни имеет решающее значение, определяя всю последующую жизнь: если он имеет отклонения от нормальной половой жизни (носит элементы полового извращения или гомосексуальной направленности), то дальнейшее поведение человека определяется именно этим, первым, опытом не только в области сексуального, но и во всей повседневной жизни, диктуя ему, свои условия.

 

2. «Приношения» первого мужчины

Считают, что во время первого интимного акта женщины мужчина «передаёт» ей:

1. «Образ Духа и Крови», т.е. «слепок» психического и физического облика детей, которых она родит.

2. Энергию своей жизни для вынашивания потомства (что наблюдается во время каждой эякуляции, которую некоторые называют «маленькой смертью» и на чем и основаны все техники «семясбережения»).

3. Дар Материнства (способность заботиться о ребенке).

4. Способность раскрыть Женскую Долю (родовую генетическая память девушки).

5. Любовь и самого себя.

Это значит:

Наполняя женщину своим «образом Духа и Крови», мужчина совместно с «энергозатратами» наделяет ее Даром Материнства, ибо их главная (природная или Богом установленная) цель интимного контакта - деторождение. Мужчина всегда (подсознательно) старается воспринять женщину, с которой он близок, как мать своих детей. Если же Образа Матери мужчина в ней не увидел, то детей у женщины может и не быть – не наделили её этим даром, да и не удивительно, если первый контакт – следствие каких угодно, но иных причин («Любопытство сгубило больше девственниц, чем любовь» - Ларошфуко). И стоит ли удивляться нарастающей волне бесплодия.

Рефреном звучит:

Девушки, идущие с легкостью на первую и, как правило, внебрачную связь с мужчиной, должны знать, что их первый мужчина обязательно заложит генофонд их будущим детям – когда бы и от кого бы они впоследствии ни родили своих детей. Чаще всего первый мужчина бывает «не из лучших», а значит, не лучшие физические и умственные данные будут у будущих детей этих женщин.

Что значит раскрыть Женскую Долю? Это оживить родовую генетическую память, побудить в избранной женщине Мудрость её материнской линии (матери, бабушки, прабабушки – и всех Женщин). Тогда она подсознательно начинает понимать, что и как правильнее и лучше по-женски сделать, овладевает способностью должного восприятия избранника, как единственного мужчину, отведённого Судьбой для неё – и будет заботиться о нём, как о своём ребёнке, не умаляя его роли мужчины. Она сумеет держать это тонкое равновесие.

3. Особый Дар Мужчины.

Что значит: мужчина передаёт женщине при первом контакте «Любовь и самого себя»?

Попробуем сначала разобраться с главным словом – ЛЮБОВЬ. Лингвистический анализ позволяет нам перевести это слово как «всякий прямой путь к величественному (божественному)». Как видно, мы опять не можем избежать темы духовности культуры, запредельных для понимания некоторых вещей нашим умом, но явно ощущаемых. Иоанн Златоуст просит: «Господи, насади корень премудрости – страх Твой в сердце моём». Этот страх – оказаться недостойным Бога, который есть Любовь, Он же Цель и Путь. Руководствующийся страхом Любви в своем поведении, боится одного - причинить вред тому, на кого обращено его внимание. В данном случае говорится о бережном отношении к избранной женщине. Ей он приносит в жертву себя, т.е. отказывается от эгоцентричного поведения – и таким образом оба вступают в область трансцендентного, того, что за пределами их обоих – и тогда говорят, что «браки заключаются на Небесах». Лингвистический анализ определяет слово «БРАК» как «божественное единение Души и Духа».

Именно сила Любви способна уничтожить «образ Духа и Крови», наложенный первым, но ИНЫМ, мужчиной, если женщиной принесено покаяние. Последнее нужно рассматривать не как невротическое чувство вины, но как метанойю (что в переводе с греческого и есть «покаяние»), т.е. «перемену мышления».

Тогда силой Двойной Любви (своей и ответной) уничтожается изнутри и снаружи Иной Образ ВСЕГДА напоминающего о себе первого мужчины.

Тогда «обесточивается» образ ТОЙ ситуации, ибо первый акт интимности часто бывает очень болезненным. К болевому шоку присоединяется обида или разочарование, чаще всего переносимые на СВОЕГО мужчину (вопрос лишь в степени выраженности).

Тогда говорят о ВЕЛИКОЙ СИЛЕ ЛЮБВИ.

 

7. РОДОВАЯ (ГЕНЕТИЧЕСКАЯ) ПАМЯТЬ.

1. А все-таки она есть!

В настоящее время генетическая память считается явлением «официально признанным»: психофизиолог Л.П. Гримак, на работах которого выросло не одно поколение отечественных психотерапевтов, в одной из своих книг определяет её как «способность «помнить» то, чего помнить никак нельзя, то, чего не было в непосредственном жизненном опыте, в житейской практике индивида». Еще ее называют «памятью предков», «памятью Рода» и т.д.

 Каждый психотерапевт подтвердит, что глубинные причины душевных нарушений лежат не сфере личного (биографического) опыта, о котором так любят рассказывать пациенты, и даже не всегда в особенностях протекания родового периода, что очень значимо в реальной жизни, независимо от возраста, но значительно глубже: в областях

а) внутриутробного развития (что ещё как-то можно объяснить с медико-биологических позиций);

б) трансперсонального (что объяснить с этой точки зрения невозможно, а остаётся только принять или нет).

Учитывая важность этого уровня в возникновении всевозможных нарушений, остановимся на это подробнее.

 

2. Родовая память в проявлениях.

О генетической памяти в настоящее время можно сказать:

1) она находится где-то в «дальних уголках подсознания», в сфере ощущений и, иногда, «выплывая из них», вызывает неясные образы, впечатления и ощущения:

2) известно, что во время беременности плод в утробе матери около 60% времени видит сны. Так проявляется именно генетическая память, а мозг ее просматривает и обучается. «На изначальную пустоту, которую суждено заполнить эмбриону в материнском чреве, подается генетическая программа, содержащая уже прожитые предками жизни (речь ни в коем случае не идёт о «многожизнии» в оккультном понимании)».

Всем, кто в какой-то степени изучал биологию, известен закон Северцева-Бэра: «Онтогенез повторяет основные этапы филогенеза»., т.е. индивидуальное развитие повторяет основные этапы эволюции живого.

То есть человеческий зародыш в утробе матери в процессе созревания, проходя весь длительный цикл развития животного мира - от одноклеточного организма до младенца, «вкратце вспоминает всю свою историю, как историю развития живого существа». В результате новорожденный ребенок хранит в себе генетическую память, записанную всеми его предками.

Итак, дети рождаются с полным арсеналом знаний, бережно сохраненных веками эволюции в генетической памяти. До двух лет у них сохраняется звуковая, зрительная, осязательная генетическая память. По мере роста и обучения ребенка доступ к генетической памяти уменьшается.

Проявлению её в обычном состоянии активно противодействует наше сознание, стремясь оградить психику от «раздвоения личности». Но генетическая память может проявиться во время сна или измененного состояния сознания, когда контроль «бодрствующего сознания» ослаблен, и мозг способен «вытащить» эту информацию (гипноз, транс, медитация).

3) генетическая память «встроена» во всеми признаваемое «коллективное бессознательное», которое рассматривается как глубинный уровень психики, не зависимый от личного опыта, и присущее каждому человеку. Оно хранит множество первичных (изначальных) образов, называемых архетипами. Это не воспоминаниями, а скорее предрасположенности и потенциальные возможности (количество их равно числу типичных ситуаций в жизни). Это – «формы без содержания представляющие только возможность определённого типа восприятия и действия (К. Юнг)» Они передаются не посредством культуры, а наследуются, т.е. передаются генетически. Таким образом, считается, что опыт отдельной личности не утрачивается, а наследуется из поколения в поколение и передаются человеку через подсознание. «Бессознательное.. является осадком всего, что было пережито человечеством, вплоть до его самых темных начал»». Это - «живая система реакций», которая «невидимым, а потому и более действенным образом определяет индивидуальную жизнь». Оно не «гигантский исторический предрассудок», но источник… и форма проявления инстинктов», которые влияют на наши мысли, чувства, поступки. Это получило название архетипов (К. Юнг). Они связаны с физиологическими инстинктами (тело), но также зависят от эволюции мозга. Это еще раз говорит о целостной связи психики, тела и духа.

4) генетическая память человеку «дана» - и для ее усвоения не требуется специальных усилий. Но при разрушении этой памяти возникает психическое сопротивление в виде самых разнообразных аффектов, потому что духовный мир каждого человека «генетически настроен на «свои частоты».

 Психика ребенка – «не чистый лист бумаги», на котором можно написать что угодно. Она 1) несет объемные культурные матрицы, содержащие в себе сообщение о норме ЭТОГО младенца; 2) избирательно чувствительна и способна активно реагировать на определенного рода раздражители. 3) всегда открыта для восприятия информации.

Но если, «входящая» информация вступает в противоречие с его «индивидуальными настройками», то вызывает у детей душевные травмы - психозы и неврозы («индивидуальные частоты » задал «ПЕРВЫЙ МУЖЧИНА»). Это легко объясняет растущее количество детей, страдающих неврозами в «благополучных» семьях. Примечание: 1. Из многолетнего опыта практической работы психотерапевта замечу, очень часто, когда мать приводит такого ребенка на приём, но вместо него проводится коррекционная работа с матерью, состояние маленького пациента значительно улучшается, хотя специально им никто не «занимался». 2. Всё, что сказано о генетической памяти, очень понятно с позиций фрактальности, утверждающей единство человека, социальных систем и национальных идей.

8. ТАИНСТВО И ПРАКТИЦИЗМ БЕРЕМЕННОСТИ, РОДОВ И НАЧАЛЬНОГО ПОСЛЕРОДЩОВОГО ПЕРИОДА.

В доиндуствриальном обществе рождение ребенка воспринималось любой женщиной как главная цель жизни. Беременность и роды были желанным и естественным для неё событием. Считалось, что семья, благословенная детьми, будет счастлива. Стать матерью и быть ею в полном смысле этого слова стремилась каждая. Потому у женщин в старину было намного меньше страхов, связанных с беременностью и родами, чем у живущих в иную эпоху, когда появились иные цели и иные возможности реализации себя. Исходя из жизненной цели, выстраивается отношение к беременности и родам. (рекомендуем обратиться к статье «ПУТЬ К УСПЕХУ МОЖЕТ БЫТЬ ПЕРЕКРЫТ ДО РОЖДЕНИЯ»)

 

1. Мистицизм беременности.

Основой заботливого отношения к беременной были магические представления о перевоплощении души. В цепи рождений и смертей умершие предки - одновременно и потенциальные потомки. Существовало представление, что души родственников могут воплощаться только в пределах своего рода, поэтому каждый ребенок во чреве матери считался душой воплощающегося родственника. Каждый ныне живущий после кончины мог получить новую жизнь в новом теле у своих детей, внуков или правнуков. Не желая наносить вред своему роду (и себе), к беременной всегда стремились относиться почтительно и заботливо.

Беременная женщина - «связующее звено» между «этим» и «тем» «светом»: новорожденный приходит оттуда, куда отправляются умирающие, т.е. из иного мира. Такое состояние нельзя не считать таинственным, а потому - сопряженным с множеством ритуалов и запретов.

Женщина вынашивает потомка – а в прошлом предка. Во время беременности она на границе между миром людей и миром душ. Ей приходится осуществлять связь между ними. Она носит в себе магическую силу, находясь под неусыпным покровительством обожествленных Предков. Обидеть ее — значит, нанести оскорбление всем предкам и прогневить их. Отказ ей в просьбе – нанесение вреда всем потомкам, что может навлечь на дом обидчика несчастья.

 

2. Рационализм запретов.

Рождение ребенка считается одним из величайших таинств жизни. В реальной жизни подмечено: благополучие ребенка закладывается, когда он находится в утробе матери (перинатальный уровень формирования психических нарушений в современной глубинной психологии). Поэтому в традиционном поведении и укладе жизни были закреплены правила поведения по отношению к беременной, которые обеспечивали благополучие, как будущего ребенка, так и самой женщины.

Цель правил поведения по отношению к беременной - сохранение здоровья матери и обеспечение здоровья ребенка. Эти правила складывались под влиянием реальной необходимости и включали в себя самое рациональное. Состояние матери и ребенка - необходимое условием выживания народов, ведущих натуральное хозяйство, особенно в условиях сурового климата. Чтобы выжить человек должен обладать здоровьем, выносливостью и спокойным уравновешенным характером, исключающим раздражительность, злобность, взбалмошность, скандальность, упрямство, что может поставить под угрозу возможность выживания. Потому традиционные правила ухода за беременной были продиктованы заботой о формировании психического и физического здоровья будущего ребенка, развитии у него необходимых положительных черт характера.

Сама беременная должна была вести благочестивый образ жизни, ибо «внутри нее Господь творит душу и тело человека». Потому как ни в какой другой период жизни женщине необходимо заботиться о своей душе, быть любящей, милостивой, доброй, кроткой, правдивой, улучшать свои душевные качества, трудиться над исправлением своих пороков.

 

3. Таинство родов.

Подчеркнём еще раз: в традиционном подходе роды рассматривались как акт перехода из одного мира в другой, в котором участвуют сверхъестественные силы. Рождение отождествлялось со смертью, поэтому относилось к обрядам «смерти-возрождения». Эта параллель между смертью и рождением хорошо прослеживается в родильной и погребальной обрядовости. Считалось, что во время родов душа умирает в потустороннем мире и рождается в мире земном. Новорожденный ребенок – потустороннее существо, по сути - предок, который, рождаясь, получает новую земную жизнь и земную судьбу, тесно связанную с его предыдущим воплощением, и отождествляется с покойником. Исходя из этих представлений, акт родов рассматривался как переход из загробного царства в земной (явленный) мир, и одновременно был механизмом, определяющим судьбу человека.

Движение ребенка по родовым путям отождествлялось с дорогой, которую проделывает душа умершего человека, чтобы достичь загробного царства. Этот посмертный путь состоял из перехода через святую реку, полета по трубе и перехода через огненную реку. В родильной обрядовости в роли элементов пути в иное царство выступают:

1) плодные воды (святая река),

2) родовые пути (полет по трубе)

3) рождение головки ребенка (огненная река).

 

 Путь во время рождения олицетворяет земной путь человека, его судьбу. Поэтому всем событиям, происходящим во время родов, придавалась особая значимость. Чтобы облегчить переход младенца и определить для него благополучную судьбу во время родов предпринимался целый ряд обрядовых действий. Рассмотрим их несколько подробнее.

 Считалось очень важным, чтобы роженицу тошнило и рвало, т.к. при этом хорошо раскрывается шейка матки (в действительности, так и есть — тошнота и рвота появляются в завершении периода раскрытия, когда шейка матки достигла максимального раскрытия). Чтобы спровоцировать у роженицы рвоту, использовались различные приемы.

Во время потуг до самого появления головки ребенка через наружные половые органы роженица оставалась в вертикальном положении. Считалось, что при стоячем положении женщины ребенок скорее и свободнее выйдет, а при горизонтальном положении плод может «подкатиться под ложечку». Чтобы он не «застоялся», а также чтобы «расходились все жилы роженицы и все ея члены», женщину водили под руки до тех пор, пока не покажется головка ребенка. Широко распространен был прием проведения потуг, зависая на веревке, перекинутой через потолочный брус (матицу).

 Положение, лежа в традиционных родах, использовалось крайне редко.

На финальных стадиях родов чаще всего женщина принимала позу на коленях, на корточках, на четвереньках, зависая. Если случалось рожать самостоятельно, без посторонней помощи, она, как правило, становилась на корточки или на колени. В присутствии повитухи возможно было положение лежа. Ожидая появления новорожденного, роженице подстилали овчину, уложенную мехом наверх, или подстилали солому. Солома и шкура животного считались оберегом для матери и младенца и облегчали выход ребенка.

Моменту выхода головки младенца придавалось особое значение. Считалось, что именно в это время предрешается его судьба, поэтому роженицу наставляли, чтобы она в этот момент попросила у Бога хорошую долю для своего чада.

После рождения ребенка женщина чаще всего садилась так, чтобы новорожденный лежал у нее в ногах. Склоняясь над младенцем, мать и повивальная бабка осматривали его. Мать гладила новорожденного, восхищаясь своим млдаенцем, говорила ему ласковые слова. В этой позе женщина оставалась до момента, пока не отпульсирует пуповина. Согласно народным представлениям пуповина — связь малыша с матерью и внешним миром, а послед — двойник ребенка. Основываясь на этих представлениях по отношению к пуповине и последу производился, целый ряд магических действий. Например, от пересечения и перевязывания пуповины зависела привязанность ребенка к матери, а также его смышленость и способность к различной деятельности. Поэтому часто пуповину девочки пересекали на гребенке или веретене, чтобы она была домовитой хозяйкой и умелой пряхой, а пуповину мальчика — на топорище, чтобы он был хорошим хозяином и умело справлялся с топором. Затем ее перевязывали прядями льна переплетенного с волосами матери, взятыми из правого виска или из правой косы. В этом ритуальном действии лен выполнял функцию оберега и символизировал связь с предками и Матерью-землей. Волосы матери брали для того, чтобы ребенок был всю жизнь привязан к ней.

Справившись с пуповиной, ждали отделения и выхода последа. Для удачного отделения последа его «выкликали» («Кыс! Кыс! Кыс!»), слегка подергивая за пуповину. Если послед не появлялся через полчаса после родов, это считалось дурным знаком и тогда повитуха начинала принимать меры для его отделения. Использовались как акушерские приемы, так и магические ритуалы.

Первой пеленкой сыну служила отцовская рубаха, дочери - материнская. Так еще «надежнее» формировалась полоролевая позиция человека.

 

 4. То, что и не подразумевается.

Приходится постоянно повторяться, но без этого трудно обойтись. В ведении современных беременности и родов исключено самое главное: они - таинство, которое определяет внешние действия (вспомним ещё раз о практичности традиции):

1. Отношение к роженице и новорожденному строилось на основе мифологических представлений о родах, как об акте смерти-возрождения, т.е. умирании в загробном царстве и рождении в земном мире. Исходя их этого представления, рожающая женщина и появляющийся на свет ребенок считались существами, находящимися в состоянии перехода, и поэтому могли легко подвергнуться влиянию всевозможных магических воздействий, и даже недобрых мыслей. Как следствие:

2. Существовали представления об обрядовой нечистоте роженицы и новорожденного, как существ находящихся в состоянии перехода и обладающих свойствами потусторонних сил, опасных для живых людей. Ситуация родов наделяла мать и младенца особой магией, которая могла навредить окружающим, поскольку была напрямую связана с силами смерти. Отсюда:

3. Оказывающий помощь роженице, должен был уметь вступать в контакты с потусторонними силами и, по сути, являлся ритуальным лицом.

Вот и появляется легендарная бабка-повитуха, которая оказывала элементарную акушерскую помощь и совершали соответствующие магические действия. Ее задачи были простыми: облегчить роды и обеспечить здоровье матери и ребенку. Но, поскольку она лицо ритуальное, то к ней предъявлялись достаточно строгие нравственные требования. Она должна была быть:

· безупречного поведения и незамеченная в неверности мужу;

· не злонравной и не сварливой, так как (согласно поверью) характер восприемницы передается ее восприемникам;

· «счастливой в своем семействе»;

· не бездетной (избегали приглашать и тех, у которых свои дети умирали).

 Такие качества свидетельствовали, что у повитухи «легкая рука», т.е. принятые ею дети чаще жизнеспособны, чем у других «специалистов». 4. Так как родильница и новорожденный до определенного срока считались существами нечистыми, то вернуть (а ребенка ввести) в «этот» мир должна была опять же повитуха, которая совершала необходимые действия в течение первых 8 дней после родов (вспомним, как отголосок этого выписку из родильного дома женщин на 9-й день. (Давно это было!). Именно в эти дни происходило «доделывание ребёночка», потому что согласно традиционным представлениям младенец воспринимался как существо, требующее своего «дооформления». Это один из центральных мотивов родильной обрядности. Такие ритуалы как: припекание, прогревание, перероды, раскрытие органов, правление тела - способствовали закреплению новорожденного в новом пространстве-времени (вне материнского чрева). В процессе этого повитуха не только занималась гигиеной новорожденного, но и направляла природу по желаемому пути.

Так и для матери, и для ребенка воплощалась «идея перерождения» и осуществлялся переход от того состояния, в котором оба оказались (беременность и роды), к тому, что считалось «истинным образом Божьим».

Но если во время ритуалов младенец обретает новые качества и физически «доделывается», то роженица «возвращается» к своему исходному состоянию, восстанавливается физиологически и «в правах». Последнее происходило во время обряда размыванье рук. Этот древний языческий ритуал исполняли на девятый день рождения ребенка: родильница подает повитухе мыться (над лоханью, в которой накрест положены нож и веник), и они друг другу трижды наливают на руки из кружки, в которую положены деньги (отсюда: размыть руки, кончить дело,). Таким действием символизировалась передача ответственности за дальнейшую жизнь младенца от повитухи – матери (по нашему - «выписать из родильного дома»). Одновременно, вода выполняла очистительную функцию и символизировала промежуточный этап прихода младенца в этот мир, а матери - возвращение к домашней и хозяйственной деятельности.

Приобщение к общинной жизни становилось возможным по истечении шестинедельного очистительного срока (40 дней), сопровождавшегося церковным ритуалом..

5. Новая «традиция» - кесарево сечение. Несколько слов о явлении экстраординарном, но ставшем очень распространённым. Маленькая справка для непосвященных: Кесарево сечение - хирургическая операция, при которой плод извлекают через разрез передней брюшной стенки и матки (в отличие от родов, которые есть процесс «нормальный»). Его проводят в случаях, когда самопроизвольные роды невозможны или опасны для жизни матери (в первую очередь) или плода. Показания к кесареву сечению определяют во время беременности или в родах. Риск для жизни и здоровья женщины при проведении кесарева сечения в 12 раз выше, чем при самопроизвольных родах. Как любая другая хирургическая операция, кесарево сечение выполняется строго по показаниям. Показания к кесареву сечению определяют во время беременности или в родах.

Оно выполняется а) в плановом порядке (до начала родовой деятельности); б) в родах.

 Не будем заострять внимание на том, что у «кесарённых» женщин возникают трудности с

·   ношением ребенка в период новорожденности,

·   грудным кормлением,

·   «сексуальным общением»,

·   возможностью рождения последующего ребенка «старым добрым способом» - и прочим, что перечислять можно еще долго.

Вопрос решается только женщиной и в пользу женщины - повторяем это. Поговорим о детях-«кесарятах» - очень интересном явлении и одной из «головных болей» детского психотерапевта. Впрочем, это «боль» и для «взрослого» специалиста, только он об этой связи уже не думает – и потому часто ищет «не там». Самый главный миф о пользе кесарева сечения – «польза ребенка». Естественные роды, включая прохождение по родовому каналу, сжатие головки и т.д. - мощный механизм запуска для всех систем жизнеобеспечения младенца, чтобы в первые же часы после родов подстроиться к новому окружению. Именно тогда уничтожаются многие проявления родового конфликта, того комплекса негативных психологических факторов, приобретенных ребенком во внутриутробном состоянии, а их – превеликое множество. Напомним, что главные причины «трудностей» взрослой жизни закладываются здесь и на уровне «генетической памяти» (только не вспоминайте о «Карме»).

 Если такого воздействия не было – наступает, как сейчас говорят «сбой программ». Это отмечается сразу: многообразные неврологические нарушения у детей, рожденных путем кесарева сечения, встречаются в 2-3 раза чаще.

Какую область медицины ни взять, выясняется, что кесарево сечение - отягчающий фактор развития многих заболеваний (бронхиальная астма, аллергические заболевания, нарушения сна, головные боли и т.д.) Переживания нормального рождения на телесном и психическом уровнях содержат в себе вызов и стимул. Здесь напряженный драматизм, катастрофа, переживаемая при прохождении по родовым путям, столкновение с препятствиями заканчивается триумфальным выходом из сжимающего пространства – «взрывным освобождением» (С. Гроф).

У детей (а потом и взрослых), лишенных этого опыта, будет проблема с «принятием решения». Способы преодоления трудностей будут сильно варьировать в зависимости от темперамента и воспитания: кто-то будет нерешительным и пассивным, станет ждать, что его всюду «поведут за ручку». Кто-то окажется «совсем безголовым» и будет всюду идти «напролом», не думая о последствиях. Однако, во всех случаях, независимо от вариантов, ЗДЕСЬ будет проблема.

Особенности психики таких детей часто создают мамам трудности общения с ними. Это не значит, что отношения между ними всегда будут хуже, чем с ребенком, появившимся вследствие естественных родов. Просто от взрослых потребуется больше терпения и «нестандартности» поведения: «традиционный» подход может оказаться недостаточным, потому как сама ТРАДИЦИЯ здесь нарушена (еще раз напоминаем о «мистике родов»).

Не будем спорить, нужно кесарево сечение или нет - необходимость в нем существует. Просто констатируем факт: этой операцией в настоящее время значительно злоупотребляют (по разным данным оно проводится в 15 – 20% случаев), потому что сделать относительно непродолжительную и несложную операцию проще, чем затратить много часов на ведение трудных родов. Однако, в большинстве случаев при грамотной подготовке к родам можно обойтись без такого вмешательства. Женщина всегда решает этот вопрос самостоятельно. Однако она должна быть особенно ответственна в случае планового вмешательства, помня, что в таком случае «отсекает» от ребенка (и от себя) мощный пласт психического и способна лишить себя и ребенка многих возможностей, в силу которых ее роль и значение матери могут оказаться не реализованными.

 

9. ПСИХОТЕРАПЕВТ. ТРАДИЦИЯ. ВОЗМОЖНОСТИ.

 

1.Психотерапевт.

Начнём с нормативного определения: «психотерапевт это специалист, получивший базовое медицинское или психологическое образование, прошедший специальную профессиональную подготовку в одной или нескольких отраслях избранной им деятельности, опирающийся в своей практической работе на соответствующие научные знания и представления, имеющий сознательную стратегию действия, владеющий конкретными техниками воздействия и способный описать и объяснить механизмы собственной деятельности».

Почему на первое место ставится базовое образование? Потому, что оно определяет мировоззрение, образ мира, определяет тип мышления, а направленность последнего – уже духовный феномен. Именно от направленности духовности зависит, как будет развиваться жизнь человека. Она, а не оригинальность или даже гениальность реализации «жизненного сценария», сможет удовлетворить человека в его поисках себя.

В чем должна проявляться деятельность психотерапевта (опять же исходя из нормативных требований)? В «воздействии личности врача на личность пациента с целью изменения его отношения к себе, окружающим, собственному состоянию».

Почему речь идёт о медицинском (в меньшей степени, о психологическом) образовании? Потому что именно оно культивирует особый тип мышления, которое сейчас называют «психоэнергетическим», очень близко к мистическому (в традиционном обществе он был просто данностью для каждого человека).

Почему медицинское образование предпочтительнее для получения специальности психотерапевта? Исходя из психотелесной двойственности человека, которая в своей парадоксальности «нераздельна, неслиянна, неразлучна». В отличие от психолога, врач чаще имеет такую подготовку.

 

2. Традиция.

Вернёмся к понятию традиция, которая есть «рациональный подход к природе человека, умелое использование в повседневной жизни знаний о бессознательных механизмах работы его психики. Она опирается не на произвольный вымысел, а на тонкое знание законов телесного и психического. В ней непостижимым образом учтено то, чему только сейчас наука находит рациональное обоснование». Объяснение последнему простое: в изучении человека (и не только) наметилась стойкое сближение рационального и мистического мировоззрений.

 

Поэтому психотерапевт не может быть «в стороне» от культурных традиций народа, среди которого разворачивается его деятельность.

Поэтому способность вчувствоваться в менталитет (а особенно геоменталитет), «своего» контингента и опереться на ЕГО традиции, разбудить ЕГО генетическую память позволит ему реализовать собственную стратегическую задачу «изменение отношения пациента к себе, окружающим, собственному состоянию».

 

3. Возможности.

Они складываются совсем не из «технической оснащенности». В психотерапии принято считать, что результат на 8 – 10 % определяется методикой, которой пользуется врач, а остальное его личность. Мы опять возвращаемся к духовности, направленности мышления, традиции. Особенно традиции, в частности, традициям сексуальной культуры. Отчасти, З. Фрейд со своими пансексуализмом и ролью бессознательного был прав, но, поставив ряд «нужных» вопросов, не смог дать на них ответы в рамках своей духовности и культурной традиции.

Именно опора на традицию позволяет вести глубинную массированную, хорошо структурированную внутренне и потому четко дозированную глубинную психотерапию. Это позволяет ему не ограничиваться в своей работе «биографическим уровнем» психики, но действовать и там, где сможет (при условии ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО СОГЛАСИЯ И СОТРУДНИЧЕСТВА пациента) достичь цели коррекции нарушения. А достигнет их, когда выйдет на уровни нарушений перинатальной и трансперсональной психики (назовём это здесь «восприятием генетической памяти»).

Именно потому, что природа человека двойственна, всякая психическая реакция находит свой отклик в его теле. Почти всегда эти «следы» располагаются с известной закономерностью, что позволяет достаточно точно ориентироваться по ним, определяя их связь с душевной травмой, ее особенности и даже давность. Тело помнит ВСЁ. Потому психотерапевт, воздействуя с помощью методически разработанных приёмов, способен устранить патологическую связь ТЕЛО-ПСИХИКА. В этом и заключается необходимость психофизического моделирования ситуаций и ритуалов, которые выше упомянуты.

Время повернуть нельзя, чтобы «исправить ТАМ что-то», но заново и по-другому пережить ситуацию на разных уровнях психики, включая в структуру переживания ещё и тело (что в данном случае важнее), когда в прямом смысле слова удается «всё почувствовать на собственной шкуре» - вполне доступно психотерапевту. Вот тогда возможно реальное изменение отношения обратившегося к себе, окружающим, собственному состоянию. И только тогда возможны освобождение и от многих упорных телесных недугов, и непонятных страхов, и много другого, порой непонятного и труднообъяснимого

Вступите в группу, и вы сможете просматривать изображения в полном размере

Отчаяние.jpg

Это интересно
0

20.03.2012
Пожаловаться Просмотров: 10343  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии 0

Для того чтобы писать комментарии, необходимо