Читаем с нами. Книги о бизнесе

  Все выпуски  

Читаем с нами. Книжное обозрение.


Злобный Ых

Дэвид Эддингс "Эления"

Рыцаря можно изгнать, но не лишить преданности его королеве. Особенно той королеве, он которую воспитывал с самого детства. Прежний король, безвольный, распутный и слабый, умер и покоится в своей гробнице, и новая правительница Элении взошла на престол, чтобы положить конец анархии и двоевластию. Но Спархок, ее чемпион, вернется ко двору слишком поздно. Предательская отрава уже поставила ее на грань смерти, и лишь полузапретное магическое искусство Ордена, перенятое у стириков, позволяет жизни удерживаться в ее заключенном в гигантском кристалле теле - но лишь до тех пор, пока не умрет последний из Двенадцати ее рыцарей-хранителей.

Орден Пандиона сделает все, чтобы спасти жизнь молодой правительнице, но у первосвящнника Церкви свои планы. Ему не нужен на престоле человек, которого он не может контролировать. По крайней мере, до тех пор, пока не будет провозглашен новый Архипрелат - а для того, чтобы купить себе это место, требуется неограниченный доступ к королевской казне. И первосвященник Симмура не остановится перед тем, чтобы предать свою веру и продать душу страшному чужому богу, питающемуся человеческими жертвами. В далеком Земохе собираются орды, чтобы вторнуться в Элению и истребить или хотя бы отвлечь воинствующие ордена от выборов Архипрелата, и рыцарь-вероотступник рыскает по королевствам, науськивая, вступая в заговоры, убивая и внося сомнения в сердца. Тьма нависла над миром, и единственное, что может его спасти - это сапфир-роза, могущественный дух Беллиом, чья сила не знает преград.

Может спасти - но может и погубить. Ибо ужасный бог Азеш алкает себе его мощи с незапамятных времен. Однажды земохские орды вторглись за ним в Эллению - и были разбиты. но победа оказалась пирровой: цвет рыцарства, включая отважного короля, полег на поле боя, и Беллиом, вделанный в королевскую корону, пропал без вести в окружающих болотах. И теперь, столетие голода и разрухи спустя, агенты Азеша рыскают в поисках сапфира. И от того, кто - ордена или Азеш - найдет его первым, зависит судьба не только людей, но и Младших Богов...

Наверное, автору стоило бы определиться с самого начала, что именно он пишет: политическую (что предпочел бы я) или приключенческую фэнтези. Он то хватается за политическую компоненту и закручивает интригу, то внезапно, бросив ее на полуслове, перебрасывается на квестовую составляющую. От такой эклектичности стиля в тексте отсутствует целостность, и он воспринимается хуже, чем мог бы. Не добавляет ему шарма и не самый лучший перевод. Однако, тем не менее, трилогия достаточно интересна и вполне может быть рекомендована любителям жанра.

Жанр: героическая фэнтези
Оценка (0-10): 7
Ссылка: Мошков
Приблизительный объем чистого текста: 756 + 646 + 1090 ~= 2500 kb




Цитаты:

Привратник рассмеялся и распахнул створки ворот. Фарэн горделивым аллюром вынес своего хозяина на улицу и пустился рысью, преувеличенно высоко поднимая ноги и выбивая по мокрой мостовой стальное стаккато. Хитрец обладал хорошим чутьем на драматизм ситуаций и всегда неистово задавался, когда хозяин восседал на нем в полном вооружении.

- Не слишком ли мы с тобой стары для таких представлений? - сухо поинтересовался Спархок.

Фарэн игнорировал его слова и продолжал важно гарцевать. В этот ранний час в городе было немноголюдно - на пути им изредка попадались лишь заспанные ремесленники, мастеровые да карманные воришки. Улицы были мокры после ночного дождя, и вывески без устали раскачивались на резком ветру. Большинство окон были еще захлопнуты и темны, хотя тут и там в комнатах ранних пташек уже теплились огоньки свечей.

Спархок почувствовал запах стали, масла, которым смазывались сочленение лат, и кожаной сбруи, пропитанной конским потом. Он уже было успел забыть запах в жарких проулках Джироха, но теперь почувствовал его вновь, окончательно понял, что возвратился домой. Какие-то собаки выбегали на улицу и истерично облаивали их, но Фарэн по-прежнему шел ровной рысью, не обращая ни малейшего внимания на весь этот гам.

Дворец располагался в самом центре города. Это было грандиозное здание, подавляющее своей величиной окружающие его дома. Шпили остроконечных башен венчали развевающиеся вымпелы. Зубчатые стены ограждали дворец от остальной части города. Когда-то в древности один из королей Элении приказал выложить наружную сторону стен плитами из белого известняка. Дожди и тяжелая пелена копоти, ложившаяся над городом в сырую безветренную погоду, не оставили и следа от белой белизны камня, и теперь стены были тускло-серыми, покрытыми темными потеками.

Широкие ворота дворца охранялись полудюжиной стражников, одетых в синюю парадную форму дворцового гарнизона.

- Стой! - крикнул один из них подъезжающему Спархоку, преграждая копьем ему дорогу.

Спархок, даже не взглянув на стражника, двинул Фарэна прямо на него. Неожиданно к стоящему на его пути солдату подбежал другой и, схватив его за руку, оттащил в сторону.

- Это Рыцарь Королевы! - испуганно зашептал он, - никогда не вставай на его пути.

Благополучно добравшись до главного двора, Спархок спешился, двигаясь немного неловко из-за стесняющей тяжести доспехов и щита. Один из дворцовых стражников вышел вперед с копьем наготове.

- Доброе утро, приятель, - негромко произнес Спархок.

Солдат растерялся.

- Посмотри за моим конем, - продолжал рыцарь, - я не задержусь здесь долго.

Спархок вручил оторопевшему стражнику повод Фарэна и пошел вверх по ступеням к тяжелым двойным дверям, служившим входом во дворец.

- Сэр Рыцарь! - закричал ему вслед стражник.

Спархок, не оборачиваясь, продолжал подниматься по лестнице. Наверху стояли два одетых в синее пожилых стража, которые как оказалось, помнили Спархока.

- Добро пожаловать, сэр Спархок! - сказал один из них, отворяя дверь.

Спархок внимательно посмотрел на стражника и вошел внутрь. Его покрытые железными пластинками башмаки и шпоры тяжело бряцали по отполированным гладким плитам пола. Сразу же за дверью он столкнулся с завитым и напомаженным придворным в щегольском каштановом камзоле.

- Я желаю говорить с Личеасом, - без обиняков заявил Спархок, - проведите меня к нему.

- Но... - растерявшийся было придворный постарался взять себя в руки, и лицо его снова приняло высокомерное выражение. - Как вы...

- Вы не расслышали меня, милейший? - уже с угрозой в голосе произнес Спархок.

Придворный отпрянул.

- Сию минуту, сэр Спархок, - засуетился он.

Повернувшись, придворный направился по широкому центральному коридору. Плечи его заметно тряслись. Спархок понял, что человек в каштановом камзоле ведет его не к Тронному Залу, а в направлении Палаты Совета. Рыцарь Королевы слабо улыбнулся, подумав, что его госпожа, даже заключенная в кристалл, не дает своему кузену узурпировать корону.

Наконец он оказался перед дверью в Палату Совета, которую охраняли двое в красных ливреях - солдаты Первосвященника Энниаса. Заученным движением они скрестили секиры, преграждая вход в залу.

- Рыцарь Королевы желает видеть Принца-Регента, - визгливо провозгласил его провожатый.

- У нас нет приказа пропускать в Палату Совета Рыцаря Королевы.

- Сейчас будет! - нетерпеливо сказал Спархок. - Откройте дверь!

В этот момент придворный попытался ускользнуть в одну из боковых арок, но Спархок крепко схватил его за руку.

- Я еще не отпускал вас, друг мой, - укоризненно заметил ему Спархок и обратился к стражникам. - Откройте дверь!

В воздухе повисло напряженное молчание. Стражники нервно переглянулись. Один из них тяжело сглотнул и неуверенно потянулся к ручке двери.

- А теперь вы доложите о моем приходе, - обратился Спархок к придворному, чью руку он по-прежнему сжимал в своей. - Нам ни к чему устраивать сюрпризы, не так ли?

Глаза расфуфыренного щеголя испуганно забегали, и он неуверенной походкой вошел в открытую дверь.

- Рыцарь Королевы! - срывающимся голосом прокричал он. - Рыцарь Ордена Пандиона сэр Спархок!

- Спасибо, друг мой, - сказал ему Спархок. - Теперь вы можете удалиться.

Придворный быстро скрылся.

Обширное помещение Палаты Совета было сплошь задрапировано голубыми гобеленами и устлано коврами того же цвета. Вдоль стен висели большие вычурные канделябры, а на длинном столе в центре зала стояли свечи в тяжелых подсвечниках. Трое человек возились за столом с бумагами, четвертый восседал в массивном дубовом кресле Главы Совета.

Это и был Первосвященник Энниас. Он сильно похудел и осунулся за те десять лет, что Спархок не видел его. Его тронутые сединой волосы были зачесаны назад. Он был одет в длинную черную мантию, а с его шеи свисал на толстой золотой цепи украшенный драгоценными каменьями кулон - знак Первосвященника Симмура. Когда Спархок вошел в комнату, Первосвященник слегка приподнялся со своего места, и в его глазах явно угадывалось смятение.

Другой человек за столом встретил Спархока открытой радостной улыбкой. Это был граф Лэндийский. Хотя ему было уже за семьдесят, голубые глаза его ярко сверкали на изборожденном морщинами лице.

Третий - барон Гарпарин, известный любитель мальчиков, - застыл на кресле с удивленным выражением лица. Его одеяние представляло собой беспорядочное смешение кричащих цветов. Четвертым был необычайной толщины человек в красном, которого Спархок не знал.

- Спархок! - резко сказал Энниас, взяв наконец себя в руки. - Что вы здесь делаете?

- Я просто знал, что вы разыскиваете меня, Ваша Светлость, - ответил Спархок, - и надеюсь, что избавил вас от лишних хлопот.

- Вы самовольно вернулись из ссылки, Спархок, - обвинил его Энниас.




- А теперь, братья мои и друзья, - сказал Долмант. - Впервые за всю историю Церкви к нам обратится королева. - Он слегка улыбнулся. - Я бы ни за что на свете не хотел обидеть королей западной Эозии, но должен со всей своей прямотой заявить, что Элана, королева Элении, во много раз прекраснее, чем они, и я думаю, мы все будем приятно удивлены тем, что она столь же умна, сколь и красива.

Элана очаровательно покраснела. За всю оставшуюся жизнь Спархок так и не смог понять, как можно краснеть специально. Элана несколько раз пыталась ему объяснить, но это было просто вне его понимания. Королева не спеша поднялась со своего трона и некоторое время простояла молча, опустив глаза, будто бы стесняясь милого комплимента Долманта.

- Благодарю вас, ваша светлость, - наконец произнесла она чистым звонким голосом, подняв голову. Все следы румянца исчезли, и на лице Эланы теперь читалась гордая решимость.

Сердце Спархока екнуло от неожиданно забравшегося в него подозрения.

- Ну теперь держитесь, чтоб не свалиться со своих мест, - предупредил он своих друзей. - Мне знакомо это выражение лица. Боюсь, нас ожидает не один сюрприз.

- Я исполнена благодарности к Курии за предоставленную мне возможность присутствовать на ее собрании, - начала Элана. - И присоединяю свои молитвы к тем, что вознесли мои собратья-монархи, прося Господа ниспослать благословение на столь благородных мужей Церкви. Поскольку я - первая женщина, обращающаяся к Курии при таких обстоятельствах, то осмелюсь просить прощения у патриархов за то, что добавлю ко всему сказанному ранее еще несколько слов. Я уверена, что ученые служители Церкви простят меня, если в моих словах будет допущена некоторая вольность, я - всего лишь женщина, и не слишком долго живу на этом белом свете. А нам всем хорошо известно, что молодые женщины иногда говорят глупости, особенно когда волнуются.

Элана замолчала, поглядывая на притихшие ряды церковников.

- Я сказала волнуются... - продолжила она. Ее голос звенел, что серебряный колокольчик. - Нет, я просто в ярости. Этот монстр, это хладнокровное чудовище, этот... этот Энниас убил любимого мною всем сердцем отца. Он уничтожил мудрейшего и благороднейшего короля во всей Эозии.

- Это Алдреас-то? - прошептал Келтэн, не веря своим ушам.

- А потом, - продолжала Элана, все тем же звонким голосом, - не удовлетворенный тем, что разбил мое бедное сердце, этот жестокосердный негодяй покушался и на мою жизнь. Церковь несет на себе пятно позора за этого подлеца, что попытался осквернить веру Господа нашего. Я хотела бы просить вас о правосудии, но я сама выбью правосудие из тела того, кто убил моего отца. Я всего лишь слабая женщина, но у меня есть рыцарь, человек, который по моему приказу найдет это чудовище Энниаса, если даже этот зверь будет прятаться в геенне огненной. Энниас будет стоять передо мной. Я клянусь в этом всем вам, и даже еще не рожденные поколения будут содрогаться при мысли о той участи, что постигнет этого негодяя. Нашей святой матери Церкви не стоит мараться и затруднять себя, свершая правосудие над этой мерзостью. Церковь - благородна, сострадательна, а я - нет.

- Вот и все королевское послушание пред лицом Церкви, - подумал Спархок.

Элана опять замолчала, задрав кверху свое гордое юное личико, которое ничуть не портило появившееся на нем выражение мстительной решимости.

- А что вы решите по поводу этого? - наконец спросила Элана, повернувшись прямо на укутанный в черное трон Архипрелата. - Кому присудите вы это роскошное кресло, ради которого Энниас собирался весь мир потопить в крови? Кому достанется сей великолепный предмет? Потому что я не ошибусь, друзья, если скажу, что это самое обыкновенное кресло, сделанное, правда, из чистого золота, из-за чего весьма тяжелое и к тому же, думаю, не слишком удобное. Кого обяжете вы взять на себя ту тяжелую ношу заботы и ответственности, что прилагается к этому креслу, и которое вашему избраннику придется нести на своих плечах в самые черные дни для нашей святой матери? Без сомнения, он должен быть мудрым; но все патриархи Церкви мудры. Он должен быть смел, но разве можно хоть кого-нибудь из вас упрекнуть в трусости? Он должен быть хитер и проницателен, но не путайте это с мудростью. И прошу, вспомните о том, что ему придется столкнуться с гением лжи - не с Энниасом, хотя тот и лжив, не с Оттом, погрязшим в собственном зле и разврате, но с самим Азешем. У кого из вас достанет силы, хитрости и воли, чтобы противостоять этому исчадию ада?

- Что она вытворяет? - сдавленным шепотом произнес Бевьер.

- Разве не понятно, сэр рыцарь, - довольно проурчал Стрейджен. - Выбирает нового Архипрелата.

- Но это просто смешно, - задохнулся Бевьер. - Архипрелата выбирает Курия.

- Сейчас, сэр Бевьер, они выбрали бы и вас, стоило бы ей только указать в вашу сторону своим маленьким розовым пальчиком. Посмотрите на них. Теперь она держит в своих хрупких руках всю Курию.

- Среди вас есть воины, почтенные патриархи, - продолжала Элана, - люди из стали и доблести, но сможет ли вооруженный Архипрелат противостоять хитрости и коварству Азеша? Среди вас есть теологи, люди высочайшего ума, которые смогли бы прочитать мысли самого Господа, но сможет ли такой человек, ведомый божественной справедливостью, сразиться с мастером обмана? Есть среди вас и поднаторевшие в законе и делах Церкви. Есть сильные и смелые. Есть благородные и сострадательные. Если бы мы могли выбрать всю Курию целиком, чтобы она направляла нас, мы стали бы непобедимыми - и ад не смог бы распахнуть свои ворота. - Элана слегка пошатнулась и поднесла дрожащую руку к глазам. - Простите меня, - произнесла она слабым голосом. - Последствия отравления ядом этой змеи Энниаса еще дают о себе знать.

Спархок готов был сорваться с места.

- Ох, Спархок, сядь и успокойся, - сказал ему Стрейджен. - Ты испортишь ей все представление, если побежишь туда. Поверь мне, она прекрасно себя чувствует.

- Нашей святой матери необходим надежный защитник, - утомленным голосом продолжала Элана. - Человек, воплощающий в себе достоинства всей Курии, и я думаю, все вы в глубине души знаете, кто этот человек. Да придаст вам Господь мудрости, да снизойдет на вас откровение Божие, чтобы обратили вы взоры свои на того, кто в своей скромности и сейчас находится среди вас, протягивая вам свою благородную руку. И, возможно, патриарх этот даже и не ведает в своем самоуничижении о том, что сам Бог говорит его устами. Поищите его в своем сердце и возложите на него эту ношу, ибо только он может стать нашим защитником. - Элана снова покачнулась, ее колени задрожали, и она поникла как цветок. Король Воргун, с глазами, полными слез, благоговейно подхватил ее на руки.

- Отличная сцена, - с восхищением сказал Стрейджен и ухмыльнулся. - Бедный, бедный Спархок, - сказал он. - У тебя, знаешь, нет шансов.

- Стрейджен, ты заткнешься?

- О чем все это было? - озадаченно спросил Келтэн.

- Она только что выбрала Архипрелата, сэр Келтэн, - сказал ему Стрейджен.

- Кого? Она не назвала ни одного имени!

- Вы еще не поняли? Она очень осторожно отмела остальных претендентов. Остальные патриархи знают, о ком идет речь, и они выберут его, как только кто-нибудь осмелится назвать его имя. Я бы произнес его, да не хочу портить вам впечатление.

Король Воргун понес Элану, которая, казалось, потеряла сознание, к бронзовой двери, скрывавшую одну из боковых комнат за стенами палаты.

- Иди к ней, - сказала Сефрения Миртаи. - Постарайся ее успокоить. Она сейчас в слишком веселом настроении. И не пускай обратно короля Воргуна. Он может что-нибудь ляпнуть и все испортить.




Архив рассылки доступен здесь или здесь.

Хотите опубликовать свою рецензию? Пришлите ее редактору (в поле Subject укажите "Читаем с нами").




В избранное