←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →
пишет:

Домовой (ч.1). Как я завела Домового

И все-таки это случилось: мы с Мишкой расстались. Вдруг, ни с того ни с сего. И когда? Накануне Нового года!

Чашка с чаем задрожала в моей руке. Я поставила ее на подоконник и взглянула в окно. Внизу вечерняя улица переливалась ярким предновогодним освещением. Люди. Спешат, встречаются, весело приветствуют друг друга, готовятся к празднику. А я?

Я собиралась провести ритуал прощания со Старым Новым годом, и для этого нужно было найти папку с записями. 

Перерыла все, но нужной так и не нашла. "Черт, куда я ее засунула?".

Снова перерыла. С тем же результатом. Последней папке даже досталось: от злости стукнула ею по столу.

Проверила файлы на компьютере. Результат не изменился. Злость меня не покидала. Я точно знала только одно: записи где-то есть. 

Села на диван. "Так, успокойся. Подумай, где она может быть?"

И я тут вспомнила рассказ подруги о ее домовом. Мол, когда она дома не могла найти важную вещь, попросила его помочь, и тут же нашла. Как можно верить в такие сказки?! Это же простое совпадение.

Но делать-то что? У подруги домовой есть, у меня – нет, и даже не планировался. А тут такой случай: папка нужна сейчас, а не завтра - на завтра у меня другие планы. Выхода нет, срочно нужен Домовой. Причем, свой - чужого в «аренду» никто не сдаст, не тот случай.

Ладно, позвонила подруге. Та поржала надо мной:

- Что, припекло? - и дала "рецепт" сотворения домового. 

Так, молоко в блюдечке, сладкая булочка, конфеты в вазочке. Теперь «заговор». Конечно, ни грамма не верю, но альтернативы нет. Собравшись с духом и на время отметя сомнения, произнесла: «Закуси-откушай, дедушка, сколь хочешь, да и живи у меня». Господи, на какие только ухищрения не пойдёшь от отчаяния!

Сижу, жду. Никаких звуков, шевелений, запахов. Жду дальше. Прям смешно: до чего я дошла!

Стоп, может, Домовой есть, а я об этом не знаю? Проверю на практике.

Попросила найти записи. Жду.

Напрасно - не материализовались. Зато появилась мысль еще раз проверить нижний ящик стола. 

Перерыла все, даже вытащила все бумаги и разложила на полу.

Есть! Сижу на полу и не знаю, чему верить: это реально помог Домовой? Материальное материализовалось нематериальным путем? Или наоборот, что-то я запуталась.

Придется поверить: папка есть, и это – реальность. Значит, и Домовой существует? 

В голове прозвучал веселый голос: "Еще бы. Доказательство перед тобой". 

- Это я сама с собой разговариваю? - произнесла я на всякий случай вслух, а то вдруг на моем «чердаке» геологический разлом произошел, а я не заметила.

- Нет, со мной, - раздался голос с дивана.

Я обернулась.

- Ты кто? Я тебя не вижу.

- И не можешь видеть, пока я не уплотнюсь. Мне ещё массу надо нагнать - ты же меня создала только что. Пока предлагаю поддерживать аудиосвязь. Не возражаешь?

Я икнула.

- Это пройдет. Просто еще не привыкла.

К вечеру я привыкла к мысли, что теперь живу не совсем одна. Интересно, с ним можно запросто разговаривать?

Что-то упало. "Это что - его ответ?" - подумала я. - "Хотелось бы в виде слов". 

- Да пожалуйста, - услышала я. 

На этот раз что-то выпало из моих рук. А, конфета.

- Чудеса, - единственное, что я могла сказать. 

- Чудеса - моя профессия. Привыкай.

На это мне нечего было возразить. 

- Знаешь, пойду-ка я спать. На сегодня чудес мне хватает. - Я двинулась было к дивану, но любопытство возобладало: - А ты где будешь спать?

- Я еще погуляю - ознакомлюсь с вверенной мне территорией, а потом решу.

Я лежала, прислушиваясь к шорохам, раздающимся то тут, то там. Потом сквозь дрему до меня донеслось недовольное кряхтение, которое быстро стихло. 

Утром первым делом я проверила угол у компьютера: там лежали фантики от конфет. Взглянула на вазу на столе: конфет явно поубавилось. Предпочтения моего Домового проявились однозначно. 

- Как у вас принято начинать утро? – услышала я и от неожиданности вздрогнула. Хорошо, что не икнула.

- Здороваешься и завтракаешь, - я как раз пила кофе.

- И чё, каждое утро надо здороваться?

- Каждое.

- Мы же с тобой живем на одной территории, и виделись несколько часов назад, и …

- На завтрак что желаешь? – прервала я его утренний спич. Выслушивать «выступление с трибуны», да с утра – не по мне.

- Свежий воздух. 

- Открыть окно?

- Без сомнения, это превосходная мысль. 

Я прибалдела от его речи и приоткрыла окно.

- Только недолго - зима все-таки. 

- Несколько минут будет достаточно. 

А мне начинает нравиться мой новый сосед. Правда, хотелось бы его не только слышать, но и видеть. 

- Не сейчас, - услышала я его голос. - Надо привыкнуть к вашему миру, понять, что и как у вас устроено. 

Трудно было с ним не согласиться. Между прочим, мой мир тоже стал богаче на целый параллельный.

 

- Кстати, а зачем тебе эта папка? - голос прозвучал рядом со мной. Я закрыла окно.

- Перед Новым годом я всегда делаю ритуал прощания с уходящим годом.

Домовой промолчал.

- Жаль, что ты невидим - легче общаться, когда собеседника видишь.

- В этом есть свои преимущества. И чё нужно делать?

- Сначала прочитать инструкцию – с прошлого года не помню.

- Давай. Читай вслух - может, и мне нужно проститься с ним.

- Ты же только что родился, не успел накуролесить. 

- Не беда. Старый год когда заканчивается? 

- Тридцать первого декабря. Через десять дней.

- Вполне могу успеть.

«Кажется, мне досталось «сокровище», - и начала читать инструкцию. Тут позвонили в дверной звонок: привезли продукты.

- О, шумиха! Чё делать будем?

- Печенье с предсказаниями. Его еще называют печенье удачи.

- Ух ты! Предсказания и удача – это по-нашему.

Я выложила продукты на стол и занялась тестом.

- Не знаю, как у вас, по мне – просто развлечение, приятный штрих к кофе или чаю. Кто может принимать всерьез случайно попавшие тебе фразы типа «Все перемены – к лучшему»? Это как договор между Фаустом и Мефистофелем. Кстати, можем пару штук сделать для нас и проверить. Как тебе такая идея?

- Давай так: ты пишешь предсказание мне, я – тебе. Только пометь их.

- Добавлю в тесто шафран, и они станут желтоватыми.

- Даю добро! А это чё? – я услышала шелест бумаги.

- В эти пакеты упакуем готовое печенье, потом за ними заедут из ресторана. Третий год пеку их к зимним праздникам - в ресторане гадательное печенье стало фишкой, с ними и посетителей стало больше – им очень нравится.

- А это для чего? – в вазе зашевелились бумажки с предсказаниями.

- Это и есть предсказания. Буду вкладывать в каждую печенюшку. Читать умеешь?

- Ну … эта … я современный Домовой, в двадцать первом веке родился как никак.

- Тогда прочти любое.

- Тут … эта … корявым почерком написано …

- Ладно, прочитаю тебе несколько. «Настало время попробовать что-то новое. Вам предстоит рассмотреть неожиданное предложение. Прошлое нельзя изменить, но можно подправить будущее». Зацени.

Из вазы потащилась конфета. Фантик развернулся. Конфета исчезла.

- Вкусно. Вот думаю, может, и мои запишешь?

- Диктуй. – Я поискала глазами бумагу и ручку.

- Мне … эта … нужно подумать.

Пока я возилась с печеньем, Домовой активно участвовал в процессе – то вопросы задавал, то подпихивал очередную бумажку, то разглагольствовал – какая фраза подойдет еще. Наверное, от этого он стал уплотняться, и я стала различать его полупрозрачную тень.

Вечером, только я закончила упаковывать готовое печенье в коробки, услышала:

- Почитай мне сказку на ночь.

– Ты озверел? – не сдержалась я от наглости Домового. - Сказку ему подавай. Не маленький. Хочешь, книжку тебе дам?

– Ладно, - нехотя он согласился, - давай. Что-нибудь такое, что сон навевает, а пользу приносит.

Я решила подшутить. Вытащила из книжного шкафа огромный том Фразеологического словаря – теперь быстро уснет.

По повисшей в воздухе паузе поняла: впечатление произвела. С серьезным видом спросила:

- Тебе куда положить?

Но и Домовой оказался парень не промах и принял подачу - таким же серьезным тоном ответил:

- У монитора, где я сплю. Только открой книгу - я перед сном почитаю. Или ты мне колыбельную споешь? – поддразнил он меня.

Весёлый парень мне попался: фейерверк не обещает, но салют устроить может.

Утром призрак Домового заявился на кухню с оранжевым шарфиком на шее.

- С приятным зимним утром. – Быстро он уроки усваивает.

- Чё на завтрак?

- Кофе. Сливки. Хочешь?

- Не.

- Свежий воздух?

- Не помешает, - и устроился на подоконнике.

- Как спалось? – задала я дежурный вопрос.

- Атмосфэрно.

Сильно сказал!

- Снились фразы. Наверное, влияние словаря. Они оплетали меня нежными словами и убаюкивали на качелях смыслов. – Я уловила брошенный на меня Домовым оценивающий взгляд. Соглашусь: желаемого эффекта он достиг:

- Шарфик какой, – я икнула, - оранжевый, на тебе. – Фраза получилось корявенькая.

- Цвет чуда. Мы же продолжим создавать чудо для ресторана? – уточнил Домовой.

Я кивнула. Непростой экземпляр мне попался: в мою обычную, прямо скажем, некрасочную жизнь ворвался элемент непредсказуемости. И чё я с этим элементом буду делать?

- Чё делаем сегодня? – подхватил мой сосед по квартире.

- Продолжаем делать печенье, но теперь будем укладывать в отдельные фантики.

– Почему эти отдельно?

- Каждому к чашке чая или кофе.

- А ты можешь сделать печенья другого цвета? Это будут мои, с моими предсказаниями?

Мне понравилась эта идея – печенья двух цветов, и я добавила в тесто какао. Тень Домового вертелась под руками, заходя то слева, то справа. Должна признаться: эта, в общем, рутинная работа превратилась в игру; наверное, оранжевый шарфик сделал свое дело - создал атмосферу чуда.

Утром заехали за печеньем. Тень Домового сопровождала коробки до входной двери.

- Сегодня католическое Рождество, - просветила я Домового.

- И чё?

- Помнишь, я папку искала? Рождество – время для ритуала прощания со Старым годом.

- Фэноменально, - изрек он. Понятно: недаром спит на Фразеологическом словаре – словарный запас начинает расширяться. - И чё нужно делать?

Я достала ту самую папку.

- Выбираем цвета бумажек для того, с чем хочешь проститься и не брать в Новый год. Ты уже накуролесил?

Домовой хмыкнул и заявил, что у него и так все в порядке, он просто составит мне компанию. Я выбрала бумажки серого и грязно-болотного цвета и зажгла свечу. Записала случившиеся за год неприятности и с удовольствием смотрела, как они исчезали в огне. На красных и зеленых бумажках написала приятные события, которые хотела бы вспоминать, и положила в толстый красный конверт.

- Шампанское будешь? – интересно, а Домовые пьют алкоголь?

- В жизни все нужно попробовать. – Понятно: рядом со мной живет маленький мудрец.

Я вытащила из конверта цветные бумажки прошлых лет и устроила вечер приятных воспоминаний.

Следующим утром сообщила Домовому, что иду на шопинг.

- И чё это такое?

- Словарь английского языка дать?

- Если ты надолго, то давай.

Я достала словарь, подложила в вазу конфеты.

- Телевизор включи.

Деловой парень. Включила.

- Тебе что-нибудь купить?

- Шоколадные конфеты. Купи разных и побольше.

Я посмотрела на маленького человечка не из нашего мира: у меня появился маленький проказник, которому посчастливилось родиться с шилом в одном месте. И мне с ним интересно.

По шумному празднично суетливому городу было приятно прогуливаться: все охвачены приятными заботами. Последние встречи в старом году, особенно для парочек любовников, которые Новый год будут встречать с семьей. Планы на новогодний вечер и приглашения в гости. Нагруженные пакетами с покупками и торопящиеся домой. Я тоже в этом бурном праздничном потоке эмоций: мне предстояло найти для моего Мишки кашемировый шарф – на мой взгляд, его шарф напрашивался на увольнение по сроку службы. К моему огорчению, желаемой расцветки не нашлось. Ладно, думаю, время еще есть, завтра поищу.

Придя домой, я выгрузила заказ Домового, чем несказанно обрадовала его:

- О, сколько новых вкусов! Безмерно благодарен.

Что он читает, подумала я: его так и бросает в разные эпохи. Кстати, я уже вижу его тело, процесс уплотнения сильно продвинулся.

Между тем он поинтересовался: кто такой Мишка. Пришлось рассказать о нашем случайном знакомстве накануне прошлого Нового года – как он налетел на меня, я рассыпала пакеты, мы вместе их собирали и потом пошли в кафе. На приятной ноте состоялась поездка в Прагу – его друг поехать не смог, и Мишка предложил составить ему компанию. Я в Праге не была; как всегда, перед Новым годом взяла отпуск, чтобы сделать печеньки, заказ уже выполнила, почему бы и не съездить? Купила билеты, забронировала недорогой отель, благо в Праге их немало. Мы прекрасно провели праздники: экскурсии, Карловы Вары, зáмки, пароходики по Дунаю, стеклянный завод Мозер, где мне понравилась эта ваза - я кивнула на алую вазу в форме сердца, в которой лежали конфеты.

- Ее мне Мишка подарил.

- Удобная. - «Мужчины, - подумала я, - никакой романтики, сплошная функциональность».

- С тех пор и встречаемся, по выходным.

Зазвонил телефон.

- А вот и он.

Домовой сморщил нос, а я ушла на кухню заваривать чай.

Закончив длинный разговор, вернулась в комнату.

- Какие планы на Новый год? - Домовой скосил на меня глаза и тут же вернулся к телевизору. Я сочла, что тема моих отношений с Мишкой его не интересует, поэтому ответила коротко:

- Двадцать девятого уезжаю к нему, вернусь числа второго-третьего.

Намного позже я поняла: он знал все наперед.

 

- Сегодня снова схожу поищу шарф Мишке.

Домовой даже голову в мою сторону не повернул.

- Есть пожелания? – решила растормошить его.

- Можешь снимать видео про все? Я же не могу выходить из дома, а там, наверное, так интересно!

Походив по городу несколько часов, вернулась расстроенная – шарф так и не нашла. Зато много поснимала видео для Домового. Это единственное, что он заметил, и тут же уткнулся экран.

Решила поискать шарф в интернете. Нашла. Но без трудностей не обошлось – доставить смогут только после 11 января. Что за напасть такая?

Я скисла – снова придется лепетать извинения и оправдания в том, в чем я невиновата. Будто услышав мои мысли, Домовой спросил как о чем-то совершенно неважном, снова скосив на меня взгляд:

– Чё делать будешь?

Мне захотелось стукнуть его чем-то: у меня тут такое, а он …

– Объясню и подарю к Старому Новому году.

- Ну-ну, - единственное, что он счел необходимым сказать. Никакого сочувствия у товарища.

Чтобы Домовой не скучал один в Новый год, решила сделать ему подарок: купила маленький шезлонг и гамачок – не все же на словарях спать, в самом деле.

Настроение у меня было, по-прежнему, не очень – приближался день встречи с Мишкой, а значит, и извинений.

- Для Нового года есть какой-нибудь ритуал? – Домовой взял все в свои руки.

– Есть, конечно, - вяло ответила я. - Для начала можем посмотреть, как вообще будет выглядеть следующий год. Хочешь?

– Дорогу пройдет тот, кто идет.

Фразеологический словарь явно имеет влияние на неокрепший ум Домового, попавшего в двадцать первый век.

- На самом деле это звучит «Дорогу осилит идущий».

- Какая разница, - махнул он рукой, - смысл одинаковый.

- Это цитата. Обычно цитаты не меняют.

Он хмыкнул. Ну и экземпляр!

Я приготовила аудиозапись.

- Медитировать со мной будешь?

- Чё-то новенькое. Блиц инструкцию по применению, пожалуйте, - сказал он голосом, похожим на голос робота.

Да, с ним не соскучишься.

На следующее утро Домовой явился на завтрак в шарфике лимонного цвета. И тут я поняла: процесс уплотнения приближался к завершению.

- Наряжать елку будем? – мне интересно, какой ответ он выдаст на этот раз?

- Будем!

Я приготовилась было к чему-то заковыристому, поэтому столь простой ответ оказался неожиданным, и я снова чуть не икнула.

- Тогда я пошла за елкой.

- Давай. Я пока делом займусь.

«Что это он задумал?» - с этим вопросом я вышла на улицу.

Принесла домой елку. Достала ведро, вставила ее, засыпала землей, развесила елочные игрушки.

- А я смотрел видео про елку. Фэноменально. В нашем мире такого нет.

 

Перед встречей с Мишкой упаковала в пакет козырное блюдо, которое приготовила накануне. Надела красивое платье, украшения, посмотрела в зеркало и осталась собой довольна. Проверила сумку – ключи, проездной, кошелек, карточки, телефон.

Телефона не было. Поискала его там, сям, нигде нет. Вспомнила о Домовом, который имеет привычку играть с предметами, и повернулась к нему. Он сидел за компьютером и очень сосредоточенно рассматривал что-то на экране. Мне показалось – слишком сосредоточенно.

- Твои проделки? – я рассердилась.

- А?

– Где телефон?

- Чё?

- Отдай телефон, - приказала я.

Он, не поворачиваясь ко мне, показал рукой на стол. Мне пришлось искать его еще и там - под газетами и журналами. Ну, басурман, я тебе еще покажу небо в орехах.

Домовой вышел меня проводить в прихожую. Я послала ему воздушный поцелуй, на что он мне сказал:

- До скорого.

Чего это – до скорого? Я же вернусь не раньше второго-третьего? Мне показалось это странным, но я быстро отмела незначительную мысль – впереди меня ждали приятные моменты.

Я не знала того, что знал Домовой: Мишка уже наметил ссору как повод прекратить наши затянувшиеся и не очень понятные мне отношения и только искал повод. Домовой решил помочь. Почему он решил со мной расстаться, Домового не интересовало, а для меня это так и осталось величиной неизвестной, хотя в скором времени перестало быть важным. Что-то вроде того я предчувствовала: перед выходом в животе крутились камешки, в груди ныло что-то мерзкое, в желудке застряло нечто и вызывало омерзительное ощущение вместе с желанием исторгнуть. И чем ближе я приближалась к месту встречи, тем сильнее все это искало выход. В результате я, конечно, опоздала к Мишке.

Он стоял с недовольным лицом и глядел на меня как на автора всех своих неприятностей, за которые меня следовало наказать. И началось. 

- Ты чего опаздываешь? 

Я взглянула на часы: всего лишь шесть минут опоздания, а прозвучало как час.

- Что с тобой? - кажется, интуитивно я была готова к чему-то подобному. 

И тут посыпалось: и вечно я опаздываю, а ему приходится ждать; и в прошлый раз я сделала что-то не так; и тогда-то было не то. 

- Что за список обвинений? - я решила прервать претензии.

Наверняка, он не ожидал моей прямоты, потому что замолк. Я смотрела на него и думала: мы с тобой вместе целый год, почему до этого момента я не замечала твоей привычки выливать недовольство на меня? Я же не помойное ведро. 

- Надоело! - увидев мои поднятые от удивления брови, подвел итог: - Всё надоело.

Веский аргумент, подумала я. 

- Ну, знаешь! - камешки в желудке застучали марш. - Это я больше не могу терпеть твои капризы. - Желудок из солидарности остановил свою провокационную деятельность. 

Мишка заорал:

- Что ты сказала? - это прозвучало как "Что ты посмела сказать!?". - С меня хватит! - рубанул воздух рукой, повернулся и поспешно удалился.

Вот и все: это случилось. Вдруг и вдрызг. И ушел он, как полагается в таких случаях, "хлопнув дверью" - в канун Нового года. Виртуально, конечно, потому что расстались мы на улице. Нашел время.

Меня охватила слабость. Желудок понял ситуацию по-своему и позвал к мусорнику. Ощущение освобождения во всех смыслах пришло не сразу, зато вместе с ним пришла легкость, как будто я сбросила тяжелый груз. "Ладно,  подумаю об этом завтра", - как обычно, я последовала совету Скарлет. Кстати, спасибо ей - это меня всегда выручало.

Я осмотрелась. Взгляд привлекло здание торгового центра. То, что надо. Зашла внутрь и провалилась в мир заманивающих витрин. В конце концов, купила торт, хотя и не собиралась: надо отметить событие. Или проводить событие? Вышла на улицу и, как назло, на глаза стали попадаться парочки.

"А ты на Новый год будешь одна", - прокралась подлая мысль. - "Придется съесть два куска", - дала я ей сдачи.

Пришла домой. Домовой встречать не вышел – из комнаты доносились выстрелы. Ясно – осваивает детективный жанр. Выложила из сумки козырное блюдо, с сожалением посмотрела на него и спрятала с глаз долой в холодильник. Теперь торт. Памятуя обещание, положила себе два куска. Вспомнила о Домовом. Прислушалась: в комнате было тихо. Мне это не понравилось. Я пошла туда. Домовой сидел на диване и смотрел телевизор без звука. В его теле чувствовалось напряжение.

Я посмотрела на него внимательно. Он поднял глаза, и я прочла в них просьбу простить его.

- Так ты все знал?

Он кивнул.

- Почему не сказал?

- Тебе это надо было пройти самой.

У меня подкосились ноги, и я села рядом с ним. Сегодня, наверное, завершился процесс уплотнения, потому что теперь он был полностью реальным. Сантиметров пятьдесят в высоту, с буйной непокорной шевелюрой, он был похож на полугодовалого ребенка. Только взгляд взрослого человека.

- Можно я тебя потрогаю?

- Ну … эта … потрогай. – Его взгляд мне говорил: я тебе нравлюсь, ты примешь меня таким?

В комнате стемнело. Я посадила его на колени, прижала к себе и прошептала:

- Ты мне очень дорог.

Раздался звон. Это почему-то упала и разбилась моя любимая Мишкина вазочка в виде алого сердца. Рассыпалась по полу мелкими алыми брызгами. Конфет там не было.

- Торт будешь?

- Of cource.

Ё ж мое! - парень учится на ходу. Я подмела осколки отношений.

Вечер мы закончили тортом и шампанским. 

 

Конец первой части             

 

© 2021. Риторова В. Все права защищены

Источник: Сайт автора  https://valrit.ru

Это интересно
+10

27.02.2021
Пожаловаться Просмотров: 505  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии 2

Для того чтобы писать комментарии, необходимо
10.03.2021

Даёшь продолжение! Или как в мультфильме, на самом интересном местеее...

10.03.2021

Так и задумано! Продолжение уже ждет Вас здесь