Читаем с нами. Книги о бизнесе

  Все выпуски  

Читаем с нами. Книжное обозрение.


Злобный Ых

Сергей Шведов "Остров Буян"

Если к вам внезапно начинают проявлять интерес спецслужбы, мотивируя это тем фактом, что вы - демон, стоит задуматься: а нет ли в их словах сермяжной правды? Особенно если вам до упомрачения везет в казино, а ночами являются благообразные старцы, называют царевичем и пытаются склонить к разным сомнительным приключениям. Если же не задумаетесь - пеняйте на себя. Придется вам мотаться по острову Буяну там, не знаю где, в поисках того, не знаю что. И даже вечно-неизменный храм Йопитера не послужит вам ориентиром в тамошнем постоянно меняющемся мире.

Впрочем, быть демоном - не так уж и плохо. Особенно если ненароком научаешься превращаться в милую на вид зверушку апокалипсиса и рвать в таком виде в клочья других не менее милых зверушек с клыками, когтями и пастями. И вообще, наследственность, как царская, так и атлантическая, обязывает встревать в разнообразные приключения с верными и неверными девицами, женами, лебедушками-медузогоргонами, авантюристами и черными колдунами, так и норовящими захватить власть над миром. Правда, при этом необходимо зарубить на носу: не стоит доверчиво ходить на сцену с незнакомыми дяденьками, ибо невинный на первый взгляд спектакль может завершиться совсем не в той местности, где начался. И Вавилонская башня, где уже обитают Гитлер, Наполеон и прочие одиозные лжеличности, еще не самая худшая из точек назначения.

А в остальном - полное раздолье. Рыцари, маги, гаргольи, генералы ФСБ, самозванцы, земноводные оборотни, носители Света и Тьмы, балующиеся с генетикой атланты, запутанные интриги вокруг мирового господства (далось же оно людям!) и полная мешанина пространства и времени - гуляй не хочу. А если уж совсем припрет к стенке, достаточно вспомнить какое-нибудь заклинание из детской книжки - "трах-тибидохс-тибидохс", например. И сразу же окажется, что палка стреляет отнюдь не раз в год...

Достаточно примечательный образчик science fantasy - жанра, где под чисто фэнтезийные явления автор пытается подвести наукообразную основу. Куча занимательных и увлекательных приключений в пвесдоисторическом интерьере свалена в огромную кучу и запутана рваным и кое-как склееным сюжетом, искать в котором какую-то логику практически бесполезно. Плюс к тому - щедрая порция здоровой иронии. Относиться к тексту серьезно не стоит, но в целом написано весьма и весьма прилично, так что удовольствие от чтения вы получите. По крайней мере, от первой книги трилогии. Вторая и третья уже идут хуже из-за одноообразия применяемым автором приемов.

Жанр: приключенческая фэнтези
Оценка (0-10): 7
Ссылка: Библиотека "Ну-ну"
Приблизительный объем чистого текста: 517 + 484 + 494 = 1495 kb




Цитаты:

Надо отдать должное Наташке, она мигом обнажила свой меч и тем самым спасла мою бедную голову от удара огромной секиры. Я, конечно, тоже попытался вытащить меч, но он почему-то застрял в ножнах, и мне пришлось защищаться с помощью подручных средств. Очень удачно увернувшись от меча, которым собирался проткнуть меня патлатый ражий детина, я врезал ему табуреткой по дурной голове. Табуретка выглядела надежной, но голова у придурка оказалась крепче. Потеряв свое единственное оружие в первой схватке, я пустил в ход кулаки.

Нападающих было четверо: сухощавый старик, похожий на Дон Кихота, уже упомянутый мною ражий детина с чугунной головой, еще один недоумок нехилого телосложения с секирой в руках и монах в рясе, толстый и неуклюжий, в руках у которого была увесистая дубинка. Монах вопил громче всех, без конца осенял себя крестом и почему-то называл меня отродьем дьявола. Ражего детину, уже получившего по голове табуреткой, я отправил в нокаут молодецким ударом в челюсть. Недоумка с секирой достал ногой по причинному месту, а потом еще добавил кулаком по печени. После чего вся четверка отступила зализывать раны, а мы с Наташкой укрылись за опрокинутым столом и приготовились к обороне. Мне наконец-то удалось извлечь из ножен свой меч, и теперь я довольно картинно им размахивал, давая понять молодчикам, что их хамское поведение не останется безнаказанным.

- В чем дело? - грозно прокричал я, пока наши противники переводили дух и приходили в себя после нешуточного отпора. - Мы мирные пилигримы, благожелательно настроенные к окружающему миру. Откуда столько агрессии? И где ваше хваленое рыцарское гостеприимство?

Сухощавый старик и монах переглянулись. Мне показалось, что моя речь произвела на них впечатление - на их лицах отчетливо проявилось недоумение и растерянность.

- Вы странствующий рыцарь? - спросил старик.

- Безусловно, - соврал я не моргнув глазом. - Меня зовут Вадимир, сын Аталава, а это мой оруженосец, Безусый Лев.

- А почему безусый? - насторожился монах.

- Так у него усы еще не выросли.

- Барон Гийом де Руж, - представился старик. - А это мои вассалы Жан и Жак. Вместе с отцом Жильбером они пытаются помочь мне спасти мою дочь от страшной участи. Проклятие висит над моим домом, благородный сир Вадимир, и как раз сегодня пробил страшный час. Вы, конечно, слышали о звере замка Руж?

- К сожалению, нет. Я здесь проездом. Но, вероятно, это что-то вроде собаки Баскервилей?

- А что это еще за собака? - опять насторожился монах.

- Не важно. Так вы считаете, что этот зверь убьет вашу дочь?

- Он приходит каждые двадцать лет, чтобы лишить невинности одну из дочерей владельца замка Руж вот уже на протяжении двухсот лет. Моя сестра лишилась рассудка и умерла, после того как побывала в руках этого чудовища, и я не хочу, чтобы та же участь постигла мою дочь. Ведь она у меня единственная. Все мои слуги разбежались. Никто из доблестных рыцарей Апландии не согласился мне помочь, испугавшись исчадия ада. Увы, но их можно понять. Однажды, лет сто назад, мой предок Рене де Руж попытался спрятать свою дочь, но зверь разорил всю округу, он убивал всех подряд до тех пор, пока ему не отдали на растерзание несчастную девушку.

Страшная история, что там говорить. Но я не очень-то верю в старинные легенды. Всё-таки для скептически настроенного человека двадцать первого века все эти демоны, звери апокалипсиса и тому подобное не более чем глюки воспаленного средневекового ума. Тем более что, как человек просвещенный, я читал бессмертную "Собаку Баскервилей" Конан Дойла. И очень хорошо помню, чем закончилась вся эта история. Скорее всего, кто-то просто морочит голову старому барону, используя склонность к суевериям местных жителей.

- Так вы приняли меня за этого таинственного зверя?

- Извините, благородный Вадимир, - вздохнул Гийом де Руж, - но я и сейчас не уверен, что предо мной рыцарь, а не демон. - Это вы напрасно, почтеннейший, - обиделся я. - Да и что во мне такого демонического, способного до икоты напугать несчастную девушку?

- Дьявол многолик, - поднял палец к потолку отец Жильбер. - Что стоит ему напялить на себя благообразную личину, дабы соблазнить невинное создание.

Жан и Жак наконец-то пришли в себя и поднялись на нижние конечности, обиженные на весь мир вообще и на меня в частности. Судя по всему, рыцарь Гийом собирался повторить отчаянную попытку убить незваного гостя и тем обезопасить свою дочь от возможно го насилия. В принципе я понимал чувства отца и даже восхищался отчаянной храбростью этого человека, восставшего против рока, обрушившегося на его семью, но умирать мне не хотелось, поскольку по своей природе я не был ни демоном, ни зверем, и моя смерть ничего не меняла в создавшейся ситуации.

- Должен сказать, благородный Гийом, что вы напрасно беспокоились на мой счет. Никакой угрозы для вашей прекрасной дочери я не представляю, поскольку являюсь гомосексуалистом. Я и мальчика за собой вожу для плотских утех.

После этих моих слов Наташка сердито, задышала и пнула меня ногой в ляжку. Ее почему-то обидело, что я назвал ее мальчиком. Я же посчитал, что уж лучше прослыть в приличном обществе гомосексуалистом, чем исчадием ада. А потом, мне просто не хотелось проливать кровь этих храбрых и добропорядочных людей. Ну и самому умирать тоже не улыбалось.

- Гомосексуализм - это грех, сын мой, - скорбно заметил отец Жильбер.

- Безусловно, - подтвердил я. - Но грех простительный. Во всяком случае, сулящий покой любящим отцам прекрасных дочерей.




Телевизор, сиротливо стоявший в углу комнаты, включил Мащенко, которому, видимо, стало скучно в обществе компетентных товарищей и сдвинувшихся по фазе милиционеров. Время уже было позднее, почти три часа ночи, но наши отвязные шоумены, как известно, окармляют свою беспутную паству круглосуточно. Мащенко наткнулся поначалу на совершенно отвязный эротический фильм, но тут же, устыдившись присутствия серьезных людей, переключил телевизор на другую программу. Сцены эротические сменились сценами насилия. И я не сразу сообразил, что смотрю не голливудский продукт, а экстренное информационное сообщение. Более того, в этом экстренном сообщении показывают тот самый дом, в котором я имею честь проживать. Разбитной молодой человек, захлебываясь словами, вещал с экрана, что взрыв произошел на седьмом этаже нового кирпичного дома, в квартире, принадлежащей некоему Чарноте Вадиму Всеволодовичу. К счастью, заложенный где-то в районе кухни заряд был не очень большой мощности и никто из соседей не пострадал. Если верить репортеру, то Вадим Чарнота вернулся домой около часу ночи и, решив, видимо, перекусить, открыл дверцу холодильника, где, судя по всему, и была заложена взрывчатка. По словам соседей, вчера днем возле дверей пострадавшей квартиры крутился какой-то подозрительный субъект и даже спрашивал о хозяине.

Репортер на минуту прервал свой рассказ, дабы телезрители собственными глазами увидели, как сотрудники правоохранительных органов грузят в машину обгоревшие останки несчастного Чарноты. После чего репортаж был продолжен, и заинтересованные зрители узнали, что причиной произошедшего скорее всего стала криминальная разборка, поскольку по сведениям, полученным из достоверных источников, Вадим Чарнота был довольно темной личностью, то ли игроком, то ли наркоторговцем. На этом репортаж с места события закончился, и огорченным беспределом телезрителям было предложено пиво, возможно даже баварское. Пиво, по причине духоты, я бы выпил с удовольствием, но с еще большим удовольствием я бы набил физиономию телерепортеру, ни к селу ни к городу назвавшему меня наркоторговцем. Уж чем-чем, а этим зельем я точно не промышлял.

- Так вас, оказывается, трое, - со значением произнес Василий, но взглянул при этом не на меня, а на своего начальника.

- А кого это - вас? - возмутился я.

- Вадимов Чарнот. Один пил с нами вино в загородном доме у Бориса, другой в это время вытрясал деньги из Вострикова и Киселева, и наконец третий в это время отдавал богу душу, взорванный в собственной квартире.

- Богу душу отдал, скорее всего, истинный Чарнота, тот самый, которого мы с тобой прихватили в казино, - не согласился с товарищем Михаил.

- А этот тогда кто? - удивился Мащенко.

- Демон, - дуэтом отозвались на этот вопрос Василий и Михаил.

Эти ребята до того запутали меня своими версиями, что я и сам перестал понимать, кто же я такой. В принципе я подозревал, что за мной начнется охота, а потому и не рискнул возвращаться домой. Непонятно мне было другое: каким образом этот бедолага оказался в моей квартире? У меня не было привычки доверять ключи от входной двери знакомым. Да и ключ у меня был всего один, и берег я его, как зеницу ока. Скорее всего, это был вор, вздумавший в отсутствие хозяина погостить в чужой квартире. Никаких ценностей я дома не хранил, так что этот человек бросил свою жизнь на кон совершенно напрасно.

- Василий, - взял бразды правления в свои руки Сокольский, - займись пострадавшими. А ты, Михаил, выясни, что за человек был убит в квартире Чарноты. Проверь также дверь. Ее вполне могли открыть отмычкой или просто фомкой.

- Сейчас для этих целей используют домкрат, - поведал нам всезнающий Мащенко. - Милое дело.

- А ты что, в молодости был вором? - не удержался от бестактного вопроса Василий.

- Вором я не был, - обиделся Борис Семенович. - Зато мою квартиру недавно ограбили, и как раз при помощи домкрата. Выдрали все замки с мясом, умельцы.

Сокольский поднялся с места и решительно направился к выходу, мы все, за исключением Василия, которому поручено было заняться психами, направились за ним следом. На улице было по-прежнему темно, хоть глаз выколи, но не душно: подувший с севера ветерок уже нес исстрадавшимся людям освежающую прохладу. Я бы с удовольствием постоял на свежем воздухе под звездным небом, вдыхая наполненный деревенскими ароматами воздух, но мое романтическое настроение было грубо прервано прагматиком Мащенко:

- Ну, поехали, что ли, демон. Исчадье ада.

- От буржуя слышу, - не остался я в долгу. Борис Семенович на буржуя почему-то обиделся и даже упрекнул меня в разжигании социальной розни. Оказывается, по этому поводу уже успели вписать статью в наш гуманный УК. Я тихо ужаснулся расторопности законодателей и тут же взял свои нехорошие слова обратно. В салоне вспыхнул спор по поводу того, распространяются ли конституционные статьи о правах человека на нечистую силу. Спорили, естественно, Мащенко с Мишей.

- Ладно, - сказал Борис Семенович, - оставим пока в стороне Чарноту с его неясным статусом. Но возьмем, например, Верку Смирнову. Она ведь натуральная покойница. Всё при ней. И куча свидетелей, и штамп прокуратуры в протоколе.

- Смирнова пока противоправных действий не совершала, а если совершит, то мы ее посадим, - стоял на своем Михаил.

- Так, может, ее лучше сжечь, ведьму-то, чтобы вдругорядь не воскресла? А демона лучше всего осиновым колом проткнуть.

- Чего только не наслушаешься от своих знакомых, - вмешался я в разговор. - Зачем же сразу колом?

- Я не о вас, - отмахнулся Мащенко. - Я в общем разрезе.

- В общем разрезе ты прав, - неожиданно согласился с оппонентом Миша, - но, к сожалению, в нашем УК такие меры наказания не предусмотрены.

- А как же вы собираетесь с нечистой силой бороться? - задал вполне резонный вопрос Борис Семенович.

- В нашей стране нечистой силы нет и быть не может, - вынес окончательный вердикт Михаил.

- А с этим как быть? - кивнул в мою сторону Борис Семенович.

На этом спор захлебнулся. Сотрудник службы безопасности так и не нашел, что ответить настырному предпринимателю. Меня их разговор позабавил и ненадолго отвлек от невеселых мыслей. В принципе я мог бы подсказать компетентным товарищам, где надо искать убийцу, отправившего в мир иной несчастного вора, родившегося под несчастливой звездой. Я мог бы даже назвать имя этого убийцы. Беда, однако, в том, что Сокольскому и его бравым подручным вряд ли удастся добраться до мага и чародея, окопавшегося в храме Йопитера, на невидимом острове Буяне.

- А этот ведун Варлав бывает в нашем мире? - спросил Сокольский, оборачиваясь ко мне. Генерал будто услышал мои мысли.

- Скорее да, чем нет. В любом случае здесь есть его агенты.

- Почему же тогда они вас не устранили? Ну, хотя бы тогда в машине. Насколько я понимаю, это агенты Варлава подарили Вере Смирновой миллион баксов и вогнали в летаргический сон Людмилу?

- Очень может быть. Всё дело в том, что в Вавилонскую башню меня направляли жрецы во главе с Ширгайо. Им зачем-то понадобилось наделить меня магической силой. А Варлав просто воспользовался ситуацией. Вероятно, я должен был погибнуть в схватке со зверем апокалипсиса, а далее мой путь должен был продолжить некто, очень похожий на меня. И он же должен был вернуться с победой в замок Йопитера.

- И жрецы не обнаружили бы подмены?

- Подмену мог бы обнаружить жрец Ширгайо, но его Варлав устранил. А что касается остальных жрецов, то они ведь получили то, что хотели - демона.




Архив рассылки доступен здесь или здесь.

Хотите опубликовать свою рецензию? Пришлите ее редактору (в поле Subject укажите "Читаем с нами").




В избранное