Все выпуски  

Рассказ от замысла до публикации. Выпуск 54. Действительное и воображаемое измерения


Выпуск 54

Рассказ от замысла до публикации

7 апреля 2011

Действительное и воображаемое измерения писательской жизни

Здравствуйте, уважаемые читатели и писатели!

Делюсь с вами ещё одной частью полезных советов от Валентина Катаева. Писатель всегда находится в поиске и это отражается на их творчестве. Как правило, критики остаются очень не довольны. Так произошло с Катаевым.

"Родословную новой катаевской прозы не трудно отыскать в литературе, у далёких и близких предшественников. Сам Катаев любил ссылаться на Толстого, на те его дневниковые записи, где Толстой говорит о своём желании записывать, как вспомнится, попробовать написать "беспорядок" жизни и человеческой мысли. Замечательный английский писатель XVIII века Лоренс Стерн, которого Толстой числил среди самых своих любимых и в молодости пробовал даже переводить, был, например, убеждён, что раскрытие пёстрой и сложной жизни человеческого духа требует "игры без правил". Такой приём исследования всех тайных замыслов и причуд души героя (в психологической прозе не единственный) у Стерна нашёл в высшей степени оригинальное и новаторское воплощение.

Художник, утверждал Стерн, который задумал изобразить, как под влиянием какой-нибудь странной ассоциативной идеи, какого-нибудь совершенно пустого, "лёгкого, как воздух, приобретения" мысли его героя вдруг получают совершенно новое, неожиданное направление и дают новое движение сюжету, неизбежно будет выламываться из тесных рамок современного Стерну традиционного романа-жизнеописания, где характеры заранее заданы. И ещё, в другом месте: повествование не может то и дело останавливаться, "как вкопанное", "отступательное движение" должно быть "наступательным". Автор может далеко отступить от своего героя, даже надолго покинуть его и в то же время неприметно, косвенно добавлять новые штрихи и краски к его образу".

Катаев в "Святом колодце" полемизировал с утверждением французского писателя Андре Моруа, что "художник не может жить сразу в двух измерениях - действительном и воображаемом; кто хочет того и другого, неизбежно терпит фиаско. Однако, отвечал Катаев, фиаско терпит тот, кто живёт в каком-нибудь одном из этих миров, потому что тем самым себя обкрадывает, лишаясь ровно половины красоты и мудрости жизни. Жить надо в обоих мирах одновременно, ощущая свою сопричастность тому и другому.

...наблюдая за природой, он сделал вывод: раз всё, что мы видим, есть физические тела "и как таковые имеют объём - тело дороги, тело кленового листа... даже тело тумана, - то и живописи в чистом виде не существует, она всегда лишь более или менее удачная имитация скульптуры". Задача Катаева-художника заключается в том, чтобы очень красивый пейзаж, имеющий свой цвет, объём, вес, форму, не походил на отлитый из гипса муляж, раскрашенный каким-нибудь посредственным живописцем.

Поскольку весь окружающий нас мир грубо материален, - а это действительно так, - естественна постоянная взаимосвязанность автора со всеми материальными частичками. Поскольку он и сам состоит из материи, появляется даже возможность, благодаря магии искусства, начать жить в других измерениях, перевоплотившись не только в самых разных людей, но и в животных, растения, камни, машины, предметы домашнего обихода".

 На сайте "Всё о литературе" можно прочитать последние Литературные новости и статью Создание мемуаров - это больше, чем рассказ о собственной жизни.

Всегда с вами,
Надежда Лимонникова!

Пишите nwl31@yahoo.com

Читайте www.litmuseyon.ru

Copyright 2011 Надежда Лимонникова


В избранное