Все выпуски  

АГРОдосье: что новенького у компаний? ___Выпуск № 43 от 05.07.09


АГРОдосье: что новенького у компаний?

Ежедневная рассылка

Выпуск № 43 от 05.07.09


Как страховщики помогают сельскому хозяйству справиться с кризисом

Отечественные сельскохозяйственные товаропроизводители, закаленные в борьбе с непогодой, стихийными бедствиями и постоянным отсутствием свободных средств, достойно встретили наступление нового экономического и финансового кризиса. Более того, некоторые эксперты полагают, что даже существующие ныне непростые условия не смогут пустить вспять наметившийся в последние годы подъём отечественного сельского хозяйства. Хотя некоторые наметившиеся в первые месяцы 2009 года тенденции в сфере агропромышленного страхования могут препятствовать успешному функционированию предприятий АПК.

Мораторий на защиту

Практика показала, что в нашей стране эффективно действует лишь один механизм обеспечения финансовой устойчивости сельхозпроизводителей – страхование. Сталкиваясь с неурожаем, заболеваниями животных и птицы, повреждением имущества и многими другими неприятностями, владельцы страховых полисов перекладывают возникшие убытки на плечи страховщиков, сохраняя тем самым стабильность своего бизнеса.

Именно поэтому, несмотря на кризис, большинство крупных холдингов и небольших хозяйств разных отраслей сельского хозяйства продолжают обращаться к возможностям страховой защиты. Но есть, к сожалению, и примеры отказа от страхования. Вставая на путь жесткой финансовой экономии, отдельные предприятия вычеркивают из перечня первоочередных расходов затраты на страховую защиту. Парадоксально, но иногда от страхования отказываются даже те, кто уже покрывал свои убытки за счет страховщиков.

Может показаться, что в настоящий кризисный период надобность в страховании - излишняя. Однако это будет лишь попыткой отрицать очевидное: обрушившись на мир, кризис не отменил другие проблемы: плохую погоду, эпидемии, пожары, аварии, поломку оборудования и т.д. К тому же, не будем забывать, в сложной экономической ситуации, как правило, обостряется и криминогенная обстановка – пресловутые «третьи лица» могут участить свои «злоумышленные и противоправные действия» против имущества селян. Здесь нужны действенные инструменты борьбы с возможными убытками

Светлое будущее?

Пристальное внимание, уделяемое отечественному сельскому хозяйству в последнее десятилетие после долгого периода «лихолетья» дало свои плоды – отрасль начала своё возрождение. Государственная поддержка открывает перед отраслью положительные перспективы, в том числе и в эпоху кризиса. Но, как говорится, на государство надейся….Благополучие сельхозпредприятий, как и прежде, зависит в том числе и от их умения грамотно организовывать бизнес. Это значит, что им нужно не только вырастить продукцию, но и выгодно ее реализовать. Учитывая тенденции прошлых лет и коррективы, внесенные кризисом, сделать это будет довольно сложно. И вот почему.

Как известно, Россия вновь стала крупным поставщиком зерна за рубеж: в последние годы экспортируется до 15 % пшеницы и ячменя, производимых в стране. Возросший интерес к российскому зерновому рынку со стороны международных закупщиков создал стимулы для ускоренного развития экспортной инфраструктуры, главным образом на юге страны. Поняв привлекательность поставок за рубеж, крупные производители зерна из южных регионов страны быстро переориентировали свою деятельность на экспорт. Цены на их продукцию стали эталонными для других регионов по причине наиболее раннего начала уборки на юге и высокой урожайности в этих регионах. А так как на стоимость сельхозкультур от южных предприятий влияет их «экспортный акцент», то вся страна оказалась в сильнейшей зависимости от мировых – низких – цен на зерно. Продавать пшеницу на внутреннем рынке по столь «грабительски малым» тарифам – себе дороже.

Выгодную реализацию зерна также осложняет большой урожай, который Россия собирает в последние годы. Существенно ослабить влияние этого фактора может одномоментное и максимально возможное увеличение внутреннего потребления, экспорта и госзакупок. Однако и здесь не все просто. Например, рост внутренних запросов во многом зависит от увеличения потребления кормов в животноводстве, в первую очередь – в свиноводстве. Но из-за снижения спроса на мясопродукты и трудностей при получении кредитов проекты по увеличению поголовья в свиноводстве, по оценке некоторых экспертов, будут иметь тенденцию к замораживанию и даже полному сворачиванию.

По прогнозам, в 2009 году производство зерновых в России вновь превысит потребности рынка. Конкуренция на мировой арене, подстёгнутая общим снижением цен на зерновые, вероятно, останется высокой, поэтому экспорт вряд ли сможет оказать поддержку внутреннему рынку. А отсутствие возможностей выгодно реализовать продукцию может пошатнуть экономическое положение даже крепких хозяйств.

Стоит заметить, правда, что прогнозы имеют свойства и не сбываться. Благоприятные и внушающие надежду на высокий урожай природные условия в начале года вполне могут сменится неожиданными засушливыми явлениями в летний период, как это было несколько лет назад на юге России и в Приволжье. И тогда вместо эшелонов с зерном руководителю хозяйства достанутся лишь долги да судебные тяжбы. А всё потому, что «расчётливая» смекалка однажды подсказала сэкономить на страховании.

Безусловно, в нынешней сложной экономической ситуации становится невыгодно закупать дорогую импортную продукцию, что открывает новые перспективы для развития российского животноводства. Однако из-за низкой покупательской способности населения, спровоцированной кризисом, отечественное мясо может остаться невостребованным. Тем более что высокая цена на наши продукты во многом обусловлена политикой торговых сетей. ФАС уже выявила более 20 негативных практик, применяемых сетевыми магазинами к производителям.

Что и говорить, много проблем ставит кризис и перед животноводами. И у них порой возникает соблазн сэкономить на полисе. Сэкономить, а потом переживать за свой бизнес, читая новости о вспышках африканской чумы свиней, распространении высокопатагенного свиного гриппа и гриппа птиц, пожарах и отключениях электричества.

Внимание: демпинг

Кризис обострил старые проблемы сельского хозяйства, которые подтачивают основание бизнеса многих предприятий. И если сейчас производственный процесс прервется неожиданными неприятностями, то без страхового полиса сельхозпроизводителя ждут невосполнимые финансовые потери. Предприятию также грозят убытки, если оно ошибется с выбором страховщика.

Дело в том, что главной тенденцией первого квартала 2009 года на страховом рынке стал сильнейший демпинг, который распространился даже на десятку крупных игроков. Чтобы привлечь сельхозпроизводителя, ряд страховых компаний уменьшает тарифы в несколько раз. С одной стороны, снижение цены страхования, как правило, происходит за счет качества страховой защиты. С другой – это свидетельствует об отсутствии у страховщика необходимого опыта в страховании сельскохозяйственных рисков и понимания сути агрострахования. Главное для любителей демпинга – собрать страховую премию. Впоследствии, как показывает практика, часть таких страховщиков идёт на всевозможные ухищрения дабы не компенсировать в полной мере убытки сельхозпредприятий. А другие, даже при большом желании, не смогут этого сделать из-за отсутствия у них необходимых денежных средств.

Поэтому в данной ситуации главное – сделать правильный выбор страховой компании, которой будет доверена защита бизнеса. Являясь одной из самых надежных страховых компаний на отечественном рынке, Ингосстрах, отказываясь идти более простым «демпинговым» путём, выбирает другой способ поддержки сельхозпроизводителей в период кризиса. Индивидуальный подход к клиенту и его бизнесу всегда был отличительной чертой этого страховщика, но именно сейчас он вышел на новый уровень.

Страховые программы, разработанные специалистами Ингосстраха, учитывают не только особенности конкретного предприятия, но и его финансовые возможности. При этом, как и в докризисный период, компания предлагает максимальную страховую защиту и полноценные и своевременные страховые возмещения. С начала 2009 года Ингосстрах уже выплатил своим клиентам-сельхозпроизводителям более 61 млн рублей. Большая часть этой суммы пришлась на программы страхования урожая сельскохозяйственных культур. Оставшиеся выплаты направлены на компенсацию убытков владельцев предприятий животноводства и птицеводства.

Деляра САНГАДЖИЕВА, начальник Управления агропромышленного страхования ОСАО «Ингосстрах»

Крестьянские ведомости

http://www.agronews.ru

 


В Украине негде хранить зерно

Украина испытывает дефицит сертифицированных мощностей по хранению зерновых, что позволяет собственникам элеваторов диктовать условия сельхозпроизводителям

В прошлом году сельхозпроизводители столкнулись с большими проблемами по хранению собранного урожая. «У нас переходящих запасов было 7 миллионов тонн, еще 53 миллиона тонн мы собрали, — рассказывает глава Украинской зерновой ассоциации Владимир Клименко. — Из-за нехватки мощностей по хранению в прошлом году более 20 миллионов тонн зерна хранилось в ненадлежащих условиях». Ситуацию может исправить строительство новых мощностей, однако игроки рынка неохотно инвестируют в инфраструктуру по хранению зерна.

Где храним зерно

Объем сертифицированных мощностей по хранению зерновых и масличных культур в Украине (мощности элеваторов) оценивается экспертами в 31-33 миллиона тонн. «В частной собственности элеваторных мощностей примерно на 23 миллиона тонн», — уточняет Ольга Мозговая, аналитик «УкрАгроКонсалта». Достаточно большие объемы зерновых и масличных в прошлом году аграрии хранили непосредственно в хозяйствах. Причем обычно на неприспособленных для длительного хранения зерна мощностях. «Собранный урожай хранился или на току, или на складах. Отдельные аграрии даже выгоняли технику на улицу, а гаражные помещения заполняли зерном. Понятно, что при таких условиях хранения ухудшается качество», — отмечает Владимир Клименко. По его оценкам, Украина нуждается в строительстве элеваторов с суммарной мощностью 15 миллионов тонн.

При этом эксперты рынка отмечают, что зерноторговые компании развивают в основном мощности по перевалке в портах. По данным Владимира Клименко, за 7 лет портовые мощности по перевалке сельхозкультур увеличились с 6 до 26 миллионов тонн, а в этом году могут достичь 32 миллионов тонн.

Кто строит элеваторы

Строительством либо реконструкцией уже существующих элеваторов занимаются преимущественно крупные компании, которые ориентируются на экспорт  зерновых и масличных культур либо продукции их переработки. «Просто предоставлять услуги по хранению зерна в Украине невыгодно, эти услуги себя не окупают», — утверждает директор консалтинговой компании «Про-Агро» Николай Верницкий.

После государственных «Хлеб Украины» и Госрезерва наибольшими мощностями по хранению сельхозкультур в Украине располагают такие крупные игроки, как «Кернел», «Райз», «Зерноторговая компания», «Бунге Украина» и «Альфред С. Топфер Интернешнл (Украина)» (смотрите таблицу. — «ДЕЛО»).

Если говорить о новых мощностях, то тут следует выделить такого крупного сельхозпроизводителя и экс-портера, как «Нибулон». За два года компания увеличила собственные мощности по хранению и перевалке зерновых в полтора раза. Если на конец 2007-го складские мощности зернотрейдера составляли порядка 500 тысяч тонн, то сейчас, по данным пресс-службы компании, элеваторные мощности «Нибулона» составляют 750 тысяч тонн.

По информации Ольги Мозговой, элеваторные мощности в общем за два последних сезона выросли примерно на 3%. «В начавшемся сезоне также предполагается  рост на 3-4% с учетом введения на полную мощность крупных проектов компании «Райз», — говорит аналитик. Сейчас на стадии завершения строительства находятся элеваторные комплексы этого экспортера в Лохвице (Полтавская область) и Сумах (на 400 тысяч тонн каждый). В ближайшем будущем новый элеватор «ХПП Добронадиевское» (35 тысяч тонн) на Кировоградщине откроют компании «Гермес-трейдинг» и «УкрАгроКом». А сельскохозяйственная группа «Мрия» до конца 2010 года планирует завершить строительство элеваторов суммарной мощностью хранения более 250 тысяч тонн. Строительство первого из них (на 100 тысяч тонн) уже начато в Тернопольской области.

В то же время те компании, которые еще не начали строительство из-за отсутствия средств, отказываются от своих планов. К примеру, компания  «Ленд Вест» (арендует в Украине около 180 тысяч гектаров угодий в Западной Украине) в конце прошлого года приостановила реализацию проекта по строительству четырех элеваторов в Житомирской и Ривненской областях. В этот проект до 2011 года компания планировала инвестировать около 40 миллионов долларов.

Во сколько обойдутся элеваторные мощности

Небольшие компании, а именно к таким можно отнести подавляющее большинство отечественных сельхозпроизводителей, даже в «хорошие» времена не рассматривали возможность строительства собственных элеваторов. По подсчетам «Про-Агро», стоимость оборудования для элеваторов оценивается приблизительно в 200 долларов на тонну. То есть в одно только оборудование для элеватора емкостью 3 тысячи тонн необходимо инвестировать около 600 тысяч долларов. «А еще необходимо оплатить проектные работы, строительство», — говорит Николай Верницкий. — Минимальный срок окупаемости элеватора — 5 лет, и это при условии, что аграрий будет хранить на нем не только свое зерно».

По мнению Верницкого, экономически целесообразно строить элеваторы, может быть, только компаниям с большим товарооборотом. «Чтобы элеватор на 30 тысяч тонн себя окупал, он должен за сезон пропускать 75 тысяч тонн зерна», — уточняет эксперт. В Украине на сегодняшний день такой оборачиваемости у подавляющего большинства элеваторов нет.

Почему аграриям недоступны элеваторы

Рекордный урожай прошлого сезона обнажил технологическую устарелость и неэффективность отечественного элеваторного хозяйства. «Большая часть элеваторов в нашем регионе — это старые и очень энергозатратные сельхозпредприятия. Как результат, расценки на хранение и погрузочные работы очень высокие», — утверждает Александр Хороший, директор предприятия «Агро-альянс» (Винницкая область). По его словам, все хранилища в этом регионе частные. «Компании за копейки их приобрели, а вкладывать деньги в модернизацию не хотят», — сетует аграрий. В предыдущие 15 лет серьезных проблем с хранением зерна не было, поскольку урожай только единожды (в 2004 году) немного превысил 40 миллионов тонн (в 2008 году — 53 миллиона тонн).

Вне зоны доступа

По словам директора консалтинговой компании «ПроАгро» Николая Верницкого, загруженность сертифицированных элеваторных мощностей в Украине никогда не превышала 60%. На практике многие собственники элеваторов ставят агрария перед выбором: либо он привозит им зерно и продает по указанной цене, либо вообще с ними не сотрудничает. Дело в том, что владельцами негосударственных элеваторов, как правило, являются крупные зернотрейдеры и переработчики. Они заинтересованы в том, чтобы по максимуму загрузить свои мощности собственным зерном. Первые — с тем чтобы аккумулировать крупную корабельную партию и продать ее зарубежному покупателю. Вторые — чтобы обеспечить производство сырьем. «Если зернотрейдинговая компания и принимает «чужое» зерно, то только в том случае, когда не может загрузить элеватор собственным зерном», — уточняет Верницкий.  

Производители большие объемы зерна хранят у себя в хозяйствах. Причем, помимо того, что аграрию близлежащий частный элеватор может просто отказать в хранении, есть и другие причины. Например, если зерно хранится в хозяйстве, банку сложнее отобрать его у сельхозпроизводителя за долги. А еще сельхозпроизводителю не придется нервничать по поводу того, сможет ли он забрать свое зерно вовремя и должного качества. «Случается, что вы приезжаете на элеватор забирать свое зерно, но вам говорят, что в наличии его нет — будет через неделю. А у вас уже есть договор с покупателем на отгрузку прямо сейчас. Или, к примеру, вы привозите зерно одного качества, а вам возвращают зерно другого (худшего) качества», — рассказывает Верницкий. Причем, по его словам, такое происходит не только на государственных элеваторах системы «Хлеб Украины», но и на частных.

 «Проблема не в нехватке мощностей, а в их расположении, высоких тарифах и доступе к ним», — резюмирует эксперт.

Тарифы на хранение

Что касается тарифов, то в среднем по рынку в прошлом сезоне стоимость хранения зерна составляла 13-15 гривен за тонну в месяц. Помимо стоимости хранения, аграрий должен оплатить прием зерна на элеватор, а это 15-17 гривен за тонну, и отгрузку (когда будет забирать свой товар) — еще 25-30 гривен за тонну. Перед хранением зерно, как правило, нужно подсушить и очистить от примесей — за это тоже нужно заплатить. По словам эксперта Украинского клуба аграрного бизнеса Владимира Лапы, в условиях повышенного спроса многие элеваторы в прошлом сезоне резко повысили тарифы на свои услуги. В новом сезоне, как считает эксперт, им придется поумерить аппетиты. «Стартовые цены на зерно в этом сезоне будут ниже, чем в прошлом. Максимум, на что пойдут элеваторы, это рост цен, соизмеримый с увеличением стоимости энергоресурсов, в первую очередь газа», — прогнозирует Владимир Лапа. Опрошенные «ДЕЛОМ» участники рынка уверены, что цены на услуги элеваторов в этом сезоне вырастут в среднем на 15-20%. Что касается припортовых элеваторов, в которых зернотрейдеры уже начали накапливать экспортные партии зерновых, то они уже подняли свои тарифы. По словам премьер-министра Украины Юлии Тимошенко, только за последнюю неделю уходящего сезона стоимость услуг припортовых элеваторов возросла на 42%. «Я располагаю информацией, что элеваторы являются составляющей давления на сельхозпроизводителей», — сказала премьер-министр на расширенном заседании правительства в среду.

В сложившейся ситуации Антимонопольный комитет Украины пока что рекомендует Минагрополитики обязать элеваторы в случае повышения стоимости услуг (в том числе за переоформление документов с одного владельца на другого) предоставлять владельцам зерна соответствующие обоснования. В противном случае тарифы на хранение зерна и другие услуги должны оставаться прежними. По словам и.о. председателя АМКУ Александра Мельниченко, в текущем году ведомство направило рекомендации о необходимости исключения из договоров складского хранения пункта о возможности одностороннего повышения стоимости услуг 194 элеваторам.

Татьяна НЕДОРИЗАНЮК, Марина МОИСЕЕВА

Деловой портал «DELO.UA»

http://delo.ua

 


 

Интерес к рапсу в России будет расти с развитием перерабатывающих предприятий

В течение последних двух лет посевные площади под рапсом в Сибирском федеральном округе РФ увеличились в 2 раза. Это свидетельствует о том, что данная культура является довольно привлекательной для производителей региона, тем более что здесь есть все возможности для расширения посевных площадей и повышения урожайности масличной. В то же время, текущий МГ был достаточно сложным для многих компаний СФО, но, несмотря на существующие трудности, они стараются не только реализовывать свои планы, но и извлечь из сложившейся ситуации определенный опыт. Об особенностях работы своего предприятия в текущем сезоне нам согласился рассказать генеральный директор ГК "ПродЭкс" (Томская обл.) Андрей Швец.

Группа компаний "ПродЭкс" объединяет в своей структуре предприятия маслоперерабатывающего комплекса и предприятия, осуществляющие хранение и подработку масличных и зерновых культур, такие как ООО "Завод "Красная Горка", ООО "Степные ключи", ООО "Зернопродукт" (ХПП).

Завод "Красная Горка" был основан в октябре 2000 года в с. Кожевниково Томской области. Получаемые при переработке масло и жмых уже хорошо себя зарекомендовали на рынке Томской области и других областей Сибирского федерального округа.

- Андрей Юрьевич, прошла большая часть 2008/09 МГ. Каким был этот период для вашего предприятия?

- Текущий сезон характеризовался целым рядом негативных тенденций, которые оказали существенное влияние на условия работы нашего предприятия. Это, в первую очередь, снижение спроса, ухудшение платежеспособности покупателей, вынужденное значительное снижение цен на выпускаемую продукцию. Безусловно, на деятельности предприятия сказалось и удорожание кредитных ресурсов, а также затрудненный доступ к ним, значительно усложнивший работу компании. Тем не менее, в этих условиях мы научились грамотно и экономно управлять финансами и ресурсами производства.

В целом, предприятие справляется с задачами, поставленными перед началом сезона, т.к. иллюзий по поводу перспектив развития данного сегмента рынка у нас не было уже в октябре 2008 года. Сравнивать же нынешний маркетинговый год с сезоном-2007/08, я думаю, было бы некорректным.

- Почему основным сырьем для переработки вашим предприятием был выбран именно рапс?

- Прежде всего, потому, что это перспективная культура. На нашем предприятии освоена переработка семян рапса в промышленных объемах с использованием современной технологии отжима на импортном оборудовании. Рапсовое масло по сравнению с другими растительными маслами с точки зрения физиологии питания человека имеет ряд преимуществ. Оно содержит все физиологически важные кислоты в оптимальном соотношении. По содержанию ненасыщенной олеиновой кислоты только оливковое масло и масло новых гибридов подсолнечника с повышенным содержанием данной жирной кислоты превосходят рапсовое масло.

- Как вы формируете рынок сбыта готовой продукции?

- Для рапсового масла актуальны три основных направления реализации: топливо (биодизель), животноводство и пищевая промышленность.

Рапсовое масло сегодня востребовано в странах Западной Европы и странах Балтии. Это обусловлено тем, что в связи с проблемами охраны окружающей среды использование рапсового масла в производстве биодизеля позволяет частично сократить потребление органических запасов природной нефти и снизить нагрузку СО2 на окружающую среду.

Выпускаемое нашей компанией рапсовое масло, которое используются для производства продуктов питания людей, а также комбикормов для молодняка сельскохозяйственных животных, проходит глубокую очистку на специальном оборудовании. Это необходимо для удаления из масла низкомолекулярных жирных кислот, альдегидов, кетонов и т.п., которые определяют запах и вкус продукции, а также для выделения из него нежелательных инородных соединений.

Кроме того, мы осуществляем реализацию и жмыха рапса.

- Планирует ли компания расширять карту продаж? Есть ли какие-либо препятствия в данном направлении?

- Мы планируем не только расширение в географическом смысле, но и популяризацию нашей продукции, особенно на рынке Сибири. Основным же препятствием для продвижения в другие регионы являются накладные расходы, т.к. транспортные расходы (РЖД) в структуре цены продукта (у потребителя) составляют до 40%. Поэтому местные рынки для нас более перспективны.

- Намерены ли вы в текущем или следующем сезоне работать с другими видами масличных (подсолнечник, соя) ?

- В настоящий момент конкретных планов в этом направлении пока нет, все будет зависеть от развития ситуации на рынках рапса и продуктов его переработки и других масличных, а также от развития экономической ситуации в стране.

У нас есть опыт работы с подсолнечником и соей, а наш завод рассчитан на переработку различного вида масличного сырья. Умение быстро и легко адаптироваться к меняющимся реалиям является нашим основным конкурентным преимуществом.

- Какие планы у вашей компании на ближайшую перспективу?

- В ближайшее время (2-3 года) в планах нашей компании наращивание выпуска продукции, а также развитие местных рынков сбыта. Это, в свою очередь, будет способствовать увеличению спроса на рапс у местных сельхозтоваропроизводителей.

- Ваше мнение о дальнейшем развитии ситуации на российском рынке рапса и продуктов переработки.

- Прогноз прошлого года говорил о взрывном интересе к данной культуре в течение ближайших трёх лет, однако кризис внёс свои коррективы. Но все же считаю, что интерес к рапсу и продуктам переработки будет расти и в дальнейшем, одновременно способствуя развитию и повышению эффективности перерабатывающих предприятий.

Беседовала Дарья Бижко

ИА «АПК-Информ» - Ваш персональный аграрный эксперт

http://www.apk-inform.com


 

Без мяса страна не останется - Серик Сулейменов

Ветеринария – одна из главных сфер в животноводстве. Без надлежащего ветеринарного контроля нельзя обеспечить рост поголовья скота.

Что делается в республике для улучшения ветконтроля, какие проблемы существуют в данной сфере – об этом и о многом другом мы попросили рассказать председателя Комитета государственной инспекции в АПК МСХ РК Серика Сулейменова.

- Серик Ирмашевич, что делается для обеспечения ветеринарного контроля поголовья скота сельских округов государством? Выделяются ли специальные суммы, рассчитанные для полного охвата поголовья скота?

- Должен отметить, что государственный ветеринарный контроль – это важный участок работы, проводимый непосредственно Комитетом государственной инспекции в АПК и его территориальной инспекцией.

Рынки, организации по производству, заготовке (убою), хранению, переработке и реализации животных, продуктов и сырья животного происхождения – вот основные сферы, где обязателен госконтроль по соблюдению требований ветеринарного законодательства.

В пограничных и таможенных пунктах грузы, проходящие через государственную границу, также в обязательном порядке подвергаются ветеринарному контролю.

Проверяем мы и строящиеся, реконструируемые и вводимые в эксплуатацию объекты, где должны проводиться содержание, разведение, использование, производство, заготовка (убой), хранение, переработка и реализация животных, продуктов и сырья животного происхождения на предмет соблюдения зоогигиенических и ветеринарных (ветеринарно-санитарных) требований.

Госветеринарный контроль проводится и в отношении физических и юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность.

- Не бывает ли так, что тот или иной объект порой остается без внимания ветеринарных инспекторов?

- Ответом на ваш вопрос могут послужить цифры. В каждом сельском округе есть свой государственный ветеринарный инспектор, который должен следить за эпизоотической ситуацией и обеспечивать ветеринарно-санитарную безопасность пищевой продукции на вверенной ему территории.

Так, в республике работает 3591 государственный ветеринарный инспектор, в том числе в областных, районных (городских) территориальных инспекциях - 805, в сельских округах - 2294, а также в пограничных ветеринарных контрольных постах - 492.

- В 90-х годах, как известно, в селах резко сократилось количество поголовья скота. Какие меры сейчас предпринимаются в целях его увеличения?

- Ветеринарный контроль поголовья скота сельских округов на сегодня один из главных вопросов, которому комитет и его территориальные инспекции уделяют немалое внимание. Есть поддержка и со стороны государства.

В целях сохранения поголовья скота в селах проводим вакцинацию против особо опасных болезней животных, оздоравливаем животных от бруцеллеза и туберкулеза. К слову, за уничтоженное больное животное возмещается ущерб.

Контролируем проведение идентификации скота и объектов госветконтроля и состояние ветеринарных объектов (скотомогильники, убойные пункты, площадки), обеспечиваем ветеринарно-санитарную безопасность пищевой продукции, производимой перерабатывающими предприятиями.

Должен отметить, что на профилактику и диагностику особо опасных болезней животных государством сейчас выделяются немалые средства. В целом, увеличение финансирования ветеринарных мероприятий в 2009 году составило 341,7% по сравнению с 2005 годом.

- А вообще, сколько поголовья скота в стране? Необходимо ли увеличивать его?

- Я вам приведу цифры по состоянию на 1 марта этого года. Крупного рогатого скота у нас в стране 6305,2 головы, в том числе 2695,6 - коров, 17329,6 - овец и коз, 1416,4 - свиней, 1334,1 - лошадей, 143, 9 - верблюдов и 29056 - птиц.

По сравнению с аналогичной датой прошлого года во всех категориях хозяйств увеличилось поголовье крупного рогатого скота на 2,8%, овец - соответственно на 1,4% , коз – на 23,3% , лошадей – на 6%, верблюдов – на 4,1% и птицы -на 1,4%. Уменьшилось лишь количество свиней - на 0,2%.

В условиях рыночных отношений вопрос увеличения поголовья скота не является главной целью, поскольку он напрямую связан с рынком сбыта животноводческой продукции. Пока не будет спроса на животноводческую продукцию не только на внутреннем рынке, но и на внешнем, говорить об экономической целесообразности увеличения поголовья скота не приходится. Здесь, как говорится, работает рыночный постулат: если будет спрос, значит, будет предложение. Как правило, качество продукции определяет спрос. На сегодняшний день отечественному производителю есть над чем работать, чтобы производить качественную и конкурентоспособную пищевую продукцию, отвечающую требованиям международных стандартов. Если этот вопрос решится, тогда ничто не мешает росту поголовья скота.

- Как проводятся тендеры и кто в них должен принимать участие?

- Есть закон о госзакупках, согласно которому проводятся ветеринарные мероприятия по профилактике, ликвидации и диагностике заболеваний животных и птиц.

Противоэпизоотические мероприятия осуществляются против инфекционных болезней животных и птиц, вошедших в перечень особо опасных болезней животных. На их профилактику, диагностику и ликвидацию средства выделяются из республиканского бюджета.

Разработка плана противоэпизоотических мероприятий в республике осуществляется на основании заявок территориальных подразделений областей и городов Астаны и Алматы МСХ РК, которые, в свою очередь, формируются на уровне соответствующих административно-территориальных единиц, т.е. сельских, поселковых округов, районов, областей.

Составление плана проводится по следующей схеме.

Ветеринарная служба сельского округа совместно со службой района составляет план противоэпизоотических мероприятий по району в разрезе сельских округов по месяцам, далее составленные планы сводятся на уровне области. Областные территориальные инспекции направляют этот план в Комитет государственной инспекции в АПК.

В комитете заявки областей по вакцинации и диагностическим исследованиям против особо опасных инфекционных болезней животных и птиц подлежат анализу и обсуждению с дальнейшей корректировкой в зависимости от эпизоотической ситуации в регионах и с учетом эпизоотической ситуации в сопредельных государствах.

В комитете проводится закуп некоторых видов услуг, относящихся к монопольному виду деятельности - диагностика заболеваний животных, хранение республиканского запаса ветеринарных препаратов, ликвидация очагов острых и хронических инфекционных болезней животных, а также закуп ветеринарных препаратов для профилактических мероприятий и пополнение республиканского запаса ветеринарных препаратов.

Областные и районные территориальные подразделения проводят закуп по транспортировке ветеринарных препаратов, причем главное требование к участникам конкурса - это наличие автотранспорта, обеспечивающего транспортировку ветеринарных препаратов в специальных температурно-временных режимах.

Такое же требование предъявляется и к помещениям по хранению ветеринарных препаратов.

Еще одно условие – ветеринарные препараты должны закупаться у юридических и физических лиц, имеющих лицензию на проведение ветеринарно-профилактических мероприятий. Причем лицензиат должен иметь лицензию и набор ветеринарных инструментов для проведения манипуляций, включая термочемоданы.

Услуги по диагностике заболеваний животных закупаются у РГКП «Республиканская ветеринарная лаборатория», предприятие является субъектом государственной монополии.

РГКП «Республиканский противоэпизоотический отряд» выполняет функции государственной монополии по хранению республиканского запаса и ликвидации очагов острых и хронических инфекционных болезней животных.

Комитетом проводится централизованный закуп ветеринарных препаратов с целью обеспечения республики профилактическими средствами, отвечающими единым требованиям.

Закупленные ветеринарные препараты до потребителей должны дойти без нарушения температурно-временных режимов хранения и доставки.

В этих целях в областных территориальных подразделениях комитета проводится закуп услуги по хранению на основных франко-складах и по транспортировке ветеринарных препаратов от основных складов до складов, расположенных в районах и городах областного значения. В районных территориальных подразделениях закупаются услуги по временному хранению и применению ветеринарных препаратов.

При проведении закупа услуг к поставщикам предъявляются определенные требования. К примеру, при транспортировке ветеринарных препаратов транспортные средства должны соблюдать температурные условия доставки и хранения, аналогичные требования должны соблюдать и при хранении ветеринарных препаратов в районах и городах.

Карлыгаш ЖУСУПБЕКОВА

Казах-Зерно

http://www.kazakh-zerno.kz

 


 

«В кризис очень хорошо идет мороженое»

Кроме того, хорошо продаются бульонные кубики по 3 руб. и маленькие упаковки какао Nesquik и кофе Nescafe. Таковы наблюдения за российским рынком президента глобальной компании Пола Бюльке

Nestle отсчитывает свою историю с 1866 г., когда Генри Нестле изобрел первую в мире молочную смесь для грудных детей Farine Lactee. Спустя 143 года это крупнейший по выручке производитель продуктов питания в мире: на 456 фабриках в 84 странах компания выпускает товары под 8000 торговых марок, выручка в прошлом году — 109,9 млрд швейцарских франков ($102,58 млрд). В Россию Nestle пришла в конце XIX в. — петербургский торговец Александр Венцель подписал эксклюзивный контракт на поставку молочной продукции компании на территории Российской империи.

Возобновив здесь работу в 1995 г., швейцарская компания инвестировала в наш рынок около $800 млн. И не зря: по собственным оценкам, Nestle контролирует половину рынка готовых завтраков, по 40% рынков растворимого кофе и кулинарной продукции, четверть рынка детского питания и пятую часть российского рынка шоколада.

Ассортимент Nestle превышает 8000 торговых марок продуктов питания. Производственные мощности насчитывают 456 заводов в мире, из них 14 в России. Основные бренды – Nescafe, Nesquik, «Россия», KitKat, Friskies, «Золотая марка» и др.

О том, как компания будет развиваться дальше, ее президент Пол Бюльке рассказал в интервью «Ведомостям».

— В марте вы говорили, что во время кризиса компания продолжит поглощения и резервирует на эти цели 1,3 млрд евро. Какого рода поглощения вас интересуют в первую очередь?

— Приобретения — часть нашей стратегии, всегда часть политики лидирующей компании. Я уверен, что мы уже достаточно хорошо представлены во всех категориях, в которых мы заинтересованы. Так что наша главная цель — правильно продолжать вести тот бизнес, который мы уже достаточно крепко держим в руках. Но если появляется возможность сделать приобретения, которые нас усиливают или ускоряют наше развитие, мы, конечно же, их делаем. Мы это называем смелыми приобретениями. Как раз на такие покупки мы и выделили 1,3 млрд евро, или 2 млрд швейцарских франков. На локальных рынках, в том числе и в России, мы следим, не появляются ли возможности для интересных приобретений. И если такие возможности возникают, мы, естественно, их рассматриваем. Мы нацелены на долгосрочное развитие. А этот кризис закончится. Поэтому нашей компании не стоит пугаться и отступать из-за того, что произошел какой-то кризис.

— Значит ли это, что в России вам по-прежнему интересны новые покупки?

— Россия как раз одна из тех стран, в работе в которых мы заинтересованы надолго. Мы это показывали своим поведением последние 15 лет. Как только мы начинаем налаживать связи с новой страной, мы стараемся там обосноваться. Во многих странах мы присутствуем и 80, и 90 лет — даже, например, в Латинской Америке. То же самое происходит с Россией. Мы начали здесь работать 15 лет назад, и сейчас у нас 13 предприятий плюс еще одно предприятие в Узбекистане. Эти 14 заводов мы строили, расширяли, приобретали. Наше последнее приобретение в 2007 г. — Рузская кондитерская фабрика. Сейчас мы расширяем завод в Тимашевске — там будет вложено 240 млн швейцарских франков, или 7 млрд руб. Кроме того, мы собираемся этим летом завершить расширение нашего завода по производству кормов для домашних животных.

Мы продолжаем модернизировать все существующие заводы, так что инвестиций очень много, и, я думаю, это достаточно убедительно демонстрирует уверенность в нашем будущем здесь. Мы считаем, что Nestle создает ценности. И это ценности, которыми мы делимся. Успех достижим только в том случае, если отношения с обществом происходят разумным образом. Это значит, что наша деятельность должна быть полезна как для компании, так и для общества в той стране, где компания осуществляет свою деятельность, в данном случае для России.

Сейчас на Nestle в России работают 10 000 человек. Это 10 000 семей. Если добавить все связанные виды деятельности — поставщиков, сельхозпроизводителей и т. п., то цифра будет в пять раз больше. Но кроме ценностей мы производим еще и продукты питания. Например, при поддержке Министерства образования и науки России мы организовали программу обучения детей правильному питанию.

Выгода здесь обоюдная. Нам выгодно иметь потребителей, которые знают, как правильно питаться, а государству выгодно иметь правильно питающееся, т. е. здоровое, население. Эта программа длится уже 10 лет, обучение прошли 3 млн детей. Еще раз хочу подчеркнуть, что мы планируем свою деятельность, свое сотрудничество с Россией на долгий срок. Я помню август 1998 г. В то время как многие другие компании либо пережидали, либо покинули Россию, мы, наоборот, активно внедрялись в этой стране. Так что мы здесь надолго.

— Вы видите сходство нынешнего кризиса, который добрался до России к осени 2008 г., с ситуацией 1998 г.?

— Центром кризиса 1998 г. была Россия. А нынешний кризис глобальный, который имеет, конечно, свои последствия для России. Это не то же самое. И причины кризиса совсем другие. И Россия уже не та, что была в 1998 г. Так что все совсем по-другому. Но я настроен очень оптимистично. Этот кризис должен упорядочить многие вещи. Отступим немножко назад, скажем так, к нормальной, правильной жизни. Это отступление в старые добрые времена оздоровит и общество тоже. Заставит нас вспомнить о ценностях, принципах, долгосрочном планировании отношений. Все эти ценности очень близки нашей компании. Иногда кризис, трудности идут на пользу. Я хочу видеть этот кризис так. Любой кризис всегда предоставляет возможности. Конечно, нам предстоит сделать кое-какие поправки, но, с моей точки зрения, у нас есть великолепные перспективы в будущем. И у России они, естественно, есть.

— В начале года представители вашей компании заявляли, что в этом году ждут роста продаж в России. Прошло уже полгода, и многие ваши глобальные конкуренты зафиксировали снижение продаж на 15-20%. Ваши ожидания роста по-прежнему в силе?

— Это я от него жду (показывает на главу российского офиса Стефана Де Локера). Мы уже лидеры на рынке кофе, на рынке кондитерских изделий и не забываем о том, что люди не перестают есть. Возможно, привычки питания каким-то образом изменятся, но точное знание того, что нужно нашим потребителям, поможет нам. И это источник нашего роста. Людям всегда надо есть. Если они откажутся от покупки новой машины, то, чтобы утешиться, может, купят несколько шоколадок.

— А правда, что во время кризиса сильно растет потребление шоколада? Может, вы заметили еще какое-нибудь влияние кризиса на ваш продуктовый портфель?

— Это очень сложный вопрос, в разных странах все происходит по-разному. Например, мороженое очень хорошо идет в кризис. Это удовольствие, которое можно себе позволить, и даже такой день (в Санкт-Петербурге в день интервью было ветрено и шел дождь. — «Ведомости») кажется теплее. Чтобы правильно изменяться, нужно иметь тесные связи с потребителями, общаться с ними, тепло к ним относиться даже в новых условиях. Мы, конечно, должны приспособить наш бизнес и следовать за новыми возможностями.

— Какого рода приспособление вы имеете в виду?

— Мы называем это PPP — populary positioned products (популярные бренды продукции). Мы следим за появляющимися новыми группами потребителей, которые только выходят на рынок и начинают покупать товары, и стараемся создавать что-то для них. Такие аудитории находятся, как правило, в развивающихся странах. Но тот же самый подход, как к завоеванию покупателей на новых рынках, можно применить и во время кризиса. Люди, у которых уменьшились доходы, ищут новую продукцию. Но они не хотят поступаться питательными свойствами продукции или удовольствием, которое они получают. Маленький пример. У нас есть бульонный кубик за 3 руб. Это очень популярная продукция, потому что кубик стоит недорого, но тем не менее позволяет приготовить вкусную еду. Так что готовые супы в пакетах будут продаваться хуже во время кризиса, а вот бульонные кубики, наоборот, поднимутся в продажах, потому что с помощью этого кубика можно сделать на самом деле отличный суп. Вот такие будут сдвиги, мы думаем. Кроме того, наш ассортимент в разных странах различается. Например, какао Nesquik или кофе Nescafe в России мы продаем в упаковках меньшего размера — это делает покупку более легкой, не нужно так много тратить, когда ходишь в магазин. В России люди ходят в магазин чаще, поэтому им легче покупать так. Этой мелкой расфасовкой мы позволяем нашим покупателям не поступаться качеством, но и не платить слишком много.

— В интервью одной из французских газет вы говорили, что в ближайшие 10 лет рассчитываете привлечь миллиард новых потребителей. Вы имеете в виду освоение новых рынков или собираетесь отвоевать такую значительную долю у конкурентов?

— Мир развивается, и три четверти населения планеты живут в развивающихся странах. Через 10 лет, я думаю, появится миллиард именно новых потребителей — это люди, которые раньше были вне денежной экономики. У них будет появляться денежный доход, который позволит им покупать потребительские товары. Это не новость. И в прошлом развитие и рост мира происходили в основном за счет прироста потребления в развивающихся странах. Это один из позитивных эффектов глобализации, и, я думаю, это будет продолжаться. Все, что нам нужно, — это присутствовать там. Одно из преимуществ Nestle в том, что мы на самом деле являемся мировой компанией: мы работаем на международных рынках уже больше 140 лет. Сейчас мы присутствуем более чем в 140 странах, причем не поверхностно — у нас хорошие, давно наработанные связи во всех этих странах, наши заводы расположены более чем в 80 странах. Всего у нас 456 заводов, более половины из которых находятся в развивающихся странах. И поскольку развивающийся мир развивается и будет развиваться, а наша структура уже к этому подготовлена, мы будем частью этого развития. Вот что я имел в виду, упоминая 1 млрд новых потребителей.

— За последние пару лет сменился топ-менеджмент в трех пищевых гигантах — Nestle, Unilever и Kraft. Во главе каждой компании стоят очень амбициозные лидеры. Стоит ли ждать тектонических сдвигов на пищевом рынке в связи с этим?

— Изменения всегда происходят, это нормальный ход развития. У Nestle всегда была определенная стратегия. Меняются люди, меняются стили, меняются отношения, но базовые вещи остаются прежними — они неизменны, достаточно чисты и понятны. Представьте себе корабль. Может меняться направление ветра, погода, будет штормить или будет штиль, но направление движения от этого не изменится.

Карьера Пола Бюльке:

Чтобы возглавить Nestle, Бюльке пришлось выдержать жесткую конкуренцию с другими сильными претендентами на эту должность. «Честно говоря, я никогда не соревновался, просто делал свою работу. Просто произошло то, что произошло», — скромно говорит президент Nestle. Его коллеги-директора Пол Полман и Ларс Олофссон, также претендовавшие на должность президента, покинули компанию после назначения Бюльке. Он не делает из этого драмы: «Такое всегда может произойти. Главное, что все правильные люди на своих местах и хорошие талантливые люди работают на Nestle. Этим господам, которые покинули компанию, мы нашли достаточно удачную замену». Вопрос о том, ожидал ли он назначения Полмана на пост президента Unilever, главного конкурента Nestle, Бюльке дипломатично обходит: «Я могу выразить свое мнение по этому поводу, но не хотел бы об этом ничего говорить».

Говорят, что у Бюльке много общего с предшественником, Питером Брабеком, в частности увлечение самолетами и мотоциклами. «Знаете, нам приходится столько летать, что уж лучше их [самолеты] любить, — улыбается президент Nestle. — Пожалуй, первое, что нас объединяет, — это преданность нашей компании. И он, и я много лет отслужили в ней [Брабек пришел в компанию в 1968-м, когда ему самому было 25, и возглавлял ее последние 10 лет]. Кроме того, мы оба много времени провели в Латинской Америке. Мы никогда не работали в одно время в одном месте. Но мы оба говорим по-испански. И он тоже, как и я, любит некоторую степень свободы — любит кататься на мотоциклах; может, хобби, увлечения и делают нас похожими. Но важнее, что мы хорошо друг друга понимаем и по-прежнему много общаемся».

ВЕДОМОСТИ

http://www.vedomosti.ru

 


В избранное