Все выпуски  

Мирадуга - фантастический мир. Техника волшебства 2-1


Информационный Канал Subscribe.Ru

Мирадуга - фантастический мир

Привет всем!

Итак, "Техника волшебства" - вторая книга. Она хоть и значительно больше первой, по техническим причинам разбита всего на три части. Для свежеподписавшихся на рассылку: начало находится здесь.


КАМЕНЬ, КРИСТАЛЛ, РАЗУМ
2-я книга романа ТЕХНИКА ВОЛШЕБСТВА

Автор: Элиша Вишневская [autor@miraduga.com]



1 часть


Развернув кресло, Мирольти сердито разглядывала храпящую троицу. Здоровенные мужики, вымахали по два с лишним метра, а хлопот с ними... То стычки с местными, то гонки на скуттерах, то состязания "кто кого перепьет". Конечно, Зурений старше, опытнее и вообще он маг-боевик, трезвеет с помощью заклинаний, потому всегда выигрывает. Но Дорк и Скилли не сильно отстают.

А теперь еще эта астробаза... Скучно им было! Отправились развлекаться! Хорошее развлечение - разогнали семь тысяч посетителей торгового сектора, испортили звездолет, наговорили начальнице СБ кучу гадостей. А потом имели наглость позвонить: "Мио, забери нас отсюда". Конечно, она примчалась. Два часа выслушивала крики ненормальной бройшен-кодора СБ, мысленно подсчитывала, сколько адвокатов нанимать и во что это обойдется.

Но потом вспомнила о господине Машесе - лысеньком гидроне, хваставшем, что он командует армией Линдии. Этот смешной коротышка встретился ей совсем недавно, потому и не выветрился из памяти. Как и его противная манера дышать в ухо, привстав на цыпочки, говорить "лапуля" да хватать за талию. Правда, мужичонка не понравился Зурению (неизвестно за что) и был с грохотом вышвырнут за дверь.

Поэтому, чтобы вернуть радиалов домой, Мирольти, связавшись с господином Машесом, не упоминала имен. Зачем усложнять ситуацию? Гидрон понял проблему сразу, хотя слегка обиделся на "господин" и просил обращаться к нему "арли", дескать, именно этого требует его армейский чин. Мирольти благоразумно пообещала запомнить, и все закончилось чудесно. Хватило нескольких слов арли Машеса, чтобы у службы безопасности астробазы не осталось к "чудесно порезвившейся" троице ни единой претензии.

А вывести гуляк из камеры, пригнать на причал и загрузить в скуттер оказалось простым делом.

Другая на месте Мирольти плюнула бы. В конце концов, ей всего восемнадцать и она девушка. Но эти трое - не просто мужики, которые рядом живут и работают. Они - товарищи. И семья. Такая вот непутевая, доставляющая кучу хлопот, но семья. Другой-то здесь нет. Другая, настоящая, осталась далеко...

- Мы прилетели, вы собираетесь вылезать? Или ждете, что я разнесу вас по комнатам? - триаде хотелось хорошенько пнуть спящих радиалов, которые на слова не реагировали. Дорк и Скилли выглядели так, будто вышли на торжественный парад и случайно заснули. В мусорной яме. Зато помятый и ободранный Зурений мог служить иллюстрацией к теме "Опьянение у высших разумных. Стадия последняя, необратимая". В ответ на требование подняться, он всхрапнул и свалился с кресла, но глаза не открыл.

"Ну, и валяйтесь тут, - обиделась Мирольти и отправилась к себе. - Дальше без меня дорогу найдете".

Поджидавший на причале Шент набросился на девушку с упреками и отругал за такую долгую отлучку да еще без предупреждения. Мирольти, потупившись, бормотала извинения, но чувствовала, что поступила правильно. Он запретил бы ей снова спасать радиалов. И кто знает, что стало бы тогда с Зурением, Дорком и Скилли.

Кериз расстроено вздохнул, пригладил дергающееся ухо и засеменил прочь. Спустя мгновение низкорослая мохнатая фигурка затерялась в толпе. В последнее время он сильно изменился. Не ворчит, как прежде, а хмурится и фыркает. Или говорит загадками.

Думая о Шенте, Мирольти шла по коридорам мотеля и понимала, что не только кериз стал другим. Она сама повзрослела, и многое вокруг теперь выглядело иначе: астероид, друзья, мотель. Ежедневные мелкие хлопоты и те превратились в длинную вереницу серьезных забот. С одной стороны хорошо, что больше не приходится торчать за барной стойкой, а еду можно готовить только для своих. С другой стороны, управлять таким хозяйством, как "Океан", сложно. Приходилось многие дела планировать на месяц вперед, отдыхать, когда есть время, и отказывать себе во многих развлечениях. Зато две сотни наемных работников считают ее завидной хозяйкой и постояльцы уважают. Неплохо для девушки, едва отпраздновавшей восемнадцатилетие...

Но иногда казалось, что превращение маленькой кафешки в огромный мотель - фантазия. "Луч Абмавара" все еще цел и упрятан в ремонтном доке, а на по-прежнему безликой поверхности астероида нет многоярусных строений с ресторанами, трехмерными кинотеатрами, десятком игровых комнат и концертным залом. Вместо новеньких роботов-уборщиков и улыбчивой обслуги прежние "бестолочи" да разваливающиеся на ходу металлические официанты. И стоит очнуться, как вернется грустная действительность вместе с прежней "Лужей", которой далеко до великолепия нынешнего "Океана".

- Как я счастлив! - заорал проезжающий мимо робот, и оглохшая на секунду триада сразу поверила, что окружающее вполне реально.

У закрытого коридорчика, ведущего в домашний сектор, вертелась троица необычных созданий. Мирольти повидала в Линдии много рас, но эти по диковинности обошли всех. С какой планеты, из какого измерения? Какого пола - и то не ясно. Высокие, похожие на гигантских трубчатых улиток, только панцирь подвижный да сотня крохотных ножек волной катит, семенит-постукивает. Два серых и один нежно-оранжевый панцири украшены вычурными узорами. Глазки растут из головы пучком, пялятся в разные стороны. Триада мысленно назвала их многоножками Чудные существа прибыли несколько дней назад, заняли лучшие апартаменты, но почти никуда не выходят - ни в ресторан, ни в трехмерку, лишь иногда слоняются по мотелю, изучают посетителей. Теперь вот до входа в "Лужу" добрались...

- Простите, здесь частная территория, - вежливо сказала Мирольти.

Серопанцирный многоног подпрыгнул, мягко приземлился перед девушкой и, понюхав, откатился в сторону, уступая место оранжевому существу.

- Мы хотим посмотреть, где живут работники мотеля, - неожиданно приятным голосом заговорила особа, несомненно, женского пола.

- Это не здесь. Для обслуживающего персонала есть служебный корпус, - ответила триада, гадая, к чему этот вопрос.

Может, эти трое из общества правозащиты высших разумных? Говорят, иногда такие наведываются, не афишируя своих личностей, а потом устраивают хозяевам суровое пятитарово в виде крупных штрафов за несоблюдение каких-то норм. Мирольти инспекции не пугали, работники "Океана" жили в хороших условиях. Пусть служебный корпус не такой, как "Лужа", но тоже уютный и благоустроенный.

Многоножки синхронно закивали и покатились прочь, а девушка набрала код и скользнула в отворившуюся дверь. Когда "Океан" заработал, "домашний" сектор пришлось запирать опознавательными замками, чтобы не совались чужие или просто любопытные.

От прочих строений его отделяли два коридора. Один вел в центральный холл мотеля, огромный, больший втрое, чем вся "Лужа". На лайнере это помещение служило концертным залом, а теперь здесь каждые пять дней устраивали представление w-элели. В остальное время холл превращался в обычное место отдыха, где можно посидеть со знакомыми или погулять.

Второй ход из "Лужи" вел через оранжерею с нюнтретисом, служебный коридорчик и заканчивался у административного сектора. Это устроили специально, чтобы Мирольти было удобнее добираться до рабочего места, а не шагать через половину мотеля. Но последний месяц короткая дорога использовалась редко. Цветущая тангродия вызывала у триады аллергию с жутким чихом и слезами. Лишь в самом крайнем случае Мирольти пробегала через оранжерею, зажав нос и затаив дыхание, но пересаживать растение запретила. Во-первых, оно красивое, а ради красоты можно и пострадать иногда, во-вторых, оно нравилось друзьям, особенно Виотань и Канти. И, в-третьих, пройтись через главный холл "Океана" не так уж сложно. Заодно можно проверить, что происходит в мотеле.

Заглянув через стекло в оранжерею и убедившись, что разросшийся куст нюнтретиса не собирается цвести, а красавица-тангродия уже слегка поблекла, Мирольти пошла дальше. Коридор почти закончился, осталось миновать гостиный зал и юркнуть в родную комнату. Главное, не встретить...

- Мио!

Попытка вернуться незаметно сорвалась, Виотань поджидала у дверей.

- Ты Дорка видела? - бросилась она к подруге.

- Видела, - призналась триада, решая, о чем и как стоит рассказывать. - Он... улетал, но уже скоро вернется, не переживай. Думаю, через пару часов ты его увидишь...

Виотань грустно блеснула, и стало заметно, что золотистые чешуйки на крыльях поредели. Такое происходит с w-элелями только из-за стрессов и потрясений. Что могло случиться у подруги, Мирольти не знала. В прошедшие дни из-за наплыва постояльцев и внезапно обострившегося интереса к светобалету, работы в "Океане" прибавилось и девушки общались урывками. А поговорить хотелось давно... Нынешний относительно спокойный день испортили радиалы, обрадованные долгожданным отдыхом. Стоило раньше сообразить, что всей троице давать выходной - опрометчивый поступок. В следующий раз придется быть умнее, а теперь поздно сожалеть о потерянном времени. Но день еще не закончился, и оставшиеся пару свободных часов можно провести разумно. Мотель мотелем, а подруга детства у Мирольти одна, нужно выслушать, что у нее стряслось. Пусть хотя бы выговорится, сразу полегчает...

- Идем, поболтаем, - предложила триада у входа в свою комнату.

Оказавшись внутри, w-элель зарылась в густые волосы Мирольти. Тихие причитания иногда перемежались истеричными всхлипываниями, но различить можно было только одно слово - "Дорк".

- Ты чего? - испугалась водноногая. - Он жив и здоров...

- Конечно, жив и здоров!.. Просто не могу я так больше, не могу! Я знаю, для чего он улетает. Ему нужна другая, нормальная радианн, а не такая, как я. Вот скажи, Мио, чем я провинилась?.. Я не могу ни обнять его, ни... да ничего! Он в десять раз больше меня...

- Так тебе и надо, - буркнула Мирольти, вспоминая, что лишилась Иена отчасти по вине подруги. Если бы тогда Виотань не подсматривала! Это "если бы" терзало сердце долгие месяцы, а сейчас вырвалось наружу.

- Дура ты, Мио, - обиделась w-элель. - Сама во всем виновата, а теперь ищешь, на ком бы отыграться. Зачем надо было Иена терзать своими засветками? Он же так у тебя прощение вымаливал, полночи на коленях стоял у твоей каюты.

- Это ты сейчас придумала или он тебя научил, что говорить?

- Я не придумала, и никто меня не учил.

- Тогда откуда ты знаешь?

- Подглядывала я! - выкрикнула златокрылая. - Обожаю подглядывать! Особенно на звездолетах, где от скуки коплиммеры отсыхают. И там было на что смотреть: очаровательный мужчина под дверью моей лучшей подруги... До сих пор от воспоминаний чешуйки с крыльев падают. У тебя все было, все! И вы одного размера, а не так, как мы с Дорком... И вообще, с твоим Иеном все еще можно исправить, если он вернется и у тебя к тому времени мозгов прибавится, а мне что делать? Я до двух метров не вырасту. Если бы ты любила по-настоящему, то понимала бы, каково мне сейчас. А ты ругаешь меня за свою же глупость. Нет, даже не глупость, а настоящий идиотизм!

- Ну, знаешь ли, - разозлилась Мирольти. - Ты своего "милого бескрылатика" за все прощала, и что из этого вышло? Сама рассказывала, как он у тебя в ногах валялся, а потом снова исчезал с другими бабами. Забыла уже? Помогли тебе его клятвы в вечной любви? Так что не учи других жить, пока сама не умеешь.

- Да, конечно, я только и мечтаю тебе судьбу искалечить, - Виотань яростно сверкнула крыльями. - Ты едва из дома уехала, сразу возомнила о себе неизвестно что. Как же, мужики по тебе слюной исходили, Шент отгонять не успевал. А кого тебе надо было? Чего ты ждешь? Тебя каждый день на свидания приглашают, мало?! Ходит она, гордая и неприступная, выбирает, до кого со своей красотой снизойти.

- Что ты несешь, Ви?!

От обиды Мирольти едва дышала. Она вовсе не из высокомерия отвергает приглашения на свидания. Бессмысленно встречаться с парнями из числа постояльцев мотеля. Несколько раз пробовала, а толку? Один хотел всего лишь пожить в шикарном номере надурняк, второй - похвастаться перед друзьями. Третий - славный и робкий - улетел через день после знакомства... А с наемными работниками Зурений встречаться запретил. Сказал, что проблем от таких свиданий на три жизни хватит. Причем, себя он почему-то отнес в категорию "товарищ и друг", уверяя, что телохранителем работает не за деньги, а ради удовольствия. Но его приставания Мирольти ухаживаниями не считала, Зурений совращал (или хотя бы пытался) всех особ женского пола, до которых дотягивался. Раз-другой получив от водноногой отпор, он без тени сожаления переключился на других.

Словом, обвинения Виотань показались несправедливыми и жестокими. К тому же Иен еще неизвестно зачем прощение выпрашивал. Может, ему просто было стыдно за тот случай в ценере, но дальше извинений дело не пошло бы. Кто знает?

Разругавшись с Виотань и зло громыхнув дверью вслед золотистому огоньку, Мирольти разрыдалась. Называется, поговорила с любимой подругой, выслушала и поддержала... Мутная вода, как же гнусно на душе!

Обняв подушку, она сидела у окна и вглядывалась в бархатную глубину космоса.

Линдия - небольшая звезда, выглядит отсюда крохотным золотым светлячком. Владычица дня, похожего на ночь. Где-то там, невидимые отсюда, вокруг нее вращаются три планеты и несколько десятков космобаз. Совсем маленькая звездная система. Но благодаря немыслимому количеству театров, музеев, выставок и литературных залов она популярна среди творческих натур. Сюда приезжают непризнанные литературные таланты, гениальные художники, отвергнутые на родине, и музыканты, подающие надежды. Здесь всем рады. Наверное, поэтому в Линдии туристов водится больше, чем местного населения. А может, потому, что в больших дозах эта звезда вредна. В доказательство Мирольти привела бы себя. Астероид движется по местной орбите всего пять с небольшим месяцев, а она стала безмерно раздражительной...

Хотя нет, Линдия здесь ни при чем. Просто нужно чаще отдыхать, следить за речью и не брякать глупости. Если быть честной, Виотань действительно не виновата. Ни в нынешней ссоре, ни в тех давних событиях.

Комм на руке призывно звякнул, и Мирольти недовольно глянула на экран. Обычно такие звонки сулили неприятности или кучу работы, но, увидев мерцающее "Привет!", захотелось петь от радости.

Наконец-то Дупаз нашелся! Вот и здорово, должно же в этот день произойти хоть что-то хорошее. Девушка наспех записала утерянный номер товарища и устроилась на кровати.

- Здравствуй, пропажа! Я уже думала, ты меня навсегда забыл.

- И не мечтай, - отозвался голографическими буквами комм. - Извини, что я так резко исчез, ладно?

- Да все в порядке, не переживай. Лучше расскажи, как ты? Женился?

- Нет еще. Но подумываю.

- Здорово! - Мирольти так давно не беседовала с Дупазом, что не знала, с каких новостей начинать. - А у меня второй племянник недавно родился, такой хорошенький! Мне теперь Ларадин регулярно письма шлет с "иллюстрациями". Кстати, он скоро будет старше меня, представляешь?

- Разница в течении времени - дело обычное. Кстати, ты домой не хочешь?

- И да и нет, - призналась Мирольти. - Понимаешь, мне здесь хорошо. Если я вернусь, кто моим помогать будет? У них жизнь наладилась... Ларадин говорит, что к нему в гости ходят специально, чтобы пошляться в и-сети, и он нынче самый популярный в школе. С другой стороны, я так соскучилась... Маму хочу увидеть, отца, братьев. Мне их не хватает. Друзья, конечно, у меня хорошие, но... ты не представляешь, как иногда хочется, чтобы рядом был кто-нибудь родной, кого можно обнять,.. - девушка осеклась.

Примерно об этом совсем недавно говорила Виотань, а Мирольти не поняла. Действительно не поняла, думая о своем. А теперь подруга, наверное, забилась куда-нибудь и чувствует себя заброшенной. Ее нужно срочно найти, немедленно. Чтобы не опоздать, как тогда с Иеном.

- Прости, мне нужно срочно бежать!

- Уже?

- Я кое-что обязана сделать. Немедленно.

- Иначе будет поздно?

- Да. Но мы с тобой еще поболтаем, договорились?

- Хорошо, - ответил собеседник и отключился.

"Как здорово, что Дупаз меня понимает", - подумала Мирольти, выходя из комнаты.

Искать в "Луже" маленькую w-элель - сущее наказание. Обшарив все укромные места, любимые златокрылой, Мирольти нашла утерянную заколку, разбитую кем-то чашку, мешочек семян, который Бумберты с месяц назад стащили у Канти, отвалившийся манипулятор робота-уборщика... Но Виотань так и не отыскалась.

Покружив по коридорам и закоулкам, девушка уже раздумывала, стоит ли искать подругу за пределами домашнего сектора. Если златокрылая улетела в "Океан", намного проще дожидаться ее возвращения здесь.

Бегая вперед-назад вдоль искусственной речки, Мирольти не сразу поняла, что рядом происходит нечто уникальное и доселе невиданное. Сидящие рядком опечаленные Бумберты молча созерцали текущую воду. Если бы не иногда подрагивающие крылья, вся четверка показалась бы скульптурной группой.

- Ребята, вы в порядке?

- Нет, - хором ответили они.

Конечно, вопрос глупый, и так ясно, без криков, ужимок и смешков Бумберты могут сидеть, только если стряслось что-то плохое.

- Нени исчезла, - объяснил Ункипль, наблюдая, как падающие с его крыльев чешуйки уносит поток.

- С утра ее ищем, - добавил Шаредьи.

- Мы уже придумали с ней трюк, начали отрабатывать, - Амбумир выкрутил коплиммер и прочертил им в воздухе ломанную кривую. - Она должна была прыгать так, так и так, а затем сюда и вот сюда, - наконечник мелькал в сумасшедшем танце.

- Нени уже половину выучила, а потом, - Берт жалобно поглядел на Мирольти, - сбежала. Это не честно!

Девушка подумала, что насекомое могло случайно выскочить из "Лужи", а там его увидел кто-нибудь из постояльцев и... На бедняжке не написано, что она не просто свирзявка, а домашнее животное и почти актер светобалетной труппы.

Горе Бумбертов было понятным. Мирольти и сама привязалась к Нени, хотя обычно свирзявок терпеть не могла. Когда-то в "Луже" их водилось несметное множество и пришлось изрядно повозиться, чтобы избавиться от этой мерзости.

Желая утешить Бумбертов, она пообещала купить им другое подходящее для дрессировки насекомое, какое они выберут. В и-сетевых каталогах можно отыскать живность с любой планеты любого измерения и заказать в одном из специальных магазинов. А потом несколько дней подождать, пока желаемое отловят и доставят.

Парни еще с минуту оставались в задумчивости, а потом бросились с жаром обсуждать, что лучше всего подойдет для впечатляющего номера. Они быстро сошлись во мнении, что пока не увидят весь ассортимент, не вынесут решения, ведь им нужен самый лучший скакун, а выбирать самого лучшего - дело ответственное.

Мирольти тихонько порадовалась, что очередной "зверь" появится на астероиде не скоро, потому что "весь ассортимент", который вознамерились просмотреть Бумберты, займет их надолго. Шутка ли, перебрать всех насекомых, существующих в Мирадуге?! Да на такой подвиг жизни мало. Естественно, это парни быстро сообразят, но какое-то время удастся пожить спокойно.

- Кстати, вы когда Нени искали, не видели случайно Виотань? - спросила Мирольти.

- Она сидит в оранжерее, - поделился Берт, на секунду оторвавшись от спора.

Поблагодарив, девушка помчалась искать златокрылую, пока та не перелетела в другое место. Можно было догадаться, что Виотань спрячется именно там, куда для Мирольти зайти проблематично. Цветущая тангродия вызывала аллергию только у водноногой, а остальные могли находиться рядом спокойно. Этим-то и пользовалась Виотань, развалившись на лепестках последнего свежего цветка и думая, что здесь триада искать побоится.

Мирольти хотела подобраться к подруге как можно тише, но уже в трех шагах расчихалась. Веки моментально покраснели и зачесались, слезы потекли по щекам. Она села возле растения и, страдальчески морщась, вытирала глаза. Златокрылая отвернулась от подруги, давая понять, что все еще сердится, но улетать медлила.

- Прости меня, Ви, пожалуйста! - Мирольти отвела платок, чтобы увидеть реакцию w-элели, и тут же чихнула. - Я сама не понимала, что говорила...

- Ясное дело, не понимала, - согласилась Виотань. - Тебе плохо, как и мне, а никто не жалеет, не сочувствует... наоборот, лезут со своими проблемами.

Триада, не в силах ответить, промычала что-то утвердительное и попыталась задержать дыхание. От аллергии это простенькое действие, к сожалению, не спасло.

- Иди к себе, - посоветовала златокрылая.

- Нет. Пока ты здесь сидишь, я никуда... - громкий чих завершил фразу.

- Ладно, идем, - сжалилась Виотань и примирительно чмокнула триаду в нос.

В коридорчике, прислонившись к стене, стоял Зурений. О том, что он пьян, можно было догадаться по запаху с расстояния в несколько шагов, и Мирольти порадовалась, что с ним рядом нет Дорка. Радиал подмигнул вышедшим из оранжереи подругам, сверкнув зеленым и синим глазами. Девушки озадаченно переглянулись. Цвет его глаз обычно зависел от настроения. Серо-голубой говорил о благодушии, лиловый или синий - о намерении очаровать, зеленый - о задуманной хитрости, а о злости - черно-красный. Или ослепительно желтый... Мирольти с Виотань как-то размышляли над этим явлением и решили, что этому виной побочный эффект боевой магии, хотя наверняка сказать не брались. А вот глаза разного цвета - это что-то новенькое.

Вернувшись в комнату триады, девушки заспорили, что на уме у Зурения. Разговор с одного мужчины перескочил на других, более волнующих. Точнее, говорила в основном Виотань, а Мирольти покорно слушала, давая подруге выплеснуть накопившиеся тревоги, и незаметно заснула...





Наутро w-элели в комнате не оказалось, и водноногая не знала, улетела ли подруга накануне или проспала рядом всю ночь. Сердце отказывалось верить в примирение. Чего-то не хватало. Мелочи, пустяка. Будто Виотань простила только внешне, а в глубине души еще немного сердилась.

Мирольти прошлась по комнате и грустно улыбнулась серебристым рыбкам. Их вместе с огромным аквариумом два месяца назад приволок Зурений, сказал, что выиграл у кого-то в литы (не мудрено, он всегда мошенничал и подчаровывал). А Домериан уверял, будто не выиграл, а купил. Но кто его разберет, этого Зурения? Он всегда поступает нелогично и рассказывает всякие небылицы, а правды из него не вытрясешь...

Натянув тонкий свитерок, триада подумала, что это как-то несправедливо: на своем астероиде она не может установить температуру, какую хочется. Потому что мерзлячка. Ей тепло, когда всем жарко, в остальное время она мерзнет. Все бегают в майках и коротких платьицах, а она вынуждена носить блузки с длинным рукавом или свитера.

С такими мыслями девушка шла в административный корпус, который часто называли башней управления. Его действительно переделали из какой-то башенной надстройки "Луча Абмавара", он насчитывал три этажа и был самой высокой точкой мотеля. Внизу сидели администраторы и распорядители, на втором этаже - управляющие по внутренним вопросам. На третьем, самом важном, располагалась система управления двигателями и место пилота. Стол замысловатой конструкции, задуманный, как продолжение пульта, щеголял сотней потайных ящичков и сейфов. Над столом пристроились минипортационная установка и четыре компьютера.

С верхнего этажа открывался почти круговой обзор, а над прозрачным куполом стояла тройная силовая защита. Сидя здесь, Мирольти чувствовала себя потерянной и одинокой.

День прошел, как обычно, в суете и бытовых заботах. Приходилось высчитывать, распределять, перенаправлять. А потом спорить и доказывать... Вот бы понять, зачем ей так нужен был именно мотель? В простой кафешке работалось намного спокойнее, там и требовалось всего лишь открыть дверь утром, напоить всех жаждущих, затем убрать столики и запереть помещение на замок. А после гулять... если, конечно, успеешь заказать, подсчитать, ужаснуться и вспомнить, что на сон времени почти не остается.

Хорошо, что не нужно заботиться, чем накормить ораву постояльцев, благо в мотеле работают рестораны, магазинчики и тому подобное. Страшно вспомнить, Мирольти хотела поначалу открыть нечто вроде столовой, но Скилли и Дорк ее вовремя отговорили. Сдавать в аренду подходящие для ресторанов и кафе помещения оказалось намного проще. Хозяева сами подбирали персонал, сами заботились о продуктах, сами устанавливали цены и обхаживали клиентов. А постояльцы, желающие питаться самостоятельно, получали номера с миниатюрными кухнями и готовили что хотели.

Чуть позже на астероиде появились магазины, торгующие одеждой, ювелирными изделиями и парфюмерией, тренажерные залы, салоны красоты и другие развлекательные заведения, что решило проблему досуга к всеобщему удовольствию.

Поначалу Мирольти составила для себя четкий график, чтобы работать только днем, а по вечерам отдыхать. Предполагалось, что в ее отсутствие хозяйственные вопросы будут решать нанятые распорядители (два ночных и четыре дневных), но на деле вышло иначе. Ей как хозяйке приходилось говорить решающее слово и работать допоздна. Иногда девушке казалось, что от нее больше помех, чем толкового руководства, и все чаще закрадывались мысли о необходимости приличного образования.

К вечеру, разделавшись с делами, грустная Мирольти изучала список высшепоточных учебных заведений в Линдии, с ужасом вспоминая о встрече с арли Машесом. Вечер предстоял скучный, но обещания надо выполнять. Гидрон уже трижды связывался, чтобы узнать, какие цветы любит бройшен Мирольти, какое вино предпочитает и тому подобное, а на самом деле, кажется, хотел удостовериться, что девушка не передумала приходить. Зато радиалы как сгинули. Даже по внутренней связи - полное молчание. Может, боялись попадаться на глаза, стыдясь вчерашнего, а может, были заняты. Им ведь, как и другим, в мотеле работы хватало.

Окончив запланированные дела и не найдя причины оттягивать сборы на свидание, триада нехотя вернулась в "Лужу".

Полчаса она мучалась у зеркала, выбирая прическу, а мысли возвращались к тому чудесному моменту, когда Иен гладил ее волосы. Представлять, как то же самое проделает стареющий лысый мужичонка, было противно, и Мирольти собрала густые локоны в тугой пучок на затылке, тщательно подколов непослушные завитки.

Надев закрытый костюм, девушка всхлипнула. Ну, почему все так неправильно?

Отражение в зеркале выглядело торжественно и печально, будто готовилось к показательной смерти. Внимательно оглядев себя, триада не нашла, к чему придраться (разве что к настроению), и вышла из комнаты. Времени до встречи много, но хотелось приехать на полчасика раньше. И тогда, если гидрон задержится на несколько минут, можно спокойно удрать, не нарушая приличий. Банальная ситуация: дама не дождалась кавалера...

В зале перед головизором сидели радиалы. Как всегда, в окружении бутылок. Правда, Дорк смотрел не на экран, а в купол, но в остальном мужские развлечения выглядели обычно. Заметив девушку, Зурений слегка оживился и приветственно махнул рукой.

- Куда ты так вырядилась?

- На свидание, - вздохнула Мирольти.

- Это интересно, - Зурений встрепенулся. - А к кому? Нашла себе подходящего симпатичного юнца?

- Нет! Он старый, лысый и мерзкий, - выкрикнула девушка. - Но если бы не он, сидели бы вы сейчас не тут, а в силовом ящике под охраной СБ и ждали бы суда за свои вчерашние дебоширства. Это же из-за вас я должна идти на эту идиотскую встречу...

- Оё, - подскочил Зурений и, подбежав к триаде, присел на корточки. - Мио, водяшечка моя ненаглядная, успокойся, пожалуйста. Объясни толком, что стряслось?

- Вы снова напились, а потом такой разгром устроили... Неужели вы не помните?

Зурений постучал по лбу, будто желал отыскать в голове события прошлого дня.

- Не помню ничегошеньки, - признался он через секунду.

- Как? Ни разбитый звездолет, ни взорванные витрины, ни бройшен, которых вы купали в глюкосау? Зу, да мне пришлось бы продать астероид, чтобы вас вытащить! Хорошо, что я вспомнила про господина... про арли Машеса, ну того маленького гидрона, которого ты грозился минипортом переправить на ближайший мусорник... В общем, этот старичок помог, но взамен потребовал, чтобы я с ним встретилась...

- Вот урод, - сплюнул Зурений, не удержавшись. - Таких гадов надо в зародыше расчленять.

- Да ладно, что он мне сделает? Ну, подышит в ухо, как на том идиотском банкете, скажет "лапуля"... Переживу как-нибудь.

Радиал погладил вздрогнувшую триаду по голове.

- Эх, Мио, водяшечка неразумная, ты поменьше ресничками хлопай, на звук собирается такое количество проблем, что на две жизни хватит. Сказала тоже "подышит в ухо"... да он... Шерд, - радиал хлопнул себя по колену, - не так я должен это объяснять. Учти, никуда ты не пойдешь, ни на какое свидание. Я запрещаю.

Мирольти благодарно вздохнула.

- Когда тебе у Машеса надо быть?

- Через два с половиной часа. Но дорога займет как минимум полтора...

- Ага, со временем не густо, но если нанять скоростной челнок и опоздать на полчасика, как девушкам положено... - Зурений повернулся к Дорку со Скилли. - Мужики, я иду решать небольшую проблемку, а вы проследите, чтобы водяшка оставалась в "Луже". А еще лучше в своей комнате, чем меньше народу будет знать, что она здесь, тем полезнее для здоровья. Давай, Мио, топай назад и сиди тихо.

Девушка послушно вернулась, радуясь, что свидание отменяется. Зурений обязательно придумает, как выкрутиться. Она уже догадывалась, от чего именно ее спасали, но размышлять на эту тему было противно.

Внезапно освободившееся время нужно было чем-то заполнить. Желания и фантазии хватило только на переодевание в домашний наряд и кормление рыбок. К счастью, очень скоро вернулся Зурений, ведя за собой темноволосую худенькую девицу, и сообщил, что она поедет вместо Мирольти.

- Ты думаешь, что арли Машес не заметит подмену? - удивилась триада, разглядывая гостью. - Она же на меня не похожа!

- Пока не похожа, - согласился Зурений, усаживаясь на стол, и приказал незнакомке раздеваться.

Та с готовностью скинула одежду.

- Зу, ты хотя бы отвернулся, - возмутилась Мирольти.

- Вот еще. Я деньги плачу и могу хотя бы посмотреть, за что именно. А ты, водяшенька, не стой, доставай наряд пособлазнительнее... Оё, только не этот балахон, - радиал отшвырнул принесенное девушкой платье. - Да, красивый балахончик, но сейчас нужно что-нибудь с разрезом и без рукавов.

И Зурений бесцеремонно забрался в шкаф, выбирая подходящий наряд, а триаде осталось лишь наблюдать, как преображается гостья. Через несколько минут из комнаты вышла почти настоящая Мирольти. Только походка другая да блудливый взгляд, но перед этим косметическая магия бессильна.

Вернувшись под утро, незнакомка отказалась говорить о подробностях минувшего "свидания". Шустро сгребла оставленные вещи и тут же удрала к Зурению. Получать компенсацию, если Мирольти верно расслышала тихий шепот.

Растревоженная триада попыталась опять заснуть, но безуспешно. Головизор позволил ей смотреть только сериал про безответную любовь, детские передачи и скучнейший чемпионат по вертикальным броскам чего-то непонятного, а остальные триста с лишним каналов Зурений (по просьбе Шента) заблокировал. На это проявление заботы Мирольти давно перестала обижаться. Надоело доказывать каждому, что она взрослая... Мало того, что в детстве ее воспитывали старшие братья, еще и здесь ей посчастливилось быть самой младшей среди товарищей. Тот же Домериан норовил ее поучать, хотя был старше всего-то на полгода.

Спать окончательно перехотелось, и она, немного посидев у водопада, отправилась работать. Может, быстрее справится с делами...

По пути в административный корпус ее догнал зеленокрылый, который вообще неизвестно когда спал. Этот непоседа все еще питал надежду изучить боевую магию, но атаковал Зурения просьбами намного реже. А чтобы использовать свободное время толково, переключился на компьютеры и в башню управления заглядывал часто.

- Привет, "механизма"! - заорал Домериан с порога.

- Привет и тебе, светящаяся башка, - отозвался компьютер. - Оё, хозяйка, вот уж не думал, что ты придешь ночью!

- "Оё"? - переспросила триада, возмущенно развернувшись к w-элелю.

Понятно, что парень в восторге от Зурения и хочет во всем быть, как он: ходить, пить, волочиться за женщинами, плеваться, выражаться... но обучать программу словечкам мага-боевика - это уже слишком.

Домериан виновато потупился и сразу принялся объяснять, что он всего лишь пытался сделать компьютер более живым, чтобы говорил, как высший разумный, а не как бездушный прибор.

- И ведь получается! - радостно подпрыгнул на пульте w-элель.

Мирольти не стала спорить. Еще бы не получалось, программу для компьютера Дадарья подбирала и могла добавить что-то от себя. Видать, это "что-то" теперь и превращается в характер. Пусть искусственную, но личность. А Домериан из этой личности делает подобного себе (или, что хуже, Зурению) безобразника.

Увы, рано начавшаяся смена длилась дольше обычного. Быстро освободиться не удалось, и без помощи Домериана Мирольти вряд ли нашла бы время пообедать.

Возвращаясь в домашний корпус под вечер, она автоматически улыбалась и любезно отвечала на вопросы посетителей, а сама едва переставляла ноги. W-элель сидел у нее на плече, расточая восторги в адрес проходящих девушек. В иной день Мирольти возмутилась бы, но не сейчас... Хотелось быстрее добраться до постели и уснуть.

Возле домашнего сектора опять толклись многоноги, но уже не пытались проникнуть внутрь. Триада приветливо кивнула, мысленно умоляя Домериана удержаться от комментариев. Он и удержался, но едва голову не свернул, оглядываясь на диковинных постояльцев. А потом сразу же полез с расспросами, кто такие, да что за раса.

Мирольти не знала, что ответить, а даже если бы и знала, не успела бы. В коридорчике, между входом в оранжерею и дверью "Лужи", поджидал Дорк. Ее одну. Поэтому w-элель тактично вспомнил о срочных делах и улетел.

- Мио... Виотань последние дни меня избегает, и я подумал... может, ты сказала ей о... ну, ты понимаешь...

- С ума сошел?! Что я могла я сказать подруге? Что ты напился до огненной отрыжки, а после громил астробазу, как раненый в задницу пятитар?

- Нежное определение... - усмехнулся радиал.

- Какое нашлось, уж прости, - устало ответила Мирольти. - Только напрасно я скрывала твои похождения, в итоге вышло хуже.

- Почему?

- Она решила, что ты нашел э... более подходящую по размеру девушку...

- Ясно, - Дорк уставился на листья пышного куста, проглядывающего сквозь двери оранжереи.

Мирольти хотела что-то добавить, но передумала. Однажды, еще в школе, ей пришлось объясняться с парнем вместо одноклассницы. Что она лепетала, сейчас и вспомнить страшно. "Как ты к ней относишься? Она тебе нравится?"... Бррр... Жуткий разговор! Глупее триада себя в жизни не чувствовала, особенно когда выяснилось, что у парня в голове другая. Повторять тот давний опыт с новыми действующими лицами? Нет уж! Лучше сразу прострелить себе дырку в голове. И вообще, Дорк не юный школьник, а взрослый мужик. То есть, может, его сто двадцать шесть - возраст для радиала смехотворный, но как-то он до сих пор жил без чужих подсказок...

- Если я увижу Виотань, то передам, что ты ее искал, - пообещала Мирольти.

А потом, уже в комнате, покормив рыбок и свалившись в кровать, вспоминала опечаленного Дорка и не знала, радоваться за подругу или наоборот...





***

- Местер...

- Нази, мы не на работе.

- Извини, Арнес, привычка.

- Я понимаю, - пегас разглядывал ночное, затянутое облаками небо. Холодало. Звезды поблекли. Скоро начнется сезон дождей и на улице станет противно - мокро, ветрено... - Не стой, будто впервые в гостях. Что пить будешь?

- Онпу.

Кодорский нахмурился. Если Нази отказывается от алкоголя, отдохнуть не удастся. Наверняка произошло что-нибудь незапланированное и обязательно гадкое, из-за чего придется снова работать до утра.

- Вот же мерзкое существование. Жить тремя этажами выше своего рабочего кабинета... Что-то есть в этом сумасводящее, не находишь?

- Отдохнуть тебе надо, Арнес. Хоть пять дней отдохнуть, нормально, без телохранителей за плечами.

- Без телохранителей не получится. Да и с ними - тоже, знаешь ведь.

- Тогда женись.

"Ну и беседа. Интересно, что за новости принес Нази, если заговорил о таком", - думал пегас, колдуя над онпу. Раньше они старательно избегали бесед о личной жизни. Кодорский не распространялся о своих женщинах и о том, сколько их. Ближайший помощник молчал о своих. А тут вдруг...

- Выкладывай, что случилось? - потребовал Арнес, поставив на стол огромную чашку с дымящимся напитком. Удивительно, Нази почему-то любил именно эту чашку, расписанную зелеными листиками. В нее можно было налить почти два литра жидкости, столько даже пегасу не выпить за раз, а щупленькому гидрону и подавно. Но по негласно установленному ритуалу Арнес наполнял ее до краев. А Нази редко выпивал больше трети.

И не удивительно, эта чашка была куплена для радиала. Единственного радиала в Мирадуге, который мог заскочить в гости к Кодорскому просто так. Не по делу, не преследуя тайные цели, а из желания потрепаться. Но давний товарищ за последние четыреста с лишним соннардов редко находил время, чтобы прийти...

Пегас не обижался. Наоборот, радовался, что при всех разногласиях они умудрились не разругаться насмерть. И поводов к тому нашлось бы пару тысяч, не меньше. А ведь когда-то у Арнеса и Никкеи было намного больше общих интересов...

Несколько столетий назад им выпало вместе учиться магии.

Кодорский дошел всего лишь до тридцать четвертой маг-ступени, так и не став полноценным волшебником, но двадцать три года они провели в одной группе, у одного преподавателя. Тогда оба были романтиками, наивными и бесхитростными. Пегас мечтал стать театральным чародеем, мгновенно создавать декорации, оживлять героев, сделанных из дерева, ниток и бумаги. В некоторой степени эта мечта осуществилась. Только куклы ему достались из плоти и души, а декорации с размахом на целые измерения. И в случае неудачного представления он легко уничтожал и актеров, и зрителей.

А Никкея так и остался наивным подростком, что, в общем-то, нормально для радиала. Но странновато для могущественного чародея. Другой на его месте повелевал бы Мирадугой и пользовался неограниченной властью. А этот балбес занимается ерундой. Женится, разводится... И, если работает на заказ, думает, как бы сохранить некий вселенский баланс. Он даже от жен скрывал, чем занимается и какими волшебными способностями обладает. Из шестерых только одна, третья по счету, догадалась, за кого замуж вышла, и то не сразу. Арнес, помнится, гуляя на свадьбе, изрядно потешился, услыхав, как родственники невесты возмущенно перешептывались, что-де певица знаменитой музыкальной группы "Инидинны", сильнейший изо-маг выходит замуж неизвестно за кого. И что упомянутый "неизвестно кто" позарился на чужие деньги, а сам, кроме оптимизма и товарища-пегаса, ничего за душой не имеет.

Чтобы лучшего чародея Мирадуги перестали узнавать, потребовались всего лишь вымышленное имя, новая прическа и обычные линзы для глаз. Да еще полный щит, разумеется, чтобы внутренняя магия наружу не пробилась и не распугала гостей своей мощью...

Никкея у каждой из жен что-нибудь перенимал - страсть к путешествиям, умение рисовать, безумную тягу к музыке... И каждую жену по-своему любил.

А поговорить по душам приходил к Кодорскому.

Им обоим нужны были такие встречи. Пусть редкие и короткие, но достаточные, чтобы один забыл на время о делах и подчиненных, а второй о волшебстве и заказах. Тогда Никкее с Арнесом казалось, что они нормальные. Не могущественный чародей и руководитель ИФИ, а старинные приятели, которые собрались просто выпить. Пива или чего-нибудь покрепче. А если время и дела мешали хорошей пьянке, всего лишь онпу.

Никкея устраивался возле окна и грел руки о чашку с горячим напитком. Точно как много столетий назад, на Венере. И казалось, что за окном раскинулся Сьювелиандер и студенческие корпуса родной магической школы, а друзья готовятся к предстоящим экзаменам на ступень или обсуждают недавние похождения и знакомых девушек... Словом, все как раньше.

И благодарить за эти воспоминания нужно было простую чашку.

Лет десять назад хрупкая посудина разбилась. Неудачно свалилась на пол и разлетелась на мелкие кусочки... Пришлось Кодорскому вспоминать давние магические навыки, чтобы собрать осколки. Нет, восстановить чашку он не сумел, нужное заклинание вытерлось из мыслей. Пришлось идти к волшебнику-специалисту, делать вид, что не слышишь ворчливое бормотание об остатках чужой магии, не замечаешь удивленного взгляда. Еще бы! Восстановление чашки обошлось в такую сумму, что хватило бы на пять роскошных сервизов, а тут смешная поделка с чуть небрежным рисунком. Сейчас и не вспомнить, сколько лет назад она появилась в доме...

Арнес купил ее случайно. Ехал куда-то по делам (серебристый крытый грав, эскорт магов-боевиков, десятки проблем и неотложных дел), отвлекся на минуту, бросил взгляд в окно и заметил на высоченном пешеходном мосту посреди струящейся толпы одинокую старушку. А рядом на выцветшем платке, расстеленном прямо на тротуаре, выстроились чашки. Блестящие, разноцветные. Похожие на ту, что была у Никкеи в дни учебы.

Грав промчался мимо, но Арнес, хоть и никогда не считал себя впечатлительным и уж тем более сентиментальным, вспоминал пожилую женщину. И взгляд, пойманный на одно мгновение, - глубокий, теплый, как врата в потерянное детство. Через несколько минут Кодорский потребовал у водителя повернуть назад и отчего-то боялся, что не успеет. Успел, конечно. Порывался отдать несколько сотенных, но бабулька выбрала одну монету, сказала: "Мне лишнего не надо" и вручила ему завернутую в бумагу чашку.

Эту самую, из которой теперь Нази пил онпу. И пегасу отчего-то нравилось, что гидрон выбрал именно ее.

- Вчера ко мне забегал парень из техотдела, - заговорил Нази. - Сказал, что к тебе идти побоялся. Обычный сотрудник, ничего выдающегося. Любит побродить в и-сети... зовут Брайси... Ты бы сел, Арнес. Вот он вчера ходил, высматривал, что новенького у торговцев оружейной нелегалкой, и в одном списочке заметил луа-кристалл. Брайси не дурак, сразу же посигналил "куплю", связался с продавцом, запросил инфу и получил данные из архива, к которому имели доступ ерийцы.

- Снова ерийцы... Выходит, мы не все каналы отследили...

- Не все. Но, может, это и к лучшему. Видишь ли, продавец, видимо, не до конца понимает, о чем идет речь... но согласился продать луа-кристалл. За смехотворную сумму. Брайси сразу кинулся ко мне, потому что сам этого кадра вычислить не смог, в таком деле нужны специалисты. Продавец - осторожная сволочь, его пока за хвост не ухватили, но это дело времени.

Кодорский устало повел крылом. Поразительно, он не испытывал радости от того, что луа-кристалл обнаружился. Если речь идет действительно о луа-кристалле, а не о том, что за него принимает неизвестный тип... Может, сработала защитная реакция организма: не радоваться раньше времени? Как говорится, пуганый монстр от свирзявок шарахается. Или все дело в том, что отчаянно хотелось напиться. Вдрызг. Чтобы ни крылом, ни копытом... Так, как он себе давным-давно не позволял.

Ничего, завтра эта меланхолия испарится, и он снова займется делами. Чтоб их...





***

Тихонько выбравшись из воздуховода, Домериан пристроился на своем любимом выступе. День предстоял скучный. Зурений снова отказался учить боевой магии, Виотань удрала к своему перерослику, Бумберты влипли в каталог насекомых и на посторонние раздражители не реагировали, а очередная репетиция ожидалась только вечером. Шент мастерил новый инструмент (сто девяносто седьмой по счету) и всех из своей каморки выгонял. Тавири умчалась развлекаться с подружками. Развлечения у них, конечно, те еще: заигрывать с посетителями ювелирного магазина и получать мелкие (но дорогие) безделушки в подарок. Легкомысленные девушки, однажды доиграются, в этом Ньгару права.

Заказанные кристаллы с нужной литературой еще не прибыли, а носиться по и-сети просто так надоело. Вот и лежал Домериан под куполом, спрятавшись за тонкой балкой конструкции. Сверху звезды, отделенные прозрачным покрытием и атмосферным куполом. Внизу комната управления с пультами и компьютерами. Отсюда удобнее всего наблюдать за происходящим и оставаться незамеченным. Это при габаритах w-элелей вообще легко. По воздуховоду можно попасть во многие комнаты "Лужи". А может, и всего "Океана", но к гостям Домериан лазить боялся, там наверняка суровая защита. Ему хватало того, что можно наблюдать за Зурением, который редкую ночь проводит в одиночестве. Правда, в последнее время он закрывает воздуховод разными вредными заклинаниями. Но только на ночь, а днем к нему запросто можно завалиться и посмотреть кристаллы с обнаженными красотками. Главное, чтобы потом все лежало на местах, иначе он ругается. Еще через воздуховод можно попасть в ванную к Мирольти, когда она купается... Отличное зрелище, получше, чем девицы на кристаллах Зурения. Хотя за триадой наблюдать интересно и просто так. Может, это и непорядочно, да только Домериан удержаться не мог, проклиная свои любопытство и влюбчивость. Каждый месяц он находил новый предмет обожания и за время жизни на астероиде успел встретиться хотя бы по разу с каждой из девушек-w-элелей. Теперь, когда подходящие пассии закончились, подошла очередь Мирольти. Только она не догадывалась ни о чем, куда ей! Вздыхает по огненногривому, вокруг не смотрит.

Вот и сейчас бродит рядом с пилотским креслом, страдает Трогать ничего не решается, понятное дело, это же место для того, кто с тетон-тягой управляться умеет. А Мирольти точно не умеет.

Интересно, как бы она отреагировала, узнав, что Домериан выкинул три письма Иена? Да, подло, удалять чужие послания, но борьба за сердце девушки - это почти военные действия, как однажды сказал Зурений, тут все средства хороши. Может, надо было прочесть, что там писал огненногривый, может, ничего романтического, а только деловые вопросы. Или это вообще не от Иена письма, а от Дадарьи, обратный-то адрес одинаковый... Но раскрывать чужие послания - верх неприличия, это всякий знает. Пришлось удалять, не читая.

Настойчивый стук в дверь заставил Мирольти вскочить и торопливо поправить волосы, будто два-три локона, падавшие на лоб, могли испортить чье-то мнение о привлекательности.

Не дождавшись разрешения, в помещение вошел странный тип. По-хозяйски оглядевшись, развалился в кресле и, сверкнув едко-желтыми глазами, улыбнулся. Скользко улыбнулся, гаденько. Его руки то удлинялись, то укорачивались, будто кольчатые черви, бурая кожа обтягивала покрытый шипами череп. Смотреть на этого парня было до того неприятно, что Домериан мгновенно распластал крылья по выступу и второй раз в жизни пожалел, что они светятся.

- А я к тебе по делу, милка, - заговорил гость клокочущим голосом. - Хочу получить одну диковинку, которая только у тебя есть.

- Простите, кажется, вы ошиблись, - отпрянула девушка. - Во-первых, здесь административная зона, куда посторонние не допускаются. А во-вторых, объясните, что вам нужно, и я вас направлю к...

- Лады, будь по-твоему. Объясню. Луа-кристалл мне нужен. Я за эту штуку готов хорошо заплатить.

- А что это - луа-кристалл?

- Милка, не играй со мной в эти игры, - незнакомец вытянул руку метра на полтора и ухватил девушку за подбородок.

Увернувшись, Мирольти наклонилась к панели внутренней связи.

- Скилли, вы не могли бы с Дорком зайти, тут...

Огненная вспышка разворотила пульт, а сама девушка уцелела потому, что гость притянул ее к себе за миг до выстрела. Домериан, видя, как Мирольти пытается вырваться из цепких змееподобных рук, готов был кинуться на помощь, забыв, что не выстоит против крупного вооруженного типа. Остановился w-элель, только заметив искрящуюся завесу, "налипшую" на дверь. Незнакомец-то оказался волшебником, а с магией зеленокрылому не справиться.

- Не формуй из себя недотрогу, - заклекотал мужик, крепко удерживая триаду. - Я же знаю, ты с Машесом кувыркалась половину ночи, а потом ублажала его охранников. Чем я хуже? Мне тоже хочется молоденькую самочку.

От ужаса Мирольти не могла дышать и, услышав звук рвущейся ткани, не сразу поняла, что незнакомец вспарывает на ней блузку... Вошедшие радиалы, казалось, вот-вот прекратят этот кошмар, но... и Дорк, и Скилли, запутавшись в прозрачной магической сети, неподвижно застыли. А желтоглазый лишь мельком глянул в их сторону и довольно заурчал, словно говоря "все идет по плану". Домериан, не дожидаясь продолжения, юркнул в спасительный воздуховод.

- Расслабься, милка, - незнакомец отбросил располосованную блузку, - спешка в нашем деле - вещь последняя. Сначала ты расскажешь о луа-кристалле, а уж после я решу, как тебя употребить...

- Но я правда не знаю, о чем вы говорите! - шептала перепуганная девушка. - Это ошибка...

- Ты мне глаза не тумань. У Кодорского в архивах написано, что луа-штуковуна у тебя, я сам читал. Если в твоей помнилке дыры, я их тебе залатаю. А эти, - выставленный палец в сторону радиалов, - помогут.

Желтоглазый повернулся к Дорку и плюнул черным дымным смерчиком. Поддавшись чарам, стена вокруг жертвы потекла, будто расплавленный металл. Густые струйки, искря и шипя, обволакивали тело радиала. Тот пытался вырваться, глухо стонал от боли, но освободиться не мог... Незнакомец удивленно разглядывал Дорка, видимо, ожидая другой реакции.

- Ниче, до кости проплавит, и заверещишь, - пообещал он.

А Мирольти, скованная жутью, льющейся из желтых глаз, тщетно пыталась крикнуть. Получался лишь жалкий писк.

- Если тебе это чвырло целым нужно, - черверукий обернулся к девушке, - открывай пасть и рассказывай, где кристалл...

- Умоляю вас, отпустите его, - попросила Мирольти. - Поймите, я даже не знаю, о чем вы говорите!

- Дрэха. Ты всем тягу мнешь, - незнакомец освободил одну руку и вытянул в сторону. На кончиках пальцев завертелись белые молнии. - Видала такое? Огненной пилочкой зовется. Режет кожу, мышцы, кости... Медленно режет, тогда соображалка лучше тянет... хочешь попробовать? Или посмотришь, как оно работает на других?

Молнии неспешно покинули хозяйскую ладонь и двинулись к Скилли. Представив дальнейшее, Мирольти уже была готова потерять сознание, но не успела. Плечо желтоглазого взорвалось, и хватка червеобразных рук ослабла. Едва девушка осела на пол, как перед ней сверкнул чуть видимый щит, а на колени приземлился Домериан, возбужденно трещавший о настоящей битве магов-боевиков. Но лишь когда Мирольти увидела Зурения, она вспомнила, что он тоже знаком с магией. Радиал в полном метаморфозе выглядел впечатляюще. Черные крылья, костяные шипы и ноги, сросшиеся в длинный хвост с острым наконечником. Эта громадина двигалась легко и грациозно, будто черное пламя металось в помещении. Да не просто двигалась, а так, что соперник с трудом уворачивался от магических и обычных ударов.

Домериан подпрыгивал и орал: "Так его! Задай этому ублюдку!". Как ни странно, братья тоже наблюдали за схваткой с интересом. Их уже не тревожили ни молнии, ни текущий металл, а защитная пелена отделяла от сражения. Очень быстро выяснилось, что магия черверукого слабее магии Зурения, и победа, несомненно, за радиалом.

А Мирольти, прикрыв грудь обрывками блузки, глядела не на бой, а на пол и стены, заляпанные кровью, и отказывалась верить, что мужчинам нравятся подобные зрелища...

- Тяга! - истошно заорал Домериан, взлетев и перекувыркнувшись. - Зу, ты уложился меньше, чем в шесть минут!

- Помолчи, - одернул его Зурений колким чужим голосом.

В черно-алых глазах полыхнул злой огонь. Такой вырвется - и друзьям, и врагам плохо будет. Икнув, w-элель вцепился в ладонь триады и благоразумно воздержался от дальнейших комментариев происходящего.

Изувеченный незнакомец, привязанный к креслу своими же руками, тщетно пытался освободиться. Охранные щиты исчезли, но расплавленная переборка осталась. Скилли оглядел раны Дорка и признал, что "все могло быть гораздо хуже". Сам он отделался мелкими порезами на ладонях, защитные чары подоспели раньше, чем сработала "огненная пилочка".

Зурений, не возвращаясь к привычному двуногому виду, уселся на край пульта и что-то спросил у желтоглазого, а в ответ получил гнусное ругательство. Хвостище с костяными шипами полоснул связанного по лицу и груди, оставив глубокую рану. Пленник вскрикнул. - Если я спрашиваю, надо отвечать, - голос радиала звучал тихо, но Мирольти казалось, что сейчас его можно расслышать на другом краю галактики.

Черверукий впал не то в глубокую задумчивость, не то в забытье, и Зурений воспользовался паузой, чтобы посигналить Шенту. Требование принести выпивку и новую одежду для Мирольти кериз выполнил ровно наполовину. Увидев в мохнатых лапках только девичью блузку, маг-боевик рассердился. И пусть он промолчал, зато посмотрел так, что Шент помчался за второй частью "заказа". Триада, как ни силилась, не могла припомнить случая, чтобы ее опекун приносил Зурению хоть что-нибудь, а уж тем более алкоголь. Видимо, "роспись" по стенам и прикрученный к креслу жуткого вида тип выглядели достаточно красноречиво.

Получив желаемое, радиал устроился напротив связанного мужика и уставился в точку между желтых глаз.

Всезнающий Домериан шепотом объяснял девушке, что Зурений читает мысли, пытаясь найти нужную информацию, раз уж говорить незнакомец отказался.

- Шерд! - мотнул головой маг-боевик. - Блоки. Повсюду блоки. На любую мелочь, на каждый обрывок воспоминаний!

- А взломать можешь? - робко спросил w-элель.

- Нет, - ответил радиал, нахмурившись. Видимо, ему не понравилось, что его сбивают с мысли. - Любая попытка взлома уничтожит отрезок с нужными сведениями и заденет соседние участки мозга. Цепная реакция. Идет до полного обнуления памяти... Рисковый тип, если нарвется, может превратиться в полного дебила за считанные мгновения.

- А ты как думал? - захихикал пленник. - Я торгую инфой, а не отдаю первому любопытному.

- Идиот, - спокойно возразил Зурений. - Ты свою инфу сейчас выложишь сам. Даром.

Мирольти сжалась, отчаянно желая оказаться подальше от мотеля, чтобы не слышать и не видеть происходящего.

- Он спрашивал о кристалле, - быстро заговорила она, стараясь не смотреть на раны желтоглазого. - Кажется, "лу-кристалле". И еще он упоминал местера Кодорского, - девушке казалось, что эти сведения избавят незнакомца от расспросов и мучений. - Зу, пожалуйста, не делай больше так... хвостом.

Радиал недовольно покосился на Мирольти, отчего ей захотелось превратиться в лужицу, а еще лучше испариться.

- Шент, выведи ее отсюда. Скил, Дорк, вы тоже можете идти, если хотите. Я один справлюсь. А ты, До, останешься. Посмотришь, что еще умеет боевая магия.

Триада попыталась возразить, но была бесцеремонно вытолкнута в коридор, а Скилли вдобавок пообещал ее связать, если сунется туда, "где мужчины разговаривают". Хорошо, что в административный корпус заглядывают только по делу, поэтому никто и не видел, как она топталась у двери в ожидании неизвестно чего, а войти боялась, помня взгляд Зурения.

Что бы ни происходило внутри помещения, наружу не вырывалось ни звука. Мирольти подумалось даже, что Зурений, как всегда, пьянствует, благо Шент принес три бутылки глюкосау.

И, когда ожидание из тревожного превратилось в нестерпимое, дверь приоткрылась. В тонкую щелку просочился Домериан. Не вылетел, а вышел, держась за стену и пошатываясь. Серый вместо зеленого, с крыльев опадают искорки-чешуйки. Мирольти, знала, что такое состояние у w-элелей подобно тошноте у нее самой.

- Что там, До?

- Они... беседуют, - пролепетал в ответ парнишка, еще больше посерев. - Зу...рений спрашивает и на все получает ответы. Пусть мои крылья погаснут, но боевая магия - это... это...

- Не то, что показывают по головизору? - подсказала девушка.

- Совсем не то... И маги-боевики - тоже.

В коридор выскочил Шент: вибриссы едва и не в спирали завернуты, шерстка дыбом. Взглянув на Мирольти, вздрогнул и засеменил куда-то, приговаривая: "Уборщика, самого тупого, которого разобрать не жалко". Скилли с Дорком вышли следом и, предупредив, что заходить еще нельзя, разошлись в разные стороны. Триада хотела не послушаться и хотя бы заглянуть вовнутрь, но Домериан так завопил "не смей!", что пришлось отступить.

Вернулся кериз, толкая перед собой робота, скрылся за дверью на полчаса, а Мирольти все ждала, чтобы кто-нибудь объяснил, что происходит. Мужской заговор? Или ее снова посчитали глупой малолеткой и отогнали от взрослых бесед?

Наконец Шент выволок изуродованного робота и сообщил "все"...

Триада с опаской шагнула в комнату, но ничего особенного не увидела. Стены и пол чистые, на пульте никаких повреждений. И никого.

- А где Зурений?

- Наверное, вернулся тем же путем, что и пришел, - ответил w-элель. - Воздуховод... уменьшающее заклинание...

- Понятно. А... тот неприятный тип куда делся?

- Не знаю, - промямлил Домериан, теряя с крыльев сверкающую пыльцу. - Мио, давай ты не будешь спрашивать... тебе же спокойнее.

- Зу его убил? - обмирая, спросила девушка.

- Если бы... - закатив глаза, ответил парнишка.

И, видимо, побоявшись расспросов, попрощался и немедленно удрал. А Мирольти осталась гадать, что от нее скрыли...





***

Вот уже полчаса, как закончилось совещание, а Кодорский все еще грыз маховое перо на кончике левого крыла. Дурацкая привычка появилась недавно - то ли следствие последнего омоложения, то ли что-то с нервами... После этих совещаний нервы точно нужно менять. Шутка ли, собрать руководство ИФИ (триста с лишним очень своенравных персон) и заставить их сделать то, что надо. Ему, Арнесу, надо, а не им самим, все же далеко не дураки, все с подозрениями и амбициями...

А чтобы жизнь не казалась слишком мягкой, к обычным проблемам добавились три галактические войны в не последних по значимости измерениях и недовольство дипкорпуса. Или, если быть точным, юной самки Ухуламзы, которая метит в главные координаторы и мечтает избавиться от организаций с "чрезмерным влиянием на Мирадугу". Ясное дело, избавиться не выйдет, но узлов на хвосте навязать она может. А назревающий конфликт с Бурорами чего стоит! Старейший род монархов, если у них появятся претензии к федералам (а при умелой манипуляции фактами претензий будет много!), столько последствий набежит... Потеря контроля над военной промышленностью основных миров и общее сокращение инвестиций на треть - наименьшее, чего можно ожидать. А наибольшее... такого, пожалуй, и не вообразить. В любом случае, поссориться с Бурорами означает сделать шикарный подарок тем, кто играет против ИФИ.

Рано утром, получив по внутреннему каналу запрос, наглухо запечатанный личным кодом монархической династии, Арнес решил, что все еще спит и видит кошмар. Увы. Послание оказалось реальным, до рези в глазах, и содержало просьбу (не требование, к счастью!) объяснить причастность ИФИ к исчезновению господина Везгура. Видимо, у Буроров фактов маловато, а события давние, считай, соннардов шестьдесят минуло, вот и запрос составлен в полуофициальном тоне. Но составлен ведь!

Значит, сбежав из лаборатории, биоконструктор вспомнил кое-что из тщательно стертого прошлого. Может, луа-кристалл помог, а может, сам...

С одной стороны, Везгур - ведущий чарогенетик при дворе Буроров. Простой ученый. Один из его трудов - "Локальные генетические преобразования с целью временного изменения внешности, не поддающегося обнаружению при сканировании биополя". ИФИ вынужден был позаимствовать Везгура для своих целей, но обнаружилось, что большинство информации в его мозгах заархивировано и невозможно вскрыть блоки. Но оставленных знаний хватило на то, чтобы не уничтожать Везгура, как бесполезный материал, а использовать в некоторых проектах. Быстро обнаружилось, что, хотя биоконструктор не способен на масштабные заклинания, в манипуляции генами ему нет равных.

С другой стороны, возможно, Везгур не так безобиден, как хотелось бы, и, ничего не подозревая, ИФИ получил не простого ученого, а закодированного агента с подсознательными командами включения. Таких ребят сложно вычислять. О вживленной искусственной личности носитель не знает, а программа шпионажа включается на несколько минут или даже секунд в день. Или дремлет годами, пока не подвернутся благоприятные условия.

И, если Везгур действительно кодированный агент, он вполне мог отправлять данные прежним хозяевам, которые теперь и всполошились, заметив, что поток сведений иссяк. Надо признать, что идея Буроров не лишена изящества и сарказма. Получать новейшие техномагические разработки, переложив бремя финансирования на ИФИ, а после требовать объяснений... Гениально.

Нази осторожно вошел в кабинет, плотно закрыл дверь и постоял с минуту, вслушиваясь во что-то одному ему известное.

- Местер, я кое-что выяснил, - заговорил он, снимая очки, чтобы протереть стекла.

Это, казалось бы, нехитрое действие, гидрон при посторонних не совершал. Арнес невольно усмехнулся, вспомнив, как часто медицинские специалисты предлагали его помощнику сделать операцию по исправлению зрения. А Нази упорно отказывался, заслужив тем самым звание чудака, помешанного на примитивных вещах Очки действительно выглядели примитивно. Не потрепанно, ни в коем случае. Элегантные и стильные, подобные можно купить только в дорогих магазинах. Подобные, но не точно такие. В обычном на вид предмете столько технических и магических приспособлений, что десяток фирм-производителей шпионского оборудования обогатились бы.

Вот из-за этих очков, биочипов и наносхем, вживленных в мозг, Нази был немного био-роботом. Всего чуть-чуть. Ровно на столько, чтобы оставаться живым существом. Не искусственным. Чувствующим. Сомневающимся.

Об этом мало кто знал. Большинство сотрудников ИФИ считали Нази простым мужичонкой, который полезен шефу в течении многих соннардов вовсе не из-за каких-то способностей, а благодаря случаю. То есть множеству случаев. Счастливчик? Вряд ли. Общаться с Кодорским ежедневно - испытание не из приятных.

Но Арнес считал Нази не полезным, а необходимым. В чем-то даже незаменимым.

- ...в Линдийской звездной системе, абсолютно не скрываясь, - рассказывал гидрон. - Волновое сканирование показало, что луа-кристалл по-прежнему на астероиде, причем в активном состоянии.

- Занятно. А как астероид из Ерии попал в Линдию?

- Не без нашей помощи, местер, - признался Нази. - Хозяева запустили тетрареактивные двигатели разбитого лайнера, а потом восстановили тетон-тягу и могут теперь двигаться самостоятельно. Ирония в том, что надумай они сейчас улететь, нам их не отследить по обычным каналам. Астероид - не звездолет, ему не требуется разрешение на пересечение безвоздушного пространства. Им даже разрешение на использование ТТ-двигателей не потребовалось. Весело, правда?

- Да уж, - хмуро отозвался Арнес, - можно копыта потерять от хохота. Но эта ситуация изменится, не правда ли?

- Совершенно верно, местер. И в самое ближайшее время, - подтвердил Нази, понимавший указания шефа с полунамека.

- Очень хорошо, - кивнул пегас. - Кстати, а как и-сетевой торговец вычислил астероид в Линдии?

- Вы не поверите, местер... Он не вычислял. Он просто перепутал названия звездных систем. На его родном языке Ерия и Линдия пишутся почти одинаково...





***

- Тир, Тирра, Тиреночка! Лопни мой череп, ты похорошела с тех пор, как мы виделись в последний раз! А как помолодела-то! Не иначе тонну многоцветных на такую рожицу потратила.

Даркант Охлюбн по прозвищу "Хмыролет" прошел через кабинет, оставляя на бежевом ковре черно-бурые следы и комья грязи. Сколько лет прошло, а мужик ни капельки не изменился. Такой же неряха с мятой рожей, истертыми ботинками и затасканным плащом. Даже брюки подраны в тех же местах, что и раньше. В глазах ни страха, ни смущения. Зато самоуверенности хватит на пятерых. И как его до сих пор никто в новое рождение не отправил? Удивительно. Может, он раньше знал меру, а теперь вот забыл, обманувшись давним знакомством и ложными воспоминаниями...

Жаль, Зурения нет, чтобы вышвырнул этого мелкого вымогателя, как в тот памятный денек. Придется самой разбираться зачем "господин" Охлюбн пожаловал. Вряд ли просто так, у шантажистов (даже у мелких) просто так ничего не бывает.

- Что ж ты, огненная, не спросишь, как здоровьице у Дарканта да чем он занимается? А он не гордый, он и сам расскажет, - Хмыролет поскреб щетину и заинтересованно поглядел на обломанные ногти, но, вспомнив о собеседнице, спрятал руки в карманы. - Я теперь, огненная моя Тирра, честный детектив.

- Частный детектив?

- Не чАстный, а чЕстный. Тот, который всегда правду...

- Насилует? - не удержалась женщина.

- Говорит, - терпеливо поправил Даркант. - Правда, она любит, чтобы ее говорили.

Длинное вступление указывало на то, что Хмыролет надеется откачать приличную сумму. У нее, у Тирены. Полный урод. Раньше его чутье не подводило, не иначе постарел давний знакомый, теряет хватку, опасности не чует. А то давно бы удрал на дальний край галактики да спрятался в густой туманности. И какая продажная гадость завела его в кабинет? Ладно, раз пришел, пусть выговорится, надо же знать, что у него на уме, вдруг что-то важное.

- ...я ему в загривок глядел от самого космопорта, но близко не подходил. Я, огненная моя, осторожность ценю, а этот парень мало что расы неизвестной, так еще и чарик. Поди узнай, какого он финтушку запылит? - болтал Даркант, явно не торопясь.

Тирена поначалу ничего интересного для себя не узнала. Подумаешь, ну следил Хмыролет за каким-то странным парнем, который хотел продать что-то, ранее принадлежавшее федералам. Мало ли самоубийц по Мирадуге шатается? Торговать тем, что у Кодорского из-под копыт уведено - для этого надо быть придурком. Или покойником. Но Тирена-то здесь при чем?

Женщина так разозлилась на болтуна, что едва не пропустила главное. Нет, не то, что неизвестный чарик исчез, добравшись до цели. А то, что исчезнуть ему помог Зурений. А с ним вместе обнаружились и другие знакомые - глупая водяшка, кериз и куча w-элелей. Все до единого живые и невредимые. Сидят на астероиде, том самом, который Тирена несколько месяцев считала распыленным... И продолжала бы считать, не пожалуй к ней Даркант.

- Понимаешь, моя огненная, я не хочу, чтобы Кодорский узнал, как твой агентушка...

- Просчитался ты, Хмыролет. Зурений давно уволен. А кого он в новое рождение отправляет, зачем Кодорскому узлы на хвост вешает и во что играет, меня не интересует.

- Странненько. А мне известно, что Арнесу потребовался тот же самый астероид, что и тебе. Неужели совпаденьице? - закряхтел Хмыролет, выбираясь из кресла. - Видать, придется у самого копытного спросить...

- Вот и спроси, - разрешила Тирена, улыбнувшись. Потом не спеша достала из ящика стола плазмовик - дамский, крохотный, такой, что в ладони поместится, и трижды выстрелила посетителю в голову. - Обязательно спроси, когда вы в новом рождении встретитесь.

Разглядывая тело Хмыролета, Тирена сожалела, что поспешила. Плохо быть вспыльчивой, но против природы не попрешь, а теперь можно жалеть о содеянном хоть до вселенского пожара. Без толку. Даркант никогда безмозглым не был и наверняка, отправляясь к давней знакомой, оставил распоряжение подельникам на случай невозвращения. Придется ждать, когда с ней свяжутся, предъявят новые требования, а уже потом вычислять и устранять. Двойная работа и дополнительные хлопоты, которых можно было избежать.

Труп на бежевом ковре смотрелся плохо. И после крови без пятен не обойдется.

Надо бы заказать красное покрытие, оно, несомненно, практичнее, а обстановку сменить всегда приятно...





***

"Лужу" заполняли непривычные тишина и полумрак, хотя, как правило, в такое время здесь бушевало веселье. W-элели репетировали или просто носились друг за другом, радиалы устраивались перед головизором или выясняли, кто лучше играет в верванты, азартно гоняя шары по квадратному столу. Часто находился повод устроить шумное застолье... Словом, жизнь бурлила и затягивала в водоворот каждого, кто забредал в "Лужу". Но такого, чтобы молчал и головизор, и музыка, а из освещения горели всего три лампы, Мирольти не помнила.

В огромной гостиной, развалясь на диване, с полупустой бутылкой в руке сидел Зурений. Печальный. Задумчивый. Одинокий.

- Что случилось? - полушепотом спросила триада, оглядываясь. - Где все?

- Где-нибудь, только не здесь, - объяснил радиал. - Боятся.

- Кого??

- Меня, кого же еще? - в голосе звучали обида и злость.

Мирольти осторожно присела рядом и внимательно разглядывала Зурения. Конечно же, он не изменился внешне, разве что погрустнел. Но до сих пор никто не знал, на что способен маг-боевик, не абстрактный, а именно этот. Оказалось, много на что. Например, он может в любой момент устроить жуткое побоище, как раз днем Мирольти видела шикарный образчик. От такого зрелища у всякого в мозгах шторм поднимется.

- Зу, они всего лишь под впечатлением. Я тоже не оправилась после всех этих твоих боевых штучек, но не боюсь. Честное слово.

- Ты, малявка, видела далеко не все.

- Я не малявка! - возмутилась Мирольти. - Хватит меня принимать за ребенка, мне целых восемнадцать!

- Именно. Всего лишь восемнадцать. А мне почти девятьсот.

- Ты же радиал, а я - нет, поэтому сравнивать не честно. Я достаточно взрослая, чтобы разобраться в том, что творится вокруг. И не надо фыркать, может, я и не все видела, но и немало... - девушка запнулась в поисках нужных слов. - Да, я сегодня встретила совершенно незнакомого мне Зурения, такого, каким его даже не представляла...

- Шерд, - радиал ударил кулаком в спинку дивана и наклонился к триаде. - Водяшечка, ты что, думаешь, есть два Зурения, которые прячутся и выскакивают по мере надобности? А что, получился бы тяговый наборчик "мужик со сменными мозгами". В комплекте два популярных характера: первый - шалопай и пьяница, этакий любитель и любимец женщин, а второй наружу выползает, только если пахнет кровью. Было бы удобно, правда? А не выйдет. Есть только один Зурений. И гад, и весельчак, и подлец, и бабник, и убийца, и душа компании. Все сразу, в одном коктейле. Хочешь или нет, но я именно такой. Вот, сижу здесь и улыбаюсь тебе, а могу в буквальном смысле оторвать голову. Тебе же, - в подтверждение он схватил девушку за горло. - Не сомневайся, если понадобится, я так и сделаю. Причем, с огромным удовольствием.

Длинные пальцы огромной ручищи легко охватывали тонкую девичью шею, выстукивая на позвонках чуть сбивчивый ритм. Будто сердце колотится...

Мирольти сразу поверила, что Зурений шутя отправит ее в новое рождение. Именно так, как сказал, оторвав голову. Легко, словно выполняя что-то будничное и даже не выпуская из второй руки бутылку. А в глазах его полыхал безумный черно-алый огонь.

Беседа триады и радиала привлекла внимание обитателей "Лужи". W-элели робко выглядывали из-за колонны, опасаясь подлететь ближе. Реплики собеседников расплывались в тишине, но зрелище получилось красноречивее некуда. Домериан, помня, на что способен маг-боевик, думал, что на этот раз Мирольти защищать некому...

- А мне казалось, что я тебе нравлюсь... - обиженно прошептала водноногая.

- Конечно, нравишься, - улыбка растеклась по лицу Зурения, пальцы разомкнулись. - Я же нормальный мужик. А нормальным мужикам красивые девушки обязательно нравятся. Я бы тебя с удовольствием по два раза в день... э... не важно. Я, может, даже влюбился бы. Годков на десять-пятнадцать.

- И что же тебе помешало? - слегка ехидно поинтересовалась триада, увидев, что глаза радиала полиловели и настроение изменилось.

- Ты действительно хочешь знать? - переспросил он, прищурившись. - Хотя плевать, если не хочешь, я все равно скажу. Не желал я, чтобы ты обращалась со мной так же, как с горелкой, а потом за ненадобностью выгнала...

- Что? - возмутилась триада. - Я его выгнала?!?

- Ну, хорошо, формально Иена отправил восвояси Шент. Довольна? Только суть от этого не меняется, улетел горелка. А он тебя, водяшенька, любил.

- Любил, как же, - дернула плечиком триада. - И поэтому, наверное, отправился к продажным девицам.

- Оё! Тоже мне преступление, - радиал закатил глаза. - К твоему сведению: посещение борделя не имеет ничего общего с чувствами. Организм требовал, вот и все. Причем, мой организм, а Иен за компанию потащился.

- Не выгораживай его, - Мирольти резко отвернулась и заметила огоньки w-элелей, прятавшихся за листьями вьюна. Опять подглядывают! Ну и пусть, теперь уже все равно. Слова рвались наружу вперемешку с обидой. - О каких чувствах ты говоришь, если Иен, улетая, даже не попрощался! А я...

- Ты, Мио, самая настоящая капризная стерва, так и знай, - вскочил Зурений, нависая над триадой. - Чувства чувствами, но кроме них у Иена есть элементарная гордость. Учти, ни один мужик не станет круглосуточно унижаться ради того, чтобы ты снизошла до его извинений.

- Но...

- Какие "но"?! - взревел радиал, схватил девушку за шиворот и поднял над полом. - Ты его четыре месяца, дрянь такая, за яйца держала. Он тебе что - игрушка? Вот и сиди теперь, истекай соплями да грызи крылья... или что водноногим грызть положено. И, знаешь, я бы порадовался, кабы Иен вернулся женатым на нормальной бабе. Пусть не такой красавице, как ты, но без вывиха в мозгах.

Зурений разжал пальцы, и Мирольти шлепнулась на диван, изумленно глядя на радиала. Подобное слышать было унизительно и горько, особенно, когда вокруг столько невольных свидетелей.

- Чего это он? - перешептывались w-элели, с опаской глядя вслед уходящему магу-боевику.

- А того... Терапия у него такая, - объяснил Домериан, скорее примчавшемуся керизу, чем собратьям.





***

Мирольти ворвалась в родную комнату и заперла дверь, чтобы никто не лез с ненужными замечаниями, расспросами или утешениями. Где они все раньше были, пока Иен не улетел?

А ведь и правда, он, как Зурений сказал, может вернуться женатым...

Или вообще не вернуться...

Никогда.

И винить здесь некого... Разве что себя.

Рыбки в аквариуме, видимо, придерживались того же мнения и поглядывали на девушку с укором. Мирольти показала им язык и отвернулась. Побродила по комнате, натыкаясь на стулья и разбросанные подушки с магической вышивкой, достала из тайника аккуратно сложенную записку.

"Мне бы знать, где та звезда, на которую ты смотришь чаще всего..." - перечитала Мирольти и тихонько заскулила.

Чувства отхлынули, оставив на сердце лишь беспросветное отчаянье. Как же это случилось? Ведь Иен был так близко...

Высохший цветок сломался в пальцах, синие лепестки, подобно крохотным мотылькам, покружили в воздухе и опустились на пол. Девушка поспешно собрала их, боясь упустить даже один, и, подумав немного, сложила в огненно-алый кулон. Обычно в таких носят прядь волос или портрет любимого, но у нее остались только записка и высохшие лепестки...

Мирольти внезапно почувствовала себя идиоткой. Глупо сидеть и дрожать над мертвым цветком, когда можно было получить любовь. Иена. Разве трудно было догадаться, зачем он приходит? Почему сидит с утра до вечера, глядя в окно, не на звезды, а на ее отражение... И невероятные подарки... да какие! От них сердце захлебывалось радостью, ведь он точно знал, что порадует водноногую триаду. Если улетал надолго и не мог принести очередную коробочку сам, отправлял через посыльного.

И вот, после всего этого... что ей осталось?

Девушка надела цепочку, посмотрела на притаившиеся в огненно-алой глубине лепестки, вздохнула. А может, еще не поздно все исправить? Прямо сейчас, не откладывая, послать ему письмо... чтобы он все понял. В ее комнате тоже есть компьютер и выход в и-сеть, не нужно бежать в административный корпус, встречаться с товарищами, уворачиваться от вопросов и любопытно-сочувствующих взглядов...

Поначалу Мирольти не знала, какое послание отправлять - для полноценной трехмерной записи ей не хватало смелости, она казалась себе некрасивой после встряски Зурения. Дрожащий и внезапно чужой голос не годился для простого звукового письма. Оставалось единственное - написать несколько строчек. Но о чем? Стоит рассказывать о том, что произошло на астероиде, пока Иена не было, или сразу приступать к самому важному? И как говорить об этом важном?

Она несколько раз начинала послание, но вытирала те немногие слова, на которые решалась... Письмо выходило сухим, недостаточно теплым... Чувства и переживания никак же желали втискиваться в буквы. "Вдруг он меня успел разлюбить"? - думала Мирольти, в который раз набирая первые строки, и написанное сразу же казалось глупостью.

Промучавшись до полуночи, девушка отважилась написать совсем короткую записку...

"Ты хотел знать, где та звезда, на которую я смотрю... Она в твоих глазах, любимый... Верни ее мне, пожалуйста".

Быстро, чтобы не передумать, Мирольти скомандовала "отправить" и зажмурилась, будто совершила невиданную дерзость. Теперь поздно жалеть о сделанном, письмо обязательно дойдет до адресата.

Может, Иен его сразу получил и уже читает - прямо сейчас... и немедленно поспешит сюда...

Или хотя бы пришлет ответ.

Девушка еще немного посидела перед экраном, но так ничего и не дождалась.

На следующий день, едва проснувшись, она бросилась проверять почту. Увы... Пусто.

А вдруг письмо потерялось? Или, что ужаснее, Иен не захотел писать ответ?.. Хотя, рано переживать. Может, оно еще в пути. Как знать, в каком мире сейчас любимый и с какой скоростью там течет время?

Нужно подождать...

Заскочив на кухню и наспех проглотив булочку, триада мечтала как можно скорее оказаться в башне управления. К счастью, "Лужа" пустовала. Только над зеркалом, устроившись в мягких листьях плакучей лианы, о чем-то шептались Тавири и Канти. Девушки все больше времени проводили вместе. Примерно месяц назад они, загадочно переглядываясь и хихикая, попросили у Мирольти разрешение пригласить своего товарища. И Мирольти, конечно же, разрешила, жалея, что приглашенный всего один. Лучше бы десяток, а то и два, w-элельская компания остро нуждалась в новых лицах. Все давно поднадоели друг другу. Устойчивых пар сжилось всего две. Остальные, имея красноречивый пример в виде Дорка и Виотань, опасались искать романтику на стороне, потому что расы, подходящие w-элелям по размеру, на астероиде не появлялись.

Хорошо бы, за первым товарищем, приглашенным в гости, последовали другие... Но пока рано загадывать, пусть этот приедет. К тому же Тавири и Канти как-то его поделить должны, что уже настораживает.

Занятая этими мыслями, триада вышла в главный холл "Океана", как обычно заполненный народом. В толпе мелькнула розовоухая пушистая фигурка Шента, вызывающая умиление впечатлительных бройшен. Наверное, кериз опять бежит на причал. К нему почти ежедневно прилетают всякие странные типы неизвестного происхождения и привозят загадочные штуковины. После таких встреч он пропадает в туннелях, ведущих к двигателям, а возвращается грязный, но довольный. Видимо, снова что-то ремонтирует или усовершенствует. Неугомонный трудяга...

Поднимаясь по лестнице на третий этаж башни управления, Мирольти осознавала, что ей, в отличие от Шента, работать лень. Хотелось подумать обо всем, случившемся накануне. Желательно в тишине, чтобы никто не донимал советами и упреками.

Думалось плохо. То есть думалось, конечно, хорошо, но тревожно.

Захотелось плюнуть на все и уехать. Куда-нибудь, где нет ни пультов управления, ни подчиненных. Чтобы вокруг синее небо и настоящая река с настоящим водопадом, а не жалкое подобие, которое есть в "Луже". И еще деревья на берегах, заросших травой...

- Мирольти, - осторожно позвал знакомый голос.

- Да? - встрепенулась она, привыкшая, что компьютер к ней обращается, только если происходит что-то важное.

- Можно с тобой поговорить? Если ты не занята, конечно...

- Ну... я не сильно занята, - слегка растерялась триада. - Если хочешь, можно и поговорить.

- Спасибо, Мио, - поблагодарил компьютер и замолчал.

"С мыслями собирается, что ли?" недоумевала она. Сложно с этими искусственными интеллектами да имитациями разума. Дадарья тоже могла заявиться, чтобы поболтать просто так, но она уникальна и сама говорила, что ей нет равных. Это она выбирала и дополняла программу (или, если вдуматься, личность) для компьютера, могла в него заложить что-то особенное. А теперь он и общения жаждет, и, похоже, сомнениями напичкан...

- Понимаешь, - очнулся собеседник, - я боюсь. До ломоты в крыльях...

- Крыльях? - Мирольти не выдержала и засмеялась. Домериан перестарался, обучая программу сленгу и прибауткам. - Говори уж лучше "до ломоты в микросхемах", а то дурацки получается. Ты же компьютер...

- Я? Нет, я не компьютер.

- А... кто?

- Только не пугайся, Мио. Я - луа-кристалл.

- Отсохни мои ноги, - пролепетала она. - Тот самый, из-за которого вчера такой водоворот закрутился?

- Да.

- Понятно. А я-то думала, что у давешнего жуткого типа непорядки с головой...

- Вообще-то... этот тип - не последний. Кажется, их теперь много будет, - "порадовал" луа-кристалл. - Поэтому мне страшно. Очень страшно. Мио, не отдавай меня, пожалуйста!

- Мутная вода... мне даже неизвестно, что именно не отдавать.

Девушка запустила пальцы в волосы и уставилась в пол. Луа-кристалл... она никогда о подобном не слышала. Кредитные кристаллы - да. Фотокристаллы - тоже да. Энергетические, информационные, новостные, литкристаллы и видеокристаллы... десятки типов и модификаций. И ни один из них не разговаривал самостоятельно. То есть они издавали разные звуки, если разработчики встроили соответствующие наносхемы и заложили нужные функции. Но писк или простенькие фразы-инструкции слишком отличаются от речи, достойной высшего разумного. Видать, этот луа-кристалл что-то очень необыкновенное.

- Слушай, рассказал бы, что ты такое.

- Я и сам не знаю.

- Чудно... - вздохнула Мирольти. - Ты - неизвестно что или кто, но рисуешь мне штормовой горизонт и обещаешь, что за тобой прилетит куча психов, не хуже вчерашнего... А вдобавок просишь моей защиты... Нет, я не отказываюсь, но... я должна хоть немного представлять, что происходит!

- Я тебя понимаю.

- Очень хорошо. Тогда давай разбираться вместе. Ты что-нибудь о себе знаешь?

- Конечно. Знаю, что я - живой. У меня нет рук и ног, как у тебя, а говорю и слушаю, только подключившись к какому-нибудь прибору, например к этому компьютеру. Но зато я могу думать, чувствовать, выбирать, хотеть или не хотеть... И не хочу я снова оказаться там, где меня создали. В лаборатории.

- Очень информативно, - разочарованно сказала девушка. - Ну, хорошо, а какой ты?

Ответ появился в воздухе огромным, слегка расплывчатым изображением.

"Выглядит, как бриллианты на прошлогодней выставке, хотя те были мельче и без пульсирующих трубочек внутри", - подумала триада.

- Это в натуральную величину? - на всякий случай уточнила она. И тут же получила ответ - плавающий в воздухе кристалл уменьшился до размеров кулака, правда, кулака Зурения, а вовсе не ее самой. - Ладно, тут все ясно. А где ты сейчас? Внутри пульта?

- Нет, что ты! - перед Мирольти возникло новое изображение, в котором угадывался астероид, а в каменных недрах мигал крошечный огонек. - Я вот где...

- Ничего себе! Ты как туда попал?

- Зарылся... вплавился... Не знаю, как сказать. Но это не сразу. Сначала мы... То есть я и Везгур...

- Кто?

- Он биоконструктор, который участвовал в моей разработке. Мы прилетели на астероид, а когда заметили погоню, я спрятался...

- Оё, - всплеснула руками триада, не заметив, что и сама использовала словечко Зурения. - Тут еще и погоня??? Слушай, давай ты расскажешь все по порядку. Начиная с лаборатории...

Повествование то и дело прерывалось, детали и события бестолково перемешивались, словно луа-кристалл волновался. А может, и правда волновался, хотя уверял, что ему раньше не приходилось о себе рассказывать, отсюда все сложности. Постепенно он успокоился, и Мирольти кое-что узнала.

Луа-кристалл был создан в лабораториях (похоже, секретных) института федеральных исследований. Над проектом трудились светила в области генетики и магии, а наблюдал за ходом работ местер Кодорский лично. Судя по всему, луа-кристалл был задуман как... нет, не оружие. Вернее, не только оружие, скорее, волшебная палочка с интеллектом. Девушка искренне удивилась, зачем ИФИ нужна такая вещь? Федералы и без нее все могут, недаром же ведомство Кодорского называют всесильным. Луа-кристалл ответить на это не мог, зато очень возмущался, что ему сильно ограничили возможности.

- Ограничили? А что ты умеешь делать?

- Еще не знаю толком, но того, что раньше мог, уже не умею. Может быть, пока не умею. Надо разобраться, что мне осталось и как восстановить остальное... Понимаешь, я мало успел попробовать...

"Скромный" перечень впечатлял. Среди всего прочего оказалось, что именно луа-кристалл заставил лайнер врезаться в астероид.

- Зачем? - не выдержала Мирольти и заметалась от окна к двери.

- Не хотелось, чтобы меня нашли те, кто летел в лайнере. Надо было решать эту проблему, а я не знал как. Обычно мне говорили, что делать, пока я не научился управлять своими возможностями, но в этот раз подсказывать было некому. Пришлось искать выход, заглядывая в чужие мысли. И выход нашелся. Получалось, что проблема исчезала, если устранить одну из ее составных, а ими были я, группа, находившаяся на астероиде, и группа, пилотировавшая лайнер. Себя устранять было бы глупо, я хотел продолжить существование. Оставалось выбрать, кого убивать...

- Но... убивать - это ведь... плохо!

- Правда? Гм... А многие так не думают. Для Зурения это работа. Для Шента - необходимость...

- Как, - девушка остановилась в центре помещения, - разве Шент?..

- Да. Он убивал.

- А...

- Иен - нет, но при некоторых обстоятельствах мог бы. И не только он, но и все остальные. Ты, кстати, тоже.

- Нет! Я бы никогда...

- Мио, я не хотел тебя обидеть! Я всего лишь сканировал мысли... каждый может лишить жизни себе подобного, вопрос только ради чего. У тебя моральный барьер высокий, но не бесконечный. А у меня его нет вообще. Не поставили. И мне было интересно, что это такое - убивать.

- И как? Понравилось? - горько спросила Мирольти.

- Не знаю, - честно ответил кристалл. - Я не успел разобраться, пришлось израсходовать много сил, чтобы пережить столкновение. Последнее, что я помню, это осколки сознаний пилотов, управлявших лайнером... Их было семеро. Они умирали очень больно...

Луа-кристалл затих, а Мирольти не решалась подгонять расспросами.

- Больше я ничего не запомнил. Отключился, наверное. А когда очнулся, вокруг многое изменилось... Даже ты стала немного другой.

Конечно, другой. Раньше жилось светло и радостно, а теперь сердце будто в паутине...

- Мирольти, я боюсь. Пожалуйста, не бросай меня!

Хорошенькая просьба! С одной стороны, жалко несчастное существо, а с другой стороны - мало ли на что оно способно? Ему вон убивать интересно. Им же нельзя управлять... Или можно?

- Ну, вообще-то есть способ, - признался кристалл.

- Погоди, ты сейчас тоже читаешь мои мысли? - ужаснулась девушка.

- Да, и не только твои... я все время их слушаю, очень интересно!

- Так нельзя! - убежденно сказала Мирольти. - Когда ты искал подсказку для спасения, это еще как-то можно понять и оправдать, но постоянно копаться в чужих мозгах...

- Хорошо, не буду, - пообещал луа-кристалл. - Просто многие часто говорят не то, что думают.

- Конечно.

- А как же ты узнаешь, что они думают?

- Никак. Я не телепат и мысли читать не умею. Но даже если бы умела... в общем, в таких случаях надо спрашивать разрешения...

- Это неудобно, - разочарованно признался луа-кристалл после небольшой паузы.

- Ничего не поделаешь.

- А как же я тогда узнаю, что за мной прилетели?

- Во-первых, я тебе скажу. А во-вторых, ты очень маленький и глубоко зарылся, тебя не найдут.

- Найдут, если узнают, где искать.

Девушка устало потерла глаза и вздохнула. Мало ей своих проблем, еще и чужие добавились. Но луа-кристалл все-таки живое существо и, по сути, ребенок. Несмышленый совсем, зато с такими возможностями, что страшно становится.

- Извини, я не могу обещать, что все уладится и будет хорошо, - осторожно сказала она. - В последнее время от меня ничего не зависит. Но я постараюсь сохранить наше знакомство в секрете. Только, пожалуйста, не делай глупостей...

Луа-кристалл пообещал. А Мирольти засомневалась, что он понимает, о каких глупостях шла речь...

Остаток дня прошел в обычных заботах, и девушка почти забыла о диковинном собеседнике. Она пропустила обед и ужин, а разволновавшемуся Шенту наплела кучу нелепых отговорок. Вряд ли он поверил, что его драгоценная подопечная сыта, но донимать не стал, и на том спасибо. Мирольти покинула административный корпус поздно, когда, по ее расчетам, друзья отправились спать.

Расчет оказался неверным, у водопада сидели Дорк и Виотань. Но эти двое искали уединения и в полумраке не заметили Мирольти. Сейчас они проглядели бы и дракона, вздумай тот заглянуть в гости.

Триада порадовалась отсутствию других w-элелей, особенно Домериана, так любящего комментировать увиденное.

"Хотя бы у Ви все хорошо, - подумала она, но сразу поправила себя: - Относительно хорошо. Разница в размере никуда не исчезла. Интересно, когда-то Зурений говорил, что знает уменьшающее заклинание, может, стоит Дорку попросить..."

Наткнувшись в темноте на что-то мягкое, Мирольти ойкнула, не сообразив, что всего лишь столкнулась с Шентом, терпеливо поджидавшим у двери. Заверив (в который раз!), что она "не голодна" и "не заболела", шагнула в комнату и оглянулась на застывшего в проеме кериза.

- Заходи, если хочешь, - пригласила девушка, зная, что Шент никогда не переступит порог чужой комнаты без разрешения.

Устроившись на краешке мягкого стула, он настороженно рассматривал Мирольти, дергая вибриссами. Его явно что-то тревожило. Раздумывая, с чего начать разговор, он постукивал лапкой по носу. Триада покорно ждала и дрожала от волнения, опасаясь, что предстоящая беседа потребует невероятных душевных усилий. Но время шло, а кериз продолжал молчать.

- У тебя что-нибудь случилось? - не выдержала девушка.

- Нет. Я хочу понять, что с тобой происходит.

Мирольти вздохнула и покосилась на аквариум. Глупые рыбы лениво взмахивали плавниками и пялились на хозяйку, словно тоже интересовались ответом.

- Шент, это правда, что ты прогнал Иена?

- Неужели знание ответа на этот вопрос сделает тебя счастливее?

- Перестань! Зачем ты его прогнал?

- Вопрос поставлен некорректно. Правильнее спросить, почему я не отправил его раньше. Надо было сразу, не ждать. Но тяжелые роботы и пилотские знания оказались весьма кстати...

- То есть ты позволил ему остаться, чтобы использовать?..

- Да.

- Что же ты поторопился? - ядовито спросила девушка. - У нас работы еще на трех Иенов хватит...

- Мне было противно смотреть, как ты унижаешь парня...

- А мне было приятно смотреть, как он тебя избивал?! - возмутилась Мирольти, внезапно рассердившись.

Мало ей Виотань и Зурений наговорили, теперь к ним еще Шент примкнул! Не иначе, как сговорились. То молчали несколько месяцев, будто темы такой вообще не существовало, то вдруг прорвало всех... И каждый обвинить норовит, ах, какая негодяйка, обидела несчастного, который больше суток на письмо ответить не может!.. Болван равнодушный! И за него все заступаются, как за ребенка, будто это не он Шента почти в новое рождение отправил.

- Тоже мне герой, нашел беззащитного, чтобы удаль свою показать...

На этот раз возмутился Шент.

- Это я беззащитный? - он вскинул лапку, выпуская неожиданно длинные когти. Мирольти отшатнулась, такими можно проткнуть насквозь двух Иенов, не то что одного. Кериз нехорошо усмехнулся и продолжил говорить. - Это не оружие, но действует лучше, если правильно пользоваться.

- Но Иен об этом не знал, - задушено пискнула Мирольти.

- Это ты не знала, а он даже на себе испытал. Я мог бы... - слова "его убить" не прозвучали, но Мирольти их почувствовала. - Впрочем, наши с Иеном разногласия к делу не относятся, - остановил себя кериз. - Я думал, что у тебя дедов характер, чуткий и душевный, а оказалось... Кажется, я напрасно повторяю то, что Зурений тебе вчера уже объяснил.

- Вот именно, что вчера. Ты пойми, Шент... я же раньше... не знала, что Иен тоже... любит...

- А кто тебе мешал его хотя бы выслушать?

Девушка села на пол и уткнулась лицом в колени.

- Я тебя как друга прошу, уйди, пожалуйста...

Негромкий шелест задвигающейся двери возвестил, что ее желание выполнено. Наконец-то можно запрокинуть голову и пожаловаться звездам на несправедливость. Разве Мирольти виновата, что жить сложно? Каждый норовит вытворить что-нибудь непредсказуемое и говорит такое, от чего можно запутаться в самой себе. Может, она действительно превратилась в циничную стерву? Хоть кто-нибудь, скажите, что это не так! Но в комнате никого не было, кроме рыб, корчивших осуждающие рожи, и девушка лишь в последний момент удержалась, чтобы не запустить в аквариум туфелькой.

Некстати замигал комм. Отвечать не хотелось. Разговаривать с Дупазом, когда такое настроение... Но, поглядев на мерцающий огонек, так похожий на глаза давнего товарища, Мирольти решила ответить. Наспех утерев слезы, она произнесла "привет" и всхлипнула, не удержавшись.

- Что случилось, Мио?

- Мне так плохо, - пожаловалась она. - За последние дни мне столько всего наговорили... чувствую себя настоящей мерзавкой...

- "Наговорили" - не показатель. У каждого в жизни бывают тяжелые дни, у тебя, у других... Ты - добрая и отзывчивая.

- Думаешь? - горько усмехнулась девушка.

- Знаю.

- Спасибо, - Мирольти всхлипнула еще раз, но тихо, чтобы комм не принял этот звук за часть диктуемого текста.

- Мио, хочешь, я переключусь на видеоканал?

Триада ужаснулась. Да, увидеть товарища и услышать знакомый голос было бы здорово, но видеоканал через суб-эфир из пятитар знает какой галактики Дупаза разорит.

- Не стоит, обойдусь. Если честно, сейчас я ничего не хочу.

- Обычно, когда говорят "ничего не хочу", подразумевают, что хотят чего-то недосягаемого. Такого, что быстро получить нельзя... или вообще нельзя.

Девушка свернулась калачиком на постели и пристроила рядом на подушке мигающий разноцветными огнями комм. Дупаз прав, ей хотелось именно того, что получить нельзя...

Вернуться на десяток месяцев назад и пережить их начисто.





***

Пятен на бежевом ковре прибавилось. Тирена, шагая к затемненному окну, с удовольствием вогнала острый каблучок в теплый живот свежего трупа. Второго за последние три дня. Что-то она стала раздражительна, это плохо отражается на цвете лица, и морщины проступают быстрее... Надо бы поберечь себя, а приходится выполнять грязную работу, потому что толковых помощников найти сложнее, чем построить базу МПП. Разбаловалась она с Зурением. Вот кто был исполнительным парнем, мечта, а не помощник. Напрасно она поспешила с его увольнением, сейчас бы наслаждалась тишиной и чистым ковром...

Неплохо бы вернуть Зурения, раз уж он остался жив, сволочь радиальская... Пожалуй, даже с улучшением условий гм... труда, мужик того стоит. И первым делом пусть разберется с водяшкой. Или нет, малявка подождет. Сначала надо отыскать Иена.

Тирена облизнулась, вспомнив лицо огненногривого, и в груди полыхнуло - томительно, страстно. Она сама накажет этого мальчишку за то, что сбежал, и объяснит, как плохо быть гадким. А он выслушает каждое слово. Мужчины слушают внимательно, если скованы или крепко связаны. Даже очень сильные и гордые мужчины. И не только слушают, но и запоминают, впитывают...

А потом становятся покорными и смирными. Но не сразу! Ни в коем случае не сразу, укрощать - это так приятно.

Особенно таких, как Иен.

Тирена улыбнулась и поняла, что уже совсем не сердится. Напротив, она готова подарить ему капельку ласки: чуть прокусить ухо, прошептать пару нежностей, понятных только огненногривым триадам, и слизнуть выступившую кровь...

- Ваш онпу, бройшен, - впорхнула в кабинет секретарша, пропуская робота с чашкой дымящегося напитка и тщательно избегая смотреть на труп.

- Хардот, - выругалась Тирена, злобно глянув на миловидную подчиненную. И количество трупов удвоилось.

Мерзкая девчонка! Такие мечты испортила...

Недовольно поморщившись, Тирена взяла у робота чашку и задумалась, кому поручить уборку кабинета. Помнится, кодор службы правопорядка - славный малый, не без пламечка в черепушке. Понятливый и сговорчивый, он придумает и куда трупы деть, и как преподнести исчезновение нескольких граждан. Было бы вознаграждение...





***

Накручивая темно-бирюзовый локон на палец, Мирольти изучала запись, присланную из дому, чуть рассеянно вглядывалась в осенний пейзаж и вспоминала запах облетевших с деревьев листьев. Их всегда было много, и, если сгрести большую кучу, можно было зарыться в оранжевое с желтым кружево... Как жаль, что на астероиде нет ничего подобного.

- Мирольти... - услышала она за спиной и вздрогнула.

У двери стоял Зурений. Вряд ли он старался тихо войти, скорее, это девушка, задумавшись, не услышала шагов.

- Ты... - испуганно выдохнула она, прижимая руки к груди.

- Я по делу, - сразу же объяснил радиал свое появление.

Похоже, он вообще перестал выбираться из своей комнаты без причины. Утром триада узнала от Домериана, что Зурений даже завтракать не вышел, чтобы не смущать окружающих Или не желал видеть, как от него шарахаются.

- Сядь, пожалуйста, - попросила Мирольти.

Он плюхнулся в кресло, закинул ногу на ногу и слегка вызывающе рассматривал триаду, ожидая неприятного разговора. Сквозь напускное равнодушие проступала обида. Или, может, не обида, но разочарование - несомненно. Видимо, отношение товарищей его задевало.

- Зу, - триада улыбнулась, - я только хочу сказать, что для меня ты все равно останешься другом. По крайней мере, пока не оторвешь мне голову.

- Спасибо, Мирольти, - растрогался Зурений. - Ты извини, что я тебя напугал. Просто не сдержался...

- И правильно не сдержался, - девушка обняла радиала за шею. - Жалко только, что не раньше. Я ему написала, а он не отвечает...

- Что именно ты написала?

- Все... То есть я думаю, что Иен поймет... Но, кажется, уже поздно.

- Может, и поздно, - кивнул Зурений, усаживая Мирольти к себе на колени. - А может, и нет. В любом случае, ты кое-что вынесла из этой ситуации.

- Мне не нужно кое-что, неужели ты не понимаешь? - прижавшись к радиалу, она закрыла глаза и торопливо заговорила, пока хватает смелости и есть кому слушать. Ей давно хотелось выговориться. - Вы же знали, и ты, и Шент, и... да все! Почему же вы не сказали нам? Мы бы с Иеном...

- Э, нет, водяшечка, в романтику надо играть самостоятельно. Если тебе, конечно, важен результат.

- Тебе легко говорить, Зу, а у нас с самого начала все пошло неправильно. Мне Иен сразу понравился... И я ему... то есть, если вспомнить, когда он начал присылать подарки... Зачем же нужна была эта таинственность дурацкая, которая привела неизвестно к чему? Я думала, что... у меня все безответно. Не принято у нас, водноногих, чтобы девушка первой говорила о чувствах. Почему он хотя бы разок не пригласил меня погулять?

- Он боялся.

- Кого? Неужели, как все, Шента?

- Не кого, Мирольти, а за кого, - поправил радиал. - Он за тебя боялся.

- Зачем? Я же не маленькая... И вообще, что плохого могло случиться из-за того, что мы...

- Да что угодно, - ответил Зурений, пересаживая девушку в стоящее напротив кресло. - Видишь ли, Иен отказался тра... э... отверг недвусмысленное предложение Тирены и назвал ее похотливой самкой. Это не дословно, но подобных вещей он наговорил выше крыльев. Недержание искренности у него случилось. Тирена искрила от злости, а горелка добил ее, сообщив, что любит другую.

- Откуда ты знаешь? Ты что, присутствовал?

- Не лично, к счастью. Я был избавлен от некоторых подробностей жизни этой... - чтобы не выругаться, Зурений скрипнул зубами. - Этой "бройшен".

- Зачем же так? Она не виновата, что влюбилась.

- Оё... Какая же ты счастливая, водяшечка, - с грустью и завистью произнес радиал, - ни пятитара в этой жизни не понимаешь. Да ни о какой любви речи не шло, у Тирены чувства давно отмерли за ненадобностью. Но услышав отказ, она чуть хвост себе не отгрызла!

- У огненногривых не бывает хвостов, - нахмурилась Мирольти.

- Я образно выражаюсь. Баба от злости готова была свой кабинет спалить. Надо же, какой-то нищий бродяга посмел ее не пожелать! Да Тирену лет двести так не оскорбляли. И хорошо, что она сразу твоего имени не узнала, иначе лично задушила бы. Иен, безмозглый идиот, потом не знал, как тебя спасать, а всего-то и надо было вовремя заткнуться. Пожил бы с Тиреной пару месяцев (дольше эта баба мужиками не интересуется) и получил бы взамен кучу многоцветных, дом, новый звездолет, отличную работу и полную свободу...

- Такого не может быть... - триада недоверчиво мотнула головой.

Зурений удержался от возражений, только приподнял бровь, словно говоря "поживи с мое - не то еще увидишь". Минут десять прошли в тишине, радиал забавлялся коммом, а Мирольти разглядывала узор на юбке.

- Ой, Зу, - спохватилась девушка. - Ты, кажется, по делу пришел...

- Точно, - подтвердил он. - Но, к сожалению, это не срочное дело.

- То есть, лучше бы оно было срочным?

Зурений кивнул и объяснил, что планы на будущее слегка изменились. Нужно готовить астероид к отлету из Линдии. Первый шаг - избавиться от гостей. Если не принимать новых постояльцев, через восемь дней мотель опустеет. А может, и раньше, если сработают распущенные слухи. Какие, радиал предпочел скрыть, только ухмыльнулся, и зеленые искры блеснули в озорных глазах.

- До сих пор мы думали о том, как заманить постояльцев... Зачем же нам вдруг их распугивать, да еще какими-то слухами? - недоумевала Мирольти.

- Оё... Неужели забыла, какой милашка заходил к тебе поболтать? Он четко и недвусмысленно дал понять, что твоим астероидом интересуются федералы и лично Кодорский.

Девушка сразу вспомнила, о чем говорил луа-кристалл, и мысленно дала себе подзатыльник. Разве можно быть такой легкомысленной? Она последние часы вспоминала Иена и упреки друзей. Все остальное незаметно отошло на второй план.

Вот и сейчас, задумавшись, она пропустила добрую половину того, что рассказывал Зурений. По его словам, чтобы удрать от федералов, есть всего три достойных выхода, причем Мирольти прослушала, какими были два первых. Что-то связанное с новыми документами... А последний - вместе с "Океаном" перебраться в соседнее измерение через нелегальный межпространственный туннель. Этот вариант оказался наилучшим. Во-первых, Шент устроил что-то особенное с тетон-тягой и двигаться астероид сможет быстрее многих звездолетов. А во-вторых, Зурений много лет на МПП работал и знает, как пройти нелегальный МП-туннель без особого риска. Но этот же путь таил самую большую опасность - элементарно не успеть... В первую очередь нужно избавиться от постояльцев, а уже потом отправляться в дорогу. Но, если все пройдет гладко, через сутки полета астероид окажется возле МП-туннеля.

- ... а в соседнем мире затеряться будет попроще, - закончил радиал.

- Почему нельзя все бросить и бежать прямо сейчас? - триада недоуменно подняла взгляд на Зурения.

- Мио, ты когда-нибудь пыталась удрать от служителей порядка, обычных, городских, не галактических даже?

- Нет...

- Видишь, опыта у тебя никакого, про малявок я вообще молчу. Чтобы вас быстро переправить в безопасное место поодиночке или небольшими группами, нужны время или огромные деньги, а еще лучше и то и другое. Путешествовать всем вместе - глупо, мы будем слишком выделяться. Но самое гнусное, - пожаловался Зурений, - неизвестно, сколько у нас времени. Может быть, уже поздно что-то делать и моя голова через секунду разлетится от выстрела. А может, все обойдется. Черверукий с Кодорским не связан и действовал сам по себе.

- Ты уверен? Он же мог тебя обмануть...

- Водяшенька, я умею добывать правдивые ответы на свои вопросы. Если луа-кристалл действительно был на астероиде, от нас не отцепятся. Но, скорее всего, это ИФИшное сокровище потеряли в другом месте. Или, может, федералы давно обнаружили свою потерю, а длиннорукий купил устаревшие сведения. В жизни всякое бывает, так что расслабься. Все будет хорошо.

Девушка хотела сказать, что ничего хорошего как раз не будет, потому что луа-кристалл точно на астероиде, но вспомнила данное обещание и промолчала. Наверное, глупо. Зурений в первую очередь должен знать... Или нет? Он и сам наверняка многое утаил. Но если желтоглазый действительно не связан с Кодорским, может, и правда все утрясется?

Иначе придется бежать неизвестно куда... И тогда Иен не сможет ее найти...





***

"Я - око, смотрящее в каждого из вас", - гласила высеченная на фасаде надпись. Арли Машес ненавидел эти гигантские буквы, выступавшие из стены метра на два прямо над окнами кабинета и заслонявшие свет. Еще больше он ненавидел вид на казармы с пестрыми крышами из пластикрита, доставшимся армии от завода-банкрота. При взгляде на разноцветные куски покрытия сверху, открывался непристойный рисунок. Машес каждый месяц отправлял провинившихся перекрашивать казарменные крыши, но краска на пластикрите держалась отвратительно и через дней пятнадцать взору Машеса открывалась все та же цветастая непристойность. Остальных скабрезный пейзаж смущал меньше - кабинеты подчиненных находились ниже, а ракурс имел значение.

Но самую большую ненависть Машес питал к своему кабинету. Серый, унылый и никаким оформительским изыскам этого не скрыть. Пятьдесят шагов вдоль, двадцать восемь поперек. Три окна-глазницы не открываются никогда (в целях безопасности). Семь углов, две колонны в центре. По периметру - желоб, похожий на кровосток...

Дурацкие архитектурные каноны, кто их завез в Линдию? И почему они прижились только в государственных учреждениях? Была бы воля Машеса, он бы выстроил шикарный замок, как в магических городах, и засел бы в самой высокой башне, поплевывая сверху на мир... Красота!

А то выходит - дорвался до власти, столько политических трупов позади оставил, и ради чего? Домой - и то не тянет. Дома эта... самка высокородная.

Вспомнив супругу, Машес зарычал, метко отправил окурок в утилизатор и вытер лысину салфеткой. Угораздило же его жениться на сестре президента... Теперь ни развестись, ни грохнуть ее, гадину. Мерзавка умудрилась потратить на себя гигантскую кучу деньжищ, влезла в баснословные долги, заложила все, что могла. И что не могла, тоже заложила. А куда она деньги тратит? На морду, шевелюру, фигуру... ей почти семьдесят, а выглядит, как девчонка. Паскудная девчонка, у которой муж - почти старик. Юный муж ей ни к чему, у нее прорва молодых любовников немыслимых рас и возможностей.

Арли шагал по кабинету под надоедливый аккомпанемент, от которого давно мечтал избавиться. "Нку-чак, нку-чак" - щелкал искусственный сустав левой ноги. Стоит немного разволноваться, и организм бунтует против имплантанта, чего-то нужного для нормальной работы механизма вырабатывается меньше. Или больше. Арли из объяснений врача понял только одно: чем больше нервничаешь, тем сильнее будет щелкать проклятый сустав. Анекдот на всю Мирадугу, гидрон не сумел вырастить себе крохотный кусочек ноги. Целую ногу - смог, отстреленное ухо - пожалуйста. А вот нарвался на мину с колдовской начинкой, и все.

Нку-чак, нку-чак. Пятьдесят шагов вдоль, двадцать восемь поперек, вот и весь кабинет. "Скромности нам не хватает", как говорит пожизненный президент Линдии, а сам сидит в кресле, инкрустированном аваринами, изумрудами и еще кучей пятитар знает каких камней, но обязательно драгоценных.

Машес остановился перед зеркалом, недовольно поглядел на отражение. Неплохо для шестидесятилетнего гидрона: плотный и еще не дряхлый... Но многие видят только то, что он чуть сутулый коротышка. А как бы он еще поместился в кабину "шкурика"? Не того боевого монстра, которые нынче таскают экипажи с тремя пилотами, а самого первого, куда втискивался один солдатик. И если у бедолаги были широкие плечи, то ему удавалось всего лишь вертеть головой...

Пожалуй, Машес - единственный во всей линдийской армии, кто воевал, да не где-то в глухомани, подавляя мелкие восстания. В двадцать лет он участвовал в легендарном освобождении Стаганты и лично уничтожил три неприятельских города. Жаль, слава завоевателя досталась другим, а ему пришлось уносить башку на край вселенной...

Кто-то мог подумать, что жизнь у Машеса сложилась удачно. Военный без особых заслуг и регалий теперь управляет целой армией. Пусть не действующей, но все-таки армией! А чванливые нус-арли, тан-арли и прочие нижестоящие чины знают о боях лишь понаслышке, в Линдии-то лет сто пятьдесят не было сражений, даже мелких. Потому что войны вредят туризму, а туризм - единственное, на чем держится экономика всей этой идиотской звездной системы.

И где, скажите, нормальному мужику потешиться?

Вот и осталась Машесу одна радость. Или слабость. Девочки. Ну, в крайнем случае, девушки, главное, чтобы наивные. Таких по глазам вычислить можно, по взгляду, по умению смущаться от почти невинных слов и жестов... Арли, шутя, распознавал этих малышек - опыт-то какой!

Только один раз пролет вышел, на целую галактику пролет. С триадочкой водноногой-синевласой.

Встретив ее на каком-то благотворительном вечере, Машес понял - она то, что надо. Красавица редкая, неиспорченная. Восторженное дитя с огромными грустными глазищами. От вожделения он целый вечер нес какую-то чушь и все раздумывал, как бы поскорее заполучить девчонку, пока никто не опередил...

Эх...

Зачем малышке, которая не важная персона и не венценосная особа, нужен охранник маг-боевик, кто-нибудь знает? Вот и Машес не знал. Его собственный телохранитель оказался настолько жалок, что в одно мгновение вылетел за дверь. Вместе с хозяином.

Такую выходку арли прощать не собирался и в первую очередь собственному телохрану. Но это развлечение продлилось несколько секунд, что, конечно же, слишком мало. Надо было не самому за плазмовик хвататься, а поставить мужика вместо мишени, чтобы новобранцы потренировались.

Лишившись телохранителя, арли поскрипел зубами и решил дальше действовать не спеша. Оставалось решить, кем заняться прежде - очаровательной малышкой или наглым боевичком-волшебничком? В обоих случаях потеха ожидалась знатная. Но за Машеса все решил случай. Мирольти позвонила сама и попросила о какой-то мелкой услуге, а потом согласилась на встречу. Все складывалось так удачно, что бравый арли потерял голову и забыл выяснить подробности девичьей просьбы. А просила она освободить того самого наглеца-радиала. Хороша ирония! У него, у Машеса, были в руках и тот, и другая, а он так опростохвостился! Да еще и не огорчился, предвкушая встречу с юной красоткой.

Только вот красотка оказалась не такая невинная, как почудилось. Ее даже связывать не пришлось. Девица устроила ему сеанс показательной случки, после добровольно переключилась на охрану, а на обратном пути ублажала пилота...

Машеса который день терзало гадостное чувство. На лице поселилась брезгливая гримаса, будто пришлось коснуться чего-то омерзительного. Как он мог так просчитаться?

Любые воспоминания о триаде причиняли боль, и на время забылся даже наглец-радиал.

А вдобавок еще и голова раскалывается после вчерашнего позора. Напиваться в родном кабинете - такого с Машесом давно не было. Нет, такого никогда не было! Закусывать полусдохшей колбасой, украденной из запасов охранников и разложенной на единственном подходящем листке - письме президента. Ничего другого в кабинете не нашлось. Бумага ручной работы покрылась жирными пятнами, из которых насмешливо щерились государственные вензеля.

Пить Машес мог долго, пока не переставал соображать, вот он и пил. Всю ночь. А проснулся за полдень, в нижнем белье, под столом в обнимку с утилизатором. Мундир нашелся не сразу, но нашелся - чистый, выглаженный... видимо, кто-то из подчиненных сжалился, все мужики, все понимают, что иногда так прикрутит, что впору из окна вниз головой, а окна в целях безопасности...

Но от мерзости в душе пьянка не спасла.

Оставалось радоваться, что срочных дел нет и основную массу работы выполнят подчиненные. Себе же арли оставил (для разнообразия) только личную почту.

Кристаллы, кристаллы, самонаводящиеся голограммы, бумажные послания и снова кристаллы. Маленькие, большие... с розовой насечкой - от жены, с темно-зеленой - от инспектора астронадзора...

Вы приглашаетесь... торжественный ужин в честь... (в мусор);

Напоминаем, что ваш долг... (в мусор);

Дружеская попойка... (гм, еще не скоро, увы, увы, отложить);

Просим извинить... по техническим причинам... задерживается (в мусор);

Любезный зятек... (в мусор! и руки вымыть... и стаканчик опорожнить);

Маги-боевики... способны менять внешность... (гадость рекламная, в мусор);

Машес, глянцевый череп, трикердык тебя в задницу и пулю в... ты где шлялся... (это тебя, Руни, трикердык; в мусор!);

Уважаемый... вы уверены, что... в компании настоящей бройшен Мирольти? (ничего себе шутки! это кто же такой информированный? найти и накормить дерьмом);

Настоятельно рекомендуем... проверить разрешение на эксплуатацию... оснащенного ТТД...

Стоп!

Машес осторожно, чтобы не расплескать мысли, выбрался из кресла и закружил по кабинету. Нку-чак, нку-чак. Пятьдесят шагов от стены до стены. Когда ноги двигались, лучше соображалось.

Многие называли Машеса тугодумом и поговаривали, что не будь он женат на сестре президента, никогда бы не дослужился до арли. Но сам Машес, конечно же, считал иначе. Военному не всегда нужно думать быстро. Военному нужно быстро и правильно выполнять приказы, а лишние мысли этому вредят.

"Если тебе дана голова, в ней должны быть зубы", - говаривал отец Машеса. Про мозги ничего не упоминалось, и сын привык добиваться цели силой и настойчивостью. Но сейчас требовалось именно подумать. Выходило, что Мирольти была фальшивая, а вовсе не та, которую хотелось получить... Стыд-то какой! Его, Машеса, обманула простая малышка! Да, пожалуй, сам он не догадался бы о подмене, в Линдии магию используют редко и только ради важных дел, а здесь такой пустяк... Явно телохран девчонки постарался.

Ничего, если что-то не отдают добровольно, Машес заберет недополученное сам. Надо только решить как.

Гм... что там писали о разрешении на эксплуатацию ТТД? Ничего, бройшен Мирольти, ты еще ко мне прибежишь! Или приползешь...





***

Зурений третий час рыскал по и-сети, а триада шарахалась от пульта всякий раз, когда звучал сигнал вызова. Тревожные мысли крутились вокруг луа-кристалла, Иен не ответил. Вдобавок многих служащих возмутило грядущее увольнение. Или сработали распущенные магом-боевиком слухи, как знать? Мирольти, не ожидавшая столь быстрой реакции подчиненных, с трудом отбивалась от недовольных и разгневанных...

Кое-как успокоив самых крикливых, она отключила внутреннюю связь. Какое счастье, что нанятые администраторы и управляющие сидят в других комнатах, иначе и с ума сойти не долго.

- Все, Зу, хватит. Идем обедать. Я приготовлю что-нибудь такое... - девушка мечтательно закрыла глаза. - Хочу, чтобы все как раньше собрались за одним столом. И никакой грусти.

- Боюсь, некоторые предпочтут умереть с голоду, только бы со мной в одной комнате не сидеть.

- Плевать. Значит, будем обедать вдвоем, а кому не нравится, пусть слюной захлебнется. Хочешь, я сделаю твое любимое мясо по-тиугански?

- Эх, водяшечка, иногда я от тебя без ума! - Зурений подхватил ее на руки, закружил и вдруг жарко зашептал, касаясь губами то шеи, то мочки уха. - А давай, раз уж горелки нет, проведем время с пользой. Я открою тебе настоящее блаженство. Ты ведь до сих пор не знаешь, на что способны мужчины...

Мирольти чувствовала, что бессильна против волнующего чувства и дурманящих волн, рожденных внутри, где-то между разумом и страстью.

- Отпусти меня, - попросила она, понимая, что на этот раз не вырваться самой. Почему они вдвоем, свет тускнеет, а холодный каменный пол стал мягким и теплым? И никто не пришел, чтобы избавить ее от этой притягательной опасности. - Зу, вот сейчас я боюсь тебя по-настоящему...

- Разве ты меня боишься, Мио? Ты себя боишься...

Его поцелуи становились все более дерзкими, сильные руки ласкали тело так, что сердце расплескивалось.

- Зу, пожалуйста, умоляю тебя, отпусти... Зу!!!

- Как хочешь, - он с сожалением помог девушке встать.

- Пообещай мне, - попросила она, - что больше никогда так не будешь делать.

- Еще чего! Я же не враг себе. Как, впрочем, и тебе, - радиал откинул лиловую прядь и подмигнул. - Да! Помнится, кто-то рвался меня накормить, ты не знаешь, кто это был? Жрать хочу и ради хорошего куска мяса готов на время стать тихим и вести себя образцово.

На удивление, Зурений действительно присмирел и всячески помогал Мирольти на кухне - чистил, резал, взбивал и развлекал болтовней. Триада смеялась и дурачилась, не ощущая неловкости. Для нее радиал всегда был товарищем, а то, что произошло между ними чуть раньше, - недоразумение, о котором лучше забыть. Так спокойнее.

Домериан, прилетевший выяснить причину грохота, застал Мирольти с Зурением перепачканных в муку и отчаянно споривших, помогает ли магия готовить или нет. Триада уверяла, что ее бабушка не использовала чары, но пекла вкуснейшие пироги и булочки. W-элель тут же вклинился в спор с немного подхалимским утверждением, что у Мирольти еда получается вкуснее, чем у прог-повара. Так что кулинария ничего не потеряет без волшебства. Девушка поблагодарила зеленокрылого за поддержку и сразу же нагрузила работой.

Привлеченные смехом и аппетитными запахами, на кухне постепенно собрались все обитатели "Лужи".

А потом был обед, такой, как и хотелось Мирольти, - все за одним столом, и никакой грусти. Точнее, почти никакой. Сама триада думала о луа-кристалле, о неизвестном, но пугающем будущем, и как ни пыталась веселиться со всеми, то и дело вздрагивала.

Домериан, заметив, как она ускользнула из-за стола, кинулся следом и принялся выспрашивать, что произошло? Мирольти, конечно, промолчала о грядущих проблемах, но пожаловалась, что Иен долго не отвечает. W-элель, разглядывая на стенах блики от крыльев, тщетно подыскивал слова утешения. Ему хотелось, чтобы Мирольти снова улыбалась, но только не ценой возвращения огненногривого.

Ничего, девушки быстро забывают несбывшуюся любовь. Особенно, если перед глазами нет предмета обожания, а есть достойная замена... Во всяком случае, так утверждает Зурений. Домериану было даже интересно, сколько еще Мирольти будет мечтать об Иене, если не получит ответа. А не получит уж точно, потому что ее послание так и не ушло к огненногривому. Об этом w-элель позаботился. Даром он, что ли, три месяца настраивал компьютерную систему?

Мирольти, конечно, не догадывалась, о чем размышлял Домериан. Возле своей комнаты она попрощалась и скрылась за дверью.

Писем не было, но и разочарования по этому поводу - тоже. Лишь в сердце кольнула грусть. Пора трезво смотреть на реальность: Иен - взрослый мужчина, а не сопливый юнец, тогда как Мирольти все еще девчонка и жизни толком не знает. Если он до сих пор не ответил, то, возможно, не сделает этого уже никогда. Обиделся или разлюбил - какой смысл гадать? Здесь и сейчас Иена нет. А Зурений - есть. Зачем себя убеждать в том, что он только друг? Пусть он не влюблен, но уж точно знает, как обращаться с девушками. Он сам признавался, что Мирольти ему нравится. Правда, всего лишь так, как мужчинам нравятся красивые девушки, но это уже много. Рыбок-то он ей подарил. А еще у него такие сильные руки... и нежные поцелуи...

Мирольти замерла, дрожа и немея от воспоминаний. Может, она напрасно раньше сторонилась Зурения? Да, он дерзкий, неуправляемый, пьянь и бабник, а иногда кровожадное чудовище, но зато он такой... страстный.

Или то, что произошло, всего лишь попытка отвлечь ее от проблем? От федералов, луа-кристаллов, желтоглазых психов... Зурений умеет отвлекать, получая удовольствие.

Мирольти хмыкнула.

Сейчас бы прогуляться под дождем, подумать, разобраться. Только где ж его взять - дождь? Капель неясная в сердце да слезы из глаз, вот и все. Похоже на дождь? Похоже. И только...





***

Ваза разлеталась на куски нехотя, будто протестуя, что ее вот так, с размаха, об стену. Бежевый ковер, покрытый осколками, напоминал кладбище.

Вцепившись в почти разряженный плазмовик, Тирена озиралась в поисках новой мишени. Предметы, способные разбиваться, закончились, подчиненные разбежались, не на стенах же срывать злость! Рванув на себя створку окна, женщина выстрелила в летящую птицу. Мимо... Чтоб она сдохла, пернатая дрянь!

С неудовольствием оглядев помещение, Тирена подумала, не устроить ли пожар? Было бы премиленько и настроению созвучно. Хорошего пожара она не видела лет семь, давно пора полюбоваться пламенем, от него, родного, сразу оживает душа. А кабинет... ну, что кабинет? Это же ясно, что ей сюда больше не вернуться.

Если сам Зарогги не поленился и посигналил ей - руководителю недостроенной базы в нищей звездной системе периферийного измерения, ничего хорошего можно не ждать. Тирена едва успела попрощаться с шефом, а в кабинет уже ввалилось шикарное трио "сопровождающих". Один в один мужики, Зурений рядом с ними смотрелся бы миниатюрной поделкой.

"Мы будем вас оберегать, чтобы вы в целости добрались до местера Зарогги", - сообщил один из троицы, вскидывая плазмомет. Красноречиво, ничего не скажешь. И сразу понятно, зачем этих бугаев прислали. Они свою задачу выполнят, даже если придется доставлять "клиента" по частям. От таких не удерешь, но и Тирена не первый день отдает распоряжения. Мордовороты послушно отправились в приемную ждать, пока бройшен соберет вещи и уладит "кое-какие личные дела". Вот, дела вроде улажены. Тирена с ехидным удовольствием любовалась разрухой в кабинете и жалела, что в свое время отказалась повесить огромную люстру - антикварный уникум с кучей разноцветных стеклянных плафонов. Сейчас бы обрушить на пол что-нибудь грандиозное. Ну да ничего, и так вышло недурственно. Тому, кто придет на ее место, в первое время найдет чем заняться.

Ну, а если вдруг она ошибается и Зарогги отпустит ее после... гм, деловой встречи. Какая чушь!

В беседе он упомянул такие вещи, которые ему, казалось бы, совершенно ни к чему: астероид глупой водяшки, звездолет, разведчика кренодия и особенно микрофертоний. А точнее, деньги, истраченные на его покупку. Но главное-то не это! Как можно было забыть? Если на астероиде побывал Кодорский, Зарогги обязательно пожелает узнать, зачем. Вот только что ему от самой Тирены-то понадобилось? Вряд ли подробности, у него информаторов достаточно. Он же не мелкой базой руководит, а гигантской махиной Межпространственного Патруля, и может себе позволить армию шпионов...

Видать, за приглашение к шефу нужно благодарить Хмыролета. Так сказать, наглядный пример в виде строптивицы-Тирены, покорно ковыляющей в новое рождение. Чтобы другим неповадно было. Старина Даркант - хитрая сволочь, заманил-таки в ловушку. Можно было догадаться, что сам он являться поостережется, а пришлет либо состряпанного био-магически двойника либо нанятого актера, что куда дешевле. Когда желаемое ускользнуло из рук, "Хмыролет" обратил внимание Зарогги (или кого-нибудь из подчиненных) на ерийские события. Или всего лишь подбросил дополнительные факты, какая разница?

Выйдя в коридор, женщина снисходительно кивнула ожидавшим детинам, подумав, что они вполне могли бы драконов голыми руками ловить, но вынуждены конвоировать мелкую дамочку. Несолидно.

А ничего не поделать, в этой ситуации все существа подневольные.





***

Мирольти вскочила, опрокинув стул, оглянулась и со вздохом облегчения села на пол. Какое счастье, "Океан" на месте и все в прежнем виде. Она всего лишь переволновалась и задремала минут на десять у компьютера, уронив голову на руки.

Ох и приснится же иногда! Полный бред. А чего еще ожидать в такой день? Могло быть хуже, а так всего лишь идиотски-фантастическая история, как луа-кристалл отрастил десяток конечностей, выбрался наружу и, заняв пилотское кресло, повел астероид на столкновение с кометой. Зурений тотчас забросил товарищей в тесный полуразвалившийся скуттер, а Скилли, у которого вместо крыльев выросли синие водоросли, пообещал всех переправить контрабандой в соседнее измерение. Но скуттер атаковали пираты, и в сражении Шент потерялся, а Зурений сбежал, прихватив Дорка с Виотань, чтобы продать их в ЗОО, как особо экзотическую пару. Остальные без еды, с поддельными документами оказались в грязном космопорте и боялись лететь домой, где наверняка ждут федералы. А каждый знает, что к федералам, если попадешь, обратно не вернешься...

Хорошо, что вся эта жутковатая ерунда - всего лишь сон, но лучше бы таких снов не видеть. Надо было после обеда возвращаться к пультам и работе. До вечера еще далеко и спать некогда. Махнув на прощание рыбкам, Мирольти побрела в административный корпус.

У выхода из "Лужи" зажатый в угол Домериан страдальчески выслушивал нравоучения беспокойной Ньгару. Глянуть со стороны - грабитель загнал несчастную жертву, только кинжала не хватает. Заметив триаду, парнишка скорчил умоляюще-скорбную мину из серии "избавьте меня, несчастного, от непосильной тяжести судьбы", но получил суровую затрещину и утих. Что разозлило синекрылую, Мирольти не знала. W-элель редко сердилась из-за пустяков. Бывало, черепа на крылышках, выложенные синими чешуйками, сверкали, будто раскаленные. Триада переводила это как "растворяйся кто может". А вот до рукоприкладства Ньгару прежде не опускалась.

"Когда ссорятся двое, третьему лучше испариться", - говаривала бабушка, и триада, следуя этой мудрости, поспешила уйти. Не дети, сами разберутся.

У двери, беспокойно поглядывая на комм, топтался Скилли.

- Мирольти, вот ты где! - обрадовался он, услыхав, как девушка поднимается по лестнице. - А я уже начал волноваться. Боялся, что ты ушла на причал...

- Да мне там нечего делать.

- Теоретически и правда нечего, но мы с Дорком подумали, а вдруг... Такого, как сейчас, никогда прежде не было.

- Что случилось?

- Гм, сообщая работникам об увольнении, ты же не ждала бурной радости? А некоторые так расстроились, что начали пакостить. Многие постояльцы возмущены и улетают. Прибавь сюда хозяев магазинов и ресторанов, которые спешно пакуют товары и забивают контейнерами причал. Рейсовый транспорт отходит перегруженный...

- А... Может, оно и к лучшему, - триада махнула рукой и, устроившись у пульта, принялась бесцельно выдвигать ящички и перекладывать предметы с места на место.

Скилли с подозрением разглядывал девушку несколько минут и ушел, слегка озадаченный.

Мирольти, вызвав проекцию мотеля, безучастно созерцала открывшуюся картину. Синие огоньки обозначали служащих, желтые - постояльцев, красные - роботов. Был и еще один сорт огоньков - белых. Для постоянных обитателей астероида. Девушка нашла на карте себя, уходящего Скилли... С грустью отметила, сколько народа улетело из мотеля. Получалось, что персонала намного больше нужного. В иной день Мирольти возмутилась бы двуличию наемных работников: то они едва ли не цветочные лепестки бросали под ноги хозяйке, а теперь пакостят. Но сегодня ей все равно. По графику выходило, что в мотеле осталось десятка три занятых комнат и большинство постояльцев завтра покинут астероид.

Значит, можно сразу же улетать, не дожидаясь намеченных восьми дней. Это выглядело очень здорово, и Мирольти, воодушевленная, решила немедленно отыскать Зурения. Он наверняка знает, как быть дальше. Чем раньше астероид двинется в путь, тем лучше. Но радиал не отзывался, в комнате его не было, как не было и на трехмерной проекции мотеля.

Неужели сбежал? Сам... бросил всех и удрал...

"А я в него чуть не влюбилась.." - ужаснулась триада и тут же отругала себя. Вокруг творится что-то невообразимое, а она, как маленькая, думает о... наверное, глупостях. Другая на ее месте созвала бы "военный" совет, пересказала все известные факты, и вместе бы решали, что делать. Наверное, самое правильное сейчас - бросить астероид и вернуться домой, а луа-кристалл останется тут. Потом его найдут федералы и успокоятся. Да, так нельзя, так нечестно, но если Зурений смог удрать, почему бы то же самое не сделать и ей? Можно не говорить о кристалле ни w-элелям, ни Шенту, ни братьям, и они не узнают, что бросают кого-то. И терзаться не будут... Зато останутся в живых.

Извини, луа-кристалл...

- Я тебе нужен? - тотчас же отозвался он.

- Ты снова читаешь мысли? - испугалась она.

- Нет. Я почувствовал, что ты обо мне думаешь. Наверное, не знаешь, как со мной связаться. Но если я тебе помешал...

- Совсем не помешал, - заверила Мирольти, устыдившись, что была готова оставить его федералам. - Ты случайно не знаешь, куда исчез Зу?

- На твоей проекции этого места нет. Он вот здесь...

Девушка ожидала увидеть карту линдийской звездной системы и точку-корабль, уносящий Зурения, но план мотеля лишь немного изменился: добавились складские помещения, о которых Мирольти редко вспоминала. На обычной проекции они отсутствовали, чтобы не мешать лишними деталями.

Складов на астероиде имелось не меньше десятка. Три огромных, куда Шент (не сам, конечно, а с помощью роботов) перетащил лишние части двигателей. В четырех помещениях средних размеров хранилась техника и замысловатые агрегаты. В еще трех - мебель и всевозможные детали убранства: картины, лампы, ковры и пятитар знает что еще. Кроме того, существовало несколько совсем маленьких кладовок, где дожидались своего часа мелкие бытовые приборы, вроде прог-поваров, обогревателей, ламп. Все в рабочем состоянии, аккуратно сложенное и рассортированное на тот случай, если что-то в мотеле сломается.

Раньше, глядя на это добро, Мирольти удивлялась, почему "Луч Абмавара" оставили, не забрав уцелевшие предметы.

- Это потому, водяшенька, что у тебя его хотели сразу же забрать, - однажды объяснил Зурений.

Такое загадочное толкование только запутало девушку. Пришлось смириться, что история с лайнером останется загадкой надолго, если не навсегда, и радоваться тому, что есть. В конце концов, не каждому достаются огромные звездолеты, пусть даже разбитые. Лишние части лайнера Скилли с Дорком распродали во всякие таинственные (а может, криминальные) фирмочки или обменяли на запчасти для тетон-тяги, указанные Шентом. Все целое и полезное, что нашлось на "Луче Абмавара", но пока не пригодилось "Океану", перевезли в складской сектор.

Вот там-то, в одном из заваленных хламом тупичков, и отыскался Зурений. Чтобы к нему добраться, надо всего лишь пройти через мотель и отворить неприметную служебную дверь.

Огромный пустой холл навевал тревожные чувства, будто все спрятались, испугавшись неведомой беды. Мирольти, стараясь побыстрее добраться к цели, почти бежала, подхватив юбку. Звук шагов прыгал по стенам и преследовал, словно хищник, выбравший жертву. Чуть позже муторное чувство отступило. Навстречу попадались груженные чемоданами постояльцы и служащие, отводившие взгляд. Мирольти порадовало, что они тоже несли сумки и торопились на причал. Чем быстрее народ разъедется, тем лучше.

Служебный переход резко контрастировал с мотелем. Слабого освещения едва хватало, чтобы не врезаться в стены и различить следы в бархатном слое пыли на полу... Коридор ветвился и пугал уходящими в темноту путями. У развилки Мирольти остановилась, выбирая, куда идти. Без плана в этом лабиринте Зурения не найти.

Она приготовилась позвать "Зу!", да так и замерла на полувздохе. Вокруг пусто, и если он снова начнет приставать... Никто не помешает... А Мирольти еще не решила, хочется ли ей этого.

В восемнадцать лет многие уже испытали, что и как между женщиной и мужчиной, а она знала об этом только из рассказов подруг. Но выяснять было страшно. И казалось неправильным, что это произойдет без любви...

"У Зурения море женщин, каждый день новая, становиться одной из них как-то унизительно, - рассуждала водноногая. - Теперь главное держаться за эту мысль, если он полезет целоваться".

Она снова приготовилась окликнуть радиала, но это не понадобилось. В глубине одного из коридоров мелькнул огонек и послышалась музыка. Вздохнув поглубже, Мирольти поправила волосы и двинулась вперед.

Радиал неплохо устроился. Раскатал ковры, вытащил огромный диван, на котором и поперек лечь можно, даже статую какую-то в углу пристроил. Чудесный результат для небольшого коридорного тупичка. В воздухе парят разноцветные магические светлячки, пустые бутылки из-под глюкосау выстроились затейливым узором, а сам Зурений лежит на диване, развлекаясь игрой на друаре. Триада никогда не слышала раньше, чтобы он играл, а тем более пел. И ведь пел замечательно! Проникновенно, чисто. Как говорила Виотань, "душевный трепет гарантирован".

- Здорово у тебя получается, - похвалила Мирольти, как только музыка закончилась.

Радиал аккуратно отложил инструмент.

- Вот ты и сама ко мне пришла.

- Я не для этого!.. - поспешно возразила девушка.

- Для чего "этого"? - хитро улыбнулся он, с удовольствием глядя, как Мирольти краснеет.

- Ну, будь серьезным, Зу! - выкрикнула она, обидевшись, что так легко поймалась. - Мы уже завтра можем улетать, постояльцев, считай, нет. Может, до утра оставшиеся решат, что нагостились вдоволь...

- Отличные новости! Столько изменений за несколько часов... Как по писаному, - Зурений переключил личный комм в субэфирный режим и отправил короткое сообщение. Видно было, что он доволен. - Теперь, водяшечка, дело за малым: дожить до следующего дня.

- А это большая проблема?

- Теоретически - нет. Но кто из нас истинный теоретик? - глубокомысленно спросил радиал, доставая откуда-то плазмомет внушительного вида. - Я лично практик до последней перепонки на крыльях. Да ты не стой, Мио, - спохватился он, подвигаясь.

Девушка послушно села, заворожено глядя на оружие. Раньше Зурений ничего подобного не таскал. Точнее, не показывал. А сама она мало интересовалась, что и где он прячет.

- Как это называется? Пулевик, да? - девушка почтительно коснулась металлической грани.

- Нет, плазмовик, - во взгляде Зурения угадывалось потаенное сожаление. Примерно так же Тавири смотрела на тех, кто путал майку и блузку. Чем-то щелкнув, радиал вручил оружие триаде. - Можешь смотреть, сколько хочешь. Модель "Нубра", моя любимая.

С огромным удовольствием он отвечал на вопросы, иллюстрируя речь наглядными трехмерными проекциями. Магические картинки спрыгивали с длинных пальцев и замирали перед очарованной триадой. Зурений явно выэлеливался, отвергая услуги проектора, встроенного в комм, но сегодня Мирольти готова была это простить. Может, его объяснения никогда не пригодятся обычной девушке, но рассказывал радиал интересно.

Правда, запомнила она совсем мало. Например, то, что "дур-наводкой" называется прицел с мыслеулавливателем. "Полутрешкой" - оружие с тремя короткими стволами, а "трешка" обозначает стволы длинные. Бывают еще "двушки", "вертела" (в которых стволов от шести до десяти, они скреплены между собой и вращаются) и громоздкие, но умные "плавни" (с плавающей точкой поражения), которые сами распознают тип противника и бьют в жизненно важные органы.

- Самые лучшие на сегодня модели, - делился Зурений, - Эсса, Терго, Доус-Тварси (усач) и, разумеется, моя обожаемая Нубра.

Вернув радиалу плазмовик, Мирольти задумалась, у кого еще на астероиде есть оружие? У Дорка и Скилли должно быть - помнится, в первую встречу их экипировке мог позавидовать любой наемный воин. У w-элелей? Вряд ли. А если и есть, в кого они будут стрелять, в насекомых, что ли? Такими игрушками можно смело пренебречь. У Шента набор инструментов, на которые смотреть боязно... но приравнять ли их к оружию? Видимо, да. Кериза еще в кафешке все стороной обходили, а на "беззащитный" он обиделся. И если вспомнить, что ему старается не перечить даже Зурений...

- Слушай, Зу, а ты боишься Шента?

- Э... будем говорить так: принимаю во внимание.

- Из-за его когтей, правда?

- Из-за его башки. Непредсказуемый он. Странный. Во всяком случае с моей, радиальской точки зрения.

- Да что в нем непредсказуемого? - Мирольти посмотрела на серьезное лицо Зурения и, не выдержав, захихикала. Таких нелепиц он еще не говорил.

- Напрасно смеешься. Шент умеет быть незаметным, сливается с фоном... Ходит, наблюдает, чуть ли не глазками щелкает, фиксируя картиночки. И на вид точно детская игрушка, а на самом деле - одна большая загадка. Вот, например, ты знаешь, сколько ему лет?

- Нет. Даже приблизительно не знаю. У керизов вообще с возрастом какие-то мутности. У них нет понятия молодой или старый, у них есть фазы укрощения мудрости... - девушка потерла висок, стараясь припомнить, что еще говорилось в расовом справочнике. - От физического возраста организма это вроде бы не зависит. Некоторые рождаются мудрецами, а другие остаются детьми до самой смерти. Каждый сам определяет, в какой фазе находится. Как-то я спросила Шента о возрасте, а он сказал, что только начал укрощать мудрость. Надо понимать, что он очень молодой...

- Или нет, - возразил Зурений. - Может это как раз свидетельствует, что он древний старикан...

- Почему?

- Оё... как же это объяснить?.. Когда мне было семьдесят, я закончил четвертый высшепоток, прочитал тьму умных книг и казался себе невероятно умным, способным давать советы всем и каждому... Но прошла сотня лет, и я понял, что тогда был совсем ребенком. Еще через стольника три я вспоминал себя прежнего, смеясь, и думал, что теперь-то я умнее, чем раньше. И стою где-то на полпути к истине... А сегодня знаю точно, что, несмотря на полсотни оконченных высшепотоков, я безмозглый тупица... Конечно, если сравнивать с какими-нибудь абсолютными вселенскими знаниями. То же самое и с мудростью.

- Ну хорошо, уговорил, возраста Шент загадочного, - сдалась Мирольти. - А в остальном...

- А в остальном, - перебил девушку Зурений, - у него тайны и головоломки. Ты знаешь, например, что он калека?

Девушка, раскрыв глаза, помотала головой.

- Та нога, что в кожаном полуноске, искусственная. Подозреваю, Шент сам ее сделал, а внутрь засунул целый оружейный склад, который постоянно пополняется, - сообщил Зурений, откинувшись на спинку дивана и заложив руку за голову. Говорил он лениво, словно о чем-то обыденном, разглядывая при этом подошву ботинка. - Я видел, как у него из ножки выскакивали металлические штыри длиной в полтора метра, и видел, как Шент ими пользуется. Знаешь, впечатлился. Что еще у него там спрятано, можно только догадываться. Не удивлюсь, если парочка теиронных пушек уникальной конструкции, миниатюрная бомба или компактная тетон-тяга с новым принципом работы. А когти... ну, когти. Подстричь можно, если сильно царапаться будет.

- Ага, - растерянно кивнула Мирольти и замолчала. Луа-кристалл тоже что-то говорил... про Шента! Про это милое, пушистое создание с трогательными глазенками, крошечными лапками... и розовенькими ушками...

Мутная вода...

- Я хочу домой, - всхлипнула триада. - Хочу домой! Хочу...

- К маме?

- Да... К маме! Я устала и боюсь! Я не хочу умирать, мне только восемнадцать...

- Гм... "только восемнадцать"... - радиал улыбнулся. - А недавно кто-то утверждал, что это ужасно много.

Он притянул девушку к себе, обнял за плечи и зашептал что-то утешительное, поглаживая темно-бирюзовые локоны. Мирольти благодарно затихла в его объятиях и лишь иногда тихонько вздрагивала. Казалось, еще немного, и случится то, чего она так боялась или, возможно, ждала... Но Зурений был тих и задумчив, будто рядом с ним сидела не волнительная девушка, а младшая сестренка.

- Слушай, Зу, - не выдержала она. - Нечего тут сидеть в одиночестве...

- Ты можешь идти, я тебя не держу, - тотчас откликнулся Зурений, демонстративно поднимая руки вверх.

- А ты?

- Я не чувствую себя одиноким. У меня прелестная компания, - и он кивнул на статую. - Лучшая из возможных. Мечта любого мужчины - красивая обнаженная женщина, которая молчит.

Мирольти, чуть сдвинув брови, обошла силовой кокон, хранящий статую. Маленькие огоньки кружили над головой девушки, позволяя разглядеть каждую деталь. Безупречная работа неизвестного мастера поражала точностью. Казалось, высеченная из янтаря незнакомка вот-вот вздохнет и откроет глаза. Ее кожа светилась, а в прическе можно было различить каждый волосок.

Безусловно, изваяние было великолепным, но...

- Мне до сих пор казалось, - немного обиженно заговорила Мирольти, - что тебе по душе настоящие, живые девушки.

- А это и есть настоящая, живая девушка, - улыбнулся радиал. - Только заколдованная. Почти как в сказке...

Мирольти с недоверием оглянулась на Зурения, пытаясь разобраться, это шутка или у мужика в голове перештормило...

- Эх, водяшечка, - вздохнул он, заметив ее недоуменный взгляд, - ты будто в школе историю магии не учила... Давай, вспоминай, Плеаддис, амбериалы, исмаргидисы...

Мирольти задумалась. Конечно, она слыхала о планете, измененной магически, и об участи, постигшей ее жителей. О Плеаддисе рассказывали как о примере неосторожного обращения с волшебством. И хотя, помнится, в той давней истории большую роль сыграла политика, а не магия, теперь-то какая разница? Волшебники тоже умеют злиться. Из-за правительственных амбиций население целой планеты сотни лет живет во власти заклинания. Отвратительного, по сути, заклинания. Каждый из жителей Плеаддиса половину жизни проводит в каменном виде. Амбериалы днем становятся янтарными, а исмаргидисы - ночью изумрудными. Может, это звучит необыкновенно и по нраву любителям романтики, но самим плеаддисянам радости не приносит. На их планете межрасовая война не прекращается многие сотни лет. И, быть может, не прекратится никогда...

- Погоди, Зу... Но ведь... если это действительно амберииль, она... - Мирольти запнулась, боясь произнести "мертва". - Ну, если я верно помню, ни одно существо не может покинуть Плеаддис живым...

- Ты правильно помнишь, не может. А этой повезло...

"Хорошенькое везение! - мысленно возмутилась триада. - Годами стоять нагишом на виду у сотен или даже тысяч ротозеев... Интересно, а она понимает, что происходит? Чувствует что-нибудь?"

- Слушай, амбериалы ведь по ночам оживают, так почему эта девушка до сих пор остается каменной?..

- Потому же, почему она вообще здесь оказалась. Кокон-то не простое силовое поле, а магическое. Заклинание позволило вывезти ее живой с Плеаддиса и теперь удерживает в каменном виде...

Он провел рукой по невидимой преграде и ласково улыбнулся той, что стояла, скованная чарами. Мирольти с удивлением наблюдала за радиалом, почувствовав, что завидует и немного ревнует. На амберииль Зурений глядел с восторгом и нежностью. Он не грозился оторвать ей голову, не называл ее стервой. И, наверняка поостерегся бы хватать ее сильными ручищами, чтобы поиметь разок-другой. Напротив, устроил романтическую обстановку, зажег магические огни и даже пел песни...

- Можно подумать, ты в нее влюблен, - с неожиданным для себя раздражением сказала Мирольти.

- Подумай, - чуть приподнял бровь Зурений. - Мне не жалко.

- Ты это серьезно?

- А что здесь особенного?

- Тогда зачем же ты ко мне приставал? - обиделась Мирольти.

- Вас, женщин, не поймешь... То кричат "отпусти и больше так не делай", то возмущаются, что нет продолжения, - радиал поглядел на триаду и с удовольствием отметил покрасневшие щечки. - Спастись я пытался, понимаешь, Мио?

- Мною? - не поверила она. - Мною спастись? А любить, значит, меня не обязательно? Вот эту глыбу янтарную - да, а меня... со мною ты хотел всего лишь порезвиться, так? Никаких чувств, расчет и не более...

- Именно.

- Ты сволочь, Зу, - выкрикнула девушка, утирая накатывающиеся слезы. - Использовать меня, чтобы вылечиться от своих душевных ран...

- Разве ты, Мио, не того же самого хотела? - зло бросил он, схватив ее за подбородок. - Не отворачивайся, прямо смотри и отвечай, чего ты ждала, когда шла сюда? Доказать горелке: "Ты еще пожалеешь о том, что улетел"? Или хотела попробовать, как оно с мужиком, потому что все подруги уже давно, а ты сама носом воротила? Или...

- Прекрати! - триада вырвалась, но взгляда не отвела.

- Прекращаю, - Зурений снова повернулся к каменной девушке. - Но учти, водяшечка, не одна ты любишь то, до чего дотянуться нельзя...

Радиал произнес это с такой грустью, что Мирольти сразу простила ему все, что он наговорил. Тем более, что в услышанном было немало истины. Они немного постояли, глядя в разные стороны. Каждый думал о своем.

- Слушай, Зу, почему ты не попробуешь разрушить заклинание, - внезапно спросила Мирольти. - Ты же маг!

- Я боевик, Мио. Я могу разбить этот кокон, но только вместе с содержимым.

- Ты что, пробовал?..

- Пробовать как раз не обязательно, это стандартное заклинание для хранения музейных экспонатов. Чтобы снять чары, нужно всего-то прикоснуться к маг-клейму, видишь, там, на постаменте? - Мирольти кивнула. Зурений провел ладонью по силовому полю и скривился. - Внутрь кокона проникает только воздух, мелкая пыль и вода, а клеймо требует прикосновения живого существа. Увы, моего волшебства здесь не хватит... точнее, оно у меня неподходящего типа.

Девушка неуверенно потопталась, раздумывая, что бы утешительное сказать, но в голове крутились жуткие банальности. Оглянувшись на магические огоньки, Мирольти почувствовала себя лишней и, пробормотав что-то на прощание, поплелась к себе.

Едва она скрылась, радиал ухмыльнулся и отсалютовал неподвижной амберииль.

- Я же говорил, у нее темперамент. Ничего, девочка вполне дрессируется. Хотя... удар по самолюбию и давление на жалость одновременно, пожалуй, слишком. Как думаешь?

Статуя не шелохнулась, оставаясь каменно-безучастной.

- Эх ты, болванка янтарная, - махнул рукой Зурений. - С такими бедрами и в коконе пылиться. Но если с твоей помощью я заполучу водяшку в длительное пользование, так и быть, плесну в тебя каким-нибудь хорошим вином.

И, насвистывая нехитрый мотивчик, Зурений принялся зачехлять друару. Амберииль его больше не интересовала.









(продолжение следует)


Еще раз повторю: на сайте Мирадуга текст выложен полностью. Нетерпеливые могут читать продолжение там, а остальные получат все в рассылке.

Элиша.




Мирадуга - фантастический мир.


Автор и ведущая Элиша Вишневская.
Тексты являются собственностью автора.

Subscribe.Ru
Поддержка подписчиков
Другие рассылки этой тематики
Другие рассылки этого автора
Подписан адрес:
Код этой рассылки: rest.interesting.miraduga
Архив рассылки
Отписаться
Вспомнить пароль

В избранное