Все выпуски  

12. Праздничный выпуск. Только одна сказка. Только одна симоронская картинка.


Информационный Канал Subscribe.Ru



СЕГОДНЯ В ВЫПУСКЕ:

* выпуск праздничный,
* поэтому сегодня
* только праздничная
* СКАЗОЧКА

СИМОРОНСКИЕ СКАЗКИ,
РЕЦЕПТЫ И ШТУЧКИ
ДЛЯ ВСЕХ

Автор рассылки - Зоя Чернакова (Лисси Муссу)


17 июня 2003


N 12



СИМОРОНСКИЕ СКАЗКИ, РЕЦЕПТЫ
И ШТУЧКИ ДЛЯ ВСЕХ




>

Сказка праздничная,
пока без названия

       Что-то никак мы не отмечаем наш праздник - 27 число. Вот я и решила в канун праздника опубликовать общую сказку, которая сочиняет сама себя на нашей конференции. Названия нет, потому что сказка еще продолжается:



      ИТАК НАЧНЕМ-с :

      "Жила-была МУЗА КАНТ. Имя ей дала мама, а фамилию, как и положено, папа. Муза Кант имела слабость к музыке, особенно музыке природы. Шумок леса, шумок речки, шумок листвы осенней. Нрав у неё был веселый, временами переходящий в безудержный хохот...
       И вот однажды Муза Иммануиловна решила написать величайшее музыкальное произведение всех времен и народов. Села она на бережок и принялась сочинять... Долго ли коротко ли, тока не лезет ничего в голову бедной Музе..., одни философские мысли, ведь была Муза не кем иной, а дочерью основоположника немецкой классической философии... И так ей страшно стало, что она вдруг проснулась и помчалась Муза к папе: Папа-папа, а правда, что ты осново-положник? А мама об этом знает.
Покраснел и удивился папа: Кто тебе сказал это. Музочка?! Да никогда ! Да ни за что!
Тут как раз мама прибежала с полуночной пробежки, румяная такая мама, раз-, два- и три-веселая.
Кто тут положников у нас в доме поминает?!!!!!! - грозно воскликнула Муззи-мама, уперев руки в боки и поочередно поглядывая на Музу-дочку и Музи-папу.
Явно носился в воздухе запах скандала...
Муза Кант забилась в уголок и... опять проснулась!
- НЕПРАВДА ВАША!!!- возмущенно закричала Муза. - Ну что я, по-вашему, сом-на-мбула?
И вдруг увидела в углу Мышку, которая хитрым глазом подмигивала Музе и показывала носиком в направлении Подкровать.
-Пошли, девонька, пусть тут Муззи-родители сами разбираются, ты свое дело уже сделала. А я тебе такое покажу!
Разговор на повышенных тонах уже давно превратился в Муззи-мамин монолог на повышенных тонах, поэтому Муза Кант, для приличия покочевряжившись, протиснулась вслед за Мышкой.
В норке у мышке было очень уютно.
Мышка угощала свою гостью клубникой со сливками.
Все бы ничего..да клубника была грязная,не-мытая.
Но неудобно обижать мышку и Муза сьела все.
Прибежал Скр (муж мышки).
      Пока он флиртовал с Мышью, Муза устроилась в самом укромном уголке норки, раскрыла какой-то потемневший томик, со скукоженной от древности обложкой, похожей на кору старого-престарого дерева, - и замерла. Потому на первой же случайно открывшейся страничке она увидела, что картинки - живые, и на них поблескивает трава, потаенные сверчки слагают мудреную симфонию и среди деревье летают неутомимые белки. Но главное! - послушайте! - прямо на ветке одного из деревьев сидела такая невообразимо носатая рыба, что Муза сперва отложила томик и протерла глаза кулачками. Потом любимым оранжевым носовым платочком. Потом одолжила у скребущихся хозяев нарядное, шитое пестрым крестиком полотенце, и протерла глаза еще и им. Взглянув украдкой на картинку, Муза поняла, что ритуал не совсем удался - потому что рыба мало того, что полировала изящной пилочкой свой ороговевший хобот, так еще и зазывно подмигивала оробевшей читательнице, мол, не боись, дивчина, айда покалякаем!
Муза мысленно сплюнула через плечо, мысленно же вытерла плевок всё тем же мышиным полотенцем, скрестила пальцы левой ноги на удачу и подойдя к рыбе поближе, вежливо произнесла:

- Zdrasti! (на всякий случай на иностранном языке - кто их, рыбок, знает, на каком они языке?)
- Привет! - промолчала рыбка - Меня зовут Рыбачка КУря. Сколько крестиков на Твоём полотенце?...
-Ой! - Удивилась Муза - Вот не знала что вы по-нашему гутарить-то могете!!!
- О!! Мы, рыбы, вообще существа загадочные и малоизученные! Если б только говорить! Мы еще умеем, - И для наглядности КУря ПОказала свой ороговевший (так ей МузаКант понравилась) ХХХобот.
Рыба склонилась к Музе (при этом ее носо-клюв критически перевесил в свою сторону и только малоизученные акробатические способности рыб помогли удержаться на ветке.... ну и то, что сзади у рыбки обнаружился таааааакой хвостяраааа!) и прошептала ей на ушко....
- Ой, да что ты говоришь?! - изумилась Муза. - Кто бы мог подумать?!
Потом помолчала, озадаченно ковыряясь в носу и добавила:
- Я уверена, что то, о чем ты сказал (-а, -о) - Муза пока что не совсем определилась с половой принадлежностью визави, поэтому, стараясь быть предельно вежливой, упоминала все известные ей формы обращений - очень , ну просто супер замечательно, но не мог (-ла, -ло) бы ты пояснить, что значит...
Но тут подул ветерок-штормовой и до этого неприметный ярлык, висевший, по-видимому, сзади рыбки, перекинулся через её шею. И там МУЗА КАНТ увидела: "Рыбачка КУря. Рыбка Золотая. Артикул 777"
Мама Музы, как и положено современным мамам, читала дочке на ночь сказку. И МУЗА знала , что обычно, золотые рыбки исполняют 3 желания.
И МУЗА вежливо спросила:
- А не могли ли ВЫ (так она сочла более уместным) исполнить мое желание ...
Мне бы все-таки хотелось, чтобы я перестала быть пирамидальной Музой Кант, а стала бы хоть немного похожее на маму и папу - ближе к шарообразному состоянию. Я конечно, - рассудительно поковырялась Муза в носу, -понимаю необходимость наличия присутствия инди-вид-уальности, но не настолько же! В садике детки смеются! Вот такое мое первое желание.
Рыбачка Куря вздернула хххОБОТ, пропела мантру, и выдрала клок бороды у проходившего мимо СТАРИКА ХОТЯБЫЧА.
Старик Хотя-быч был вовсе не старик. Это его все так звали, чтоб не жалко было бороду ему драть.
Несчастный бородач, не ожидавший такого подвоха от мирной Рыбачки подпрыгнул на 2 метра вверх, и погреб прямо по воздуху в сторону ближайшего лесного массива, где у него были друзья, которые не драли ему бороду.
Эти друзья были муравьями, только не совсем обычными, они были муравьи-самураи:
носили черную униформу, защищали слабых и при любом удобном случае делали колбасе харакири.
- "Обалденно, глюпыши, - кричал из лесной бани Нарайян и продолжал вопить эту фразу в Шереметьево, покидая неистовую и загадочную страну." (с) Папа
А вокруг стояли восторженные новички и торопясь записывали папины слова.
- "А мне Папа мантру дал!" - одна из новеньких сорвалась с места и быстро побежала в сторону Норвегии.
Борода хихикал, лежа под пальмой. Хотя и сказано: НИЗЗЯ! И точно! Вдруг с пальмы посыпались финики. Борода уже давно во всем раскаялся, а финики все сыпались и сыпались...
И вдруг - вместо последнего финика, на Бороду пал СЕКАМ... Это был такой невероятный, такой многообазный по внешности зверь, что новички, муравьи, Хоттабыч, Рыбачка Куря, Муза Кант, Скр с супругой, носатая рыба и даже сам Борода на мгновение онемели от неожиданности. Диковинное ЧУДО первым нарушило всеобщее обалдение: обстоятельно почесав то место, где обычно чешется, СЕКАМ изрекло:
- Здрасти, финики - ясны соколы!
На что Рыбачка Куря, считавшая себя дальней родственницей сокола, подслеповато ответила:
- И вам здрасти, Секам Палыч! С удачным приземлением!
От такой рыбацкой непосредственности у Музы Кант зачесалось даже там, где и не чесалось никогда и никем.
- Угу - расплывчато ответил на приветствие Секам Палыч - А вы чего тут, под пальмой? - спросил он, наведя резкость изображения, слегка сбитую падением.
Поняв, что звездный час настал, Муза Кант, смело выставив ножку вперед и пытаясь глядеть в часто моргающие глаза Палыча, ответила. скромно подглядывая в смятую бумажку:

- Свободу Юрию Деточкину !!!
Общественность немного оторопела от такого поворота событий, но тут слово взял Борода. Он сказал:
- Св. Ободу - во! бо(РО) ду дуЮ. Ду ю... ю ар - это он по-английски. - Июде Точкину де, кину то. Кинуто очки - и точка.
Все офигели и задумались до того глубоко, что не заметили, как из этой глубины вылезло толстое щупальце, усыпанное жадными влажными присосками, и лихо обхватив Музу Кант, также смело обнимавшую Пал Секамыча выставленной вперед ножкой, быстро потащило парочку в абстрактную ширину.
Посреди собравшихся материализовался Будда, одетый в красныя шелка. Он мигом разжал злобную щупальцу так, что никто даже не успел перепугаться, и, улыбаясь своей божественной улыбкой, тихо замурлыкал песню БГ "музыка серебряных спиц". Было очень жарко, поэтому потом он затянул несколько погромче: "возьми меня к реке", что незамедлительно нашло отклик в сердцах остальных, и мольбы "положи меня в воду" долетели до ушей самой Муссы, которая с важным видом модерила конфу. Мусса вздрогнула, завистливо облизнулась и грянула:
-Я водяной, я водяной!
Никто не водится со мной!
А все мои подружки....
Хор Александрова вторил ей под сурдинку: ...подружки
От бодрой песни танк завелся сам собой. Нацепив чьи-то красные шелка, Мусса взобралась на танк и тыкая пальцем в пространство, укатила в сторону моря.
А со стороны моря на заставе стояли три великих в тех краях богатыря - Тремпель, Трензель и Тройчатка (ну, Тройчатка-то был еще недобогатырь, просто стажировался).
Все трое, увидевши Лисси Муссу на танке просто офигели форменным образом (другим потому как не умеют).
- Это че за хрень панцирная? - первым нарушил тишину старшой - Тремпель.
- Це не хрень! - подала голос бодрая и ничуть не смущенная Мусса, - Иц ми! Айм свит дрим оф Муза Квант! - почему-то по-английски сформулировала своё эсхатологическое "Я" лихая модераторша, откинув крышку люка. - СИМОРОН - ГУД! - и в подтверждение своих слов Лиссеевна выбросила из танка оранжевый флаг.
Флаг попал под ребра Трензелю, который отреагировал как-от не совсем адекватно. Почему-то ему захотелось прикрыть флагом свое обнаженное, покрытое легкой шерстью, МуЖенственное тело. И что вы думаете? Ведь прикрыл таки! Хоть и нелегко это было, т.к. Тремпель и Тройчатка были посещены в тот же момент той же идеей.
Причем юный Тройчатка был исключительно проворен.
- Богатыри, блин! - и Мусса презрительно плюнула, - флаг поделить не могут!
Она прицелилась половчее и залпом выбросила еще сноп разноцветных флагов. - Ой, вы, хлопци, нэ журытесь! - и с громкой песней укатила.

А с восточной стороны налетали уже наши старые знакомые: это их Хотя-бы-чё ПОслал. Среди них, КОНЕЧНО выделялась Куря с МузойКант на хххвосте, которая в свою очередь громко думала: - "а желание у меня самое заветное - написать прекраснейшее музыкальное произведение, чтобы в нем слились все красивые звуки природы - и пение птиц, и шум прибоя, и шелест листьев... упс-с-с-с, вот я влипла - вдруг она прервалась, заметив, как муравьи стали уходить в крутое пике вверх лапками после первых глотков её эликсира - не туда добавила". И тайком выбросила склянку с синильной кислотой...
Вдали показалось белое облачко. По мере приближения присутствовавшие могли увидеть, что это была Глория. Она топала по воде аки по суху. (Кто помнит - Глория уже на втором уровне) Несмотря на жару Глория была в белом меховом халате и кожаных перчатках. За ней дружной колонной по 8-мь шли карапузы, тоже в беленьких халатиках на босо тело и в х/бэшных перчатках. Подойдя к друзьям, Глория скомандовала:
- На месте стой! Раз-два. Р-Р-Разойтись. Опр-р-авиться.
Малыши живенько разбежались и начали оправляться неподалеку.
У Глории за спиной, как меч у самурая болталась какая-то палка. Рыбачка Куря поинтересовалась:
- Это че у тебя за дрын болтается? В казаки-разбойники с детишками играетесь?
- Это не дрын! Это рейка! - просветила Гло.
- Рейка? - Удивились присутствовавшие и подойдя поближе начали рассматривать и ощупывать дрын - Так вот ты какая Рейка-не-дрын!
- Х…ня это, а не Рейка - прервала всеобщее ликование Рыбачка Куря - Вот я знаю одного столяра, вот у него Рейка, всем Рейкам дрын.
Народ застыл в непонимании такого артефакта. Необходим был артеаргумент. Гло не задержалась с демонстрацией:
- Не Рейка, говоришь? - вкрадчиво переспросила она, поглаживая живот Рыбачке Куре рукой в перчатке, - Ну, через 9 месяцев посмотрим у кого Рейка, а у кого Дрын.
Сказочный народ, насмотревшись артефактов и наслушавшись артеаргументов приступил к обсуждению.
Муза Кант пыталась выяснить где живет этот столяр, чтобы лично убедиться в том , что его рейка - всем дрынам дрын. Она приставала к Рыбачке Куре с вопросами: по каким параметрам столярная Рейка круче - по длине, по ширине или по каким то другим? Рыбачка Куря отвечала неохотно и прислушивалась к бурлению в животе.
- По многим, по многим параметрам круче - мямлила она - вот у многих есть Рейка, но у столяра она особенная, - с затаенным смыслом выдала она.
- Да в чем же особенность то? - вспылила Муза Кант
- А особенность в том - продолжила Рыбачка Куря, - что Рейка у него постоянная, а зовут его Планк, и у него хороший Тон. - Объяснила, блин, подруга - оторопела Муза Кант - В огороде бузина, в Киеве дядька, у дядьки дрын. Хорошо покрашенный. Ничего не поняв из путанных объяснений Рыбачки Кури, Муза Кант направилась к богатырям, которые широко раскрыв глаза вязали разноцветные флаги в снопы. Она с интересом приглядывалась к древкам.
-Интересно, - громко думала она - а вот этот дрын - рейка, а вот этот?
-Ты что теперь в каждой палке будешь Рейку искать? - внезапно прервала её исследования подошедшая Рыбачка Куря.
- Ага - простодушно призналась Муза Кант.
- Эх ты, Муза ты моя Кантановна. Не всяк дрын - Рейка, не всяк столяр - Папа Карло, - глубокомысленно произнесла она, глядя в даль и думая о чем то своем, возвышенном, рыбацком.
Глядела она туда не случайно.
Вблизи, кроме упомянутой наскучившей ей уже компании, потирали наказанные места и пробовали дышать приЛИПЛЮССнутые новички.
А вот в сладкой дали виднелась заманчивая фигура Бодра Молодца.
Он потирал ручки, выстукивая что-то умное на складной клавиатуре.
Муза залихватской походкой прошлась перед ним и с придыханием спросила томным голосом:
- А отчего бы Бодру Молодцу не гой бы да еси?
В ответ раздалось невнятное бормотание:

- А отчего же и не гой, еси бы?
Еси, еси отчего бы, а не гой!
Гой отчего? От еси. Бы.
А еси отчего? От гой бы.
Бодрый Молодец завалился на раскладную клавиатуру и захрапел.

Муза опять вспомнила богатыреву трапезу и проворчала:
-Гой да не бой. И еси отчего, - пнула пустую бутылку.

- А как проспишься - я тебе спою.
Ты мне расскажешь, чьи это бикини.
Твою я жажду быстро утолю
Не будет всем покоя в этом мире

Едва она это произнесла из близ стоящего сортира с яркой надписью "ВатерКлозет" раздался звук водопада, затем громкие крики "Ура", "Банзай", "Сарынь на кичку" и "Но пасаран". Из сортира выехал Камаз. В кабине ехали три старца в бикини, в туфлях на высоком каблуке, с котомками из которых торчали французские булки. В кузове Камаза стояла мачта с парусом.
"Веселый Роджер" скалился с черного флага. Чуть пониже болтался маленький белый флажок - на всякий случай. Старцы весело орали "Эль пэбло, унидо, Камазы - это сила". Рыбачка Куря помахала им вслед маленьким черным платочком:
- Крестным ходом старцы пошли к святым местам. Скоро осень…
- Скоро осень, а мы без пальтов, - гуторили старцы, - не хорошо. Один конь только прибарахлился, и то не весь…
Конь услышал их речи, покосил глазом и начал пахать. Сначала глубоко и небрежно, но, с годами, всё аккуратнее, стараясь ничего не испортить, но всё мельче и мельче…
За конем, торопясь и спотыкаясь, неслась во главе группы аспирантов ветеринарной академии Имени Вымени Кузькина мать, заглядывала в каждый конячий пах, и восклицала с придыханием: - Вот собакина нога! Ну ничо не испортил!
- Вот ешкин кот! И глубоко не вспахал!
А над полем занималась ясная заря...
Насмотревшись на то, чем занималась заря, конь стал пахать энергичнее, а Скр стал ПОглядывать налево прямо с мыши, ПОка его взгляд не остановился на богатырях, которые в свою очередь... никого не пускали.
Они стояли, несокрушимые, как базальтовые скалы, а вокруг сновал и суетился всякий мелкий народ, натыкался на крутые колени и железные локти богатырей, время от времени кто-то ойкал, потирал ушибленные места и виновато кося глазами спрашивал:
-За чем стоим? Кто последний"
На что Илья кривил губу и презрительно ронял:
-"Последний - герой...
Упавшие герои матерно дрались за последнее место, которое не без гордости Илья не стал прикрывать флагами.
А вдали маячили далёкие Север, Восток и Запах Горького Миндаля.
Муза насторожилась и принюхалась. Курсы криминалистики, которые она случайно закончила, еще будучи совсем юной, не прошли даром.
Нюх как у собаки и глаз как у орла - это отличало Музу Кантовну с ранних лет. Не случайно лучшие годы она прослужила - сами знаете где!
Цианиды, блин! - подумала она - одно из четырех: или фотограф тут неподалеку химичит, или... - от ужасного предположения волосы на затылке зашевелились, и принялись отчаянно тарабанить по Музиной голове.
- Эй, потише, окаянные! - вскрикнула Муза, и, зажмурив орлиный глаз, вдруг вспомнила о своем втором желании...

... и немедленно выпила!
- Хорошо, что я умею быстро пить,- подумала голова, впрочем живот так не думал. Он вообще ни о чем не думал(нечем)- так и рос бессмысленно. Пытался переварить все, что падало на него сверху. Иногда он думал: - "не все что сверху - приятно".
Иногда животу резко все надоедало. И он замыкался в себе и нес всякую ерунду. И нес и нес.
Сколько можно… ... он передал ПОнести вниз... и её ПОнесло (Glo!)... Животу сразу стало легче и вопрос: "Сколько можно?" - зазвучал совсем в другом контексте, потому что МузаКант вспомнила, что она летит и её несёт.
- "И куда это меня, чёрт, несёт?" - глубоко задумалась она, глядя на проплывающих внизу людей…
- КАК КУДА ?- налету остановился черт, в позе, явно указывающей на высшую степень недоумения, - за ЧЕРЕВИЧКАМИ !!! Вы же позвонили ПО телефону. Вызвали службу ДОСТАВКИ ПО НЕБУ!!!

- "ОЙ, МАМА!- воскрикнула МУЗА КАНТ - чего я такого выпила?! Какие червячички, я же высоты боюсь!!!"...Но они уже летели, выстраиваясь клином и разворачиваясь к югу - во главе стаи просматривался чей-то Бородатый профиль, и другой, поблескивающий очками и подрыгивающий, как бы захваченный ритмом зикра. Черевички не подвели - МУЗА почувствовала себя защищенной, и уже спокойно огляделась. Летели они невысоко.
Муза слегка придремала, сложив руки на собственном, умиротворенном недавно выпитым, животике. Ей снилось, что она, прекрасная и загадочная, руководит не только стройностью полета черевичков, но и всем мирозданием сразу.
Вот она щелкнула пальчиками: и сразу земля отдалась крестьянам-богатырям, финики - Бороде, миру - мир... вспомнив о привычке мастера БО и Лиссеевны иногда изъясняться по-аглицки, Муза тут же перевела сама себе последнюю материализацию как "пису-пис"...
В воздухе моментально ПОвисло голографическое изображение Фавна-Поротти и стало делать ритмичные знаки...
"ЭТО ЗНАК!" - подумала Муза и проснулась...
Оказалось, что стайки черевичков уже приземляется - и вид, открывающийся в виде места посадки, был удивителен: ПОсередине места ПОсадки стоял, будто вышедший из МузыКантного сна, Фавн. Стоял весь, включая повисшую было голограмму. Удивлённая Муза прошептала:
- Надо же, Пису-пис материализовался! Жаль, что знаки ритмические были, а не колебательные...
И вдруг, ни с ТОГО ни с СЕГО ПОвисшая БЫЛО голоГРАММа ПОдскочила да как завопит нечеловеческим голосом:
- МУЗА!!!! Это не ПИСУ-ПИС, это РИСУ-РИС, ты не верь, МУЗА, глазам своим, это все просто КОЛЕБАНИЯ, а вовсе не РИТМЫ какие-то!!!
На этих словах Голограмма внезапно раздвоилась. Совсем запутанная Муза увидела, как первая версия Голограммы закатила глаза и начала быстро нашептывать как языческую молитву "Кол!-Е-Бания!-Кол!-Е-Бания!..." - при этом из головы фигуры повалил густой белый дым и все остальное заискрилось и затрещало...
Отделившийся же дубль Голограммы достал непонятно откуда логарифмическую линейку и стал сосредоточенно измерять также непонятно откуда извлеченные рисинки, бубня под нос:

- АлгоРитмы трансцендентальные при неустойчивой биполярности ментального поля...
- СТОЙТЕ! крикнула Муза - Вы кто такие?
Дубли замерли, переглянулись и вдруг радостно тыча пальцами в небо, бросились друг к другу в объятия.
- ПОротти! - Алгоритма! - Где ж раньше были наши глазоньки!- они сплелись в сногсшибательном танце, увлекая в хоровод так ничего и непонявшую Музу.
Пока очумелая троица отплясывала нечто вреднее между гопаком и зикрами, Муза почувствовала на спине чей-то пристальный ВЗГЛЯД.
Зазвучала знакомая до боли музыка : ...- не думай о секундах свысока... где-то далеко в памяти моей идут грибные дожди...
Опираясь на лаковый бок "Опеля", поблескивая начищенными сапогами, на Музу строго, но справедливо смотрел Штирлиц. Музыка смолкла, но Боль не уходила.
- Боль моя, ты подкинь меня, - решила перекинуться словцом Муза Кант. В этот же момент её подбросило и стало колбасить. Боль отвернулась, чтобы не видеть этого жалкого зрелища. И между прочим зря. Муза Кант достала из сумочки Цветик-Семицветик. На цветике оставалось два лепестка.
- А пусть меня не колбасит! - произнесла Муза и оторвала лепесток. Колбасня и подкидывания прекратились. Боль исчезла. - Ну что ты на всякую дрянь волшебство тратишь, - откуда ни возьмись вывернулся Старик Хоттябыч. - Ты хоття бы о старых людях позаботилась, - прошелестел он.
Муза, еще не отошедшая от колбасни туманно посмотрела на него. Потом спохватилась. Радость и забота о ближнем Хоттябыче охватили её. "Конечно" - По-немецки подумала она. Хоттябыч непонимающе уставился:
- Не понял, фрау…?
Муза Кант плавными и грациозными движениями подняла Цветик-Семицветик, подняла голову, уперев глаза в бездонную синь неба, с непередаваемой пластикой оторвала последний лепесток и с придыханием произнесла:
-А пусть тебя колбасит, - И не глядя на подпрыгивающего Хоттябыча неспешно двинулась прочь.

продолжение следует

Надеюсь, теперь вы не забудете про наше волшебное 27 число?



Авторство общее. Чувствующие в себе полет фантазии - присоединяйтесь



skazka.jpg[9 кб]
Моя главная симоронская картинка:
"Сборы в гости"

НАШИ АДРЕСА:

Страница
московских
волшебников

Сайт Папы и Бороды

Симоронские
сказки, рецепты
и приспособы
(Перлы нашей конфы)

Наша кладовка - 3000 рецептов на все случаи жизни

Конференция
Наша кухня. Со своими вопросами обращайтесь сюда - именно здесь активно и коллективно решаются любые проблемы. А ответы получите в ближайшей рассылке.

Симоронские ссылки
Наша коллекция ссылок на симоронские темы

Волшебные картины и фотографии Симоронские картины, репортажи, знаки поддержки

В гости к Лисси Муссе
Зоя Чернакова - московский художник, журналист, музыкант. Автор рассылки, главных симоронских картинок, а так же ответственная за все.



КНИЖНАЯ ПОЛКА ВОЛШЕБНИКА:

Книги В.Гурангова (Борода) и В.Долохова (Папа)
Курс начинающего волшебника

Технология успеха

Сам себе волшебник

Е.Клюев
Между двух стульев


Это базовые симоронские книги, в которых подробно описаны техники, методы, и основные симоронские законы. Подробный список волшебной литературы, кино, музыки есть в конференции и на сайте волшебников.

АНОНС:

      Подготовлена к печати новая книга В.Гурангова и В.Долохова.
      Наши подписчики имеют возможность первыми познакомиться с новым бестселлером! В ближайших выпусках мы напечатаем фрагменты романа.



ПРАВИЛА ИГРЫ:
Эти правила здесь для новичков и тех, кто не читал базовых книг, чтобы им скорее освоиться в волшебном пространстве. Правил немного и они не сложны:

1.Все правила игры создаются по ходу игры.
2.Если не получается симоронить в реальном пространстве-времени, переходите в параллельное.
3.Поскольку все, что ни делается - к лучшему, то нас устраивает любой результат, но лучше другой.
4.Невозможного нет. Есть препятствие - ПКМ. (Привычная картина мира). Хочешь изменить мир - меняй ПКМ.
5.Все симоронские действия, которые я произвожу, правильны и действенны. Я все делаю отлично!
Эти правила укладываются в мою ПКМ:))) А кто не согласен - придумайте свои. Все правила игры создаются по ходу игры.
Лисси Мусса.


АРХИВ
РАССЫЛКИ

Зоя Чернакова © Zoya Tchernakova
2003г.

Все права защищены законодательством Российской Федерации.
При перепечатке ссылка на
http://subscribe.ru/catalog/ psychology.simoronstory
обязательна.



СИМОРОНСКИЕ СКАЗКИ, РЕЦЕПТЫ
И ШТУЧКИ ДЛЯ ВСЕХ




http://subscribe.ru/
E-mail: ask@subscribe.ru
Отписаться
Убрать рекламу

В избранное