Все о трудовом праве

  Все выпуски  

Все о трудовом праве Перевод без согласия работника. Решение суда.


РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Г. Злынка 29 июля 2009 года.

Злынковский районный суд Брянской области в составе:

председательствующего- судьи Башлак И.В.,

с участием прокурора- помощника прокурора Злынковского района Абариновой Н.А.,

при секретаре- Тищенко В.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-154 по иску С. И. к МКП « К.» о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, денежной компенсации за работу в зоне отселения, денежной компенсации морального вреда, расходов по оплате услуг представителя,

У С Т А Н О В И Л :

Истица с 1 июля 2005 года работала в МКП « К.» в качестве сторожа. Приказом № 104 от 8 июня 2009 года она была уволена по ст. 77 ч.1 п.7 Трудового Кодекса РФ, в связи с отказом работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора.

Считая данное увольнение незаконным, С.И. обратилась в суд с иском к МКП « Коммунальщик» о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, денежной компенсации за работу в зоне отселения, денежной компенсации морального вреда, расходов по оплате услуг представителя. В обоснование своих требований указала, что приказом от 6 апреля 2009 года о переводе её на должность рабочей по благоустройству, фактически работодателем в одностороннем порядке были изменены существенные условия трудового договора. Нарушены требования ст. 74 ТК РФ, поскольку она не была надлежащим образом уведомлена о предстоящих изменениях условий трудового договора, не была соблюдена процедура увольнения. Кроме того, приказ об увольнении от 8 июня 2009 года и запись об увольнении в трудовой книжке содержат неточности. Незаконным увольнением причинены нравственные страдания, которые она оценивает в 10 000 рублей, а также просит восстановить её на работе в прежней должности, взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула, ежемесячную компенсацию за работу в зоне отселения, расходы по оплате услуг представителя в сумме 2000 рублей.

В судебном заседании С. И. поддержала заявленные требования о восстановлении на работе, взыскании с ответчика среднего заработка за время вынужденного прогула, ежемесячной компенсации за работу в зоне отселения, денежной компенсации морального вреда в сумме 10 000 рублей, расходов по оплате услуг представителя в сумме 2000 рублей. При этом истица пояснила, что 6 апреля 2009 года, она в числе других сторожей предприятия была приглашена на производственное совещание, где ей объявили об убыточности производства и ознакомили с приказом о переводе на должность рабочей по благоустройству. Как объяснил работодатель, данный перевод вызван тяжелым экономическим положением предприятия, увеличением минимального размера оплаты труда, в связи с чем, для получения минимальной оплаты труда её следует привлечь к производственным работам. Она отказалась от перевода на другую работу. В тот же день по своему желанию написала заявление на отпуск. 28 мая 2009 года после отпуска она вышла на работу в качестве сторожа, а 8 июня 2009 года была уволена по ст. 77 ч.1 п.7 ТК РФ. Она не только не желала быть рабочей по благоустройству, но и по состоянию своего здоровья не могла выполнять эти функции, так как имеет аллергическую астму, вызванную аллергией на пыль. Считает увольнение незаконным, так как до 6 апреля 2009 года её изначально не предупредили о предстоящих изменениях условий трудового договора, и причинах таких изменений, и 6 апреля 2009 года уже поставили перед фактом о переводе на другую работу в качестве рабочей по благоустройству. Незаконным увольнением ей были причинены нравственные страдания, поскольку с работы была уволена и она и её муж – С.С., работавший сторожем в этой же организации. Сразу два трудоспособных члена семьи потеряли работу и лишились средств к существованию. В семье двое детей, один ребенок учится на платном очном отделении в педагогическом колледже, другой инвалид детства.

Представитель истицы - адвокат Борисенко Н.Г. просил удовлетворить требования С. И. в полном объеме, в том числе и в части взыскания денежной компенсации морального вреда, пояснив, что работодателем были нарушены нормы трудового законодательства, регламентирующие порядок увольнения по ст. 77 ч.1 п.7 ТК РФ, а именно работодатель не вправе был изменять трудовую функцию при изменении условий трудового договора, кроме того в МКП « К.» не происходили изменения организационных или технологических условий труда, что давало бы работодателю законные основания для применения правил ст. 74 Трудового Кодекса РФ.

Представитель ответчика – С.Е., действуя в соответствии с надлежаще оформленной доверенностью, просила суд отказать в иске С.И., считая его необоснованным, пояснив, что по итогам работы первого квартала было созвано производственное совещание, на котором обсуждались вопросы повышения рентабельности, изыскания ресурсов, поскольку предприятие сработало с убытком. Было принято решение задействовать всех неквалифицированных работников в производственной деятельности организации и для снижения затратности перевести сторожей на другие вакантные должности в соответствии со ст. 72.1 ч.1 ТК РФ, а работу сторожей выполнять работникам предприятия по совместительству с получением соответствующей доплаты. В связи с чем, в соответствии со ст. 72.1 ч.1 ТК РФ, приказом от 6 апреля 2009 года С. И. была предложена работа рабочей по благоустройству, то есть фактически изменилась её трудовая функция, что и является одним из условий трудового договора. С. И. не согласилась перейти на работу в качестве рабочей по благоустройству, ей предложили обдумать это 2 месяца, и по своему желанию истица ушла в отпуск. 4 июня 2009 года вновь истребовали её мнение перейти в рабочие по благоустройству. Но поскольку С.И. не согласилась с таким изменением условий трудового договора , то была уволена по ст. 77 ч.1 п.1 ТК РФ. Требования закона о предупреждении за два месяца о предстоящем увольнении также были соблюдены, ибо истица была уволена 8 июня 2009 года, то есть по истечении 2 месяцев со дня издания 6 апреля 2009 года приказа об изменении сторонами условий трудового договора и переводе её на должность рабочей по благоустройству. Иные вакантные должности С. И. не предлагались, истица не представляла каких либо медицинских документов, подтверждающих её состояние здоровья и невозможность исполнения ею новых обязанностей по состоянию здоровья. Изменений организационных или технологических условий труда на предприятии в период 2009 года не происходило.

Представитель ответчика - Б.С., действуя в соответствие с надлежаще оформленной доверенностью, просила иск оставить без удовлетворения, считая требования С.И. незаконными. При этом пояснила, что истицу 6 апреля 2009 года, то есть за два месяца до увольнения, предупредили об изменении условий трудового договора, предложив её другую вакантную должность, после чего повторно 4 июня 2009 года предупредили об увольнении и 8 июня 2009 года уволили, так как она отказалась работать рабочей по благоустройству.

Суд, выслушав объяснения сторон, мнение прокурора, полагавшего, что иск С.И. подлежит удовлетворению, изучив представленные доказательства и материалы гражданского дела, и , дав всему надлежащую оценку, пришел к нижеследующему.

В соответствии с пунктом 7 ч.1 ст. 77 ТК РФ, основанием прекращения трудового договора является отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора ( часть 4 статьи 74 ТК РФ).

Правовая норма ст. 77 части 1 п.7 ТК РФ является ссылочной, в связи с чем, порядок изменения определенных сторонами условий трудового договора регламентируется ст. 74 ТК РФ.

Статья 74 ТК РФ устанавливает, что в случае, когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда ( изменений в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства) определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.

О предстоящих изменениях определенных сторонами условий трудового договора, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работодатель обязан уведомить работника в письменной форме не позднее чем за два месяца, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Если работник не согласен работать в новых условиях, то работодатель обязан в письменной форме предложить ему другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом состояния его здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии. При отсутствии указанной работы или отказе работника от предложенной работы трудовой договор прекращается в соответствие со ст. 77 ч.1 п.7 Трудового Кодекса РФ.

Судом установлено, что истица с 1 июля 2005 года работала сторожем МКП « Коммунальщик», и с ней был заключен трудовой договор ( л.д.7, 8-9).

В соответствии с п. 21 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 2 от 17 марта 2004 года, решая вопрос о восстановлении на работе лиц, уволенных по ст. 77 ч.1 п.7 ТК РФ, исходя из положений ст. 56 ГПК РФ работодатель обязан представить доказательства, подтверждающие, что изменение определенных сторонами условий трудового договора явилось следствием изменений организационных или технологических условий труда, например изменений в технике и технологии производства, совершенствовании рабочих мест на основе их аттестации, структурной реорганизации производства, и не ухудшало положения работника по сравнению с условиями коллективного договора, соглашения.

При отсутствии таких доказательств, прекращение трудового договора по п.7 ч.1 ст. 77 ТК РФ не может быть признано законным.

В судебном заседании ответчиком не представлено доказательств, что в МКП «К.» происходило изменение организационных и технологических условий труда. Напротив, в суде установлено, что Устав предприятия, штатное расписание, коллективный договор не претерпели каких либо изменений в 2009 году, то есть у работодателя изначально отсутствовали основания, свидетельствующие о невозможности сохранения условий трудового договора, которые были ранее определены сторонами при заключении договора с С.И. Доводы ответчика о том, что изменение основных условий трудового договора с истицей вызвано необходимостью снижения затратности, влияющей на общехозяйственные расходы и повышения рентабельности предприятия, не могут быть приняты судом, поскольку не основаны на законе.

В нарушение требований закона С.И. не была предупреждена в письменной форме за 2 месяца о предстоящих изменениях условий трудового договора. Судом установлено, что в апреле 2009 года был ряд вакантных должностей, однако, работодатель определил С.И. только работу рабочей по благоустройству и иные вакантные должности ей не были предложены. Доводы ответчика о том, что приказ № 66 от 6 апреля 2009 года фактически является предупреждением о предстоящем изменении условий трудового договора и истице данным приказом была предложена другая вакантная работа , суд не принимает во внимание, поскольку данный приказ имеет иную правовую основу, со ссылкой на ст. 72.1 ТК РФ и является незаконным, ибо перевод произведен без письменного согласия истца. Более того, указанные доводы ответчика опровергаются представленными протоколами производственных совещаний, где также указано, что С.И. предложена только должность рабочей по благоустройству.

Статья 57 ТК РФ предусматривает, что обязательным для включения в трудовой договор являются условия: место работы, трудовая функция, дата начала работы, условия оплаты и другие. В силу ст. 74 ТК РФ изменение условий трудового договора допускается при наличии обстоятельств, перечисленных в ч.1 этой статьи, по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.

Однако, изначально, действия работодателя были направлены на изменение трудовой функции истицы, поскольку работодатель был намерен определить её на работу рабочей по благоустройству, оставляя место сторожа, занимаемое ею, вакантным и предлагая осуществлять функции сторожа по совместительству. Подобные действия работодателя ухудшили положение истицы, по сравнению с условиями коллективного трудового договора. Кроме того, предлагая истице вакантное место рабочей по благоустройству, работодатель не выяснил возможность осуществления С.И. этой работы с учетом состояния её здоровья.

Суд считает, что увольнение С.И. произведено незаконно, поскольку работодатель применил правовые нормы, предусмотренные ст. 72.1 и ст. 74 Трудового Кодекса РФ , которые регулируют различные правоотношения.

Таким образом, доказательств, подтверждающих что изменение определенных сторонами условий трудового договора, явилось следствием изменений организационных или технологических условий труда, не ухудшило положения истицы по сравнению с условиями коллективного трудового договора, суду не представлено. В связи с чем, требования С. И. о восстановлении на работе подлежат удовлетворению.

В силу ст. 394 ТК РФ при восстановлении на работе, подлежит выплате средний заработок за время вынужденного прогула, исчисленный в соответствии со ст. 139 ТК РФ. Вынужденный прогул С.И. длился с 8 июня 2009 года по 29 июля 2009 года. Как следует из справки о заработной плате за период с июня 2008 года по май 2009 года её средний заработок за 12 месяцев составил 52504 рубля 94 коп. Исходя из указанного заработка, судом определен размер заработной платы за период вынужденного прогула , который составил 7589 рублей 82 копейки ( 52504 р.94 к.: 12 м.: 29,4 = 148 р. 82 к.- среднедневной заработок ; 148 р. 82 коп * 51 день = 7589 р. 82 коп.)

Кроме того, подлежит взысканию компенсация за работу в зоне отселения в соответствии со ст. 20 Закона РФ « О … ЧАЭС», которую бы истица получила за время работы, из расчета 717 рублей 91 копейка, на основании Постановления Правительства РФ № 914 от 21.12.2007 года, с учетом изменений внесенных постановлением Правительства РФ № 545 от 7 июля 2009 года, всего в размере 1244 рубля 91 коп. ( 717р.91 : 29,4 * 51= 1244 руб. 91 коп.).

В силу ст. 394 ч.9 ТК РФ в случае увольнения без законного основания или с нарушением установленного законом порядка, суд может по требованию работника вынести решение о возмещении денежной компенсации морального вреда, причиненного указанными действиями.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические и нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, или в случаях предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда.

При определении размера морального вреда суд должен учитывать степень и характер понесенных физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимание обстоятельства.

Поскольку в суде установлено, что ответчик нарушил личные неимущественные права истицы, связанные с правом на труд, в силу ст. 151 ГК РФ, ч.9 ст. 394 ТК РФ её требования о компенсации морального вреда подлежат удовлетворению.

При определении размера денежной компенсации морального вреда суд учитывает степень нравственных страданий истицы, которая вместе с мужем лишилась работы, имея на иждивении двоих детей, один из которых является инвалидом детства, а другой обучается на очном отделении, её переживания в связи с отсутствием средств к существованию и обеспокоенность будущим своей семьи. С учетом вышеизложенного, руководствуясь требованиями закона о разумности и справедливости, суд считает, что требования С.И. о взыскании денежной компенсации морального вреда подлежат удовлетворению частично, в размере 5 000 рублей.

В силу ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах. В связи с чем, требования С. И. о взыскании в её пользу расходов по оплате услуг представителя в сумме 2000 рублей, подтвержденные квитанцией, подлежат удовлетворению.

Кроме того, с ответчика подлежит взысканию государственная пошлина в доход государства, поскольку истец был освобожден от её уплаты, в соответствии со ст. 333.19 ч.1 п. 3 Налогового Кодекса РФ в размере 2000 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л :

Иск С. И. к МКП « К.» удовлетворить.

Восстановить С. И. на работе в качестве сторожа МКП « К».

Решение в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

Взыскать с МКП « К.» в пользу С.И. заработную плату за время вынужденного прогула в сумме 7589 ( семь тысяч пятьсот восемьдесят девять) рублей 82 копейки.

Взыскать с МКП « К.» в пользу С.И. ежемесячную денежную компенсацию за работу в зоне отселения в соответствии со ст. 20 Закона РФ « О …ЧАЭС» в сумме 1244 ( одна тысяча двести сорок четыре ) рубля 91 коп.

Взыскать с МКП « К.» в пользу С.И. денежную компенсацию морального вреда в сумме 5 000 ( пять тысяч) рублей.

Взыскать с МКП « К.» в пользу С.И. расходы по оплате услуг представителя в сумме 2000 ( две тысячи) рублей.

Взыскать с МКП « К.» госпошлину в доход государства в сумме 2000( две тысячи) рублей.


Решение может быть обжаловано в судебную коллегию по гражданским делам Брянского облсуда через Злынковский районный суд в течение 10 дней со дня провозглашения.

Судья Башлак И.В.

Решение вступило в законную силу 11.08.2009 года

http://zlinkovsky.brj.sudrf.ru/index.php

В избранное