Татарская рассылка

  Все выпуски  

Татарская рассылка N 41 (84) 17.04.2004


Информационный Канал Subscribe.Ru

  2003-2004, "Татарская рассылка"

 

 

Татарская рассылка

№ 41 (084)    17 апреля 2004г
 

Исэнмесез дуслар!

Содержание номера:
- Стартовал Ежегодный Международный конкурс интернет-проектов "Звёзды Татнета"
- Сто татарских домовых. "Колдун" из Нижнекамска предлагает вернуться в прошлое.
- Наш Дисней . Основоположник татарстанской анимации говорит, что его работа никому в республике не нужна....
- Кадры решают все. Ильдар Ягафаров о татарском кинематографе.
- Роль традиционного ислама. Валиулла хазрет ЯКУПОВ.


Этот и остальные номера "ТР" Вы можете прочитать в архиве рассылки.


Стартовал Ежегодный Международный конкурс
интернет-проектов "Звёзды Татнета"

    Стартовал Ежегодный Международный конкурс интернет-проектов "Звёзды Татнета" ("Tatnet yoldizlari"). Конкурс проводится во второй раз, предыдущий состоялся в прошедшем 2003 году.

    "Звёзды Татнета" ("Tatnet yoldizlari") – это конкурс интернет-сайтов, посвящённых татарской тематике, или на татарском языке.

    Его основные цели – поддержка сайтов татарской тематики, пропаганда роли глобальной мировой сети интернет и IT-технологий в развитии татарского языка и культуры, побуждение к активному применению возможностей сети Интернет в повседневной жизни органов государственной власти Республики Татарстан, бизнеса, общественных организаций и в межличностных контактах татарской диаспоры во всем мире, стимулирование применения татарского языка, как на латинице, так и на кириллице.

    Конкурс проводится под эгидой Международной общественной организацией Татарский Интернет.

    Участвовать в конкурсе может любой сайт, тематика которого соответствует номинациям конкурса.

     Конкурс проводится в следующих номинациях:

"Лучшее татарское СМИ в сети Интернет"
"Лучший сайт татарской общины (диаспоры)"
"Лучший сайт по культуре, этнографии и истории татар"
"Лучший сайт о татарской музыке"
"Лучший корпоративный сайт Республики Татарстан"
"Лучший сайт Республики Татарстан"



    Заявки принимаются от самих авторов сайтов и от всех желающих. Подробности в разделах положение и F.A.Q.

    Идея конкурса - руководитель проекта "Татарское Историческое Общество" - Айнур Сибгатуллин, он же координатор проекта.

    Вниманию участников! Во втором конкурсе в номинациях и процедуре выявления победителей произошли изменения.

    Подробнее смотрите на сайте: http://tatnet.tatar.info

Тимур СУЛЕЙМАНОВ

Татарский информационный портал "Татарлар" www.tatarlar.ru

Обсудить в форуме


Сто татарских домовых
"Колдун" из Нижнекамска предлагает вернуться в прошлое

    Нижнекамск - это, наверное, город нашего сюрреалистического будущего. После восьми вечера на улицах нет ни души. В ночной мгле огромные факелы химических заводов освещают фантастический индустриальный пейзаж. Для полноты картины не хватает привидений и каких-нибудь неземных существ.
    Хотя почему не хватает? Привидения, точнее сказать, духи, живут в обычной многоэтажке, в доме художника Ахсана Фатхутдинова. Сам он тоже персонаж довольно необычный похож на доброго колдуна. Как ни странно, именно мрачная атмосфера нижнекамского "индастриз" с его уголовниками и исправительно-трудовыми учреждениями произвела на свет совершенно необычное искусство этого художника.
    Ахсан абый рассказывает совершенно потрясающую историю, которая и стала отправной точкой его необычного творчества. Однажды он проходил мимо деревянного забора, окружавшего какой-то объект, на котором работали заключенные, и вдруг увидел живой человеческий глаз в одной из заборных досок. Оказалось, это зек через дырку, оставшуюся от сучка, смотрел на волю. Фатхутдинов тут же прозрел: вот она, творческая находка! С тех пор старые горбыли и заборы (выражение "заборная живопись" благодаря Фатхутдинову может получить новый смысл!) - основной материал в его работах. Золоченые рамы он не приемлет категорически. А главная тема Фатхутдинова - татарские духи, так называемые "ия". Это отголоски татарского, даже булгарского язычества.
    В русском языке нет адекватного перевода для слова "ия". "Ия" - это "хозяин", но в необычном, бесплотном варианте. "Хозяева", по Фатхутдинову, есть у всего - у дома, у воды, у земли, у деревьев, у камней. Их десятки - и все они на картинах этого необычного художника.
    - Почему вы живете в Нижнекамске, а не в Казани? Ведь промышленные города - не самые подходящие места для творчества.
    - В Казани, когда я 30 лет назад приехал в Татарстан с Урала, было трудно с квартирами. Сейчас есть возможность переехать в столицу, но место жительства для меня не имеет особого значения. Хотя, конечно, в Нижнекамске совсем другой круг общения. Но я уже в том возрасте, когда надо ходить в гости не к другим людям, а к самому себе. Ведь у человека все внутри - и тропы, водопады, и ветры, и штиль. И бывать там - нисколько не худшее путешествие, чем поездка куда-либо. Меня особо не тянет куда-то выезжать. Хотя как-то довелось быть за границей, в Венгрии.
    - И какие остались впечатления?
    - Знаете, это Европа, и то, что они в своем развитии ушли от нас далеко вперед, можно понять, находясь здесь и никуда не выезжая.
    Трудно ответить однозначно. У них больше людей понимают искусство - это более массовое явление. Но в целом, я не думаю, что у нас ниже уровень. Ведь духовность зависит не от технического прогресса. Он, по-моему, влияет на нее даже отрицательно. У нас, конечно, могут быть еще и озарения, и взлеты. Но в целом, повторю, мы отстали.
    И как это преодолеть, никто пока не знает. И Татарстан здесь блуждает в темноте вместе со всей Россией. В XX веке, как и несколько столетий до этого, татары слишком сильно зависели от внешних обстоятельств. Но нас спасает то, что творческие силы -это нечто внутреннее, скрытое и мало зависящее от окружающей среды. Их рождает сама природа.
    - Кто те люди, которые оказали наибольшее влияние на татарское изобразительное искусство в ушедшем столетии?
    - Можно назвать многих людей, но все эти номинации и рейтинги -они не отражают сути. Ведь даже малозначительный, на первый взгляд, художник может нести в себе то, чего больше нет ни в одном другом.
    Расцвета особого не было в XX веке. Не было и какой-то особенной национальной школы. Я бы назвал Баки Урманче. Это самодеятельный профессионал - так его называли. Он еще и сейчас не получил настоящей, истинной оценки.
    Через весь этот век Урманче (он, между прочим, не оставался узконациональным) пронес свое творчество и был верен себе в самые трудные моменты. Я его считаю ярчайшим представителем татарского национального искусства. Если он чего-то не достиг - виновато только время, XX век, государство.
    Надо назвать Хариса Абдрахмановича Якупова. Он, конечно, служил советскому государству - но это и достоинство, и его беда одновременно. Художнику нужно служить своему внутреннему природному дару. Ибо обслуживание художником любой власти - это неверно. И в то же время он оказал огромное влияние на татарское искусство. Он дитя той эпохи, когда человек все печали и радости должен был делить с этим государством.
    Я назвал бы Ильдара Зарипова. Он прошел московскую школу, но в то же время прекрасно чувствовал национальный колорит. От природы он великий живописец.
    Люди с татарским менталитетом, возможно, не особенно воспринимают Ильдара Ханова. Это и целитель, и философ, и художник -очень многогранная личность. Человек очень цельный - намного более цельный, чем многие другие. Часто его воспринимают несколько скептически, но ведь все его дела не приносят никакого вреда. Он хочет, чтобы люди жили в добре. Он выше всех нас по своим размышлениям.
    - Удастся пи, по-вашему, татарам сохранить свой особый менталитет в будущем?
    - Трудно ставить эту проблему отдельно от всех проблем, что есть в стороне. Надо, в первую очередь, лечить дух человека. А для этого необходимо обратить взоры в далекое прошлое нашего народа и вспомнить все то лучшее, что было в нашем язычестве, в исламском периоде. Я думаю, что в современной культуре татар очень многое на самом деле идет из далекой древности - возьмите хотя бы наши протяжные, долгие песни, в которых скрыта душа народа. Нам надо вернуть в свою жизнь первозданность и не радоваться тому, что человечество победило природу. Напротив, наше будущее - в согласии с ней.
    - Но ведь вектор развития современной цивилизации совсем другой, и он определяется Западом.
    - Но мы же находимся на стыке Востока и Запада. Правда, исторически сложилось так, что мы все же больше ориентируемся на Европу:
    - А что же нам сейчас мешает обратить взор в другую сторону?
    - Да та же самая система образования. Судите сами: мы Репина изучаем двадцать часов, а все японское или индийское изобразительное искусство - два часа. Мы это искусство вообще не знаем. Как-то в Петербурге я увидел выставку китайского искусства и был просто потрясен. Мы как исламский народ должны были в большей степени интересоваться Востоком. Во всей стране нет учебного заведения для художников, которое бы специализировалось на искусстве народов Востока. Я думаю, это делалось умышленно - иначе в таких заведениях могли бы вырасти люди с иным сознанием, оппозиционно настроенные по отношению к существующему строю.
    И поэтому XX век для татарского изобразительного искусства был тяжелым. Способные татарские художники массами ехали в Москву и Петербург - конечно, там они овладевали техникой живописи и прочими секретами мастерства. Но когда они возвращаются (если возвращаются вообще), то порой даже не помнят, кто такой Тукай. Конечно, всем этим заведениям, с одной стороны, надо вроде бы сказать спасибо, а с другой, следовало бы подать на них в суд - за уничтожение национальных кадров. Это же преступно - отрывать от народа этих людей: поэтов, художников, которых этот народ породил. Ведь без них он остается сиротой. Это и смешно, и грустно: в Москве теперь живет даже Кола-Бельды. Если у нас не будет своего настоящего художественного института, а не просто какого-то там факультета, то ничего хорошего ждать не стоит.

Ринат БИЛАЛОВ
"Восточный экспресс" №3 (10) 26.01.2001

Предлагаем прочитать еще две статьи о художнике Ахсане Фатхутдинове, а также посмотреть его картины:
- Хозяин оберегов.
- Хранитель.

Обсудить в форуме


Наш Дисней
Основоположник татарстанской анимации говорит, что его работа никому в республике не нужна...

    После того как Гарри САЙФУТДИНОВА обвинили в осквернении образа Су анасы, он создал в Казани свою студию мультфильмов.
    С ним беседует наш корреспондент.
    - Гарри, скажите, а как казанскому парню могла прийти в голову мысль снимать мультфильмы?
    - В шестом классе нам задали написать сочинение на тему "Кем ты хочешь быть?" Все написали: летчиками, космонавтами - а я заявил, что хочу снимать мультфильмы, и приклеил вырезанный из журнала кадр из гэдээровского мультфильма. Там была изображена семья: папа, мама и детишки. А потом, когда сочинения уже разобрали, показывая на мое творение, друг сказал: "Он хочет стать папой!" И все засмеялись. Потом я об этом надолго забыл. После армии работал художником сначала в цирке, потом в ДК химиков и собирался поступать во ВГИК на мультипликацию. Но однажды я случайно по телевизору увидел объявление: "Школа-студия "С" Федора Хитрука объявляет набор". Я поехал и поступил.
    - А как появился ваш первый мультфильм?
    - Я ведь со всеми воевал, доказывал, что у Татарстана должны быть свои мультфильмы. Сразу после возвращения из Москвы я приступил к съемкам "Тан-батыра". Никто в России не снимал 20-минутный дебютный фильм. А ведь "Тан-батыр" - не только мой дебют. Это вообще первый татарский мультфильм. Он сразу был выпущен на двух языках - русском и татарском. С ним я ездил на несколько международных кинофестивалей. В Ашхабаде получил Гран-при. Только потом я понял, что это здесь никому не нужно. Когда я в 1996 году приехал после фестиваля в Казань, чиновники говорили: "Ну, ладно! Ну, молодец!" И это все. Условий для нормальной работы как не было, так и нет.
    - А почему появление второго вашего мультфильма - "Су анасы" по мотивам Тукая - вызвало скандал?
    - После "Тан-батыра" я два года был в простое: не было ни денег, ни возможностей для дальнейшей работы. И только в декабре 1998 года смог приступить к "Су анасы". И что из этого получилось?! Эту почти двухлетнюю работу руководство Госкино РТ хотело списать как творчески непригодный фильм - без худсовета, без широкого обсуждения... И я ушел из Госкино, оставив там все отснятые материалы и технику. Потом я взял у ребят аппаратуру, создал собственную студию и полностью восстановил фильм. Работал сутками, до обмороков. Потом в НКЦ "Казань" была премьера "Су анасы".
    - Правда, что на премьере "Су анасы" были заранее подготовленные противники фильма?
    - На премьере я предложил обсудить фильм. Но не было никакого обсуждения, была агрессия. А вечером по телевидению сказали, что татарская интеллигенция не приняла фильм. Но это были пять-шесть человек, которые говорили заученные фразы. Одна женщина ругала "Су анасы" примерно полчаса, а потом оказалось, что она опоздала и самого фильма не видела. Я просто взбесился. А потом сказали: перед вами Ренат Харис - живой классик, и он начал говорить, что я осквернил "Су анасы" - святыню татарского народа... Я ответил, что это я - живой классик, а "Су анасы" - это нечистая сила, и будь сейчас с нами Тукай, он бы со мной согласился!
    - Какие ближайшие планы?
    - Сейчас делаю третий фильм - уже на полчаса. Он будет называться "Рубашка из цветов" - это авторское произведение по мотивам татарских сказок и легенд.
    - А ату своеобразную нишу в анимации - мир татарских мифов, сказок, легенд, фольклора - вы сознательно выбирали?
    - Вопрос в точку. Я хочу сделать трилогию сказок, чтобы закрепить татарский фольклор в мировой кинематографической литературе. Именно через анимацию - потому что игровое и документальное кино у нас в допотопном состоянии. Мне интересно показать именно наше, татарское. Мы ведь не дикари с саблями на конях, как многие в мире до сих пор о нас думают...

"Восточный экспресс" №12 (71) 22.03.2002

Обсудить в форуме


Кадры решают все

    Четыре года назад Ильдар Ягафаров, студент ВГИКа, снял свою дипломную работу "Бэхеткэй", прекрасно принятую на родине и за рубежом. Фильм получил диплом Дней тюркского кино в 2001 году в Стамбуле, а в 2002-м стал лучшим в номинации "Иностранный студенческий фильм" на фестивале, посвященном культурам мира, в Хьюстоне, США. Сейчас он в Москве, монтирует новую картину "Куктау" ('Небесная гора"). Очень хотел привезти ее на Всемирный конгресс татар, но заканчивает, увы, в сентябре. В главной роли снялся Фарид Бикчентаев. Кроме него в фильме заняты сын Фарида Юсуф, артисты Ринат Тазетдинов, Равиль Шарафиев, Гузель Валиахметова - всего 60 человек. Оператор - Рафик Галеев. Режиссер благодарен Управлению по кинематографии Министерства культуры РТ и лично заместителю министра культуры "по кино" Зуфару Бухараеву, тянущему воз проблем татарского кинематографа. Это первый законченный национальный проект, который полностью финансирует государство. Как полагает Ильдар, кино получается интересное. Несколько немецкое по стилистике, спокойное, "вообще нетатарское. В то же время в нем много татарской души". Мы попросили практика, обладающего свежим взглядом на проблемы кино, поделиться мыслями о настоящем и будущем татарского кинематографа и татарской культуры в целом.

    У татарского киноискусства не было школы советского кино, через которую прошли грузинский, киргизский, прибалтийский кинематографы. Поэтому сегодня по ряду параметров оно в зачаточном положении. Случайные самодеятельные выпады, студенческие работы, хотя бы и сделанные с большим желанием, разрозненны и направления в национальном кинематографе не составляют. К сожалению, сейчас, по прошествии десяти благоприятных лет, приходится говорить, что татарское кино надо еще только создавать.
    Кинематограф, с одной стороны, мощный политический инструмент, с другой - некий образ высокой культуры, такой же, скажем, как балет. А кинематограф национальный - выражение национального достоинства. Поэтому о кино принято серьезно думать на уровне государства.
    Винить Булата Мансурова, как это принято делать, не совсем правильно. Он представляет собой некую частную структуру, которая получила от Татарстана деньги и делает кино. Да, средств, отпущенных на производство "Теплых ветров древних Булгар", хватало на то, чтобы было что показать. Это колоссальные деньги -по некоторым сведениям, 20 млн. долларов (моя новая картина, для сравнения, стоит 100 тысяч долларов). На них можно создать целую киноиндустрию. Но для этого необходимо набрать профессиональную команду, умеющую грамотно распорядиться финансами. Этого не произошло, и средства куда-то утекли. Походило на эйфорию, в которой пребывает человек, когда напивается и не сознает, сколько и на что тратит.
    Для скорейшего создания национального кино была сделана попытка призвать "легионеров" из Москвы. Но татарское кино должен делать в первую очередь татарин. И сценарий писать, и ставить фильм должен татарин в душе. Ведь то, где родился человек, в какой деревне жил, какая бабушка его воспитала, с кем он общался, кого любил - все это складывается в нечто цельное и у творческого человека ищет выхода.
    Нельзя допускать, чтобы наше кино делали люди со стороны, полагая, что они умнее или солиднее. Такого нигде не было и не будет. Французский кинематограф всегда держался на французских режиссерах, итальянский - на итальянских и так далее.
    Происходящее сейчас вокруг кино в Москве политизировано и "русифицировано". К национальным кинематографистам относятся так, словно те занимаются самодеятельностью, их просто не замечают. Поневоле задумаешься об имперской политике даже в отношении кинематографа. Ужасно, что в России отметают огромный слой национальной культуры. Русский кинематограф (как и американский) выдыхается, но толкает и толкает свой продукт. Московская тусовка снимается, снимается, снимается. В какой-то момент тусовка закончится, и выяснится, что снимать нечего.
    Остаются два пути создания национального кинематографа. Во-первых, делать фильмы исключительно за счет государственных денег. Все остальные источники превращают кинематограф в бизнес. Люди просто ссорятся, начинают делить деньги и т.д. При таком подходе национальным кинематографом должна заниматься солидная государственная организация.
    Второй выход - не попрошайничать, относиться к кино как к бизнесу и снимать фильмы, рассчитанные на успех хотя бы на видеокассетах. В этом случае некий цикл шоу-бизнеса должен присутствовать и в национальном кинематографе: сделал фильм, получил деньги и снова снимаешь на те деньги, которые этот фильм заработал. То есть ставишь цель сделать фильм так, чтобы люди его покупали, ходили в кинотеатры. Правда, последнее - сложная задача. Психологически зритель пока совсем не готов ходить на национальное кино. А видеокассеты татарское население готово купить.
    С чего начинать? В татарское кино должен прийти человек с европейским мышлением, оставивший мысли о том, что в Казани, скажем, в Институте культуры, можно научить человека делать кино. Нет смысла создавать здесь факультет, который будет выпускать суперрежиссеров. Это невозможно. Новый руководитель должен понимать, что необходимо отправить человек тридцать наших ребят на учебу в Польшу, в Германию, в Москву. Туда, где все самое лучшее. Из них вернутся, может быть, трое или четверо, но это надо сделать.
    Когда я работал на телевидении в Москве и снимал по всей стране, попал на подводную лодку. Помню, капитан сказал: "Эту лодку - с космической навигацией, с прочими "наворотами" - можно построить за 3 года. А чтобы набрать состав, надо учить людей 15 лет". Набирать придется не только режиссеров и операторов. Для меня огромная проблема - второй состав. У нас нет осветителей, звукорежиссеров, светотехников. Другая проблема - нет камер. Да, хорошая камера стоит больше ста тысяч долларов. Но она служит 15-20 лет и выдает прекрасную картинку. На такие траты способен пойти только тот самый европейски мыслящий человек, у которого нет установки на то, чтобы выкрутиться подешевле: здесь подучить, там своих подтянуть. Так получается кустарное производство.
    Конечно, всегда есть надежда, что появится личность, самородок, который пробьется сам, несмотря ни на что. Может быть, по-другому болото вокруг нашего кинематографа и не осилить. Оно посерьезнее, чем болото вокруг других творческих Союзов. Эти люди ничего не снимают, они обсуждают проблемы. И никто не поможет тому, кто делает свое дело. Это ведь по-нашему: у нас всегда появлялись самородки, которые что-то творили, куда-то уходили, пропадали и потом все плакали по ним и гордились ими. Если появится такой самородок, ему надо хоть чуть-чуть помочь. Но появится ли?
    В первую очередь надо обучить людей, во вторую - набрать техническую базу, в-третьих, создать систему директоров, которая работает с творческими, порой сложного характера, людьми (подобную той, что работает в театре имени Г.Камала).
    Чтобы рассчитывать на настоящий успех, татарское кино обязано ставить перед собой высокие цели. Оно должно быть авторским. Да, первая задача кинематографа - понравиться своему зрителю. Уважая себя, режиссер не может себе позволить, чтобы зритель, выходя из зала, сказал: "Плохое кино". Но вторая и самая главная задача - снимать кино для себя. Иначе есть вероятность, что фильм не получится. Зритель разный, каждому не угодишь.
    Я не ставлю себе задачей понравиться нашей татарской аудитории. Хотелось бы ориентироваться на мирового зрителя. Только тогда есть шанс, что кино получится качественное, настоящее, национальное. Хорошей породы. Татарская жизнь должна быть материалом для создания художественных произведений.
    Судя по массовому творчеству, татарская культура замыкается в себе. В ней засело какое-то топорное, цветочно-березовое настроение и нет ощущения листочка, который бьется на ветру и вот-вот сорвется. У нас пока все прибито гвоздями. Нельзя сказать, что в этом вина деревенского потребителя. Напротив, вся наша культура рухнула бы, если бы не было человека из деревни. По большому счету, деревенским надо ставить памятники. Они хоть как-то питают город, приезжают и говорят здесь по-татарски. Мы, городские, язык уже забыли. А чтобы культура переехала в город, надо делать модным свой язык, свое искусство.
    Может быть, рано еще судить о нашей культуре. Она все же очень молодая. Татары начали поднимать голову только в начале XX века. Давайте найдем себя.
    Говорят, что у нас была великая культура...

Ильдар ЯГАФАРОВ.
журнал "Татарстан" № 8-9, 2002

Обсудить в форуме


Роль традиционного ислама

    В процессе возрождения ислама среди татар можно условно выделить несколько участвующих сторон. Это мусульманское духовенство, практикующие верующие, которые делятся на две подгруппы - пожилая и молодежная части. Можно выделить еще и татарскую светскую интеллигенцию. В небольшую маргинальную часть можно выделить и мусульманское сектантство среди татар. Каковы же отличия этих сторон, в чем проявляются особенности их отношения к исламскому возрождению?
    Известно, что система религиозного образования у татар после революции была разрушена. В начале 90-х годов нам пришлось рекрутировать в имамы сотни людей, надеясь, что они в процессе работы овладеют навыками религиозного деятеля. Поэтому средний духовный, образовательный уровень имамов по этой причине невысок. Даже более того, многие просто удивляют своей элементарной невоспитанностью, грубым цинизмом, проявляющимся в неприкрытом стремлении к обогащению, в отношении к мечети и должности имама как источнику извлечения легкой прибыли. Многие имамы мало знают догматику ислама, практически не осведомлены об его истории, равнодушны к нашему национальному духовному наследию. К сожалению, многие имамы по своему культурно-образовательному уровню стоят ниже своих прихожан. Конечно, все это отталкивает от мечети тех людей, которые хотят найти в мечети проявление святости, обрести веру после десятилетий атеизма.
    Однако эти трудности носят временный характер, наличие в мечетях сегодня таких имамов обусловлено тяжелыми последствиями государственного атеизма. Тем более что в наших мечетях постоянно растет число бескорыстных, самоотверженно преданных вере образованных имамов. Положительная динамика в кадровом аспекте мусульманского духовенства показывает, что причина временных трудностей не в устарелости самой веры, ортодоксии ислама. Она в проблеме подготовки квалифицированных священнослужителей.

Читать дальше...


Сайты на которых установлена форма подписки на на "Татарскую рассылку" :
TATARICA - откройте для себя татарский мир .
Барда районы. Пермь татарлары - первый сайт Бардымского района и татар Пермской области
Башкортстан татарлары
- сайт татар Башкортостана
"Кардэшлек" - Ассоциация учащихся из Республики Татарстан в Российском Университете дружбы народов
http://mubrik.tk - много татарских песен в формате mp3
Tatforum.at.tt - Татарский национальный сайт

Архив "Татарской рассылки"
Домашняя страница "Татарской рассылки"

Былтыр, tatar-bashkort@narod.ru

 
2003-2004, "Татарская рассылка"


http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться
Убрать рекламу


В избранное