Открытая группа
26452 участника
Администратор antarius
Администратор Елена
Модератор ViktoR
Модератор flekseev
Модератор Vиктория

Активные участники:


←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →
пишет:

Домовой (ч. 2). И что из этого вышло

"Домовой (ч.1). Как я завела Домового" опубликована здесь

 

Я пила утренний кофе, Домовой сидел в шезлонге на подоконнике и посматривал то на меня, то в окно:

- А чё еще можно сделать к Новому году? – наверное, хотел отвлечь меня от мыслей из-за расставания с Мишкой.

Я призадумалась. Вспомнила.

– Еще можно коллаж желаний сделать. – И заколебалась: – Правда, у меня он никогда не срабатывал.

– Давай сделаем. Чё нужно?

- Куча журналов с цветными фотографиями, ватман, ножницы и клей. И список желаний.

– Он у тебя есть?

- Парочку наберу. А у тебя?

- That is the question, - выдал он.

- Фэноменально, - автоматом выдала я, потому что реально офигела.

Домовой причесал шевелюру пятерней, ушел в комнату и вернулся в желтом шарфике.

- Бери бумагу и ручку. Сначала пишем твой.

Долгого времени это не заняло. Домовой пошел в комнату обдумывать свои желания. Долго копался в компьютере. Я слышала обрывки фраз «нет, не то» или «точно не то», «а вот это мне нравится».

Через пару часов вернулся на кухню.

- Чё делаешь?

Домовой стоял, небрежно опершись о косяк. На нем теперь был бордовый шарфик, кончиком которого он помахивал.

- Чищу картошку. 

Я приготовилась: после невинных вопросов обычно шло что-то особенное. Я не ошиблась. 

- Я тут подумал, - он "причесал" шевелюру.  

Я прекратила чистить картошку. 

- Эта … Я тут рассматривал картины старинных мастеров, - выцеживал Домовой по одному предложению.

Чувствую, еще чуть-чуть и взорвется маленькая информационная бомба. 

- Мне понравилась пара костюмов, - небрежно сообщил, бросив на меня контрольный взгляд-выстрел. - Хочу быть фАнтом. 

Картофелина выпала из руки прямиком в мусорное ведро, зарывшись поглубже.

- Мы можем мне это позволить  - заказать костюмы у портного? С моим размером это будет недорого, как думаешь? 

Нож, которым я чистила картошку, тоже угодил в мусорник.

- Особенно мне нравятся берет и шляпа с перьями. Выглядит фэноменально. Только я хочу бордового цвета. А вторую – черного, и с лентой.

Богатая фантазия у моего Домового. Надо будет спросить у подруги - у нее такой же Домовой или попроще?

- Чё молчишь? Так долго живу, а хожу в немодной одежде. Неприлично - все-таки в приличном обществе кручусь. 

- Вращаюсь, - на автомате поправила я его и вздохнула. - И не фАнтом, а франтом. Покажи, а там решим. 

- Ты дочисти картошку, я подожду, - великодушно взмахнул он рукой и удалился. Мне даже почудилась королевская мантия на его плечах, которая покорно скользила за ним и «говорила» мне: «Видáла?».

Не знаю, как относиться к заявкам Домового, но то, что он - необычная персона, это точно. Может, это и хорошо. Мишка, помнится, таким не был. Верно говорят: не знаешь, где найдёшь, а где потеряешь. 

- Показывай, что удумал, - подошла я к Домовому, когда поставила картошку вариться. 

Домовой открыл страницу с портретами вельмож. Мама дорогая: тут портреты работы Веласкеса, Рубенса, Караваджо!  

- Чё скажешь?

- Ё ж мое! - все, что я могла сказать. 

- Правда, берет шикарный? Или вот этот, с брошью. Тебе какой больше нравится? Только я хочу бордовый. Буду в нем красавчиком. 

- Будешь. - Мой словарный запас разом оскудел: воображение Домового выходило далеко за рамки моего. Но разве я могла отказать ему в такой удовольствии?

Я сняла мерки, распечатала портреты, выбранные Домовым, и сходила в кукольную мастерскую. Они с радостью приняли мой заказ – под Новый год большинству клиентов было не до одежды для кукол, хотя были весьма удивлены костюмам, которые им придется шить.

На следующий день я получила заказ. Домовой попросил меня выйти из комнаты. Повозился недолго и появился на кухне.

Белая длинная рубашка с высоким воротником и небрежно завязанным на шее бантом. Поверх – длинный бархатный, благородного коричневого цвета с вишневым оттенком халат. Домовой, как и положено, развернулся и прошествовал в обратном направлении.

- Ну как?

- Восхитительно.

- Во-от! – он поднял указательный палец как подтверждение. Глаза заблестели, на щеках появился румянец. Он явно был доволен эффектом. Потом вспомнил о важности своей миссии, поклонился и удалился переодеваться.

Теперь Домовой появился в бордовой курточке, коротких штанишках и лосинах. Белая рубашка ярким контрастом подчеркивала благородный цвет костюма высоким воротником-стойкой, рюшами на манжетах и в прорезях застежек курточки. Руки держал за спиной. Я не успела выказать восхищение, как он быстрым движением водрузил бордовый берет с пером – предметом его особой гордости – и встал в позу короля, позирующего художнику.

- Этот – на каждый день. Предыдущий – домашний вариант.

- Караваджо отдыхает. Еще шпаги не хватает. Тебе очень идет цвет бургундского. - Кажется, я сделала комплимент, который навсегда врежется в его память, потому что он захлопал глазами. Снова поклонился – что с человеком костюм делает! - и исчез.

Появление в третьем костюме было похоже на выход на сцену всенародно любимого артиста: медленным шагом, с ощущением купания в лучах любви и славы.

- Этот - для праздников, - снял шляпу, взмахнул ею и сделал поклон.

- Шикарно, - я сделала ответный поклон. – В Новый год ты будешь ослепителен. Придется и мне надеть длинное платье и вспомнить о своих драгоценностях. Слушай, надо сделать исторические фотки! Стой здесь, возьму телефон.

Вечером мы накрыли праздничный стол, я переоделась. Домовой, увидев меня в длинном платье и драгоценностях, встал на одно колено и спел арию «Кто может сравниться с Матильдой моей». Я была потрясена.

Зажгла гирлянду, включила телевизор без звука, и в ожидании курантов мы стали играть в фанты. Кстати, игра с Домовым оказалась очень веселой – с его-то фантазией, не то, что с Мишкой, занудой, не к Новому году будь он помянут.

Раздался бой курантов. Мы с Домовым подняли бокалы с неизменным шампанским, крикнули «Ура!» и я опустошила весь бокал. Потому что вместе с курантами прибежала незваная мысль: «В Новый год я вошла одна». Домовой прикоснулся к моей руке. Несомненно, чокаться с телевизором в одиночестве - та еще перспектива, поэтому от наличия Домового есть дополнительные плюсы. "Спокойно: я не одна, а без того, кто больше мне не нужен", - и показала язык мысленному вражине. Он мигом исчез из мыслей. "То-то же".

- Не раскисай: расставание - не беда, - поддержал меня Домовой. - Отнесись к нему как к новому повороту в жизни. Может быть, Мишка - не самый лучший вариант для тебя и поэтому не самая большая потеря. Зато у тебя есть свободное место для чего-то или кого-то другого.

Я посмотрела на Домового. Передо мной сидел не тот забавный юноша, к которому я уже начала привыкать, а взрослый мудрый мужчина. Мне стало веселее: пусть вместо Мишки будет Домовой - он-то точно не уйдет под Новый год!

Первого января мы отсыпались. Даже всегда энергичный Домовой не хотел вставать к завтраку. Встали к обеду.

- Кстати, мы еще не сделали коллаж, - напомнил он и вышел. Вернулся в оранжевом шарфике, но без костюма. – Сегодня я по-простому. Ты же не против? – вроде спросил, но так, для проформы, не ожидая согласия. – Специально надел шарфик чудес, должно сработать, даже у тебя. 

Слов нет – уверенный в себе до невозможности субъект. Мне бы так.

Коллажем прозанимались весь день. Мой пока повесили на стенку – «привыкай, вживайся», его - свернули в рулон и положили за монитор, где Домовой спал: «я и так знаю, что сбудется». Что ж, остается проверить силу его чудесного шарфика: впереди – триста шестьдесят пять дней.

- А если все-таки не сработает? – подначила я его.

Домовой ухмыльнулся:

- Век шарфиков не носить, - и полоснул пальцем себе по шее. Я впечатлилась: телевидение и криминальные сериалы дают своеобразное образование.

Через пару дней Домовой нашел флешку, оставшуюся от Мишки. Понюхал, чихнул:

- Чье это? - держа ее двумя пальцами и брезгливо подергивая носом. 

Узнав, чье, прочёл православную молитву и трижды поплевал на предмет.

- Я его обеззаразил. Но лучше выбросить, - с важным видом удалился из кухни: мол, я выполнил свою миссию, дальнейшее за тобой. Мне почудилась на его плечах королевская мантия, которая скользила за ним и показывала язык.

Ё ж мое: где Домовой и где молитва. Где он этого набрался, не во Фразеологическом же словаре!? Басурман, честное слово.

Я услышала в комнате какую-то возню, включился телевизор, и Домовой заявил: 

- Я пока новости посмотрю. – Мол, у тебя есть, чем заняться.

Все-таки басурман.

Православное Рождество началось с чехарды.

По требованию посетительницы меня вызвали в ресторан. Я вошла в зал, гадая, что случилось? Мне показали столик, где сидела ухоженная женщина в возрасте, явно знающая себе цену. Она нервно теребила нож, словно собиралась им воспользоваться, хотя еды на столе не было. Я подошла и представилась. 

- Значит, это ты, - отщелкав на своем внутреннем калькуляторе цены моей одежды, смерила меня взглядом снизу вверх и громким голосом удостоверила факт, - мне все испортила?

- Что вы имеете ввиду? 

Спиной я почувствовала внезапно наступившую тишину. 

- Твоё предсказание не сбылось и, более того, нанесло моему бизнесу финансовый урон.

Я уставилась на нее и, не понимая, о чем она говорит, попыталась отбить нападение:

- Это какая-то ошибка.

- Слышите: она не понимает, - издевательским тоном продолжила та. – Все просто: ты обязана мне все возместить. И я еще подумаю, в каком размере.

Я собралась уходить от бредовой претензии, но женщина схватила меня за руку и рявкнула: 

- Куда пошла?! 

Надо отметить, хватка у нее была неженская. Весь зал прекратил трапезу, и мне это напомнило немую сцену из "Ревизора". 

- Руку отпустите, - тихо потребовала я. Краем глаза я видела: публика увлечена скандалом. 

- Смотрите на нее: она еще чего-то требует, - но руку отпустила. Её хватка осталась красным пятном на моей руке. - Я тебя ославлю на весь город, ты у меня нигде заказы не найдешь! Жди моего адвоката - он тебя быстро в чувство приведет. А теперь можешь валить отсюда. 

Нож, который до сих пор она сжимала в другой руке, бросила на стол и откинулась на спинку стула. Посетители "отмерли" и застучали приборами по тарелкам - спектакль окончен, занавес опущен.

Я двинулись к выходу, всем телом ощущая на себе взгляды посетителей. Опозоренная и размазанная по стенке общественности, я вышла из ресторана на улицу и глубоко вдохнула зимний воздух. Дверь позади меня хлопнула, и я увидела перед собой молодого мужчину. Он протягивал визитку:

- Я – адвокат. Возьмите и позвоните мне. Мы выиграем ваше дело. – Он говорил короткими фразами, наверное, понимал – сложные предложения не прорвутся сквозь туман в моей голове. Видя мое совершенно отупевшее состояние, торопливо добавил: - Для вас это будет бесплатно. Я все организую.

Я нерешительно взяла визитку, до конца еще не понимая, чего он от меня хочет. 

- Или дайте свой номер телефона, я вам позвоню. 

Я была в разобранном состоянии и плохо соображала, поэтому решила отделаться дежурной фразой:

- Спасибо, я сама позвоню, - и медленно пошла, куда глаза глядят.  

"Вот это я влипла. Кто бы мог подумать, что из-за такой ерунды можно попасть на такие неприятности!". Я шла по улице, не слыша и не замечая ничего вокруг.

Через какое-то время приплыла спасительная мысль: «Ладно, подумаю об этом завтра", - и я, как обычно, последовала совету Скарлет.

Вернувшись домой, бросила сумку, обувь и дубленку в прихожей, прошла в комнату и легла на диван. Никого не хотелось видеть, ни с кем разговаривать. Домовой устроился рядом с подушкой; я почувствовала его прикосновение. 

- Эй, ты чё? 

Отвечать не хотелось. Он явно растерялся.

- Случилось чё? 

Из вежливости я выдавила: 

- Всё. Приехала. 

- Куда приехала? - ничего не понял Домовой. 

- На скандал. Хана бизнесу. 

- Хана, - с сомнением повторил он, опасаясь уточнить значение нового слова. 

- Покончил с собой. И со мной. Умер. 

- Эй, а я как же? Только-только родился, пожить толком не успел. Утром начал читать новую страницу. Не, я так не согласен. 

Я молчала  - о чем тут говорить?

 

Проснулась. Оказывается, уже утро, я заснула, не раздеваясь, тут же на диване. Настроение поганое. Вставать не буду.

- Кофе? – осторожно спросил Домовой.

Я молча включила телевизор.

Следующий день начался с очередной неприятности – а что можно было еще ожидать?! - со звонка из ресторана: Фрося – так я назвала ту тетку за хамское поведение - потребовала разорвать со мной сотрудничество. Я еле сдержалась, чтобы не послать ресторан вместе с Фросей очень далеко. «Богатая стерва. Им все можно». А ведь у меня еще был заказ ресторана к Старому Новому году. Был, да сплыл.

Потом позвонила подруга: из соцсетей узнала о скандале в ресторане – оказывается, кто-то из посетителей снимал на телефон.

Мне стало совсем плохо. Я выключила звук на телефоне и отшвырнула его.

Домовой сидел на спинке дивана и в беззвучном режиме смотрел «Служебный роман». Даже конфетами не шуршал.

Тут я заметила на нем черный шарфик.

- В честь чего черный шарф?

- У нас же траур.

Настоящий друг, подумала я. Как говорится: и в радости, и в горе.

Захотелось есть. Пошла на кухню. По дороге едва не наступила на безвинно пострадавший телефон. Куча звонков. «Все уже в курсе, - подумала я. – У неприятностей невероятно быстрые ноги». Положила на тарелку гору салата, взяла пакет с конфетами и пошла в комнату заедать горе.

- Салат будешь?

- Сейчас бы кусочек торта …

Размечтался парень. Потом мне стало стыдно:

- Доем салат и схожу за тортом: согласна - надо подсластить пилюлю.

Домовой кивнул.

Купила торт, положила нам по большому куску и вернулась в комнату. На Домовом висел темно-синий шарфик.

- Траур закончился?

- Время разбрасывать камни, время коллекционировать.

- Да ты философ.

- Самое темное время – перед тем, как солнце встанет, - продолжил он изрекать мудрые мысли.

- Перед рассветом, - из вредности поправила я его.

Для разнообразия включила компьютер. Лучше бы этого не делала: скандал разросся до планетарных масштабов. Стенка шла на стенку – кто-то не соглашался с позицией Фроси, кто-то яростно защищал права потребителей в ее лице, кто-то из человеколюбия поливал меня грязью. А вот и видео; теперь все будут знать меня в лицо. Можно сказать, стала «звездой». Я тут же выключила компьютер.

 

- С добрейшим утром, дорогие товарищи, - Домовой поправил на шее темно-зеленый шарфик, который хорошо сочетался с цветом его халата.

- Что доброго ты нашел в этом утре? – скепсис рулил мною. «Господи, «в этом утре». Совсем плохая стала», - поставила я себе диагноз.

- Адвокату звонила? - строго спросил он. Видимо, Домовому надоело смотреть на мою хандру, и он решил взять все в свои руки.

- Про адвоката откуда знаешь?

- Визитку видел. Ты ее обронила. Я поднял, вон лежит, - показал он пальцем на подоконник.

Я уткнулась в чашку с кофе и сделала вид, что меня все это не касается. Не знаю, как Домовой, а я – по-прежнему в трауре.

- И долго так будет?

- А чего ты хочешь?

- Надо чё-то делать.

Я открыла было рот послать и его туда же, куда ресторан с Фросей, но он приложил к нему палец и сказал:

- Это – не конец. Просто ты не с той стороны смотришь.

- Самый умный?

Домовой пропустил мимо мою грубость.

- Нет безвыходных ситуаций: даже если вас съели, у вас есть, по крайней мере, два выхода.

Мне стало смешно.

- Слушай меня: распечатай три больших фотки Фроси. Не спрашивай, зачем. Просто тупо делай мои команды.

Наверное, это было то, что мне нужно – кризисный менеджер.

Я распечатала. Он потребовал, чтобы я взяла скалку, на пол положила подушку с фоткой Фроси и избила бы ее. Сначала я не поняла, но Домовой был хорошим тренером: я превратила все три фотки в ошметки бумаги. Подушке тоже досталось. Зато мне стало легче.

- Теперь соображай: что можешь сделать самое лучшее в твоей ситуации?

«Совет в Филях» продолжился за кружкой чая.

 

Я позвонила в ресторан, узнала, кто эта скандальная особа. Залезла в интернет. Рядом с монитором сидел мой юный друг и во все глаза смотрел на появляющиеся на экране картинки. 

- Чё это ты делаешь?

- Ищу информацию - у такой особы должны быть пятна в биографии. Интернет – международная

сеть глобальной информации обо всем и всех на свете. 

- Да ты чё! И обо мне есть? - засомневался Домовой. 

- Не о тебе лично, но о вас, Домовых, есть, - я показала ему страницы о Домовых. - Могучая вещь, с ней весь мир в кармане. Ты же здесь нашел свои костюмы? А если ты еще и хакер…

- Хакер? Это чё - ругательство? 

Я расхохоталась: все-таки весело с ним.

- Нет. Так называется специалист, который может узнать то, что недоступно простым пользователям. 

- О, так это я! Значит, в вашем мире я – хакер. – Домовой гордился собой: он вписался в наш мир. Я улыбнулась: в определенном смысле Домовой был прав. 

Днем созвонилась с адвокатом, он предложил встретиться. Домовой приказал мне привести себя в порядок – нечего размазывать слезы и жаловаться.

Встреча прошла плодотворно: оказалось, что угрозы и требования Фроси не имеют под собой юридического обоснования, потому что печенья с предсказаниями не могут быть предметом разбирательства в суде.

- Какой умный человек верит предсказаниям и принимает серьезное решение на их основании? Вы слышали когда-нибудь, что из-за неправильных предсказаний погоды кто-нибудь подал в суд на метеослужбу? Или из-за несбывшихся предсказаний астрологов, тарологов и иже с ними? – сыпал аргументами адвокат.

- Не знаю, - нерешительно ответила я, - в этом совсем не разбиралась.

- Зато мы можем предъявить иск о репутационном и моральном ущербе – поскольку скандал был в публичном месте и есть свидетели, видео. Ведь вам отказали в заказе?

До меня начало доходить – адвокат прав.

- А какое предсказание ей досталось?

- «Не бойтесь идти к своей цели».

- И что в нем такого, что она устроила такой скандал?

- У нее было дело на кончике ножа. После предсказания она шагнула, а по здравому размышлению надо было наоборот – отступить. Проиграла. Теперь в ресторане над ней посмеиваются.

Какой поворот! Фэноменально, сказал бы Домовой.

- А в чем ваш интерес в этом деле?

- Любой вариант, который приносит мне выигрыш, это плюс к моей деловой репутации.

Ловок. Я ему сообщила информацию о Фросе, которую нарыла. Домой вернулась в приподнятом настроении. На Домовом был ярко зеленый шарфик.

 

Сцена извинений Фроси была, я бы сказала, обставлена пышно, разве что не хватало телевидения и журналистов.

Ресторан был полон. Фрося сидела за тем же столиком. Я вошла в зал в назначенное время. Мне показалось, присутствующие были осведомлены, потому что на меня глазели все.

Я подошла к столику и села. На лице и шее Фроси выступили красные пятна, она избегала смотреть на меня. Сделала глоток коньяка и хриплым голосом спросила:

- Кофе, десерт?

О, мармезонский балет! Я отказалась. На этом преамбула закончилась. Она посмотрела мне за спину, откашлялась и с усилием выдавила:

- Приношу свои извинения.

Снова посмотрела туда же. И повторила, но уже довольно громко:

- Приношу мои глубокие извинения за происшедшее.

Снова посмотрела туда и опустошила бокал. Красные пятна стали багровыми.

- Принимаю, - коротко ответила я и вышла из зала. Из вестибюля посмотрела в зал – на кого же она смотрела? Там сидел адвокат и молодая женщина в деловом костюме, наверное, коллега. На телефон пришло сообщение от адвоката: «Позже я встречусь с вами».

Я зашла в магазин, купила шампанское и конфет – надо отпраздновать чистую репутацию с подельником-Домовым – и электронный альбом. В него мы поставили фотографии Домового в костюмах, альбому нашли место за монитором, в его уголке: пусть ему тоже будет приятно - заслужил.

Утром позвонила подруга, поздравила с победой и сообщила, что видео с извинениями уже в соцсетях, и там снова идет бурное обсуждение. Но мне это было безразлично, потому что ничего не изменилось  – заказов как не было, так и нет. Мы с Домовым окунулись в сериалы - пока это единственное, что спасало меня.

На следующий день колесо фортуны завертелось: позвонили из ресторана и возобновили заказ на печенье с предсказаниями к Старому Новому году – после извинений Фроси у них полные залы и все требуют печенье. Оплачивает все Фрося – мой адвокат довел дело до конца. Стали названивать какие-то незнакомые люди – кто-то спрашивал печенье к юбилею, кто-то - ко дню рождения. В общем, дело закрутилось.

В вечер на Старый Новый год мы с Домовым снова нарядились в праздничные наряды, накрыли стол. Выпили по бокалу шампанского, и я задала вопрос, который давно меня интересовал:

- А всех Домовых так зовут? У вас нет светского имени?

Домовой принялся причесывать свою шевелюру, погрузив туда пальцы. В это время раздался звонок в дверь. Я удивленно посмотрела в сторону входной двери. Звонок повторился. Я никого в гости не ждала. Домовой не шелохнулся.

Я пошла открывать дверь.

 

© 2021. Риторова В. Все права защищены

Источник: Сайт автора  https://valrit.ru

Это интересно
+7

08.03.2021
Пожаловаться Просмотров: 349  
←  Предыдущая тема Все темы Следующая тема →


Комментарии 0

Для того чтобы писать комментарии, необходимо