Все выпуски  

Южный Кавказ в гендерном измерении ЖЕНСКАЯ АКТИВНОСТЬ КОНЦА XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВ


Информационный Канал Subscribe.Ru

Командир нефти

 

Вспоминает дочь Фирузы Керимовой  общественный деятель, педагог  Рабия ханум Султан – заде (Керимова).

 

На первый  беспартийный  съезд женщин Азербайджана моя мама  попала очень юной. Заметив яркую девушку с горящими большими черными глазами,  тогдашней первый секретарь компартии Азербайджана  С. Киров позвал ее  на сцену и  сбросил с ее головы чадру. Киров, наверное, старался создать прецедент и демонстративно разорвал чадру на куски, бросив в зал жалкие лохмотья.   Пунцовая  от растерянности и смущения  она, перебирая толстенные  косы,  стояла на сцене, а умудренная опытом Айна Султанова сказала: «Такое красивое личико нельзя прятать под чадрой». Эйфория в зале прошла, женщины разошлись, а мама села и заплакала: «А как я пойду домой в Балаханы, без чадры?…» Тогда сняли алый кумач со стола президиума и передали заплаканной Фирузе. Действительно, без чадры тогда по улице Балаханов пройти было невозможно. Молодой муж, как стойкий охранник,  шел рядом, делая вид, что очень естественно ярко красный шарф покрывает голову его  жены.

   Мама рассказывала, что никогда не забудет тот день, когда погибла активистка женского клуба Сария Халилова. Брат и отец убили ее за то, что она надела спортивный костюм. Многие женщины, идущие за гробом сняли в тот день чадру и взялись за руки. Это была женская манифестация, но они об этом тогда не задумывались

  Чадра, что она значила в жизни азербайджанской женщины?

-                     Сложно определить, это и символ защиты и символ угнетения, дань обычаям и, возможно, привычка. Вот наши семейные фотографии- вы не найдете женщину в чадре.  Но это частная жизнь, многое зависело от климата семьи, от воспитания.  Например, в нашей семье детям давали свободу. Я часто думаю, как много в жизни парадоксов.  Представляете в 14 лет девочка из обеспеченной семьи, пряча под чадрой листовки, доставляет  их рабочим Балаханских промыслов. Прямо кадр из приключенческо – романтического фильма. Но это было такое сложное время, очень неоднозначное.

  Мама родилась в 1906-м году в Балаханах. Ее отдали на учебу в Балаханское женское начальное училище Бакинского Общества распространения грамотности среди мусульман – «Няшр маариф». Многие родственники требовали забрать девочку из школы. Некоторые соседи угрожали родителям Фирузы, но в 1919-м году она с отличием окончила школу. Убеждена, что именно в это время складывались основные черты ее характера: упорство, умение преодолевать трудности и главное  - необыкновенный социальный динамизм. Причем эту социальную энергию во многом инициировало искусство, а не политические беседы.

   В 1919-м году мама пошла в драматический кружок, которым руководила Фатьма Максудова. Все роли в спектаклях,  и женские и мужские, исполняли девушки. Мама играла в спектакле «Аршин мал алан», «Мешади Ибад». Она, как и  все ее 15 подруг по кружку,  стала очень активной сторонницей женского движения. Мама вспоминала: «Все подруги моей молодости добились поставленной цели. Афида Бабаева стала директором средней школы, Фируза Ибрагимова и Бери Гюль – инженерами. Бяхрия Кафарова – директором кинотеатра «Низами», Рахма Кулиева – учительницей, Сария Ахундова – писательницей».

    Вы знаете в маме была не просто энергия, ей всегда хотелось поделиться, знаниями, умением, а часто и материальными средствами. Ведь в ее родительском доме в Балаханах многие находили приют. Благотворительность – не была модой, а естественным принципом жизни, который мама пронесла через всю жизнь. Например,  в балаханском доме в 20-м году Фируза  Керимова вместе с матерью открыла детский сад.

-                     А что за дом в Балаханах?

-                     Балаханы – старейший  нефтеносный район Баку, там проживало много выходцев из Южного Азербайджана. Несмотря на большое количество промыслов, в Балаханах были и частные дома. Что такое частный дом в Балаханах в начале 20 –го века  – это двухэтажный каменный дом, обнесенный каменным забором, внутри двор, а во дворе колодец, в колодце нефть.  Вот так из колодца и черпали нефть. В марте 1918-го года, когда дашнаки устроили резню, семья спасаясь бежала, а драгоценности  спрятала и в заброшенный колодец.

  Когда пришла советская власть, дедушка не стал дожидаться конфискации. Он сам добровольно отдал Балаханский дом. Мама вспоминала, что детский сад открыли в голубой гостиной, где были резные печи и ковры под потолок. Мама любила детей и малышня отвечала ей тем же. В детском саду она решила стать учительницей и всю жизнь тянулась к знаниям. Эта мечта привела ее сначала на рабфак, а затем в Институт народного образования.  Днем она воспитывала детей, а вечером училась сама.

Отказ от личной жизни?

 Нет, отказалась выходить по сватовству, вышла замуж по любви за такого же энергичного и веселого.  Муж  всегда ее понимал и поддерживал.  Мой отец Агахан Керимов был назначен комендантов города Ленкорани. Молодая семья переехала в южный город, граничащий с Ираном, где появление женщины без чадры было дерзким вызовом. Но мама и там продолжала работать с женщинами, просвещая  и обучая их. Вместе с мужем на конях они объезжали азербайджанские и талышские села, а однажды заблудились, постучали в дом и неожиданно  попали на свадьбу. Мама и здесь начала рассказывать женщинам,  что необходимо учиться, надо не бояться самостоятельной жизни. Удивленные гости женской свадьбы ее внимательно слушали, пытаясь понять, что хочет эта странная женщина.  Одна девушка потихоньку шепнула: «Прекрати говорить и быстро уходи, тебя могут убить за такие слова,  ведь ты в Иране».

В числе наиболее способных маму отправили на учебу в Промышленную академию. В 1932-м году, когда ей вручали диплом инженера-нефтяника, она сказала: «Есть дни, которые забыть нельзя. Такой день для меня сегодня. Давно ли я носила чадру? А сегодня меня называют командиром нефти, инженером-организатором».

-                     Как встретили мужчины на промысле женщину?

-                     Ой, ужасно. У нее были необыкновенные косы и ей специально вылили на волосы мазут. Пришлось остричь. Первые дни она много плакала. Рабочие откровенно говорили ей в лицо: «Нечего здесь делать женщинам! Добывали без вас нефть и сейчас добудем. Ваше место дома, в семье…». А главный инженер промыслов, который получил образование еще до революции, сказал: «Что не нравится как Вас встретили? И мне не по душе, когда женщина забывает свое место». Можно было, конечно, сразу добиться должности инженера, ведь выпускница Промышленной Академии. Но мама поступила по -  другому. Она попросила зачислить ее дублером на рабочую буровую,  знала, что одним диплом она не сломит вековых предрассудков. Она не чуралась никакой работы. И рабочие не выдержали. Однажды они признали свое поражение: «Сдаемся, Фируза ханум, твоя взяла…».  С тех пор она и получила второе имя –командир нефти.


Subscribe.Ru
Поддержка подписчиков
Другие рассылки этой тематики
Другие рассылки этого автора
Подписан адрес:
Код этой рассылки: economics.news.newssc
Отписаться
Вспомнить пароль

В избранное