Все выпуски  

В Ташкенте воли нет, но гордый жив поэт. Эмилия Павловна


Выпуск: 405
Дата: 2015-04-05

Эмилия Павловна Чубакова

 

Как говорилось во вчерашней публикации «Учитель» (http://www.stihi.ru/2015/04/04/2297, http://www.proza.ru/2015/04/04/529, рассылка №404, эссе было написано 10 лет назад, в апреле 2005 года), я безрезультатно искал своих учителей в родном городе Карши. Имелись в виду Н.С. и В.А. Шигаревы. Остальные-то поразъехались-поуезжали в первые же годы после распада СССР. Надежда Сергеевна – не устаю повторять – первая учительница. Это 1954-58-й года. В фотоколлаже к «Учителю» есть и снимок Надежды Сергеевны, лето 1969 года. С Шигаревыми я последний раз виделся в году 1995-м. Через год или два их уже не было: мигрировали в Россию. О них я завтра, 6 апреля, расскажу страницами своей книги «По крови и по жизни».

А сегодня обращаюсь к Э. П. Чубаковой (кроме сегодняшнего коллажа, ее облик есть и во вчерашнем размещении: тот же 1969 год, тот же микрофон, поздравительная речь на том же мероприятии).

 

Дорогая Эмилия Павловна!

Я – Марат Авазов, один из множества Ваших учеников. Знаю: Вы меня помните. Не столь потому, что я был отличником, а потому, что мы были первыми Вашими учениками в городе Карши, куда Вы приехали из... Я ведь и не знаю, откуда Вы приехали в наш город. Знаю только, что грузинский город Поти – Ваша первая родина...

Вы, конечно, помните конец января 1966 года, когда я, первокурсник Московского университета имени Ломоносова, после первой экзаменационной сессии, сданной на "отлично", приехал на каникулы и пришел в родную школу, к Вам. Я рассказал тогдашним Вашим ученикам, которым предстояло через несколько месяцев стать выпускниками, покинуть школу и думать о своих дальнейших шагах, – я рассказал им о поступлении в вуз, об МГУ, своих трудностях в первое время. И сказал о том, что если мне, отличнику школы заштатного в то время города Карши, пришлось наверстывать упущения по математике и физике, то по химии преемственность знаний была без болезненных провалов, плавной и гармоничной. «И это, – подчеркнул я, – благодаря таланту и трудам нашей дорогой Эмилии Павловны».

Во второй раз в моем студенчестве, то есть после 1965-го, года нашего выпуска, мы с Вами свиделись летом 1969-го, когда во дворе моего родительского дома в Карши праздновалась моя женитьба. Вы тогда, как и моя первая учительница Надежда Сергеевна Шигарева, сказали поздравительное слово. Эти любительские снимки сохранились и наряду с выпускной виньеткой нашего класса нашли свое место в фотокниге №1, получившей название «В круге первом». [Они вошли и в фотоколлаж вчерашней публикации]. Этот альбом – один из многих составных частей большого издания «Здоровый дух – здоровое тело». Но о нем и других моих книгах скажу несколько позже...

Больше мы с Вами, дорогая Эмилия Павловна, до сегодняшнего дня не виделись. Но все утекшие годы, а их – страшно подумать! – накапало 45, я нередко думал о Вас, а лет 15 назад, во время моего очередного наезда в Карши, и увидел издалека: Вы стояли на крылечке своего дома. Но подойти – было стыдно. Нет, даже не так. Ничего постыдного я за прошедшие десятилетия не совершал. Но мне не хотелось и перед Вами оправдываться за то, что ничьих надежд и амбиций я не оправдал – ни своих, ни родительских, ни учительских, ни прочих людей. МГУ я все-таки закончил, дипломную работу защитил на "отлично" (она и вовсе содержала данные на грани открытия), мог даже получить "красный" диплом, но не захотел: принципиально не готовился к госэкзамену по философии, получил "четверку" и даже не думал о пересдаче. После окончания университета по модной и престижной специальности «биофизика», я в науке продержался два года, тоже в Москве, затем – год прошатался в академическом институте в Ташкенте (где мне говорили что сделанная мной работа в Главной Столице уже тянет на кандидатскую диссертацию), а потом – отверг вызов в "белокаменную", милую сердцу больше всех городов Планеты вместе взятых, отказался от места в аспирантуру и стал ходоком по жизни. Кем я только ни работал!.. Учитель, снабженец, зоотехник, строитель-монтажник, колхозник, оператор установки на газоперерабатывающем заводе, сторож, буровик, – далеко не полный перечень моих профессий. Горбачевская перестройка застала меня в должности старшего дизелиста на буровой глубокого бурения и вскоре сделала журналистом, пишущим человеком, чего я жаждал, еще будучи на 2-м курсе МГУ. Стал активным и боевым газетчиком, с острым, проницательным и действенным пером. И вроде бы выкарабкался из ямы, из небытия, из неловкости, из нежелания видеться ни с учителями, ни с бывшими однокурсниками, в чем я пребывал с тех пор, когда 13 лет тому назад оказался в положении поезда, сошедшего с рельсов. Вернее, сам себя взял за холку и вышвырнул с торной дороги.

Итак, я стал журналистом. Но весьма скоро перестройка приказала долго жить. Союз нерушимый республик свободных, Русью великой сплоченных навеки, рухнул в одночасье, развалился на независимые 15 государств. Журналистика и свобода слова вновь были посажены в Узбекистане на цепь, и начался второй этап моих хождений по жизни. К тому времени я, кроме всего остального, успел развестись с первой женой, жениться во второй раз, иметь в каждом из своих браков по девочке и мальчику, похоронить вторую жену, единственную в моей жизни по-настоящему любимую женщину...

Малые дети выросли. У каждого своя жизнь. У меня 4 внука и 2 внучки. Уже мог бы и прадедушкой стать: старшему внуку завтра, 6 апреля 2015-го, будет 24, а старшей внучке – 20 в июле. Кстати, Ираклий, отец моего старшего внука Нугзара, тоже, как и Вы, родился в Поти...

С того давнего времени, упомянутого выше, когда был на 2 курсе МГУ, я искал дорогу в литературу. В новом, текущем, 21-м веке, наконец, всерьез приступил к литературному творчеству: первые 6 лет с перерывами на добывание хлеба насущного и выведения детей в люди, а потом вплотную. И без малого полтора десятилетия мысленно представлял нашу с Вами, дорогая Эмилия Павловна, встречу, когда я приду к Вам со своими книгами...

В Интернете накапливались мои произведения. Но мы ведь с Вами люди прошлого века. В смысле, по рождению и привычкам. Нам мало виртуальных публикаций. Нам подавай реальные книги, которые можно взять в руки, осмотреть, полистать – и вниз по течению, и вверх по руслу, и вдоль, и поперек...

В октябре 2011-го, будучи в Карши, я спросил о Вас у сестры Сонии Авазовны, известного в городе и стране руководителя народного образования. Узнал, что Вы здравствуете. Тогда у меня уже было немало печатных публикаций в разных сборниках, изданных в Москве, в Греции, Германии. Но для меня этого было мало, чтобы явиться перед Вами...

Тем не менее в октябре 2012-го я все-таки пришел к Вашему дому и застал его полуразрушенным: фасадные стены еще стояли, а внутренние были развалены. И вообще, вся центральная улица Карши, бывшая Ленина, была вдвое расширена и застраивалась заново. Процесс идет и поныне. И, по всей видимости, будет продолжаться еще долго. Словом, наш Карши неузнаваем! Проезжая по центральной улице, я с трудом различаю даже два, следующих один за другими, поворота к нашему бывшему дому...

Во второй неделе января 2014 года я получил из Киева свои книги. Не сборники множества соавторов, а именно свои, под своим именем и только своим. И немало этих книг. И они даже вполне солидные по объему. И весьма неплохи по своим техническим характеристикам. Да и качеством текстов, скажу без ложной скромности, таковы, что за них не стыдно – ни сейчас, ни в будущем, ни после меня. И вот я надолго, на целых 10 дней, приехал в Карши с намерениями показать свои труды отцу, матери, сестренке, дядям и бабушке (маминым братьям и маме). Что я и сделал: все они в разные годы обрели вечный покой (мама – последняя, в октябре 2009-го). Во второй половине того же дня, 29 января, среды, я искал Вас, Эмилия Павловна, и после многоходовых комбинаций, встреч со многими людьми в организациях и расспросов на улице, в надвигающихся сумерках, наконец, нашел...

Я побывал в семье Вашего сына Дмитрия, общался с ним, его женой Натальей и Вашими внуками, Катенькой и Мишенькой. Они – Ваше продолжение. Дима – приветливый и добрый человек. Когда я собрался уходить, за окном вовсю властвовала холодная зимняя ночь. Дима, несмотря на мои возражения, отвез меня на своем белом Lacetti в названное мной место, в противоположный конец города, в махаллю, к моим родственникам. Но такое уважение гостю – это, в общем-то, в норме для каршинцев. Ваш сын поразил меня другим: ему пару раз звонили деловые партнеры, и он с ними бойко и непринужденно изъяснялся на узбекском языке.

И еще Вы есть в моих произведениях: в стихотворном романе «Юность», в фотоальбоме «В круге первом» и в документальном рассказе «По крови и по жизни», одном из шести произведений Книги текстов издания «Здоровый дух – здоровое тело». Это издание состоит из двух частей, двух самостоятельных массивов: тексты и фотоальбомы (коих 8, а с вариантами обложки – 10). А вместе, в единстве, – сила в "квадрате". Кроме того, я получил два пухлых тома под названием «Тетради стихов и сопутствующих суждений» (Стопка 1 и Стопка 2): циклы стихотворений, мини-поэмы, мини-мелодрамы, эссе, критические статьи. А также книгу большого формата, в котором три самостоятельных романа, которые, будучи сведены под одну "крышу", образовали единое сооружение под названием «Времена», где получили новые "имена", соответствующие "крыше": «Юность», «Молодость», «Зрелость».

Да, приехав в Карши из краёв далёких, Вам было суждено прожить в нем долгую и достойную жизнь. Ему Вы, в отличие от подавляющего большинства коллег некоренного происхождения, были верны до конца. За что каршинская земля и приняла Вас на веки вечные. С непосредственным, живым общением с Вами я опоздал на 9 месяцев. Простите…

Я верю: Вы меня сейчас слышите. Спасибо Вам за всё, Эмилия Павловна! От себя, от моих одноклассников 11-го "б", от учеников параллельного 11-го "а", где вы были классной руководительницей, от всех Ваших последующих воспитанников. И пусть знают Дмитрий, Наталья, Екатерина, Михаил и будущие носители Вашей крови и фамилии, что в молодой девушке, приехавшей в Карши и поступившей на работу в нашу школу №1 имени Крупской, мы, тогдашние девятиклассники, сразу распознали Учителя с большой буквы. Спасибо Вам, Эмилия Павловна, Учителю, что называется, от Бога! Ваши знания, Ваши труды продолжаются в нас, в Ваших учениках, детях, внуках. Мы работаем и по сей день. А уйдем в мир иной – так есть кому придти нам на смену! Вы, Учитель, бессмертны!

 

2014-2015 гг.



Описание Рассылки
Архив Рассылки
avaz-nurzef@rambler.ru


В избранное