История Нижнего Новгорода

  Все выпуски  

История Нижнего Новгорода 'Улица, потерявшая статус'


Улица, потерявшая статус

(Автор: Светлана Высоцкая, просмотров: 908)


Большинство нижегородцев вряд ли знают, где находилась Нижне-Окская набережная. А узнав, не поверят, что с нее когда-то начиналось обустройство набережных по правым берегам Оки и Волги, - настолько это место потеряло за последние десятилетия свой статус и привлекательность, оказавшись неухоженными городскими задворками.
 
 
Первая благоустроенная набережная в Нижнем
Когда-то здесь, на набережной Оки под Благовещенским монастырем, бурлила жизнь: у окского моста была одна из самых крупных стоянок городских извозчиков, у берега толкались многочисленные суда и суденышки, количество которых в дни всероссийской ярмарки увеличивалось в разы, а неподалеку был единственный в Нижнем Ромодановский вокзал, откуда уходили поезда на Москву. В советские годы Нижне-Окская набережная была переименована в улицу Черниговскую, фактически забыта властями и жителями города, и только остатки былой красоты добротных каменных строений могут заставить поверить, что Нижне-Волжская набережная прокладывалась когда-то как ее продолжение.
Нижне-Окская набережная начала создаваться в рамках общей системы градостроительных преобразований Нижнего Новгорода по проекту архитекторов И. Е. Ефимова и П. Д. Готмана немного раньше прокладки Нижне-Волжской набережной. На это городскими властями было выделено 176 824 руб. Строительные работы проводились хозяйственным способом под надзором инженера Дмитриева. Землю для подсыпки берега брали при копке Похвалинского съезда.
Весной 1836 г. на место были доставлены сваи для укрепления берега и белый камень для отмостки возле плашкоутного моста через Оку. Обкладку береговых откосов булыжником после устройства вдоль реки проезда в 1838 г. взял на себя купец-подрядчик Д. Климов под надзором инженера Н. И. Лика. К 21 октября того же года было выстлано 800 квадратных саженей, к концу 1839 г. - около 2000.
Несмотря на укрепление берега сваями, часть его булыжной обкладки ежегодно разрушалась паводковыми водами. В 1854-1856 гг. укрепление береговых откосов Нижне-Окской набережной провел архитектор Л. В. Фостиков, а в начале ХХ в. - инженер К. Г. Иванов.
Устройство набережной совпало с сильным пожаром 1836 г., когда вся старая, преимущественно деревянная застройка древней Благовещенской слободы выгорела. После этого вдоль Оки предписывалось возводить исключительно каменные дома и «по лучшим фасадам» (прежде всего маститого архитектора Георга Ивановича Кизеветтера), хотя точечно застраивать эту часть города вместе с Благовещенской слободой доходными каменными домами начали сразу после перевода в Нижний Новгород Макарьевской ярмарки.
 
Архитектурные проекты Кизеветтера
Нынешний дом № 5 по улице Черниговской когда-то имел двух владельцев. Левое крыло принадлежало купчихе Анне Логиновне Барышевой. 3 августа 1837 г. она купила у М. Ф. Щелокова в Благовещенской слободе участок земли вместе с обгоревшим каменным домом. Сохранив его стены, архитектор Г. И. Кизеветтер разработал проект трехэтажного каменного дома, который был высочайше утвержден 14 октября 1837 г. Но в процессе подготовки к строительству весной 1838 г. А. Л. Барышева решила разобрать старую кладку обгоревшего дома, и 5 марта Кизеветтер создал новую смету устройства только фундаментов на 6674 руб. Это вынудило Барышеву просить в Строительном комитете ссуду в 5 тыс. руб.
Надзор за работами поручался Кизеветтеру, который 31 мая 1838 г. доносил о закладке фундаментов и о начале возведения стен. К концу августа 1838 г. дом был вчерне построен и покрыт железной кровлей. На следующий год отделка дома была в основном завершена, хотя Барышева для этого во второй раз взяла ссуду, рассчитывая получать от сдачи гостиничных номеров не менее 1 тыс. руб. в год.
Дом в семь окон получил пышное декоративно-художественное решение фасада: квадровую рустовку первого этажа, богатые лепные наличники второго с наборами балясин и балконом по центру, меандровый пояс под окнами третьего этажа. Въезд во двор был выполнен по «лучшему образцовому фасаду» ворот, хотя и с привнесением в его архитектуру особых художественных деталей.
На стадии завершения отделочных работ к дому Барышевой был пристроен по такому же проекту объем трехэтажного дома Прасковьи Кубаревой. Это стало примером застройки Нижне-Окской набережной «единою фасадою». Соседствующий с домом Барышевой участок земли под Благовещенским монастырем Кубарева купила в 1837 г. у купца П. Федорова. Она также обратилась к Кизеветтеру с просьбой о возведении на нем трехэтажного каменного на сводчатых подвалах доходного дома.
Не утруждая себя поисками свежих решений, архитектор срисовал для нее ранее созданный и высочайше утвержденный проект дома А. Барышевой, при этом дома разделялись лишь внутренней брандмауэрной стеной. Фасад был высочайше утвержден 13 марта 1838 г. С начала весны под надзором автора проекта началось строительство, завершенное вчерне к концу сезона. Но с отделкой дома произошла заминка. Муж П. Е. Кубаревой был объявлен несостоятельным должником, и дом предписывалось продать с торгов. Лишь спешно выплатив срочные долги мужа, Кубарева сохранила дом за собой, но на его отделку была вынуждена просить в Строительном комитете ссуду в 10 тыс. руб. Однако ей было отказано. Дело тянулось до 1847 г., когда Кубарева была вынуждена продать дом соседу - купцу III гильдии Перфилью Барышеву вместе с правом получения ссуды. После отделки в доме разместилась гостиница, к 1855 г. перешедшая во владение к А. Е. Зенкову. Позже владельцы дома неоднократно менялись.
Дом № 6 принадлежал купцу III гильдии Михаилу Васильевичу Медведеву. 8 апреля 1840 г. отставной унтер-офицер И. М. Телехов, не имея средств на строительство каменного дома, продал свое пустопорожнее место на Нижне-Окской набережной возле усадьбы Кубаревых Медведеву, который обратился к архитектору Г. И. Кизеветтеру с просьбой о разработке проекта строительства на этом месте двухэтажного каменного доходного дома. К этому времени у Кизеветтера возникли проблемы в отношениях с помощниками. Раньше именно они выполняли планы-фасады в заказанных ему проектах, но в определенный момент прекратили работать у маститого, но чрезмерно корыстного, по их мнению, архитектора. С 1840-х гг. проекты стали исполняться упрощенно, и лишь мастерская акварельная раскраска самим Кизеветтером делала их привлекательными.
Таким был и проект дома Медведева, представленный в Нижегородскую Строительную комиссию 13 мая 1843 г., а 2 июля утвержденный в Петергофе лично Николаем I. На фасаде выделялась центральная ось - сводчатым въездом во двор с двухстворчатыми воротами и двойным окном коридора во втором этаже. Дом ставился по Нижне-Окской набережной «единою фасадою», поэтому отгораживался от соседних строений глухими брандмауэрными стенками. Осенью 1843 г. состоялась закладка фундаментов, а к исходу 1844 г. дом в основном был отделан. Его изначальная архитектура за исключением входов в лавки первого этажа сохранилась до сих пор.
Владельцем дома № 7 когда-то был цеховой Афанасий Семенович Гущин. В 1837 г. на Нижне-Окской набережной он купил у мещанина М. Г. Дуботолкова участок земли с деревянным строением и обратился к архитектору Г. И. Кизеветтеру с просьбой о разработке проекта двухэтажного каменного дома. В его основу лег образцовый фасад. Лишь в первом этаже вместо боковых тройных окон проектировались входы в лавки с узкими оконцами по сторонам.
На рассмотрение Нижегородского Строительного комитета проект был представлен 2 декабря 1837 г., а 5 февраля 1838 г. утвержден в Санкт-Петербурге. В мае под надзором автора проекта состоялась закладка фундаментов, а к исходу сезона дом вчерне был готов. 14 октября Гущин просил на его отделку ссуду в 10 тыс. руб., но ему было в этом отказано. Тогда он продал свой старый деревянный дом в уничтожаемой под Откос Панской слободе, и на вырученные средства летом 1839 г. отделал новый каменный дом.
8 июня 1839 г. Гущин обратился к Кизеветтеру с просьбой о разработке проекта дворовых каменных служб, и в том же году по прямоугольному периметру двора были выстроены баня, двухэтажная с тремя арочными въездами конюшня и кладовые.
В середине XIX в. дом перешел во владение самарского купца Ивана Васильевича Щеткина, который в 1851 г. по проекту Н. И. Ужумедского-Грицевича перестроил его: заложил центральный проезд, въезд во двор устроил слева от дома. К 1862 г. дом купила А. Калашникова. Она по плану архитектора Д. В. Ешевского надстроила его третьим этажом, а со двора во всю ширину дома был пристроен объем с шестью комнатками по сторонам коридора. В результате изначальная архитектура здания была полностью искажена.
Дом № 13 полтора века назад входил в усадьбу коллежского асессора Луки Николаевича Щепетова. В начале 1830-х гг. Щепетов имел в Нижнем Новгороде три дома, в том числе каменный в Благовещенской слободе. Но дом выгорел при пожаре 1836 г., после чего жена Щепетова, Наталья Григорьевна, обратилась к архитектору Г. И. Кизеветтеру с просьбой о разработке планов-фасадов каменного дома с оградой и службами. Проект был одобрен Нижегородским Строительным комитетом 14 апреля 1838 г. и отправлен в Санкт-Петербург, где высочайше утвержден 30 апреля 1838 г. При этом архитектору предписывалось вместо высокого аттика с вазонами над кровлей поднять пониженный аттик с лепным обильным убранством. В первом этаже проектировались высокие с циркульными верхами окна и три входа в лавки. Фасад разбивался горизонтальными бороздками дощатого руста. На втором этаже проектировались чуть меньшие по ширине, но такого же рисунка окна с приставными между ними колоннами сложного ордера. Над окнами третьего этажа пропускался лепной фриз. В архитектуре здания ощущалась претензия на величие и оригинальность художественного решения.
В процессе строительства в проект были внесены существенные коррективы: дом возвели в девять окон по главному фасаду (вместо семи), высокие проемы с циркульными верхами в первом этаже заменили прямоугольными окнами, как и во втором этаже, где тимпаны заполнили орнаментальной лепниной. К исходу 1838 г. сообщалось, что дом Щепетовой «начат постройкою, но не совершенно окончен». На следующий год говорилось о продолжении отделки фасада. Лишь в 1840 г. она была завершена. Тогда же приступили к строительству правого двухэтажного каменного флигеля с арочным въездом во двор.
После смерти Натальи Григорьевны владельцем дома стал Николай Лукич Щепетов. В 1849 г. он провел ремонт и выстроил в пару с существующим левый двухэтажный флигель, завершив тем самым формирование ныне сохранившегося усадебного комплекса.
 
Строения «незвездных» архитекторов
Дом № 8 был владением купчихи Е. Гребенщиковой. В 1850 г. она обратилась к архитектору Н. И. Ужумедскому-Грицевичу с просьбой о разработке проекта ее дома в Благовещенской слободе. 1 августа 1851 г. после одобрения проекта Нижегородской Строительной комиссией начались работы. В архитектуре здания присутствует целый ряд особенностей, сделавших его заметным в застройке города середины XIX в. Так, окна второго этажа получили необычные скошенные вверху углы, план имел много общего с планировкой древних палат купца Афанасия Олисова на Ильинской горе. По сторонам коридора располагались две сообщающиеся и одна изолированная горницы. Правда, каждая жилая горница палат Олисова XVII в. имела по шесть окон, а в данном случае предусматривалось только четыре.
Архитектурные особенности этого дома обнаружили в Н. И. Ужумедском-Грицевиче серьезного специалиста, глубоко изучавшего вековые архитектурные традиции (в 1850-х гг. он ремонтировал древние палаты для их владельца Г. Стрижова) и умевшего следовать им при проектировании. Более поздние ремонты исказили здание Гребенщиковой, но его изначальная архитектура отчетливо угадывается на фасаде.
Дом № 15 когда-то принадлежал архитектурному комплексу усадьбы купцов Щукиных. По утвержденному 13 мая 1822 г. проекту архитектора И. Е. Ефимова купчиха А. А. Щукина, торговавшая хлебом, солью, рогожами и канатами, выстроила каменный двухэтажный с лавками внизу дом в пять окон, получивший в первом этаже рустовку, а в треугольном фронтоне кровли традиционное чердачное полуциркульное оконце.
В 1843 г. Щукина была объявлена несостоятельным должником, и ее дом купил с публичных торгов за 16 тыс. руб. серебром краснослободский купец I гильдии Абрам Ненюков. В 1846 г. по проекту архитектора А. Е. Турмышева по линии набережной он пристроил к дому каменную палатку, которую спустя два года надстроил вторым этажом, а рядом возвел каменный флигель.
Дом А. Щукиной практически сохранил первоначальный облик и является важным образцом каменной жилой застройки Нижнего Новгорода 1820-х гг. Архитектура же флигеля и служб лишь угадывается в сохранившихся фрагментах убранства фасадов и в кирпичной кладке.
Справа от дома Щукиной-Ненюкова - бывшее владение купца III гильдии Прохора Эрастовича Горячева. Он был одним из поставщиков леса при строительстве ярмарочного ансамбля. За время многолетней совместной работы у Прохора Горячева установились дружеские отношения с архитектором А. Л. Леером, который разработал для подрядчика проект каменного дома на Нижне-Окской набережной. Планы-фасады были утверждены 5 мая 1832 г., и под надзором автора проекта на исходе того же года дом был вчерне выстроен. Отделка здания завершалась уже в 1833 г.
Образцом для архитектурно-художественного решения послужили жилые дома Васильевского острова Санкт-Петербурга. Двухэтажный в 11 окон дом Горячева поставлен на высокий, выложенный из белого камня цоколь с глубокими сводчатыми подвалами. Боковые слабо выступающие ризалиты отмечены охватывающими оба этажа ионическими пилястрами. На уровень их баз выведены полочки наличников окон второго этажа. Нижний этаж снабжен рустом. В сторону Оки обращен чугунный балкон на консолях тонкого художественного литья.
В 1834 г. по проекту Леера Горячев вытроил во дворе службы, в 1844 г. провел ремонт дома с частичной перепланировкой комнат. Но в 1855 г. дом выгорел, а потом восстанавливался в течение нескольких лет по фасаду 1832 г. Это определило сохранность изначального облика здания. По своей ладной прорисовке и добротно выполненной в натуре архитектуре дом Горячева остается одним из лучших в застройке Нижнего Новгорода эпохи классицизма.
Дом № 17 принадлежал купцу Матвею Кузнецову. После пожара 1826 г. по проекту архитектора И. Е. Ефимова в Благовещенской слободе им был выстроен двухэтажный каменный дом. Обращенный к Оке фасад протяженностью в семь окон, как и на большинстве жилых домов Нижнего Новгорода того времени, получил в первом этаже рустовку. Центральное окно второго этажа выделено особым наличником с пилястрами по сторонам и треугольным фронтончиком.
При всей повторяемости элементов декоративно-художественного убранства в архитектуре того времени дом остается интересным образцом жилой застройки Нижнего Новгорода 1820-х гг. В 1830 г. усадьба Кузнецова с каменным домом и тремя деревянными флигелями оценивалась в значительную сумму - 12 тыс. руб.
Нынешнее здание под № 30 по улице Черниговской - остатки городской водонасосной станции, построенной в 1880-е гг., время научно-технического прогресса в Нижнем Новгороде.

В избранное