Читаем с нами. Книги о бизнесе

  Все выпуски  

Читаем с нами. Книжное обозрение.


Злобный Ых

Аллен Стил "Итерации Иерихона"

Раз в год и палка стреляет. Землетрясение - не палка, но и оно, бывает, случается там, где его совершенно не ждут. И когда-то благополучный Сент-Луис сейчас по большей части лежит в руинах. Бездомные населяют городской парк, обитая в палатках и построенных из подручных средств домах, сияют огнями свежеотстроенные здания крупных корпораций, а патрули ВЧР ревностно поддерживают комендантский час. И горе тем несчастным, что попадутся им в лапы после наступления темноты. Потому что если их расстреляют на месте из пулеметов на вертолете, им, может статься, повезет куда больше, чем если они попадут на огороженный колючей проволокой городской стадион.

Но большинству людей глубоко безразлична трагедия Сент-Луиса. Вашингтон и Орегон угрожают отделиться о США, и на границе с ними сосредотачиваются силы ВЧР. Спутник противоракетной обороны "Сентинел-1" выведен на орбиту и вот-вот приступит к боевому дежурству. Желтая "Биг мадди инкуайрер", по своему обыкновению, роется в городских помойках, вытаскивая на свет самые неприглядные истории. И где-то в недрах корпорации "Типтри" стремительно развертывается история с "Рубиновой осью", которая вот-вот прорвется наружу.

И только от одного человека, журналиста бульварной газеты, зависит, будет ли вовремя раскрыт заговор денежных тузов и политиков, призванный привести к краху нынешнего государственного строя. Призраки прошлого тревожат его, и лицо сына, погибшего в поезде во время землетрясения, оживает на экране его наладонного компьютера. У него масса возможностей отступить и даже выгодно продаться побеждающей стороне. Но, разумеется, он останется смел и неподкупен, а заговорщики обречены на скорую и мучительную политическую смерть. А вы сомневались?

Киберпанк мертв. В этом я убеждаюсь снова и снова, когда мне в руки попадаются тексты этого жанра. Король фантастического бала в 70-е и 80-е, в 90-е он превратился в эклектичную смесь (пост)апокалипсиса и поп-компьютерного жанра. Мрачные ожидания эпохи холодной войны - засилье корпораций, гибель цивилизации, торжество брутального компьютерного интеллекта над человеческим разумом - сегодня воспринимаются совсем в ином свете. Обывателя, у которого компьютер сегодня стоит на столе в спальне, куда сложнее напугать Искусственным Интеллектом, чем обывателя 70-х, видевшего компьютер разве что в научно-популярных телепередачах. Да и фобии, вызванные реальной угрозой атомной войны, тоже отошли в прошлое. И вместе с ними погиб и жанр, эти страхи экплуатирующий. Отдельные попытки его реанимировать редко приводят к чему-то хорошему. Роман "Итерации Иерихона" по уровню исполнения на голову выше описанного в предыдущем выпуске "Слишком много привидений", но суть его та же самая. Увы - очень неплохая реализация дурной основной идеи, рожденной воображением дилетанта.

Тем не менее, текст прочитать стоит. Что-что, а жанр постапокалипсиса на Западе доведен до совершенства. Если начало вас зацепит, до конца вы роман дочитаете и о том не пожалеете.

Жанр: киберпанк
Оценка (0-10): 7
Ссылка: Мошков
Приблизительный объем чистого текста: 486 kb




Цитаты:

Когда я добрался до заднего выхода, там еще тусовался народ. Согласно сообщению Джокера, я на свое свидание, точнее, на свидание Джона, опоздал на десять минут. Пару минут я послонялся вокруг, приваливаясь к загородке и глядя на прохожих, и собрался уже наплевать на сообщение, сочтя его глюком нейронной сети, как вдруг ко мне приблизилась фигура в дождевике с поднятым капюшоном.

- Вы - Тьернан? - спросила она негромко.

Я позволил себе секунду помедлить, стараясь ее рассмотреть: средних лет чернокожая женщина, лицо наполовину скрыто мокрым пластиковым капюшоном, руки в карманах жакета. Точно такая же, как любая другая из толпы вокруг, вот только дождевик получше и поновее, чем из правительственной помощи. Кем бы она ни была, но сквоттером она не была.

- Нет, - ответил я.

Она пробормотала какое-то извинение и отвернулась, чтобы уйти.

- Но я его друг, - быстро добавил я. - Работаю для той же газеты. "Биг мадди инкуайрер".

Она остановилась, оглядела меня и снова повернулась ко мне лицом.

- Как вас зовут? - спросила она понизив голос.

- Джерри Розен. - Она смотрела на меня, ожидая продолжения. - Мне на ПТ пришло СИ - кого-то здесь встретить. Я так понял, что оно должно было попасть Джону, но...

- А почему Джона здесь нет? - Вопрос прозвучал, как требование. - Ладно, покажите мне ваше удостоверение.

- Пожалуйста, если вы настаиваете. - Я пожал плечами, расстегнул "молнию" на куртке и полез за пазуху.

- Поаккуратнее доставайте! - резко сказала она и высунула из-под дождевика правую руку. Что-то уперлось мне в ребра. Я глянул вниз и увидел миниатюрный парализатор в форме пистолета, только вместо ствола торчала пара металлических стержней, приставленных к моей груди. Указательный палец лежал на спусковой кнопке. Мне хотелось верить, что она не слишком легко поддается.

- Эй, леди! - сказал я. - Полегче с этой штукой.

Она ничего не сказала, только стояла и ждала, не сделаю ли я неверного движения. Мне не хотелось пропускать 65 киловольт по своей нервной системе, и я задержал дыхание и очень аккуратно нащупал в кармане рубашки свое репортерское удостоверение.

Медленно вытащив карточку из многослойного картона, я показал так, чтобы ей было видно. Она внимательно изучила удостоверение, переводя глаза с моего лица на голограмму и обратно, и наконец слегка кивнула. Парализатор отодвинулся от моей груди и вернулся в карман жакета.

- С этим предметом следует быть осторожнее, - заметил я. - Они бывают опасны в такую погоду. Проводимость возрастает или...

- Ладно, вы - другой репортер из "Биг мадди", - сказала она, игнорируя мой полезный совет. - А теперь скажите мне, почему здесь вы, а не Тьернан.

- Хороший вопрос, - ответил я, - только я хотел бы сначала послушать вас. Как вам это удалось: послали СИ Джону, а попало оно ко мне?

Она несколько раз моргнула, не понимая:

- Простите? Я не совсем поняла...

- Слушайте, - сказал я, уже не понижая голоса. - Мой ПТ десять минут назад сказал мне, что для меня есть сообщение. Оно было адресовано Джону, но послано ко мне, и в нем говорилось, что я... то есть он, или кто там, должен встретиться с кем-то в восемь вечера вот на этом месте. И теперь, поскольку вы и есть этот "кто-то"...

- Погодите минутку, - перебила она меня. - Вы получили сообщение десять минут назад?

- Что-то вроде этого.

- _Десять минут назад?_ - повторила она с напором.

Это уже начало меня утомлять.

- Ну, десять, пятнадцать, кто там считает? Дело ведь в том...

Две сопливки, нагрузившись до самых сисек какой-то дрянью, заработанной на улице, прошли, шатаясь, мимо и отпихнули меня с дороги. Я чуть не полетел на черную женщину, но она отступила в сторону, поймала меня за пиджак и притиснула к колонне.

- Дело в том, мистер Розен, - спокойно произнесла она, глядя мне прямо в глаза, - что сегодня я не посылала никаких СИ, но днем получила е-мейл от Джона Тьернана с предложением встретиться здесь в восемь. И вот я здесь, а вместо него приходите вы. Вот я и спрашиваю: где ваш приятель?

Разговор быстро заходил в тупик.

- Знаете что? - сказал я, на секунду снимая шапку, чтобы откинуть с глаз намокшие волосы. - Вам придется просто поверить мне, понимаете? Джона здесь нет. Иначе я бы об этом знал. А если вы мне СИ не посылали...

- Если Джон не посылал мне е-мейла... - И тут ее голос пресекся, а в темных глазах мелькнул страх.

Нет, не страх. Абсолютный ужас. Пустое, лишенное всякого выражения лицо с отвисшей челюстью. Как у человека, заглянувшего в бездну и увидевшего там чудовищ.

- О Господи, - прошептала она. - Началось...

И тогда я услышал вертолеты.

Сначала не было ничего, кроме гудения толпы в амфитеатре под нами, тихого шелеста дождя и далекого визга электрических гитар. И вдруг над нами, стремительно нарастая, раздалось жужжание, и я поднял глаза как раз вовремя, чтобы заметить приближение первой вертушки.

Это был "Найт Хок Эм-Эйч-6" - быстрый боевой вертолет, созданный для диверсионных ночных налетов на Средиземном море. В чем-то устарелый, но для полицейской работы в США вполне годится. Из-за глушителей на двигателе и винтах его никто в Муни не заметил до тех пор, пока он не оказался прямо над амфитеатром, низко, как летучая мышь, перелетев над стеной.

Передо мной мелькнули силуэты двух человек экипажа, трафарет "ВЧР" на матово-черном фюзеляже, а потом из вынесенных гондол заполыхали вспышки, будто над толпой протащили в сторону лестницы две канистры, оставлявшие тонкие струйки. Рок-группа побросала инструменты и прикинулась ветошью, а гранаты с деревянным стуком врезались в задник и лопнули, залив платформу густым бледным дымом.

"Найт Хок" резко скользнул вправо, вильнув, как рыба, тощим хвостом, и завис над амфитеатром, винтами разгоняя дым по эстраде и через оркестровую яму - по рядам амфитеатра. Я уловил запах - ни с чем не спутаешь - слезоточивого газа, однако многие сквоттеры, считая, что их всего лишь пугают дымовыми бомбами, не торопились удирать, хотя первые жертвы атаки уже давились кашлем.

Кстати, насчет слезоточивого газа: его невинное название вводит всех в заблуждение, он, мол, просто заставляет слегка поплакать. Мало кто знает о слепящей невыносимой боли, когда он попадает в глаза; еще хуже - его вдохнуть. Тогда пиши пропало.

Туман приближался к нам, а тем временем осознавшие опасность сквоттеры стадом ринулись к заднему выходу. Вокруг нас, толкаясь и вцепляясь друг в друга когтями и зубами, рвались к выходу из амфитеатра люди, охваченные паникой газовой атаки. Я схватил за руку свою собеседницу и со словами: "Быстро отсюда!" - потянул ее к выходу.

Мы проталкивались и прорывались сквозь толпу, пока нам не удалось протиснуться через затор в воротах - так, теперь бежать к автостоянке. Все еще вцепившись в ее руку, я оглянулся - и как раз вовремя, чтобы увидеть: опасность далеко не миновала.

В воздухе послышался шум винтов, и гораздо громче, чему "Эм-Эйч-6". По автостоянке хлестнул ураганный вихрь, терзая полы палаток и брезентовые навесы, во все стороны полетел мусор, опрокидывая краденные из супермаркетов тележки, бурно заплясали над урнами языки пламени. Я резко затормозил и глянул вверх. На нас спускался гигантский силуэт, сверкая мигающими красными и синими огнями, шаря прожекторами во тьме, как НЛО, атакующий беззащитный город.

Не то чтобы летающее блюдце - скорее "Ви-22 Оспрей". Большой двухпропеллерный вертолет сел прямо рядом с Муни; и если замеченный мной в овальном иллюминаторе силуэт, одетый в снаряжение для разгона бунтующих толп и вставлявший магазин в свою штурмовую винтовку "Хэклер и Кох", принадлежал Элвису Пресли, то мне предстоял серьезный разговор с королем рок-н-ролла о его дальнейшей карьере.




Я молчал, пока Мулленс выволакивал меня из броневика. Машина остановилась перед входом на стадион с Уолнат-стрит. Вокруг площади тянулись бетонные баррикады, увенчанные режущей проволокой. Возле закрытых билетных касс и сломанных турникетов стояли припаркованные "Пираньи". Возле статуи Стена Мьюзиела толпились солдаты ВЧР, околачивая груши и гася чинарики о бронзовый пьедестал. Стен-спортсмен небось в гробу переворачивался.

Дорожки возле внешней стены были пусты, бейсбольные фанаты на них не толклись. Вымпелы мировых чемпионатов уныло свисали с потолка первого этажа - реликты золотого века. Давно уже это место не слышало щелчка биты, давно здесь пахло горячими сосисками. У этих диктаторских режимов Латинской Америки мы кое-чему научились: как превратить отличную спортивную арену в адову яму.

Боб с Бобом провели меня через площадь к двустворчатой двери под истрепанным брезентовым навесом. Дверь вела в узкий коридор, где еще два солдата стояли в карауле возле дверей лифта. Один из горилл потянулся к кнопке "Вверх" под надписью "ТОЛЬКО ДЛЯ ЧЛЕНОВ КЛУБА".

- Погодите, ребята, - сказал я, когда открылись двери левого лифта. - Нам ведь сюда нельзя - мы не члены клуба.

Хефлер и в самом деле заколебался на секунду, подтверждая мою догадку, что в дни, когда клуб работал, его бы сюда и помощником официанта не взяли. Мулленс же буркнул что-то про "умников хитрожопых", впихивая меня в лифт.

Я подавил улыбку. У некоторых людей совсем нет чувства юмора.

Мы поднялись до уровня лож и клуба "Стадион". Я здесь бывал пару раз с дядей Арни, который мог себе позволить иметь золотую карточку члена клуба. В свое время клуб "Стадион" был одним из самых фешенебельных мест во всем городе: хорошая еда, хорошая выпивка, прекрасный вид на поле.

Когда двери лифта вновь открылись, мне сперва показалось, что изменения не коснулись этого места. Все там же стоял дубовый стол регистратора, под фотографиями игроков и команд-победительниц. На том же месте бар, и так же нависали над подковообразной стойкой краны для "Будвайзера" и "Майклоба", и так же висела над ней огромная обрамленная фотография Оззи Смита - легендарный шорт-стоп со вскинутыми вверх руками после победной игры мирового чемпионата-82.

Но тут Боб и Боб провели меня дальше в длинную изогнутую комнату, и я увидел, что клуб уже не тот, что был раньше. Круглые столы и кожаные кресла были навалены друг на друга в конце комнаты, буфетные столы снесли на нижнюю палубу клуба, и теперь они громоздились под высокими стеклянными окнами, загораживая вид на поле, и вместо богатых и веселых бейсбольных болельщиков комнату наполняли мужчины и женщины в униформе, их бледные лица озарялись экранами компьютерных терминалов и телевизионных мониторов. Из динамиков не доносились голоса комментаторов КМОКС, освещавших ход игры, и в полутемной комнате слышались только тихие монологи диспетчеров полетов, отвечавших тихому жужжанию своих наголовных телефонов.

Клуб "Стадион" всегда был чересчур снобистским на мой вкус, но если выбирать между метрдотелем, отказавшимся впустить меня в джинсах, и шайкой андроидов из ВЧР, составлявших команду центра управления, я без колебаний выбрал бы напыщенного главного официанта. Но все же главная мерзость творилась за окнами, на игровом поле перед опустевшими трибунами.

Разметка "бриллиантом" исчезла, брезентовые базы давно убрали, и даже насыпь питчера перенесли. Под резким светом стадионных прожекторов выстроилась дюжина или больше вертолетов, около них сновали люди, копаясь в моторах или протягивая толстые шланги к заправочным люкам. Гигантские электронные табло, когда-то показывавшие счет, статистику игроков и немедленные переигровки, теперь были забиты цифровой абракадаброй кодов вылетов, задач, времени вылета на задание и прочее.

Из зоны первой базы поднимался "Апач", уходя вверх, пока не поднялся над стенами стадиона. Пара пилотов в прыжковых костюмах вылезали из углубления команды дома. На краю углубления сидели несколько человек из наземной обслуги и попивали газировку, устроив свои задницы на вымпелах "Кардиналов" от мировых чемпионатов. В те времена, когда ВЧР еще не захватили стадион, даже коснуться такой святыни было бы страшным кощунством, и лишь сами боги имели право войти в раздевалку "Кардиналов".

И под навесы не каждый получал приглашения. Поближе к окнам клуба "Стадион" все еще крутил двойными винтами "Оспрей", и под наставленными на них дулами горсточка скованных наручниками пленников в гражданском маршировала к местам" команды гостей и дальше - к черт его знает какому аду, что ждал их под трибунами.

Богохульство.

Стадион Буша был когда-то гордостью Сент-Луиса, одним из священных мест города. Поколения болельщиков видели, как побеждали и терпели поражения "Кардиналы", и даже в самые тяжелые сезоны для команды их не покидало чувство товарищества. Теперь стадион был осквернен, и даже если ВЧР уберутся завтра, его святость потеряна навеки.

По моему лицу можно было догадаться, что я думаю. Мулленс, главный шут ансамбля "Боб и Боб", идя вслед за мной, запел песенку, где предлагалось сходить на бейсбол, посидеть в амфитеатре, нажраться по-свински и с кем-то подраться.

- Не тот город, фрайер, - буркнул я себе под нос. - Ты имел в виду Нью-Йорк.

Он схватился за мои наручники и дернул их вверх, угрожая вывихнуть мне плечи. Повезло же мне, что он болельщик "Мете" из Нью-Йорка. Я завопил от боли и пролетел, спотыкаясь, несколько шагов вперед, чуть не повалившись на сидевшего рядом диспетчера.

- Поговори еще, вонючка, - буркнул мне в ухо Мулленс, - и мы тебя покатаем еще раз раньше, чем...

- Капрал, тот ли это человек, которого мы хотели видеть?

Новый голос звучал спокойно и уверенно и так небрежно, как будто его обладатель интересовался, который час. Мулленс сразу ослабил хватку на наручниках.

- Это он, полковник, - услышал я, выпрямляясь, писклявый голос. - Как жизнь, Джерри?

Я оглянулся и увидел рядом с собой Пола Хюйгенса.

Класс. А то мне проблем не хватало.

- Не слишком плохо, Пол, - ответил я. - Ты знаешь, забавно, что куда я ни повернусь, ты уже там.




Архив рассылки доступен здесь или здесь.

Хотите опубликовать свою рецензию? Пришлите ее редактору (в поле Subject укажите "Читаем с нами").




В избранное