Все выпуски  

Повесть ОБЕСПЕЧЕННЫЙ ЦЕРКОВНЫЙ ЧЕЛОВЕК


Авторская рассылка Ивана Игнатьевича Христичева Выпуск 5 от 2007-04-27

ОБЕСПЕЧЕННЫЙ ЦЕРКОВНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Домик в лесу
Домик в лесу
2000 х., м., 60х40
И.И. Христичев

Интриганка, по образованию медик. Спит и видит всех людей на земле в гробу в белых тапочках.

В дневное время грешит устами, а по вечерам и ранними утрами убегает в церковь замаливать свои грехи. Особенно после того, как всю семью, соседей по коммунальной квартире с помощью спиртных напитков отправила на вечный курорт. Эта семья спокойно жила, никому вреда не приносила, правда усиленно увлекалась увеселительными напитками. Используя увлечения своих соседей, интриганка воспользовалась зеленым змеем, чтобы овладеть жилплощадью своих соседей, подкупила экспертную комиссию. Ее следующая попытка захватить квартиру, закончилась провалом ее разоблачением.

Клара в спешке торопилась, в суете забыла позвонить подельнику. Она выбежала на остановку автобуса, остановка называлась Петра Алексеева, здесь толпилось много народа. Кларочка одновременно выполняла три дела. Звонила по мобильному телефону, изо всех сил стремительно старалась тянуть руку. Ловила извозчика, руководителя автомобиля, страстно суетилась, бегала по дороге, переживала изо всех оставшихся сил, на лице проявилось страдание. Клара не знала, как ей поступить, дозвониться ей никак не удавалось, – все время телефон был занят. Клара вся испереживалась, нервы напряглись, ее стало трясти как в лихорадке, бил озноб.

Она впадала в истерику, за ней должны прийти с арестом по поводу двух престарелых старушек. Клара вместе с Виталием Александровичем вывезли этих бабулечек в Орловскую область, в давно заброшенную деревню, под предлогом вылечить от ракового заболевания. Виталий Александрович, главный врач поликлиники, один раз в месяц четко навещал своих подопечных, привозил им продукты и медикаменты. Он присматривался к ним и подбирал удобный случай, чтобы вместе обоих отправить к праотцам в другое измерение, на вечный покой.

Деревня «Спальная», где всего осталось две хижины, доживающие свой короткий век. Одну из таких хижин обживала недавно поселившаяся вековая старушка, похоронившая всю свою родню. Она никак не могла привыкнуть жить в деревенских условиях, после роскошной столичной жизни, к убогой, Богом забытой в степи лачуге. Лачуга давным-давно перекосилась, вот-вот сложиться как карточный домик. Нижние бревна сгнили еще во времена Хрущевской оттепели.

Холодный пронизывающий ветер со свистом и вульгарным напевом, свободно разгуливал по лачуге. Ветер с северной стороны легко проникал сквозь щели, в которые залезали крысы погреться, а за ними охотились дикие озверевшие кошки, они здесь же их ловили, а те пищали как резаные боровы.

Стосемилетняя Ирина Харлампиевна Козакова в свою бытность трудоспособного времени работала врачом психиатром. Притом слыла отменным врачом, лучшим из лучших на десятки тысяч врачей. Свое образование она получила в столице Китая в самом Пекине. Прекрасно владела акупунктурой, знала все расположенные акупунктурные точки по всему телу. Она по своему обыкновению, умела при кислородном внутриклеточном голодании вводить десятисантиметровую иголку без болей и единой капельки крови так, что больной не понимал, что с ним происходит. Ирина вначале тщательно разглаживала тело на бедре, нежно, нежно, потом своими пальчиками как бы раздвигала между клеточками пространство, подносила эту большую иглу, ставила в розовую точку, и ввинчивала эту иголку. В личной жизни ей крайне не везло. Пять раз выходила замуж. От каждого мужа по ребенку, все как один мальчики, с ними она мучилась очень долго, со временем пристрастилась к алкоголю, от своих страданий и безвыходного положения стала пропадать из дома. Часто валялась под забором пьяная в доску, жизнь ее превратилась в сущий ад, хуже всяких мужчин алкоголиков, бывало обмочиться, а то и по страшнее дела случались неоднократно.

Как-то к ней на приём пришел один народный целитель- знахарь, во всей округе, где он жил, его называли беспощадным рогатым колдуном. Он не одну грешную душу проводил на вечный покой, за какие-то мелкие прегрешения не перед Богом, а именно перед ним.

Об этом колдуне в городке его обитания между людьми ходили фантастические легенды о его прозорливости и природном даровании в предсказаниях, происходящих в природе, всяких катастрофах в других странах. О настоящих или будущих событиях грядущих лет, тяжелых наводнениях, землетрясениях и бедствиях от сильных ураганов, и тому подобных катаклизмах. На его деятельность соседи и завистливые люди писали в центральные издательства жалобы с просьбой разобраться с неизвестным явлением. На этого шарлатана, народного горе-целителя, шли письма и всякие доносы, что он мошенник, обманывает честных людей. Что ему машинами привозят продукты, якобы мешками деньги везут, что он наживается на горе и болезнях несчастных обездоленных людей, получивших клеймо, безнадежных, когда им осталось жить от силы месяц или три. На самом деле ему удавалось восстанавливать людей, от которых отказалась официальная медицина и приговорила несчастных людей на неверие об их выздоровлении. Особенно душевнобольных, которые побывали в руках бездушных врачей в психдиспансерах.

Однажды, стук в калитку, огромная кавказская овчарка за забором насторожила свои уши, и оскалила волчью пасть в виде загадочной улыбки, из пасти пенистая слюна свисала нитями от стоящего в зените солнца и нестерпимой жары. Кавалер заскулил, присел на задние лапы, приготовился встречать незваного гостя. Никанор Иванович, насторожился, подошел к своему любимому и бесконечно преданному другу Кавалеру, и спросил, кто там, как ты думаешь, с хорошими или плохими намерениями пожаловал к нам гость, пес стал вилять своим пушистым хвостом. Все понятно, стало быть, раз ты радуешься, значить нечего бояться. Примем гостя в наше расположение, выясним причину его появления в нашем доме.

Никанор Иванович, был человеком преклонного возраста, плотного телосложения, круглолицый, щеки лоснились от сытой пищи, розовощекий брюнет, глазки маленькие, как у мышонка, серо-стального цвета, глубокопроникающие, прямо-таки маленькие буравчики, как маленькие лазерные лучики. Эти маленькие глазенки были способны просматривать человека насквозь как рентгеновские лучи. Никанор подошел к калитке, без единого слова, без оклика, защелкал запорами, молча распахнул калитку. Перед ним стоял высокого роста молодой человек, с дипломатом в руках, с надменной саркастической насмешкой спросил:

– Дорошев здесь живет?

Никанор Иванович прищурил и без того малюсенькие глазки, несколько секунд помолчал, пристально всматриваясь в незваного гостя. Наконец произнес: – Что, приехал с разоблачениями честного человека, мастера судьбоносных событий, а у самого пять лет жена, прикованная к постели, – и замолчал. Внимательно стал следить за внезапно опешившим гостем, у которого волосы на голове поднялись копной. Молодой человек впервые в своей жизни встретился с подобным явлением. Чтобы незнакомый человек знал его горькую правду о его несчастной жизни с женой инвалидом. С которой за пять лет ее инвалидности он намаялся до бесконечности, даже с помощью надомной прислуги, которая с беспрекословной преданностью служила своей хозяйке-инвалиду.

Дорошев ожидал такой реакции, не теряя бразды правления ситуацией, добавил: – вот что, молодой человек, беги в магазин, бери пару бутылок водочки, посидим, потолкуем, как твоему горю помочь, чтоб поставить твою ненаглядную на ноги, с Божьей помощью нам это будит под силу.

Молодой человек не терял времени даром, побежал в расположенный рядом гастроном, взял две бутылки армянского коньяка, коробку дорогих конфет, и мигом возвратился. Ему не терпелось вступить в разговор с неизвестным ему человеком, который с первой встречи, без единого слова разгадал его труднейшую семейную драму, можно сказать, как серпом по сердцу. Никанор Иванович, спокойно сидел на скамеечке под высоким забором у самой калитки и спокойно наблюдал за приближающейся фигурой молодого журналиста центрального журнала.

Когда журналист приблизился, коньяк и конфеты лежали закрытые в его дипломате.

Никанор Иванович, внимательнейшим образом осматривал дипломат молодого человека, после чего произнес: – Женя, давай договоримся впредь, будешь слушаться меня, тогда твою жену быстро поставим на ноги.

– Хорошо, – ответил Евгений.

– Женя, что хорошего ты сделал? Зачем ты взял эту гадость.

– Какую, – ответил журналист.

– Этот коньяк. В дальнейшем ничего цветного не пей, если хочешь жить долго, с прекрасным настроением и в хорошем здравии, если хочешь очень, выпей чистой водочки.

Евгений снова был поражен, все предметы о которых шла речь, находились в дипломате, и их не было видно. От общения с этим человеком, молодой журналист полностью поверил в экстраординарность своего нового незнакомца. Евгений полностью сосредоточился. Давай входи. Раз появился с добрыми намерениями, разобраться в искренности происходящих событий и в обстоятельствах преднамеренных жалоб и кляуз, на меня написанных, милости просим. Евгений снова был потрясен, способностью Дорохова читать его мысли на расстоянии.

Они вошли в калитку, Кавалер весело заскулил, радостно раскрыл свою пасть, похожую на улыбку, вкруговую закружил своим пушистым хвостом и направился им навстречу. Молодой человек попятился назад, увидев огромного пса. Никанор Иванович, слегка повысил голос, обратился к собаке: – Кавалер, иди в тень отдохни, или прими ванну.

Пес сразу же повиновался, лениво повернулся и нехотя пошел за угол времянки и прыгнул в ванную, наполненную до половины водой, в воде стал плескаться. Весело скулил, играл своим пушистым хвостом.

Хозяин с гостем проследовали внутрь времянки, называемой летней кухней. Никанор Иванович пригласил свою спутницу по жизни, попросил накрыть на стол. Анна сразу, беспрекословно, удалилась, внесла праздничную расшитую ручной работы скатерть, на которой красными, голубыми и всеми цветами радуги были вышиты по краям скатерти веселые узоры. Посредине скатерти красовался серебряный поднос, наполненный всевозможными фруктами. Виноград, груши, яблоки, финики, айва, гранаты. Все это было вышито настолько искусно, как живое. Хотелось потрогать, и вызывало ощущение голода, от увиденных яств во рту увлажнялось. Сразу вызывалось чувство здорового аппетита, хотелось проглотить одним присестом все сразу.

– Вот что, молодой человек, у тебя есть образ твоей судьбы, правда он мне не особенно нужен, я уже определился. По твоим мыслям и увидел ее отражение в твоих грустных и усталых глазах, так что я тебе помогу, когда ты приедешь домой, она уже будит стоять на своих ногах и с трудом передвигаться по комнате. Твоя задача в дальнейшем, в течение семи-девяти лет. Никогда ее не расстраивать, оберегать от всевозможных стрессов, и не допускать к чрезмерным весельям. И еще, в обязательном порядке, с ней вместе поехать в город Железноводск, там есть минеральные ванны, ей необходимо два раза в год принимать их по месяцу, еще лучше по два в полугодие. Она станет не ноги и будет тебе преданным и лучшим другом до скончания вашей совместной жизни. Если ты мне обещаешь поступить так, как я тебе предлагаю, тогда я сразу берусь за дело. Вперед дорогой. Передай ей привет от меня, давай выпьем за здоровье твоей судьбы. Вера в меня необязательная.

Я вижу, ты ничему не веруешь, ты давно разочаровался и в официальной, и в народной медицине.

Тем временем Анна поставила на стол свежие помидоры, ароматные, не то что продаются в магазинах, а пахнущие пчелиными продуктами, настоящий нектар, огурчики, пахнущие грядками, и весенним озоном от ранней грозы. В восточной миске из натуральной глины, лежали большие куски башкирского сотового майского меда, который сразу же защекотал в ноздрях, своим резким и очень крепким ароматом, от которого вскружилась голова, а по всему телу распространилось веселое райское блаженство, захотелось вечно жить без грусти и болезней. Жена Дорошева, поставила малосольные огурчики. Никанор Иванович наполнил хрустальные рюмочки. Выпили за здоровье жены журналиста, закусили прекрасными огурчиками, которые по вкусу напоминали золотое советское шампанское, прохладные, резкие хрустящие, очень вкусные.

После всей трапезы, молодой журналист уехал в столицу к себе домой. Каково же было его удивление вместе с восхищением когда он вошел к себе в квартиру и обомлел, к нему на встречу, медленно, очень робко, вытянув руки вперед, двигалась его ненаглядная, горячо любимая жена. На глаза навернулись слезы, сердце в его груди затрепетало, вот-вот вырвется из его могучей груди. Евгений подхватил свою жену на руки, и закружился с ней в танце венского вальса. Радости не хватало пространства, чтоб выразить свое восхищение. В их совместную жизнь с небес опустилось Божественное счастье, в будущем их ожидала райская жизнь, которую они совместно заслужили.

После всего происшедшего, когда улеглись страсти и волнения по поводу выздоровления его жены Ольги, Евгений нагрузил машину столичными подарками, и отвез спасителю своей жены.

При встрече Никанор Иванович заметил, – ну что Евгений, будишь меня разоблачать, как мошенника, или как?

Евгений достал столичный журнал с его хвалебной статьей о Дорохове, после этой статьи Никанора Ивановича пригласили работать в городскую поликлинику диагностом. Но он отказался, сказал начальству, что хотите, чтоб дурак умницам помогал зарабатывать деньги. Чтоб сохранял их насиженные теплые места, и оберегал их спокойствие.

Колдун предложил врачу профессионалу свои услуги в избавлении от злой и очень вредной привычки, настроить ее силу воли, помочь собрать в один кулак все свое усилие. С помощью своего подсознания, нанести сокрушительный удар по злейшему врагу человеческой, упрямой и непобедимой привычке. В обмен на помощь просил устроить свою внучку рентгенологом в эту городскую поликлинику.

Продолжение следует




Иван Игнатьевич Христичев


Painter.Hristichev.info

Галерея живописи И.И. Христичева

Оставить отзыв


Рассылка lit.graph.hristichev :: Архив Рассылки :: Выпуск 5 от 2007-04-27

В избранное