Все выпуски  

Журнал "Агни"


Служба Рассылок Subscribe.Ru проекта Citycat.Ru

"Агни"

этико-философский журнал

http://ethics.narod.ru

==============================================

Размышляя над книгами

ДВОЙНАЯ ЖИЗНЬ

http://ethics.narod.ru/articles/2_1_1ives.htm

Оксана Черненко

2. Некоторые особенности книги К.Е.Антаровой «Две жизни»

 

        Предисловие к книге  предваряется следующим текстом: « Книга «Две жизни» написана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с Высоким источником посредством яснослышания и ясновидения. Впервые в беллетристической форме даются яркие и глубокие Образы Великих Учителей, выписанные с огромной любовью, показан Их самоотверженный труд по раскрытию Духа человека. Единство Источника этих книг вполне очевидно для лиц, их прочитавших. Учение, изложенное в книгах «Живой Этики», как бы проиллюстрировано судьбами героев книги «Две жизни». Книга первоначально не предназначалась для печати».

     Это мнение издателя, так как оно не подписано. Давая жизнь этому произведению, издатель, я думаю, отдавал себе отчет в том, что он делал. Я предполагаю, что у него были самые искренние намерения, ибо он уверен, что издаваемая книга говорит о дорогих всем нам идеях, что это «очевидно для лиц, их прочитавших». Но часто очевидность так далека от реальности!

       Иногда, не желая признавать точку зрения на книгу Антаровой как   искажение мысли Живой Этики,  говорят о том, что именно книга «Две жизни» привела многих к Учению Живой Этики, что она воодушевила, дала толчок к духовному устремлению, помогла избрать путь. Все это в принципе просто замечательно. Только откуда среди последователей Учения Агни Йоги так много поверхностных, суетливых, возбужденно-восторженных людей. Именно их чаще  видно и слышно, именно по ним судят скорее всего о всех  последователях Учения Живой Этики.

Как пишет в своей статье  « Пышные Олимпы низших сфер» Л.В.Шапошникова: «…  Несмотря на то, что некоторые украшают стены своих

 жилищ цитатами из нее (  Живой Этики ), идеи Учения энергетически еще не проникли в их внутреннюю жизнь и стоят как бы в стороне от их повседневного бытия.

Ведь можно слушать и не услышать, смотреть и не увидеть, читать и не

усвоить. Два сильных помощника у темных сил, восседающих на пышных

Олимпах низших сфер Тонкого Мира, есть на земле. Самость и невежество».

      Как видите приход к идеям какого-то Учения, даже самого совершенного, еще не означает, что мы действительно идем указанным нам этим Учением путем.  Кроме того, я думаю, что пить мутную воду и оставаться здоровым нельзя, особенно если вы начинаете с этого.

        Можно принять как аргумент, который иногда высказывается активными сторонниками этой книги, что она была написана еще до распространения книг Учения Живой Этики,  Конкордия Евгеньевна не были еще знакома с Учением Агни Йоги, и это натяжка издательства, хотя  я совершенно с этим аргументом не согласна. В книге масса намеков на терминологию, мысли, идеи Учения Агни Йоги. Попытка дать понимание общинности, заботы об Общем Благе, используется понятие целесообразности,   наименование народа – Иван стотысячный, а иной раз намекнут даже и на понятие сердца. Но если и принять этот довод, то Великие  Учителя, их ученики являются героями этой книги. Следовательно, мы не можем никак уйти от сопоставления  с Учением даваемым этими Великими Учителями. 

      Следующим аргументом является то, что все это сочинение должно восприниматься  просто как прекрасная сказка, художественная проза. Но это сказка об Учителях? В любом случае здесь не могут быть  под их образами высказаны противоположные их Учению идеи. В сказке может быть иносказание, образность, но точность смысла просто обязана быть.

      Теперь, я думаю, стоит остановиться  и разобрать с вами одну особенность этой книги. То, что издатель преподносит нам как литературные шероховатости, постоянно проявляются в книге  различными несуразностями повествования, когда нам сразу дают несколько взаимоисключающих понятий, мыслей и в постоянном смешении, подмене самих понятий. Возьмем самую первую сцену пира и похищения Наль. Например, по реакции Али младшего создается впечатление, что он и Наль горячо любят друг друга, Наль, кажется, любит Николая только детской любовью, но далее говорится о том, что она и Николай на самом деле оба любят друг друга и жестокие законы фанатичного народа разлучают наших Ромео и Джульетту. Хотя в следующих главах во второй книге дается ее растерянность, даже страх перед мало знакомым ей мужчиной, который должен стать ее мужем.  Таких несуразностей в тексте можно найти довольно много и при дальнейшем анализе книги вы сможете отметить их неоднократно. Невольно рождается мысль, что это, возможно, и не несуразности, а хорошо продуманный ход, который и вводит нас в область постоянных предположений и собственных домысливаний, когда из разных посылок, этаких манков, ведущих вас то в одну сторону, то в другую, вы выбираете наиболее вам близкие и желаемые.

      В книге К.Е.Антаровой нам все время дают некие обтекаемые, абстрактные понятия, которые в принципе что-то напоминают нам очень знакомое и родное, хотя могут быть истолкованы и иначе.  Мы с вами все время, исходя из своих  побуждений, сами выбираем то, что нам хочется в этом видеть. Мы постоянно ставимся в положение домысливающих, дописывающих произведение за автора. Зомбированные уверением, что все это дано через Высокий Источник, мы не позволяем себе ни секунды сомневаться в том, заложена ли действительно в тексте некая высшая мысль, высшая целесообразность в описываемых событиях и поступках героев, которую мы должны во всем этом действе предполагать, угадывать, вскрывать. 

      Эта особенность повествования проявляется  с первых страниц произведения,  нас все время подталкивают к угадыванию за даваемыми образами знакомых нам индивидуальностей, мы постоянно пытаемся уловить некие намеки, которые рождают в нас близкие именно нам ассоциации.  Не надо быть семи пядей во лбу, чтоб не догадаться кто такой Л.Н.Т., наш милый Левушка с писательским талантом. И кто подписывает свои письма большой буквой М. И что Иллофиллион слегка измененное имя Иллориона и т.д. Да, нас с самого начала очень умело заставляют  входить в область недоговоренностей с собственным толкованием  их. Это прекрасный ход автора! Вы все время при чтении книги готовы предполагать иное тому, что читаете, благо для нас в тексте полно таких манков. Вспомните, как  Флорентиец роется в вещах левушкиного брата.  «Мне было чудно, что человек, вместе со мной роющийся в ящиках брата, мне совершенно чужой; а все же сознание, что он делает именно то, что нужно, и так, как нужно, не нарушалось во мне ни на минуту», говорит нам Левушка.  Именно так нас и заставляют все время думать, что все это именно так как нужно и то, что нужно. И под этим соусом в наше сознание вводятся мысли совершенно противоположные нами предполагавшимся, но мы все это съедаем в сомнамбулическом экстазе и уже не хотим ни видеть, ни знать ничего иного.

      Книга «Две жизни» описывает нам путь учеников в ашрам учителя. При этом они бегут от преследования,  все время гримируясь и переодеваясь, меняя свой облик, борются с колдунами и помогают всем встречным на пути. Если я скажу вам, что ничего подобного на пути к нашему Великому Учителю не может быть, вы с улыбкой мне заметите, ведь это художественное произведение, здесь все дано в иносказательной форме. Почему в иносказательной? Каким художественным приемом нам это дают понять? Вот когда Иисус говорит, что от доброго дерева родится только добрый плод, а от  худого, худой плод, я понимаю, что это иносказание, передающее глубочайший смысл сказанного. А вот то, что нас все время пытаются заставить видеть не то, что мы читаем, и думать не то, что мы при этом должны думать, я согласна.

        Ювелирная работа! Такое тонкое смешение, едва уловимая подмена и мы уже сами не понимаем где ложь, а где правда. Указывая на ложь, вы все время будете иметь как аргумент в том же тексте часть истины, это потрясающе искусный литературный коктейль. Это смешение разных понятий создает острую реакцию: резкое неприятие или резкое отстаивание верности изложенных идей данного произведения. Потому что защищая книгу «Две жизни» вы защищаете, прежде всего, те высшие проявления ваших душ и сердец, которые рождаются вами при домысливании недоговоренностей этой книги и при нахождении в ней возвышенных мыслей, так напоминающих и намекающих нам на мысли Агни Йоги. Верная мысль, заложенная там как праздничное яркое покрывало, откликается в наших лучших проявлениях, окрыляется нашими высшими устремлениями и эта астрально-ментальная Майя, наиболее сильная и ослепляющая поглощает нас, вливая в широко открытые наши души каплями яд лжи и порабощения, дезориентируя нас и незаметно для нас, направляя в совсем противоположную сторону.

        Мы и не замечаем, как отклонились от нашего пути всего на градус- пол градуса, ведь почти ничего не изменилось! Но, продолжая двигаться по этой траектории, рано или поздно вы увидите, что зашли совсем не туда  куда шли. В лучшем случае это открытие может закончится разочарованием, вы станете обвинять в этом ваших ведущих, вас обманувших и увлекших не туда,  в лучшем случае, вы просто отвернетесь от любого пути постижения духа и через какое-то количество воплощений вам все равно придется начать все заново, с самых первых ступеней. Здесь можно вспомнить опыт Кришнамурти, который нашел в себе силы преодолеть порабощающее его влияние, смог освободиться от пытающейся руководить им силы, но при этом вышел из схватки совершенно разбитым и разочарованным человеком, отвергающим всякое водительство, любой путь, пытаясь только сохранить себя.

       А в худшем, я думаю, вы просто останетесь на этом неверном пути и в упорстве своем вам ничего не останется делать как идти уже в совсем противоположном направлении, служа совершенно другим целям.

      В самом начале Предисловия мы читаем: « Естественен интерес к тому, как был написан этот труд. Это было и навсегда останется тайной. Те же, кто были свидетелями его появления, могут сказать одно: огромная книга была написана в сороковых годах, исключительно быстро и, безусловно, не предназначалась для печати. Отсюда особенности ее языка. Яркий и образный, он в то же время имеет шероховатости и литературно не отшлифован. Кора Евгеньевна писала для тех, кто будет читать не внешнюю форму, а глубокую суть изложенного».

       Прежде всего, просто замечу, что внешняя форма и суть изложенного содержания все же как-то взаимосвязаны, можно провести философскую дискуссию на тему единства формы и содержания, но боюсь, что мы слишком отклонимся от существа вопроса.

       Поэтому займемся размышлением о том, почему то, как написан труд остается тайной? Ведь только что, издатель поведал нам о том, что все записано с помощью ясновидения и яснослышания через общение с Высоким Источником. Или все же написала сама Кора Евгеньевна?  

       Мы все знаем, что это была одаренная женщина, она тесно работала в театре с К.С. Станиславским. Такое сотрудничество не могло остаться бесплодным. Элементарное понимание художественности произведения,  выводимых там образов просто обязано быть у нее. Ведь шероховатости стиля выражены, прежде всего,  в плоских, однобоких образах. Ни один герой не раскрыт в своих внутренних, глубинных исканиях. В его душе не происходит ни борьбы, ни душевных переживаний, кризисов, обновлений, побед и поражений. Одни определяются как обуянные страстями и низкими желаниями, другие прекрасны и чисты сами по себе, как данность. Яркий и образный язык использует две, максимум три краски и образы остаются ходульно-плоскими, безжизненными.

      Русская художественная литература так богата замечательными примерами высокого мастерства, нам есть с чем сравнивать. И если это просто частное произведение человека, выражающего свои представления и сокровенные пожелания так как у него это получается, то нам бы и оставить все это как частное явление. Но даже без предисловия издательства, мы легко узнаем в этом произведении дорогие каждому из нас Образы! Вы берете на себя смелость выводить нам Великие Образы, так соответствуйте этому уровню, как минимум. А если не можете, то, стоит ли брать на себя такую ответственность? 

       Если же книга написана через общение с Высоким Источником, то вопросы только увеличиваются. Литературная шероховатость могла быть от торопливости при создании книги?  И почему так торопились с написанием этой книги?  Наверно, здесь могли быть учтены временные особенности, политическая обстановка, сложности судьбы  самой Антаровой. Возможно. Тогда, учитывая обстановку в нашей стране в те годы, эта книга не предназначалась для печати, конечно. Но Великий Источник, наверно, понимал, что эта обстановка рано или поздно переменится, и книга все же встретится со своим читателем. Даже за период такой подпольной жизни, ее все же кто-то должен ведь был прочитать. Пусть издатель определяет язык произведения ярким и образным, мы можем иметь другое мнение, но он все же признает его шероховатости и литературную неотшлифованность. Но я не могу вместить в своем сознании, как Высокий Источник не может нести в себе простой способности к литературному творчеству? Неужели среди членов великого Белого Братства не нашлось Индивидуальности способной выполнить эту работу? Зачем наполнять мир несовершенством?

       Вспомним каким слогом обладала Е.П.Блаватская, каким удивительным языком передано нам Учение Живой Этики, настолько одарены, талантливы были  и Николай Константинович и Елена Ивановна Рерихи. Как Высшее может быть передано столь несовершенным языком? Как высшие совершенные Существа, наши великие Учителя, сотрудники Белого Братства могли дать миру такое ущербное в художественном отношении произведение?  Ведь единство источника для многих очевидно, как утверждает издатель!

       Посмотрим,  какими художественными средствами нам представляют в этом романе наших героев, как раскрывают их внутренний мир. Брат Левушки Николай: « На слегка загорелом, гладко выбритом лице блестели белые зубы, красные, красиво вырезанные губы, золотые вьющиеся волосы и темные брови…»  Далее портрет Флорентийца: «Правильные черты лица, безукоризненные зубы, маленькие уши и большие миндалевидные, совершенно изумрудно-зеленые глаза – все при сияющем солнце было обворожительно». Иллофиллион тоже красив как бог. И так любой положительный с точки зрения автора герой красавец просто на загляденье! А вот жених Наль: ” Жених, человек малого роста, хилый, возбужденный пережитыми неудачами, еле держался на ногах”. Даже красавица тетка Лизы имеет отталкивающий, животный вид. Отрицательный герой отталкивающ сразу и во всем. Надо признать, что это единственное представление для читателя о героях, только по их внешнему виду, который  заменяет нам весь внутренний мир представляемых образов. Предполагается, что вы улавливаете намек автора по описанию внешности героя и домысливаете сами его внутренний мир, его побуждения, даже дофантаризуете путь, который этот герой прошел до описываемых событий в книге.

      Но тогда давайте внимательнее отнесемся к этим внешним описаниям и посмотрим, как нам представляют портрет Али Махоммета. «На меня пристально смотрели два совершенно черных глаза очень высокого, средних лет человека, с густой, короткой, черной бородой» Тут же говорится, что высокий брюнет и юноша своей осанкой и манерой резко отличались от всего окружающего, «многие из прохожих им подобострастно кланялись».

Далее нам дополняют образ Али старшего,  вот описание руки Али Махоммета: «  Длинные тонкие пальцы кончались овальными, выпуклыми розовыми ногтями. Вся рука, узкая и тонкая, артистически прекрасная, все же говорила об огромной физической силе». Знаете, ведь хиролог скажет о такой руке, что ее обладатель склонен к анализу, до мелочности, эгоистичен, холоден.

    Заглянем вперед и обратим внимание, как одет Али Махоммет к пиру. « На нем был надет почти черный, - так густ был синий цвет, - халат; а под ним сверкал другой, яркий малиновый, плотно прилегавший к телу».  Удивительное сочетание цветов! Халат все же черный, хоть и сделан реверанс в сторону густо-синего. И мы можем теперь с вами полностью представить себе человека высокого, с гордой осанкой, на которого все сразу обращают внимание, короткая густая бородка, черные сверкающие глаза, тонкая холеная артистическая рука, в черном халате из-под которого выглядывает малиновый!  И мы с вами все это съедаем только потому, что нас парализуют уверением, что мы обязательно будем читать о наших Великих Учителях, что книга иллюстрирует нам  Учение Живой Этики.

      А вот ближайший ученик Али, его племянник и воспитанник Али Махмед: « Но Али – жгучий брюнет, и чувствовалось, что темперамент в нем тигра. Что мысль его может быть едкой, слово и рука ранящими». Ну, еще только портрет капитана парохода, на котором они попали в бурю: «Глаза его были совершенно желтые, как янтарь, и зрачки очень странной, точно продолговатой формы, как у кошки. Янтарные глаза казались мне жестокими, мерещились долго, пока не вернулся И.»  Это все люди ведущие или идущие на пути духовного постижения, такими художественными средствами автор дает нам портреты положительных, с его точки зрения, героев романа.  Не станем описывать всех действующих лиц произведения, их достаточно много, но принцип во всем один: внешний портрет, данный  в меру собственного представления автора о положительных и отрицательных героях и ни слова о глубинных внутренних переживаниях.

        Большую часть повествования занимают подробности быта, внешних действий, как спали, что ели, как одевались, какие вещи кому дарили, в каком тоне друг с другом общались  и т.д. Возьмите, хотя бы ближайшую десятую главу, рассказывающую о приезде в Севастополь. Все содержание ее уместится в абзац, но мы прочитываем тринадцать страниц!

 

(продолжение следует)

==============================================

С уважением ко всем подписчикам,

редакция журнала "Агни"


http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться Рейтингуется SpyLog

В избранное