Политика в Русском Журнале

  Все выпуски  

Политика в Русском Журнале Политика в Русском Журнале


Политика в Русском Журнале


Сегодня в выпуске
10.10.2006

Встреча с вчера

Мы ждем кампании 2007/2008 года как столкновения настоящего с неосязаемым пока будущим. А на самом деле нам предстоит другой экзамен: встреча с прошлым. С силами реванша, которые выйдут бороться за свое вчера.

Когда убили первого зампреда Центробанка Андрея Козлова, комментаторы обсуждали это событие довольно вяло. Из всех аналитических еженедельников лишь один сделал это беспрецедентное для новейшей России заказное убийство крупного федерального чиновника первополосной темой. Остальные нашли, о чем на той неделе можно было написать еще.

С убийством Анны Политковской получилось немного не так. Вокруг него развернулась целая борьба - даже не за версии, а за политические оценки. Но факт убийства остался за рамками обсуждения: всем было важно, что убили именно данного человека, а сама процедура такого убийства - дело если не рутинное, то во всяком случае не необыкновенное. Ну, заказывают, да. Но вот именно журналистов (честных) заказывать нельзя. Это угроза всем нам, и т.д.

Такую реакцию по-своему можно понять: от этих историй веет жутью ранних девяностых, когда государство лежало в руинах, под "экономикой" понималась торговля с рук гуманитарной помощью, а ба! ндиты (их тогда еще называли "рэкетирами") в открытую стреляли друг дружку прямо на улицах городов. Время, которое хочется скорее забыть.

Офисные клерки отрастили с тех пор буржуазное брюшко, приобрели кредитную иномарку и чувство собственного достоинства. Им хочется верить, что этот этап "кризисного менеджмента" ушел уже навсегда, а когда был, то был не с ними и понарошку. Их не очень заботит, как именно их работодатели в свое время получили возможность стать таковыми. Им достаточно, что сегодня они платят им зарплату - "в белую", с надбавками и непременным "соцпакетом".

Но тот же Андрей Козлов - плоть от плоти их касты. Он в своем роде эталонный клерк, идеальный образец для юного "манагера, обдумывающего житье". Поэтому обычно бессмысленная формулировка - "убийство связано с профессиональной деятельностью покойного" - в данном случае оказывается острейшим сигналом для всей этой среды. Оказывается, и с! реди "белых воротничков" могут оказаться обладатели ! "ра сстрельных" должностей, когда слово "расстрельный" не фигура речи и не историческая метафора. Тем более что совсем рядом с ними, буквально под боком, продолжает жить совсем другая среда. Тоже в своем роде "офисная".

Когда в Басманном и Мещанском судах слушалось дело "Юкоса", львиная доля внимания досталась политическим фигурам - Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. По поводу такого обвиняемого, как сотрудник службы безопасности "Юкоса" Алексей Пичугин, говорили значительно меньше и с заметной неохотой. Ну да, был и такой, но разве это главное...

Апологетика Ходорковского строилась примерно так: да, приватизация госактивов в середине 90-х была незаконной, но ведь так делали все, почему же тогда сажают только руководителей "Юкоса"? Между тем, будучи доведенной до логического конца, эта мысль означает, что в каждой "уважающей себя конторе", не обязательно даже крупной, сегодня по-прежнему продолжа! ют ударно трудиться не только свои ходорковские и невзлины, но и свои пичугины. Да, возможно, сегодня коллеги тов. Пичугина "ничего такого не делают" - разве что иногда, втайне, по большим праздникам... Но ведь они все прекрасно "помнят"! Такого рода "навыки" - не из тех, что быстро забываются. Особенно, если кому-то вдруг понадобится "напомнить".

Девяностые рядом, они среди нас. Андрей Козлов, к примеру, занимался борьбой с "обналичкой". А ведь у многих еще свежи в памяти времена, когда эти самые услуги по "обналичке" в открытую рекламировались в газетах объявлений и воспринимались просто как особый, чуточку рисковый, род бизнеса. "Бизнес по-русски", ну вы понимаете... То есть люди, которые этим занимались и продолжают заниматься, воспринимают это не как преступление, а просто как способ зарабатывать на хлеб. Что делать человеку, у которого отбирают его хлеб? Скорее всего, он будет мстить. Мстить т! ем, кто поломал ему жизнь.

В этом-то и проблема, обычно ! скрытая за размытым и ничего уже не объясняющим словом "коррупция". Дело не столько в том, что "кто-то кое-где у нас порой" сознательно нарушает законы; преступность как таковая - предмет интереса, главным образом, полиции, нежели политики. Проблема в том, что наряду с официальными, легальными институтами общества действует параллельная система - система теневых институтов. Система, которая сформировалась тогда, когда государство было слабо, и которая не хочет уходить, освобождая свое место для возвращающегося "белого" социального порядка.

Что значит "теневые институты"? Это значит - устойчивые системы отношений, существующие не просто "в обход" закона, но именно благодаря своей способности его обходить и тем самым "решать вопросы". Таких примеров много. Чего стоит только сложившаяся практика, когда взятку несут даже в том случае, если никто ее не просит. Просто для того, чтобы добиться жесткой, независимой ни от чего! дополнительной гарантии внимания к той или иной теме. Известно ведь, что тех чиновников, которые берут взятки, просители любят гораздо больше, чем тех, которые не берут. Взятка здесь - это, по крайней мере, способ добиться предсказуемости; а кто в наше время верит пустым обещаниям? Сколько их давали и сколько нарушали? Таким образом, мы имеем дело с теневой системой страхования административных рисков. А если чиновник, взяв деньги, обещание все же нарушил, тогда вступает в дело другой институт - институт теневого правосудия... У которого, в свою очередь, имеется подсистема приведения приговоров в исполнение - с непременным контрольным выстрелом в голову.

Эту среду трудно заметить - тень есть тень. Лишь изредка в каком-нибудь неожиданном событии она показывает кусок щупальца. Например, когда в городе Кондопоге происходит ресторанная драка, и местный бармен, вместо того чтобы позвонить в милицию, звонит в "параллельную" силовую структуру, и та приезжает "! ;решать вопрос". Мы бы никогда не узнали об этом заурядно! м, с точ ки зрения любого специалиста по провинциальной жизни, событии, если бы тамошние бандиты не оказались на беду кавказцами, а сама Карелия - регионом, где в разгаре выборная кампания.

Политтехнологи - тоже естественная часть системы теневых институтов. Это те, кто делал политику для других, а на самом деле руками других. Сейчас им все труднее находить работу, но кто сказал, что эти мастера провокаций захотят просто так переквалифицироваться в управдомы?

Политическую оппозицию в ее нынешнем виде принято считать слабой и недееспособной. Но у нее есть своя ставка. И этой ставкой являются именно теневые институты, вынужденные сегодня бороться за существование. Тем более что у тех и других есть то, что их объединяет. Кто такая "Другая Россия"? Достаточно посмотреть на имена ее участников, чтобы понять: это - Россия 90-х. Слепок с нее, именно такой, какой та была в то время. С точностью до деталей.

Мы ждем кампании 2007/2008 года как столкновения нашего на! стоящего с неосязаемым пока будущим. А на самом деле нам предстоит совершенно другой экзамен: встреча с прошлым. С силами реванша, которые, как Зюганов в 95-м, выйдут бороться за свое вчера. Но эта борьба будет идти как извне, так и изнутри путинской системы - в том пространстве, в котором действуют теневые институты. И в этом их единственный шанс.

Борьбу с "коррупцией" обычно понимают как показательную ловлю каких-нибудь "оборотней" - в погонах и без. На самом же деле это демонтаж теневых институтов, процесс политический, болезненный и, оказывается, нередко кровавый. Интересно, что ни одна из сил, готовящихся к выборам 2007 года, не ставит этот вопрос в свою повестку дня. Оно и понятно: судьбы Козлова не хочет никто. Бороться, не щадя сил, с "режимом" - либо, что то же самое, его "врагами" - куда как безопаснее.

Подробнее
Партийное "авось"

Времена партийного разгильдяйства прошли, а воз и ныне там. Именно так можно охарактеризовать поведение российских партийных структур на прошедших региональных выборах.

Времена партийного разгильдяйства прошли, а воз и ныне там. Пожалуй, именно так можно охарактеризовать поведение российских партийных структур на прошедших региональных выборах. Как известно, правовая культура для нашего человека - понятие абстрактное. Главное, чтобы всё было по справедливости. Вот и партии наши во времена буйных 90-х стремились не столько к букве закона, сколько к справедливости: типа нам бы только до избирательных участков добраться, а там ужо народец наш проголосует по велению сердца своего да души широкой. По справедливости то бишь. Все, кто имел хоть какое-либо отношение к выборам, прекрасно знают, как собирались подписи, каким образом достигались необходимые количественные показатели, достаточные для регистрации партии, партийного отделения, избирательного списка и т.д. По части собирательства мертвых душ (в прямом и переносном смыслах) господин Чичиков на этом фоне - серое убожество. Между тем лавочку, как известно, прикрыли - повышен проходной бар! ьер, приняты поправки к закону "О политических партиях", а тяга к справедливости у наших партократов осталась. Иными словами, законодательство становится все строже и требовательнее, а партийные модели публичного позиционирования и предвыборных стратегий остаются на все том же подростковом уровне. Вот и образовался провал несоответствия, в который кто-нибудь, когда-нибудь да должен был свалиться. Кроме партии власти, конечно.

Возьмем, к примеру, "Яблоко". Напомним, что избирательный список "Яблока" был снят с выборов в Законодательное собрание Карелии по той простой причине, что из 3 800 членов карельского "Яблока" зарегистрированными оказались только 477 человек, и только они выдвигали делегатов на партийную конференцию, которая формировала избирательный список партии. 29 сентября Верховный суд РФ подтвердил решение карельского Верховного суда о снятии "Яблока" с выборов. Как видим, русское демократическое "авось" ничем не отличается от иных разновидностей нашего главного национального императива. И каков же ответ потерпевших? Ну, политическая риторика о репрессивном "кровавом" режиме - это само собой разумеющееся явление в нынешнем политическом дискурсе российских демократов. А по существу-то они что ответили? Сергей Митрохин, заместитель председателя партии "Яблоко" и депутат Мосгордумы, глубоко возмущенный сложившейся ситуацией, заявил буквально следующее: "Другие партии "рисуют" протоколы! собрания, а мы честно (!) написали количество участников партийной конференции в Карелии. Нас пытаются наказать за честность (!)". Вот так вот. Честно! Мы - честные! Не важно, что не совсем законно провели выдвижение делегатов, главное - честно подсчитали количество голов. И этим все сказано.

Александр Вешняков, бессменный глава Центризбиркома, на днях умилялся чистоте предвыборных баталий. Ему, конечно, виднее, но с другой колокольни открывались совсем иные пейзажи: участники региональных забегов активно ставили друг другу подножки, пихались, толкались, пинались и чего только не вытворяли, дабы свалить своего соперника с ног. Обливание друг друга водой/апельсиновым соком мы уже проходили, а вот избиение оппонента увесистым стаканом в прямом эфире радиостанции "Радио Урала" можно занести в разряд креатива. И вообще кандидаты в депутаты вели себя более чем безобразно: кидали увесистые свертки в автомобильные окна оппонентов, держали на мушке несчастных пехотинцев из штаба противника, скупавших тиражи газет с неприглядной статьей о своем хозяине, выдвигали двойников, и т.д. и т.п. Но это все мелочи по сравнению с основным орудием предвыборной борьбы. А таковым на этот раз стал не черный, аки сажа, PR, а увесистое дреколье закона, которым партии активно дубасили ! друг друга. В Туве "Единая Россия" добивалась лишения регистрации списка РПЖ. В Свердловской области ЛДПР подало иск против "Яблока", требуя отменить регистрацию его регионального отделения. В Еврейской АО за нарушение избирательного законодательства сняли (правда, потом восстановили) список РПЖ. Согласитесь, для региональных выборов это не так уж и мало.

Власть наблюдала за всем этим кордебалетом со спокойствием удава. А чего ей беспокоится за результаты выборов? Инфантильные партократы в случае чего сами себя подставят. Расчет оказался верным. Собственно говоря, тут и рассчитывать-то особо было нечего. Заигрался кандидат в депутаты и партия его родная - ему и про законодательство напомнить можно. Интерес власти понятен. Строили-строили управляемую демократию и, наконец, построили. Теперь необходимо удержать систему в управляемом режиме. А как? Институт выборов-то не отменишь, к безальтернативному формату голосования их тоже не сведешь - у нас ведь демократия, пусть и управляемая. Да и око Западной Демократии бдит, не дремлет. Вот и остается уповать на партийное авось, дабы вполне себе легитимно поприжать конкурентов единороссов. Тактика увенчалась успехом. И пример с Карелией - наглядное тому подтверждение. Кто-то где-то решил, что для сохранения управляемости системой в каждом отдельно взятом регионе "Единой России" нео! бходимо набрать не менее 45% в каждом из них. Гроза всех погромщиков Катанандов и отец скончавшейся во младенчестве Уральской республики Россель проявили инициативу и рапортовали о готовности вверенных им регионов перевыполнить план на 10, а то и все 20%.

Думаю, именно в этом контексте, в контексте губернаторской стахановщины, и нужно рассматривать действия карельского избиркома относительно "Яблока". По некоторым данным, партия имела в регионе неплохие шансы: говорят, вплоть до 20% голосов избирателей (правда, сами яблочники согласны только на 30%). Сколько было бы отдано за них голосов на самом деле, мы уже не узнаем, но то, что участие "Яблока" в выборах явилось бы реальной преградой для сбора "Единой Россией" 50% электорального урожая - факт. Это мы сейчас знаем, что "ЕР" получила в республике едва-едва 40%. А вот местные власти, скорее всего, предчувствовали перспективу пролета уже в начале предвыборной гонки. Поэтому "Яблоко" и устранили. И устранили вполне легально.

Учитывая тот факт, что в 2007 году России предстоит пережить очередную предвыборную гонку федерального масштаба, прошедшие выборы весьма показательны. Слова Александра Вешнякова о необходимости приведения партийной документации в соответствие с законодательством дают понять, что на грядущих выборах в ГД власть не будет прощать ни одной фальшивой подписи, ни одной "мертвой души", ни одного незарегистрированного члена партии. И, в общем-то, будет права. Другое дело, что теперь любая мелочь, любой прокол, любое несоответствие, как это случилось с "Яблоком" в Карелии, может быть использовано для легального применения административного ресурса, точнее для его маскировки. И я не скажу, что мне это не нравится. Оно и понятно - страна нуждается в управляемой демократии.

По данным Центризбиркома, во всех регионах наибольшее количество голосов получила "Единая Россия". Наихудший результат у единороссов зафиксирован в Астраханской области (около 40%), наилучший - в Липецкой (56%). Вслед за партией власти уверенно шагают РПЖ и КПРФ.

Между тем 9 октября Вячеслав Володин, секретарь президиума генсовета "Единой России", комментируя итоги выборов, заявил, что 40% - это зело плохо. То-то еще будет!

Подробнее

Поиск по РЖ
Приглашаем Вас принять участие в дискуссиях РЖ
© Русский Журнал. Перепечатка только по согласованию с редакцией. Подписывайтесь на регулярное получение материалов Русского Журнала по e-mail.
Пишите в Русский Журнал.

В избранное