Все выпуски  

Мирадуга - фантастический мир. Техника волшебства 1-8


Информационный Канал Subscribe.Ru

Мирадуга - фантастический мир

Привет всем!

Вот и закончились праздники, из-за которых приостановилась рассылка, и я вернулась.

Сегодня вы можете прочесть восьмую часть романа "Техника волшебства". Для свежеподписавшихся на рассылку: начало находится здесь.


МИРОЛЬТИ
1-я книга романа ТЕХНИКА ВОЛШЕБСТВА

Автор: Элиша Вишневская [autor@miraduga.com]



8 часть


Видя его померкшие крылья, триада не знала, чего ожидать. Во всяком случае, не того, что случилось дальше. Из разбитого кораблика выбрались почти невредимыми "мальчики", которые помогали ей в ценере.

- Ну и встреча, - пробормотал один из прибывших, - видимо, у вас, бройшен, серьезные проблемы, а мы как раз ищем работу, помните? Вы тогда сказали "в другой раз". Может, он наступил?

Мирольти смотрела на "гостей", дергая нитку, торчащую из костюма, и не замечала, как шикарное в прошлом одеяние постепенно лишалось воротника. Ответа для радиалов у нее не было. Обстановка усложнялась изуродованным скуттером и страстным шепотом Виотань: "Я же говорила, у него такие глаза!"

"У кого? - хотелось кричать Мирольти. - Одних волнует работа, другую - глаза, третьему подай напиться, четвертому - по бабам. Можно подумать, что мы на курорте, а МПП, "Луч Абмавара" и микрофертоний нужны для колорита..."

- Неужели этот несносный мужик снова болтает?! - выскочил на причал Шент, но, заметив двух "мальчиков", остановился так резко, что идущий следом Иен едва успел затормозить. - А где Зурений?

- Не знаю, - ответила Мирольти и тихо добавила. - А это... новые работники.

- Дорк и Скилли, - представились радиалы.

- Понятно, - кивнул огненногривый, с некоторой иронией вспоминая обстоятельства их прошлой встречи. - Тогда я за скафандрами. Ви, До, идемте.

W-элели возмутились, что надо уходить, когда началось самое интересное, но Иен спокойно объяснил, почему им нельзя оставаться снаружи во время старта. Услышав, что антиперегрузочное поле будет действовать только в отсеке управления и что сородичи уже на корабле, Виотань с Домерианом нехотя подчинились.

Кериз глянул на комм и вздохнул:

- До назначенного срока осталось немного времени, я надеюсь, что Зурений вернется...

- Куда ж он денется, - хмыкнул незаметно подошедший маг-боевик.

От его вида у Мирольти сорвалось дыхание. Похоже, радиал хотел произвести впечатление и за себя, и за чудом уцелевших Скилли с Дорком. В крови, изодранном скафандре, почти серый, лишь отдельные пряди волос сохранили прежний лиловый цвет. Зато глаза сверкали, на этот раз синим цветом, да неунывающая физиономия расплывалась улыбкой. Заметив "мальчиков", Зурений, нисколько не смутившись, восторженно заорал:

- Оё! А рожи-то знакомые! Ну, ребятки, признавайтесь, "черную звезду" вы за собой притащили? Не вы? Ладно, Кориаль с ней, все равно там одно название осталось. Но как же вам не повезло, сейчас вот это лохматое недоразумение, - он бесцеремонно ткнул в кериза, - заставит вас пятитарить так, что крылья на перепонки развалятся...

На вопрос, не лучше ли ему пойти отдохнуть в медпункте, Зурений ответил категорическим отказом и развил бурную деятельность, наполовину состоящую из прибауток и громогласной болтовни...

Позже оказалось, что братья-радиалы появились очень удачно, и без них запустить все тетрареактивы было бы непросто, для старта вручную нужны по два "пилота" на каждый из трех двигателей. Причем w-элели для этого не подошли бы.

Потом Зурений препирался с Иеном, сколько сюлледиума давать Мирольти. Триад настаивал на двух таблетках. Во-первых, последствия легче переносить, во-вторых, старт не даст сильной перегрузки. Радиал возражал, что для того, кто первый раз летит "так", все будет сильной перегрузкой, а три таблетки - еще не верхняя доза и "такой отходняк она переживет".

Мирольти разрешила этот спор, молча проглотив два с половиной сюлледиумных кругляшка...

...И события потеряли четкость. Мужчины по очереди проверяли настройку ее комма, подправляя ход часов и дружно втолковывали про сигнал и необходимость действовать синхронно. Из общего шума девушка поняла одно: когда на комме появится синий огонек, нужно дернуть за рычаг. Все остальное произойдет без ее вмешательства.

И только оказавшись вместе с Дорком в тесной коморке, запечатанная в скафандр, Мирольти очнулась. Наверное, от страха. Толстенные перчатки мешали держаться за рычаг, комм болтался, прикрученный к блестящей трубочке, а чтобы вовремя заметить синий огонек, приходилось выворачивать шею.

"Быстрее бы все закончилось", - мечтала девушка, но последние две минуты показались особенно длинными. Заблудившись в собственных мыслях, она едва не пропустила сигнал и, вцепившись в рычаг, изо всех сил потянула... Дорк тоже переключил что полагалось, и за тремя изолирующими перегородками оглушительно взревел двигатель. Мирольти упала на радиала и замерла. Он аккуратно вытащил из ее рук оторванный рычаг, и заговорил что-то ободряющее. Что именно, триада не слышала, внутренняя связь, как и всякая другая, не работала. А если бы и работала, в таком грохоте все равно ничего не разобрать.

Еще пару минут Мирольти пребывала в счастливой уверенности, что перегрузки - ерунда Затем гул двигателя изменился, и она пожалела о легкомысленно-поспешных выводах.





***

- Как это понимать "исчезли"? - переспросил Кодорский, нервно расправив крылья, отчего с полок и стола посыпались ненадежно стоящие предметы.

- В буквальном смысле, - мрачно ответил Нази. - Мы потеряли связь с оперативниками, и неизвестно, что именно произошло. Но в результате этого "неизвестно" поврежден секторальный ретранслятор, астероида на положенной орбите нет и оперативники до сих пор не появились в эфире. Возобновить наблюдение невозможно по причине отсутствия предмета наблюде...

- Нази, я понял, что ситуация гнусная, прибереги обтекаемые фразы для беседы с налоговой инспекцией. Что у тебя еще?

- Мы взяли одного из МПП-шников, побывавших на корабле... Они приходили не для обмена информацией, а для установки микрофертония, - гидрон повертел в руках очки. - Через ретранслятор действительно проходил сигнал с параметрами микрофертониевых частот. Как раз за четыре часа тридцать шесть минут до исчезновения из эфира оперативников. Пока все сходится, но надо проверить еще множество вещей...

- Будь добр, Нази... испарись, пока я тебя не пристрелил, - Кодорский отвернулся, в душе жалея, что не может разбомбить эту проклятую Ерию ко всем пятитарам.





***

- ...отлично, - Тирена, поцеловав маленькую темную коробочку дистанционного управления, откинулась в кресле с блаженной улыбкой.

- Да, бройшен. Все отлично, кроме того, что Йорси забрали федералы. Я пытался его вытащить...

- Ду-у-урень, - нараспев протянула женщина. - Из лапок Арнеса, как правило, не вырываются.

- Бройшен... По некоторым сведениям, глава ИФИ в бешенстве из-за этого астероида. Возможно, вы знаете что-то нужное местеру Кодорскому? Может, если это рассказать, он отпустит Йорси...

- Вы тут в Ерии все такие наивные? - Тирена лениво развернула кресло, чтобы не смотреть на собеседника. - Твой подельщик должен был следить за своей башкой, я ему сопли вытирать не нанималась. А разъяренный Кодорский, должно быть, милашка жаль, на это посмотреть нельзя. Ладно, как там тебя? Иди... у меня отличное настроение, не порть его своей рожей.

Оставшись одна, Тирена выдвинула ящик стола и бросила темную коробочку.

"Эх, Иен, угораздило же тебя оказаться таким категоричным! Нашел кому отказывать. Влюбленный и ненормальный. Был. А я все равно лучше этой девчонки... Во всяком случае, живее. Надеюсь, в следующем рождении ты научишься разбираться в женщинах".





***

Двигатель, как-то несолидно чирикнув, замолчал. От внезапного беззвучия Мирольти дернулась, хватая ртом воздух...

- А вы, бройшен, отлично держались, - улыбнулся Дорк.

- Голова болит, - жалобно произнесла девушка, безуспешно пытаясь через шлем потереть лоб.

- Еще бы она не болела. Начинается постсюлледиумный период или, проще говоря, отходняк, и головная боль - это самое малое, что вас ожидает...

Пытаясь встать, Мирольти заметила на полу свой комм. Видимо, от рывка он сорвался и теперь уныло блестел помертвелым экраном. Попытки оживить прибор закончились неудачей. Может, оттого, что мешали перчатки, а может, комм испорчен навсегда. Что гадать? Лучше показать его Шенту, он точно разберется, удастся ли что-то исправить.

Расстроенная девушка с трудом выбралась из маленькой коморки и, отказавшись от помощи, стоически шагала по узким кишочкам-переходам машинного отделения. Шент отвлекал ее от "сюлледиумных" мыслей, рисуя перспективы недалекого будущего. Получалось, за пару месяцев можно растащить гигантский звездолет на детали и построить чудесный мотель. Триада слушала, иногда кивая, но ей было все равно, когда, что и как произойдет с "Лужей". Сейчас больше всего хотелось, чтобы не болела голова, не ломило руки и не плавали цветные разводы перед глазами...

Мирольти не запомнила, как оказалась в скуттере, а потом и на корабле. Может быть, ее кто-нибудь донес, а может, хватило сил обойтись без чужой помощи. Сквозь цветные круги пробились только w-элели, дружно загонявшие в коробку бедную Нени, теплая лапка Шента, отбирающая испорченный комм, и дверь в каюту.

Через пару часов девушку разбудила Дадарья, заставила поесть и выпить стакан молока, а затем вкратце пересказала новости. Старт прошел, как и был задуман, отклонение от курса незначительное и можно повременить с корректировкой. Помехи ретранслятора уже не мешают приему субэфирных передач. Движки проработали отлично, астероид отлетел дальше, чем планировалось, и теперь находится в пустынном секторе, поэтому засечь его можно разве что случайно. Через сорок два часа границы ерийской системы останутся позади.

Забежавший на минутку кериз отдал Мирольти исправленный комм и виновато объяснил, что прибор снова работает, но хранившиеся в памяти номера утеряны...

- У меня там и был всего-то один номер, - успокоила она Шента, надевая комм на руку и стараясь не показать огорчения.

Потерять связь с Дупазом, да еще теперь, когда столько всего произошло! Конечно, рядом есть Виотань, подруга детства, и с ней можно болтать обо всем, но разве можно так просто забыть товарища, который столько поддерживал, успокаивал и помогал? Увы, придется ждать, пока Дупаз сам захочет поговорить...

- ...Сейчас мы в тихом дрейфе, - тем временем рассказывал Шент, довольно щурясь от услышанных "спасибо". - А через несколько месяцев установим тетон-тягу, и тогда астероид сможет пересекать галактику средних размеров дней за пятнадцать-двадцать. Не очень быстро, но это же не звездолет...

- А куда торопиться? И так все здорово...

Кериз еще порассуждал о разных мелочах и неожиданно спросил, понизив голос до шепота:

- Ты не рассказывала Дадарье о том, что произошло в ценере?

- Нет...

- Умница. И не говори, даже если она будет очень просить.

Мирольти удивилась. Какая разница, узнает это борткомпьютер или нет? Он всего лишь прибор, сооружение из чипов, силовых полей, биосинтетичских схем и прочих деталей. Ну, может, не совсем так. Дадарья, конечно, заботливая, милая и добрая, но она делает то, что заложено в ее программу, верно?

Шент долго молчал, дергая усищами.

- Мио, компьютеры так не разговаривают, - поделился он странной фразой.

- Как "так"? Как???

Но кериз больше ничего не сказал и ушел, оставив девушку в недоумении. Размышляя над этими словами, она терзалась смутной тревогой и не могла заснуть. Да и голова после сюлледиума все еще болела. Помучавшись, девушка решила поговорить с борткомпьютером, хотя не сразу нашла тему, чтобы выяснить интересующее и не выдать Шента.

- Дадарья, а можно вопрос?

- Разумеется, - тотчас же откликнулась та.

- Как ты обнаружила микрофертоний, если, по словам Зурения, компьютеры на это не способны?

- Обычные - нет, а я - экспериментальная модель, единственная в своем роде. Второй такой нет во всей Мирадуге, и, если честно, я намного ценнее не только этого звездолета, но даже целого "Луча Абмавара". Правда, я об этом тебе первой рассказываю. Такие вещи лучше держать в секрете, особенно от торговца, у которого Иен купил звездолет, - Дадарья рассмеялась. - Хотелось настоящего простора, а не пылиться в ангаре у какого-нибудь богатого идиота. И когда подвернулся хороший покупатель... В общем, можно смело сказать, что я сама нашла себе пилота и капитана. Он добрый, отзывчивый...

Водноногая нахмурилась, теперь и от компьютера придется выслушивать похвалы в адрес Иена? "Нет уж! Сама разберусь!"

- Если это секрет, зачем ты мне это рассказываешь? - поинтересовалась она. "Разжалобить хочешь?"

- Видишь ли... Ты едва не стала моей хозяйкой. Не вернись Иен из той поездки, корабль перешел бы к тебе...

Всхлипнув, девушка упала на подушку и натянула одеяло на голову...

Скорее бы вернуться в родную комнату и больше не слышать об Иене. Забыть его походку, взгляд, ласковые прикосновения, алую гриву... и кулаки, покрытые кровью Шента.





***

Три месяца спустя, когда Ерия осталась позади, а многие события успели забыться, астероид изменился до неузнаваемости. Исчез покореженный лайнер, а крохотная "Лужа" превратилась в гигантский мотель, достойный названия "Океан". Жилые отсеки, перемонтированные и собранные возле маленькой кафешки, располагались в несколько ярусов. Пригодилось многое из того, что было когда-то "Лучом Абмавара": сотни комнат, залы с прозрачными куполами, рестораны, бассейны и оранжереи.

Роботы установили тетон-тяговые и маневренные двигатели в рассчитанных Дадарьей местах, прорыли целую систему подземных тоннелей, чтобы Шенту было удобнее ремонтировать и отлаживать ходовую часть.

К старому капсулоподобному строению добавился жилой отсек с лучшими из найденных на лайнере комнатами, огромная кухня, мастерская и небольшой ангар с двумя скуттерами. На месте "поилки" появилась шикарная оранжерея, а готовый резервуар, в котором раньше плескались "громыхаловка" и "волокуха", переделали под систему орошения.

Эта часть мотеля по-прежнему называлась "Лужей", но теперь стала "официальным" домом для всех, кто решил остаться на астероиде: для самой Мирольти, Шента, трех радиалов и двадцати одного w-элеля. Всем достались уютные комнаты, и каждый мог оформить жилище на свой вкус. Правда, чтобы устроить крылатых танцоров со всеми удобствами, пришлось повозиться.

Зал бывшего кафе теперь служил одновременно большой гостиной и внутренним двориком, где удобно собираться вместе и не чувствовать стеснения. Здесь можно было валяться на диване перед головизором с бутылкой пива или выскочить после ванной с мокрыми волосами и полотенцем на плечах. Играть в прятки среди зарослей малюсенького леса, рвать ягоды (правда, редко пока), сидеть на берегу миниатюрной речки, слушать пение искусственного водопада или мастерить что-нибудь из ржавых деталей - что кому угодно.

При этом Ньгару ежедневно отчитывала триаду за расточительство. Ей не нравился водопад (можно обойтись бассейном), искусственный лес (зачем столько растений, если в пяти взмахах крыла прекрасная оранжерея), ковры в общем зале (у каждого в комнате есть, и достаточно), размер головизора (маленький тоже можно смотреть, не слепые), а больше всего синекрылую возмущало, что Мирольти баловала друзей, покупая им совершенно ненужные вещи.

- Это же наш дом, - оправдывалась триада. - И мы должны себя чувствовать как дома.

А Ньгару снова шипела, считая, что с высоты двадцати шести лет имеет право указывать тем, кто младше и не видел жизни. Хотя часто доставалось и тем, кто намного старше. От ехидной синекрылой малявки страдал даже Зурений. Точнее, стычки получались одинаково болезненными для обоих. И если утром словесный поединок выигрывал радиал, то вечером Ньгару отыгрывалась вдвойне. К этим речевым баталиям давно привыкли и уже не сбегались послушать, кто и что скажет.

Правда, и без острословного дуэта Ньгару-Зурений в "Луже" хватало шума.

Бумберты все-таки выдрессировали Нени и гоняли целыми днями, заставляя выполнять немыслимые па. Бедное насекомое давно прекратило сопротивление и покорно сносило любые новшества, будь то "уздечка" с ленточками и колокольчиками, номерные знаки на панцире или специальная окрыляющая диета. Разумеется, крылья у свирзявки не прорезались, но Бумберты изменили тактику и целыми днями атаковали Шента, выпрашивая для "породистого скакуна" летательный костюм. Увы, напрасно. Пузырящийся оптимизм w-элелей разбился о флегматичное заявление кериза, что глупостями можно заниматься только когда важные дела сделаны. Под важными делами подразумевалось усовершенствование тетон-тяговых движков и сборка полезных для мотеля роботов, которых уже насчитывалось не меньше сотни. Диковинные механизмы шастали по коридорам, выполняя нудную и грязную работу.

Сердобольный Домериан, часто "помогавший" керизу, одарил всех уборщиков способностью имитировать радость, отчего большинство роботов идиотски сверкало лампочками и в самые неожиданные моменты выкрикивало: "Как я счастлив!".

Тавири умудрялась каждые три дня ругаться с кем-нибудь за право смотреть головизор. Она легко изгоняла парней, уткнувшихся в боевик или спортивный матч, если в этот момент по другим каналам транслировали показ мод. Ей и требовалось всего-то взмахнуть ресничками да покачать бедрами, после чего ребята становились послушными и сговорчивыми. С радиалами этот трюк не срабатывал. Мужчины охотно любовались бордовокрылой прелестницей, но позиций не сдавали. Возмущенная Тавири призывала на помощь несколько подруг, и девушки вертелись перед экраном, причитая, насколько они бедные, несчастные и притесненные бесчувственными мужланами. Если зрелище в головизоре подходило к концу или оказывалось скучным, Зурений охотно ругался с девушками, отпуская всевозможные колкости, а потом "уступал". Но когда передача была интересная, он спокойно отгонял w-элелей простеньким магическим приемом или обещанием запустить чем-нибудь тяжелым. Надо сказать, такое обещание однажды было выполнено, и хотя пустая бутылка зависла в сантиметре от цели, Зурения больше старались не злить.

Впрочем, Дорк от головизора отгонялся элементарно, не важно, что при этом транслировалось. Стоило только Виотань опуститься на его плечо, как все передачи немедленно забывались. Бертикье часто глядел на идиллию этой странной парочки с завистью, но ожидал лучших времен, как и многие, считая, что роман w-элели и радиала быстро закончится. А чтобы не терзаться одиночеством, фиолетовокрылый обхаживал трусиху Канти.

Девушка пугалась всего, что видела и, оглушительно визжа, спасалась в объятиях смелого "защитника", который с огромным удовольствием придумывал, чем бы еще напугать подружку. Лучше всего для этой цели подходила Нени, исполняющая команду "голос!". Правда, довольно скоро обнаружилось, что Канти становится отважной, когда возится с растениями. Почему - девушка и сама не знала. Но если по "Луже" бегал страшный "зверь", она исчезала в оранжерее и пряталась среди листьев и веток.

Бертикье прилетал к ней, чтобы повздыхать с несчастным видом, пока однажды в ответ на риторический возглас "и зачем нужны эти оранжереи?!" не услышал целую лекцию.

- По закону на каждом пассажирском звездолете, где рейсы длятся более трех суток, система кислородного обогащения должна быть связана с оранжереей, - объяснила Канти, выглядывая из цветов. - Выработанные растениями компоненты воздушной смеси предотвращают депрессии и целый букет заболеваний. Искусственные примеси раньше не давали нужного эффекта, хотя я лично думаю, что дело в стоимости. Обычные растения обходились дешевле, поэтому уже соннардов пятьсот оранжереи, хотя бы крохотные, в два куста, есть на всех пассажирских кораблях. Даже там, где они, по идее, лишние. Иначе пассажиры отказываются летать, утверждая, что транспортные компании недостаточно заботятся о клиентах.

Молча переварив услышанное, Бертикье умчался безобразничать с остальными Бумбертами и с тех пор терпеливо ждал, когда розовокрылая подружка добровольно пожелает уделить ему внимание.

Мирольти, часто забредавшая посмотреть, что новенького устраивает Канти, и, если нужно, помочь, с удовольствием слушала рассказы о растениях разных миров. W-элель много знала и обожала читать в и-сети новые сведения. О хищных цветах, умных деревьях, поющих травах. В оранжереях разбитого лайнера прежде росло много диковинок, но большинство при столкновении погибло. Кое-что Канти спасла и выходила. Наибольшую гордость и умиление вызывал нюнтретис, который за три месяца из чахлого, едва живого ростка превратился в чудесный куст Пока еще маленький, но розовая садовница уверяла, что ко дню цветения он разрастется достаточно, чтобы произвести нужное впечатление.

- Когда распустятся первые бутоны, ты поймешь мой восторг, - щебетала Канти. Садиться на плечо к Мирольти она еще стеснялась, и потому летала рядом. - Нюнтретисы чудесно пахнут, очень неприхотливы и растут быстро. Но известны они другим. Каждый цветок нюнтретиса состоит из тысячи лепестков, спирально расположенных вокруг сердцевины. Как только бутон раскрывается, лепестки начинают падать, сначала самый крайний, потом соседний, затем следующий за ним... И так каждые две-пять минут, пока вся тысяча не осыплется. Если куст большой и цветов много, кажется, что идет фантастический снег. А в тех местах, где нюнтретисы растут обильно, во время цветения поднимается настоящая синяя метель... Говорят, волшебное зрелище. А еще говорят, что у того, кто впервые видит цветение нюнтретисов, сбывается мечта.

После этого рассказа Мирольти каждый день рассматривала куст, чтобы вовремя заметить появление бутонов и не пропустить дивное зрелище. Хорошо, что Канти догадалась посадить чудесный цветок в оранжерее, которая примыкала вплотную к "Луже" и считалась "домашней" территорией мотеля. Диковинные заросли отличались от устроенного в большом зале искусственного леса, где росли знакомые с детства растения, привезенные с родной Земли.

Позже в мотеле появились еще шесть небольших оранжерей и крохотный скверик (полтора десятка кустов и деревьев плюс четыре цветника) у главного входа. За этим растительным хозяйством ухаживали роботы-садовники, а не Канти. Ей вполне хватало того, что есть в "Луже".

Прочие обитатели астероида тоже нашли себе занятия. Конечно, поначалу все силы отнимал ремонт и строительство, но со временем появились свободные вечера. А затем и первые традиции. Например, что бы ни происходило, обедать садились вместе, и раз в пять-шесть дней репетиции w-элелей перетекали в стихийные вечеринки.

За время путешествия все успели привыкнуть друг к другу и новому дому.

И только Иен остался разведчиком кренодия, случайно засидевшимся на грунте. Он постоянно искал встреч с Мирольти так же настойчиво, как девушка их избегала. Тщательно, изобретательно, как способна только влюбленная девчонка, уверяющая себя и других, что все прошло. Едва триад появлялся, она демонстративно пряталась за спиной Зурения или запиралась в комнате, где включала музыку на полную громкость.

Видя такое отношение, Иен перестал заглядывать в "Лужу", а обо всем, что требовалось выполнять роботам, договаривался с Шентом. Мирольти удивлялась, почему кериз простил обидчика и потратил море времени и сил, чтобы помочь триаду получить разрешение и утрясти остальные проблемы.

Зато к огненногривому часто отправлялись радиалы. Иногда следом увязывался Домериан и страшно гордился тем, что его приняли в компанию не какие-то задаваки-Бумберты, а взрослые мужчины, среди которых настоящие маг-боевик и пилот звездолета. Ну кто из сородичей мог похвалиться тем же?

Мирольти эти мальчишники злили. Ладно, Зурений, который в ценер ездил вместе с Иеном, но Дорк и Скилли... они ведь были на ее стороне! Что это, если не предательство?

Вообще-то, братья-радиалы к триаде относились с некоторым трепетом и поначалу обращались неизменно "бройшен" и на "вы". Мирольти пришлось изрядно помучаться, чтобы отучить их от этого. В Дорке и Скилли многое казалось странным: безумное сочетание простоты и достоинства, умение обращаться с оружием наряду с почти детской наивностью. Но больше всего поражало, что даже в пьяном виде братья умудрялись себя контролировать и сохраняли некое подобие элегантности.

Мирольти часто задумывалась, почему эти двое стремились у нее работать. Не из-за денег же, оплату они попросили довольно скромную. И вовсю старались быть полезными.

Когда триада заикнулась, что в "Океан" нужно купить медпункт, не вечно же пользоваться услугами Дадарьи, Скилли с Дорком перекопали всю и-сеть в поисках недорогой модели достойного качества. Увидев прибывшие контейнеры с многофункциональной операционной, диагностическим установками и роботами, даже Шент оторопел. А Мирольти долго выпытывала, у кого из братьев медицинское образование. Чтобы заказать такое оборудование, нужны специальные знания. И еще большие деньги, а не та жалкая сумма, которую девушка перевела на счет какой-то неизвестной фирмы.

- Мы всего лишь делаем покупки в правильных измерениях, - отшутился Скилли.

Триада и сама убедилась, что в некоторых мирах товары очень дешевы, но в данном случае дешевизна выглядела очень уж подозрительно. На ум сразу пришли мысли о том, что доставленный на астероид медпункт украден или привезен контрабандой. Или еще что-нибудь такое криминальное. Иди знай, чем братья промышляли, скитаясь по Мирадуге, и с кем водились. Мирольти-то встретила их в таком местечке, которое приличные граждане обходят. Может, Дорк и Скилли - галактические мошенники, которые скрываются от правосудия, и, если хорошенько покопаться в недрах операционного блока, там обнаружатся похищенные музейные ценности или залежи денег, которые надо отмыть... Но копаться не хотелось. И расспрашивать тоже, чтобы случайно не обнаружить неприглядную истину. Пусть уж братья остаются такими, как есть.

После того, как завершилось строительство мотеля и заработал первый отремонтированный ТТ-двигатель, оставалось решить, где обосноваться. В Ерию возвращаться, по крайней мере, глупо, а больше Мирольти ничего в этом измерении не знала. Неплохо бы отправиться туда, где живет Дупаз, но, увы, она помнила только название галактики. Все остальное - звездная система, имя планеты - забылось. Может, оно и к лучшему, ведь давний знакомый исчез после разговора о w-элелях, и до сих пор не объявился. Наверное, женился, как задумывал. Помнится, он рассказывал, что присмотрел невесту. В любом случае, раз молчит, значит, ему пока хватает женского общества... Нечего к нему в гости со своим астероидом соваться. Вокруг миллионы приличных галактик, подходящее местечко обязательно найдется.

Мирольти изучала проекцию-карту с бесчисленными звездами, а Виотань сидела рядом, с восторгом и нежностью поглядывая на Дорка, совсем забыв, что надо решать, куда лететь.

- Так можно выбирать лет десять, - размахивал руками Домериан, которому не терпелось посмотреть, как Иен будет управляться с движком. - Мио, давай быстрее! Можешь закрыть глаза и ткнуть пальцем в любую звезду. Куда попадешь, туда и полетим...

- Это плохой вариант, - Скилли подсел к компьютеру. - Если наугад выбирать, можно попасть в сельскохозяйственный район, где народ от планет головы не поднимает, или в центр военных действий. Если уж лететь, то в такое место, где много туристов...

- ...Которым светобалет пришелся бы по вкусу, - тихо добавила златокрылая, все еще мечтая о настоящих гастролях. Пусть Мирольти искренне обрадовалась, когда w-элели захотели пожить на астероиде, но Виотань хотелось приносить хоть немного пользы. Сваливать все хлопоты на подругу как-то нечестно.

- Были бы туристы, а светобалет им понравится, - успокоил Дорк, расслышав шепот девушки.

Златокрылая подлетела к радиалу, благодарно погладила по щеке и вернулась к подруге. Чем бы эти двое ни занимались наедине, в компании они держались скромно.

- Слушайте, а нам разрешат в чужой звездной системе устроиться с целым астероидом? - внезапно засомневалась триада.

- Мирольти, ау! - оживился Зурений, до того флиртовавший с Тавири. - Да сегодня четверть Мирадуги живет на астероидах, одним больше, одним меньше, кто считать будет? Нынешние технологии позволяют астробазы и мелкие планетки тысячами по орбитам гонять. Кто своим ходом до цели добраться не может, того специальные тягачи в указанную точку выволокут и до нужной скорости пнут, только скажи, какой период обращения нужен. А дальше плати аренду и дыши спокойно.

Чтобы не томить друзей, Мирольти согласилась отправиться в первую же названную звездную систему, не особенно вслушиваясь в описание. Раз уж Скилли попалась на глаза эта Линдия, значит, будет Линдия. Ценятся там артисты и творческие личности - хорошо. Туристов много - еще лучше. Местная аристократия падка до экзотических представлений - вообще замечательно. В таком месте наверняка будет хорошо и "Океану", и его обитателям.

А самое главное, что лететь в Линдию всего одиннадцать дней. Не месяц и не два... С тремя движками вышло бы гораздо быстрее, но пока настроен всего один. Конечно, и так получалось чудесно, за исключением маленького неудобства. На время перелета Иену (единственному из всей компании пилоту) придется жить в мотеле. Значит, на одиннадцать дней Мирольти превратится в затворницу, чтобы даже случайно не столкнуться с триадом.

Она почти готова была простить, истосковавшись по его улыбке, голосу, взгляду, но повод для примирения никак не подворачивался. Желание сохранить достоинство затмевало все остальное, и девушка продолжала злиться. По инерции.

Пока однажды все не закончилось...

На следующий день после того, как мотель обосновался в Линдии, Мирольти проснулась раньше обычного. По-прежнему избегая встречи с Иеном, она выглянула из комнаты и нашла у двери подарок. До боли похожий на те, что когда-то ожидали у входа в "Лужу". Внутри коробочки, сверкающей, как водные блики, лежала цепочка с огненно-алым кулоном, синий цветок и записка. Триада увидела только подпись "Иен" и, не вчитываясь, скомкала листок, а подношение немедленно отправилось в угол. Ее такими уловками не купить, так она и скажет этому огненногривому подхалиму.

Но ни утром, ни днем, ни вечером Иен не появился.

- Он улетел, - ухмыльнулся Зурений. - Еще вчера, неужели ты забыла?

Что происходило накануне, Мирольти помнила смутно. Кажется, Иен появился какой-то странно торжественный, но она сразу же умчалась к себе, заперлась и включила музыку погромче. Все, как обычно...

А теперь Иен далеко.

Если он и приходил вчера, то не постучал. Не выбил дверь, не вошел, не подхватил на руки, чтобы захлестнуло предвкушение счастья... И даже не сказал "до свидания"...

Она вернулась в комнату, бережно подняла коробочку, развернула записку и прочла:

"Мне бы знать, где та звезда, на которую ты смотришь чаще всего. Я бы поселился рядом с ней, чтобы хоть изредка ловить твой взгляд...

Иен"

Девушка погладила синие лепестки чудесного цветка и заплакала. Неужели этот подарок останется единственной памятью о любимом? Похоже, да.

Но, быть может, однажды Иен вернется. А с ним вернется любовь и утерянная радость.

Не выпуская из рук цветок, Мирольти подошла к окну. Сотни галактик окружали ее, миллионы сверкающих звезд-алмазов и такая близкая, но пока незнакомая Линдия. И хотелось верить, что рядом с ней жизнь станет немножко счастливее.





(Конец 1-й книги)

(продолжение следует)


Еще раз повторю: на сайте Мирадуга текст выложен полностью. Нетерпеливые могут читать продолжение там, а остальные получат все в рассылке

Элиша.




Мирадуга - фантастический мир.


Автор и ведущая Элиша Вишневская.
Тексты являются собственностью автора.

Subscribe.Ru
Поддержка подписчиков
Другие рассылки этой тематики
Другие рассылки этого автора
Подписан адрес:
Код этой рассылки: rest.interesting.miraduga
Архив рассылки
Отписаться
Вспомнить пароль

В избранное