Все выпуски  

IdeaBlog.ru о венчурных инвестициях и стартапах Что ждут венчурные инвесторы от вашего стартапа?


Если взглянуть на блоги стартаперов, на сообщества, где они общаются, очень часто можно услышать, что венчурные инвестиции на стартап (неважно какой – в области интернет-бизнеса или создания высокотехнологичного продукта) найти в России практически невозможно. Это мнение подхватили и журналисты различных (в том числе и деловых) изданий, которые не привыкли глубоко вникать в тему, о которой пишут. В то же время российские венчурные инвесторы хором говорят о том, что им остро не хватает хороших проектов, и что огромные средства в их венчурных фондах, приготовленные для инвестиций в стартапы, лежат без всякого применения. Я взял это не «с потолка» - в процессе подготовки своей статьи о состоянии венчурного инвестирования для журнала «Деньги» ИД «КоммерсантЪ» я пообщался с большим количеством бизнес-ангелов, руководителей венчурных фондов и инвестиционных консультантов, которые помогают стартапам привлекать венчурное финансирование (обычно за долю в проекте). Так есть в России венчурные деньги или нет?

More...В своих беседах с венчурными инвесторами я постоянно задавал им этот вопрос, и их ответы можно выразить фразой партнера E-Trust Group Максима Каримова:

Максим Каримов: Когда стартаперы говорят, что венчурных денег в России нет, они неправильно выражаются – деньги есть, только им их не дают. Потому что у них проекты такие.

Максим Каримов знает о чем говорит: он, бывший топ-менеджер «Норильского никеля» и «Базэла», вместе с еще несколькими топ-менеджерами крупных компаний, в 2003 г. решили заняться бизнес-ангельством, организовали E-Trust Group, и приготовили для ангельских инвестиций 10 миллионов долларов. На начало октября 2007 г., когда я встречался с Макимом Каримовым, он нашел только 3 проекта, в которые решил вложить деньги, а сумма инвестиций в эти компании составила чуть больше 1 млн . То есть около 9 миллионов долларов, приготовленных для венчурных инвестиций, уже 4 года не могут найти себе приложения. Это при том, что, по его словам, он рассматривает в среднем по 5 Executive Summary в день. Конечно, не все проекты, которые он решил не финансировать, являются плохими – существует также предпочтения венчурных инвесторов тем или иным отраслям, а также специфические для каждого инвестора критерии отбора проектов. Как говорит Каримов, «проект должен подходить венчурному инвестору как хорошо сшитый костюм подходит человеку, инвестору в проекте должно быть комфортно». Наверняка ряд по-настоящему стоящих проектов не подошел Каримову и его партнерам по каким-то субъективным основаниям, однако, по его словам, 70% проектов он отсеивает сразу же, после прочтения первой страницы Executive Summary, так как это, по его словам, «мусор».

Аналогичные истории и со всеми другими венчурными инвесторами – им очень не хватает хороших проектов. Ключевое слово тут – хороших. А что же венчурные инвесторы подразумевают под словами «хороший проект»?

Дмитрий Родионов, руководитель проектов (венчурные инвестиции) Центра инвестиций в высокие технологии ИК "Финам": Идей много – предпринимателей мало. К нам часто приходят люди с патентами на отличные вещи, они предлагают сделать продукт, но абсолютно не представляют как сделать бизнес. Мы венчурный фонд, мы инвестируем в в стартапы и помогаем в ключевых моментах, но мы не можем сами управлять бизнесом компании – этим должна заниматься команда основателей стартапа, и мы должны видеть, что они в плане организации бизнеса все продумали и справятся. Недавно к нам пришел один изобретатель с очень интересным патентом. Я его спросил: а на что именно вам нужны деньги? Он удивился: как на что – снимем офис, купим машину, наймем сотрудников, и они будут работать. При этом он абсолютно не представлял как он будет делать БИЗНЕС. Как сделать продукт представлял хорошо, но как сделать бизнес – понятия не имел. Буквально на половину идей, которые нам приносят, хочется «натравить» нормального предпринимателя, который мог бы их монетизировать. Тот изобретатель, о котором я рассказал, был уже в возрасте – типичный завлаб какого-то НИИ советской эпохи. Но и молодые стартаперы, приходя к нам с хорошими идеями не представляют как из нее сделать бизнес. У нас острейший дефицит хороших проектов, которые представляли бы грамотные бизнесмены. И нам приходится не только ждать пока предприниматели придут к нам со своими проектами, но и активно искать проекты самим.

Инвесторам неинтересно вкладывать деньги в «прикольные сайты» - они хотят вкладывать деньги в бизнес. А бизнес подразумевает под собой зарабатывание денег. Если инвестор увидит где в вашем проекте деньги, как вы будете их зарабатывать, кто ваши целевые клиенты, как вы будете привлекать первых клиентов (а еще лучше, если бы инвестор мог увидеть реальную заинтересованность хотя бы некоторых потенциальных клиентов в покупке ваших услуг), то деньги вы наверняка получите.

Некоторые могут мне возразить, что некоторые проекты типа MoiKrug.ru или Odnoklassniki.ru, или тот же YouTube являются пока убыточными, и монетизация таких сервисов пока не отработана на потоке. И что же – такие проекты разве не получают инвестиций? Получают – однако никогда на начальном этапе. Я, например, представляю себе как можно монетизировать социальные сети. Я также понимаю зачем Google купил YouTube. Возможно, если бы моя компания стоила 160 с лишним миллиардов долларов, я бы тоже выделил на покупку YouTube 1% ее стоимости – при этой покупке, кстати, акции Google подорожали на большую сумму. Я также искренне считаю, что Яндекс совершил удачную покупку, относительно недорого купив MoiKrug.ru. Однако все инвестиции в подобные пока бесприбыльные проекты произошли уже тогда, когда эти проекты уже раскрутились и имели сотни тысяч и миллионы пользователей. Если вы способны без привлечения внешних инвестиций раскрутиться до такой стабильной посещаемости, тогда, естественно, вы сможете привлечь инвестиции. Однако если вы хотите привлечь инвестиции раньше – на pre-startup или startup стадиях – в такие потенциально посещаемые проекты, но где вы не можете показать инвестору как вы будете монетизироваться, то я оцениваю ваши шансы как минимальные.

По поводу пока бесприбыльных, со смутными и не отработанными вариантами монетизации, но посещаемых проектов стоит сказать еще одну вещь: как правило, такие проекты покупают стратегические, а не портфельные инвесторы. Это связано с тем, что, если команда основателей не умеет монетизировать проект, то этим придется заниматься покупателю. Венчурные фонды инвестируют во множество проектов, и у них просто-напросто не хватит квалифицированного персонала для управления всеми проинвестированными проектами, а вот стратегические инвесторы покупают проекты для синергии со своим основным бизнесом, поэтому у них наверняка есть люди, занимающиеся монетизации схожих проектов. Ну и что, скажете вы? Какая разница откуда получить деньги? Разницы откуда на самом деле нет. Есть разница в том, сколько денег получить. Чем больше желающих инвестировать в ваш проект, тем за большие деньги вы сможете продать меньшую долю в вашем проекте. Стратегических инвесторов, которым нужен был бы ваш проект, на рынке относительно мало – портфельных гораздо больше. И поэтому, отсекая портфельных инвесторов от потребности купить долю в вашем бизнесе, вы резко снижаете стоимость своего бизнеса. Да и для переговоров о продаже проекта гораздо лучше, если ваш проект приносит прибыль – получая от своей деятельности убытки и не имея финансовой подушки для их компенсации, вы будете стремиться поскорее завершить переговоры, ведь убытки-то накапливаются... А получая от проекта хоть небольшую, но прибыль, вы можете более долго вести переговоры о подходящей вам цене с гораздо большим количеством инвесторов.

Напоминаю, что вы можете, если лень писать, оставлять аудио- и видеокомментарии ко всем постам. Можно также пообщаться с другими посетителями блога по поводу вопросов, которым посвящена эта статья, на форуме.

Подпишитесь на блог через RSS. И на комментарии тоже.


В избранное