Все выпуски  

Наука и эзотерическая традиция Вып. 36. В.П. Визгин. Границы новоевроп. науки


НАУКА И ЭЗОТЕРИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ

Выпуск 36 от 2007-08-06

Количество подписчиков -
664

Автор -
Юрий Черный

 
 

В.П.Визгин. Границы новоевропейской науки: модерн / постмодерн (Реферат) // Границы науки. – М., 2000. –  С. 192-227 (Продолжение).

(Начало – см. в вып. 30, 31, 34, 35)

До Нового времени наука смешивалась не только с магией и оккультными дисциплинами, но и с элементами религиозного мировоззрения. К началу XVII в. такое смешение стало неприемлемым, поскольку оно угрожало как традиционной религии, так и возникающей науке. Именно механистическому естествознанию удалось с полной четкостью провести это различие. Предметом новой науки стало естественное (природа). Религии и теологии оставалась задача определения сверхъестественного. «При таком четком разделе предметов и компетенций между наукой и религией все формы сознания и знания, которые в него не укладывались, были решительным образом маргинализированы» (с. 208). Таким образом, герметизм и возрожденческая натурфилософия вытеснялись на культурную периферию.

Лицо науки XV-XVI вв. менялось в контексте культурных изменений. Неоплатонически и герметически окрашенный возрожденческий гуманизм придавал Солнцу божественный статус, что явно расходилось с геоцентрической космологией Птолемея. Путь гармонизации «культурного ансамбля» того времени с неизбежностью вел к замене птолемеевской космологии коперниканской. Возникшее при этом противоречие между новой космологией и аристотелевской физикой было ликвидировано созданием новой механики.

Однако ситуация в культуре начала меняться к началу XVII в. Между новой механистической наукой и спиритуалистическо-герметической традицией возрождения начал обнаруживаться все более явный разрыв. Возникший уникальный союз христианства и науки стал довольно быстро подвергаться испытаниям, а сам образ науки стал все более связываться с безрелигиозным проектом модерна, в рамках которого функции религии наука берет на себя.

Окончательное размежевание науки с магико-герметической традицией завершилось тогда, когда наука смогла унаследовать по меньшей мере две существенные черты последней. Во-первых, это тенденция видеть в знании прежде всего средство практического воздействия на мир в интересах человека. И, во-вторых, новая наука осознает себя как фактор духовного совершенствования самой человеческой природы. «Именно открытость внешних границ возникающей науки привела к тому, что она унаследовала эти важнейшие свои характеристики от возрожденческого спиритуалистического и герметического знания» (с. 209).

Наука XVII в. отделяется от религии и теологии, как, впрочем, и от других сфер культуры. Она ищет и формулирует принципы истинного метода как правильного пути к достижению научных истин. Она не сомневается в своих силах и уверена в том, что ей доступны истины «естественного света разума». Оформив свои границы, наука осознает безграничность собственной способности познавать и совершенствовать мир и человека.

Резюмируя суть процесса формирования границ новой науки, можно сказать, что в основу демаркации как внешних, так и внутренних границ на социальном уровне легла десакрализация и секуляризация отношения к природе (проект «демократического», экзотерического, всем доступного знания), а на когнитивном уровне – концепция естественного механического закона, отвергающая действие сверхъестественного в мире естественного).

(Продолжение следует).

С наилучшими пожеланиями,

Юрий Черный
















 

 

 

 

 


В избранное