Все выпуски  

Мирадуга - фантастический мир. Техника волшебства 1-2


Информационный Канал Subscribe.Ru

Мирадуга - фантастический мир

Привет, это я снова!

Информация для всех подключившихся к рассылке (а таких много): Мирадуга - это большой сайт с кучей текстов (рассказы, повести), картинок и прочей ерунды. В рассылку попадает далеко не все.

В сегодняшнем выпуске можно прочесть вторую часть романа "Техника волшебства", а начало находится здесь.


МИРОЛЬТИ
1-я книга романа ТЕХНИКА ВОЛШЕБСТВА

Автор: Элиша Вишневская [autor@miraduga.com]





2 часть


- Ты - единственная водноногая триада в этой звездной системе, ошибиться сложно. К тому же твой дед позаботился, чтобы я сумел отличить его любимую внучку от прочих девушек, - объяснил кериз, протягивая небольшой пакет. - Вот, держи. Это от него.

Забыв о недавних страхах, Мирольти взволнованно приняла из мохнатых лап помятый коробок и, разорвав упаковку, достала маленький диско-кристалл. Неожиданно обыденный, почти пустой - всего-то две ячейки заполнены... Торопясь, будто кристалл растает, девушка вставила его в личный комм и настроила изображение. На экранчике появился дедушка. Постаревший, изменившийся, но такой родной.

"Здравствуй, крошка Мио! Конечно, ты уже взрослая, а для меня останешься крошкой... Я рад, что ты наконец-то покинула наше фиолетовое болото, где ничего не происходит и можно раствориться от скуки. Извини, с завещанием пришлось устроить небольшой трюк, иначе тебя мама никуда не отпустила бы. Ей постоянно мерещатся опасности и всяческие ужасы, словно больше ничего не существует, а ведь в Мирадуге так много интересного! Я успел повидать немало, теперь твоя очередь. Путешествуй, смотри вокруг, знакомься с новыми мирами, заводи друзей - в жизни можно многое пропустить, и это ужасно обидно, если вдуматься... - старик замолчал на минуту. - И еще одно: пригляди, будь добра, за Шентом. У него ни дома, ни родных - настоящий мирадужный бродяга, а когда меня не станет, он лишится единственного друга... Не бросай его. И счастливо тебе, малыш!" - дед закашлялся и растворился в меркнущем изображении.

Мирольти тряхнула комм, надеясь увидеть продолжение. Но тщетно. Запись окончилась... Не верилось, что послание оказалось таким коротким, неужели нельзя было сказать еще несколько слов? Хотя... может, и нельзя. Если дедушка болел последнее время, он мог стесняться того, что стал немощным и дряхлым.

- Ну, и что мне теперь делать? - растерялась она, повернувшись к Шенту.

- Да что хочешь, - ответил тот. - Дед рекомендовал тебе путешествовать, можешь воспользоваться его советом.

- Он ошибся... Я не скиталец по натуре и, если честно, устала от перелетов, документов, космопортов, бюрократов... Мне бы забрать эти дурацкие деньги и вернуться.

- Увы, это невозможно. Во всяком случае, прямо сейчас - невозможно. Тебе придется остаться.

- А как же мама? Она так надеялась...

Шент тихо фыркнул.

- Боюсь, ерийцы этого не поймут.

- Но... так же нельзя!

- Мирольти! Твой дед помер богатым стариком. Богатым. Ста-ри-ком. Понимаешь? Он мог купить себе молодость и лет пятьдесят жизни, но предпочел отправиться в новое рождение ради того, чтобы ты не сидела дома! Если бы он считал нужным помочь твоей матери, вернулся бы домой вместе с деньгами. А этого не произошло. Может, потому, что твои родные не особо нуждаются.

- Вы не имеете права так говорить, - триада сжала кулачок и вскочила.

Конечно, дед уехал в годы благополучия, когда семья жила в достатке... Но с тех пор многое изменилось. Тетки и дядья как-то держались, а родителям Мирольти пришлось туго. Выкручивались, как могли, помощи не ждали. Да и не приняли бы ее, наверное, из гордости. Мать подрабатывала, а братья ловили рыбу, собирали перезрелые или дикие фрукты и овощи. Четыре года Мирольти на завтрак и ужин получала фруктовый кисель и запеканку из кнуквы. Бурой кнуквы с жирными черными семечками, во множестве растущей на речных берегах. Приторно-сладкий плод стал детским кошмаром. Малышка давилась чуть твердой массой, растирая на глазах слезы. Выходить из-за стола, пока не съешь все, что мама положила в тарелку, не разрешалось, поэтому Мирольти хитрила, если родители не смотрели. Скатывала запеканку в тугие шарики и засовывала в туфельки, а позже вытряхивала в воду, скармливала птичкам, часто сидевшим на кухонном подоконнике... Иногда убегала в лес и ела найденные ягоды...

Увы, кнуквенной запеканкой проблемы не ограничивались.

Чтобы не отставать от сверстников, Мирольти приходилось изобретать то, что другие получали без усилий. Она лепила из глины хрупких кукол, плела украшения из найденных ракушек и семян, придумывала наряды, перешивая старые материнские платья... И никогда не признавалась, как ей хочется новую куклу, модную одежду и настоящие украшения.

Только в последние года три жить стало полегче. Старший брат женился и поселился вместе с молодой супругой отдельно. Средний брат начал работать и себя обеспечивал сам. Оба, как могли, помогали родителям. Матери даже удалось накопить кое-что... Но это "кое-что" теперь без остатка потрачено на билет в Ерию...

- Простите, - Мирольти избегала смотреть на Шента. - Я не смогу тут шиковать, зная, что...

- Все ясно, - хмыкнул кериз. - Социально-общественные долги. Ладно, что-нибудь придумаем.

И придумал, в этом Шенту не было равных. Способов решить проблему он предложил не меньше тридцати. А Мирольти выбрала то, что выглядело наименее авантюрным: купить в Ерии небольшое дело и часть дохода отправлять матери. Работать казалось девушке самым правильным...



На следующий день Мирольти и Шент отправились в главный Ерийский центр торговли. Если верить рекламам, здесь продавалось все - от леденцов до кислородных планет. Триада, позабыв обо всем, бродила среди несметной толпы покупателей и ротозеев и глядела, удивлялась, впитывала... Десятки продавцов зазывали ее к прилавкам, предлагали космические корабли, поющих медуз, высококачественную магию на все случаи жизни, пилюли для сохранения молодости, дамский набор тордиевых бомб и еще множество чудных вещей.

Отойдя от потрясения, Мирольти заметила, что и сама превратилась в объект внимания. Мужского внимания. На стройную девушку с необычным для Ерии черно-бирюзовым цветом волос оглядывались, восторженно посвистывали вслед. Самые отважные (или дерзкие?) подходили знакомиться и всячески расплескивались в комплиментах, чему Мирольти смущалась. Когда-то парни интересовались другими девушками. Но скоро год, как знакомые и незнакомые мужчины обращают на нее внимание, бурно восторгаясь, а она к этому так и не привыкла. Дома от особо назойливых можно удрать, а в Ерии триада чувствовала себя неловко. Хорошо, что Шент оказывался поблизости, если кто-то слишком активно знакомился. Казалось бы, из невысокого кериза плохой защитник, но даже внушающего вида типы уступали ему дорогу.

Забредя в сектор крупных и малых планетоидов, Мирольти, открыв рот, наблюдала за томно-суровой бройшен, объяснявшей клиенту, как лучше всего оборудовать только что купленный им астероид. Плавающая рядом голографическая проекция демонстрировала, как работает звездолет компании. Не простой звездолет, а нечто замысловатой конструкции. Сначала астероид обмеряют, потом рассчитывают, где расположить генератор искусственной гравитации (а проще генграв), в каком месте построить дом, налить озеро или бассейн (по желанию клиента), сколько посадить зелени... Приборы показывали даже, какой при этом откроется вид из окна. Если заказчику нравилось компьютерное моделирование, звездолет приступал к бурению, вживлению генграва и системы жизнеобеспечения, напрессовке почвы, рытью каналов, прокладке коммуникаций. Потом команда "благоустройщиков", как их про себя назвала Мирольти, заполняла атмосферный купол подходящей воздушной смесью, высаживала деревья и строила дом. И все это за считанные дни. Словом, тот, кто богат, мог себе позволить отдельный мир с любыми параметрами.

А простым гражданам о таком чуде можно только мечтать. В расстройстве покинув сектор планетоидов, девушка скоро забыла про личный мирок и разглядывала новые диковинки.

Шент неутомимо сновал по торговому центру, выясняя, проверяя, сравнивая; но главное - он успевал вытащить Мирольти из лап очередного продавца до того, как она что-либо подписывала. Без кериза она, очарованная сладкими речами, могла потратить все деньги на никчемную ерунду.

Единственная покупка, на которой настоял кериз, - новый личный комм. Девушка пыталась сопротивляться, уверяя, что ей хватит и старенького, но, прослушав лекцию о необходимости некоторых вещей, сдалась. Погоня за модой и вычурность модели Шента интересовали мало, зато он минут десять перечислял стремительно бледнеющему продавцу необходимые технические характеристики. Запутавшись в терминах и диковинных словах, Мирольти поняла только, что в новом комме можно хранить три десятка различных чипов-документов, с возможностью дистанционного дублирования на любой стандартный носитель. Плюс раскрывающийся голографический экран, встроенный субэфирный маячок (или, проще говоря, универсальный вызов спасателей), выход в и-сеть, многорежимные часы, будильник, хранитель информации, а также много такого, о чем девушка раньше не слышала и очень надеялась вскорости разобраться.

Радостное настроение быстро выветрилось. День заканчивался, триада безумно устала и проголодалась, а того, что понравилось бы и ей, и Шенту, так и не нашлось. После недолгих совещаний было решено отложить покупку на пару дней.

Пресытившись чужеземными диковинами, Мирольти шла к выходу, не глядя по сторонам, и налетела на господина в щегольской шапочке, отороченной золотистым мехом. Этот мужчина тоже не один час прослонялся по торговым павильонам и раза два столкнулся с триадой, всякий раз смешно бормоча и суетясь.

- Тысяча извинений, бройшен! - снова затараторил он, прижав руку к груди. - Мы сегодня уже не раз натыкались друг на друга, но последнее столкновение оказалось самым болезненным.

- Ничего, бывает, - ответила Мирольти, украдкой зевнув.

- Я такой неловкий! Знаете, тут новичку совсем нелегко... - и незнакомец стал жестикулировать, не найдя слов. - Говорят, здесь повсюду мошенники.

- Нам тоже не повезло, - вздохнула триада, предпочитая не развивать тему о мошенниках. - Не расстраивайтесь, завтра будет новый день, и все еще устроится.

- Возможно, бройшен, вы правы, но у меня нет времени. Моей жене нужна срочная операция, а денег не хватает, - жаловался щеголь в золотистой шапочке, рассеянно сжимая ладонь девушки. - Я хотел продать кафе, считайте, за бесценок, но...

- Кафе... - негромким эхом отозвалась Мирольти и, не слушая слезливо-пафосные речи мужичка, провалилась в мечты. Купить небольшой ресторанчик - вот это настоящая романтика! Берег реки или моря, чистый песок, лунная дорожка, музыканты играют что-то лирическое, на столиках горят свечи... а вокруг все цветет, благоухает... И обаятельная хозяйка радушно встречает посетителей. Что может быть лучше?

- Вы хотите купить мое кафе?! - с надеждой воскликнул мужчина. - Тогда что же мы стоим? Надо поговорить в спокойной обстановке, я знаю одно подходящее местечко.

И прежде, чем Мирольти успела что-то возразить, они оказались за столиком в полутемном информ-баре. Шент угрюмо молчал, изучая без устали болтающего незнакомца, а триада чувствовала себя виноватой: говорливый субъект явно не нравился керизу. Владелец кафе представился как Ригун и рассказал, что его имущество стоит на небольшом астероиде, с которым вместе и продается; есть постоянная клиентура, причал для космошлюпок и челноков, несколько меблированных комнат в жилом отсеке. Плюс система жизнеобеспечения с новым кислородным обогатителем, генграв и атмосферный купол. А главное, за все перечисленное хозяин просил терпимую сумму. Астероид - не совсем то, что представляла Мирольти, а намного лучше! Вот он, тот самый отдельный мир, казавшийся недосягаемым всего несколько часов назад. Пусть там нет ни озера, ни речки, но звезды отлично заменят любой пейзаж. Надо только выкупить у господина Ригуна его собственность. И, подумав немного, девушка решилась...

Дальше беседовал Шент и выспрашивал подробности, от которых у Мирольти неприятно защекотало в желудке. В информ-баре, идеально приспособленном для всякого рода сделок, легко проверить информацию о любом товаре. Через и-сеть выяснилось, что располагается астероид удачно: близко к перекрестку межгалактических трасс. Прибывающие торговые караваны - источник новых клиентов. Но причал нуждается в серьезном ремонте, генграв работает частично, только на кафе хватает. И кериз, поторговавшись, сбил цену почти на четверть.

Составление документов отняло всего часа полтора, и уже через пару дней, сгорая от нетерпения, Мирольти приехала на астероид, как полноправная владелица. Шент бурчал весь перелет, как ему не понравился Ригун и что упущены какие-то важные детали, связанные с этой покупкой. Но какие - неизвестно. Хорошо бы, дело ограничилось техническим состоянием...

Доставшееся хозяйство триаду разочаровало. Двухкилометровая каменная глыба без единого листочка зелени, разбитый причал, мутный атмосферный купол, сквозь который не просвечивали звезды, да и само кафе - уродливая гигантская капсула с некогда прозрачным, а теперь грязнющим куполом.

"Почему я не приехала выяснить, что покупаю? - ругала себя девушка. - Вбухать в такое убогое местечко наследство почти без остатка и надеяться, что этим можно помочь маме? Абсурд! Глупее выдумать сложно".

Зато Шент, посновал вдоль причала, обежал унылое здание и воодушевился. Мирольти так и не поняла чему.

У входа толклись понурые и безучастные типы, ждущие открытия и, бесспорно, заинтересованные только выпивкой. Просочившись в дверь, они молча, не замечая новых хозяев, нацедили бурой жидкости в немытые стаканы и расселись вдоль стойки, оставив на металлической подставке несколько потертых монет.

Оглядев гигантское помещение, заброшенное и пустое, девушка размышляла, сколько понадобится времени, чтобы все очистить и привести в нормальный вид. Пожалуй, нужно года три, чтобы отмыть до первозданного состояния только окно, простиравшееся от стены до стены, начинавшееся у самого пола и перетекавшее в купол. А ведь еще есть мебель (точнее, остатки мебели), стойка, бар, кухня, жилые помещения...

Словом, работы много. А клиентов маловато. И, если они такие же, как эти хмурые личности, впору кричать "растворяйся кто может!"

В первый день она убирала, чистила, драила, разбиралась в хозяйстве и привыкала к новой роли. Появлявшиеся время от времени посетители удивленно рассматривали чистые стаканы и девушку, погруженную в работу, но большинство довольствовалось бурым пойлом и помощи не требовало. Лишь один клиент решился окликнуть Мирольти, чтобы выяснить, будет ли новая хозяйка наливать в кредит. Шент отрезал "нет", и больше вопросов не последовало.

Падая от усталости, Мирольти добралась до кровати, но ворочалась без сна и дергалась от каждого звука. Волнения и переживания брали свое. Помучавшись, девушка зажгла ночник и посигналила единственному знакомому в этом измерении - Дупазу.

"Заодно и новый комм проверю", - мысленно оправдывалась она, рассказывая о произошедшем за последние дни. Бывший попутчик ответил что-то успокоительное, и они еще час перебрасывались сообщениями. Уснула Мирольти, лишь пожаловавшись вволю...

На следующий день кериз, устроив астероиду основательную инспекцию, обнаружил склад испорченной техники. Здесь хранились останки антикварных роботов и агрегатов, о которых в Мирадуге никто не слышал пару тысяч соннардов. Шент, питавший слабость к изобретательству, воспринял груду исковерканного оборудования как вызов, и уже дней через десять по кафешке расхаживали десятки роботов неповторимой конструкции - уборщики, официанты и "бестолочи" (способные только переносить тяжести). На поясе у кериза появилась парочка новых инструментов, от вида которых у Мирольти возникали жуткие мысли. Но постепенно девушка привыкла к рабочему инвентарю Шента, а его технологические пристрастия воспринимала как милый заскок. Впрочем, заскок полезный, ведь роботами дело не ограничилось. Сначала на кухне появился шикарный прог-повар, одинаково ловко управлявшийся и с домашними рецептами триады, и с кулинарными изысками, найденными в и-сети. Потом Шент настроил атмосферный купол. Исчезла раздражающая муть, над кафешкой засияли долгожданные звезды. Причал снова выглядел как место, где паркуют скуттеры и звездолеты, а не как заброшенный космический мусорник. Отрегулированный генграв захватывал вдвое большую площадь, чем раньше, и теперь по астероиду можно было прогуляться без скафандра. Правда, недалеко, метров на двести от причала.

Вопреки опасениям, кафе заработало намного лучше, чем с прежним хозяином. Мирольти, как заигравшаяся в куклы девчонка, благоустраивала свои владения. С помощью роботов выдраила гигантское окно-купол, перетянула и заново покрасила мебель. Вывела свирзявок и прочих насекомых, обожающих сырость с грязью. Помещение сразу преобразилось, стало уютным и домашним.

У маленького астероида появилась известность. Пилоты такси и целые команды грузовых звездолетов с удовольствием прилетали, зная, что кормят здесь сытно, вкусно и недорого, выпивка на любой вкус, а хозяйка молода, красива и приветлива. Многие заглядывали в кафе просто так, провести вечерок.

Свое прежде безымянное приобретение Мирольти назвала "Океан" и была уверена, что это логично. Если хозяйка - водноногая триада, какое еще может быть имя у кафе? Но завсегдатаи считали иначе и между собой прозвали крохотную забегаловку "Лужей". Девушка в первое время обижалась, а потом привыкла.

Работалось поначалу тяжело. Особенно мешало то, что клиенты являлись даже ночью, когда кафе закрыто. Точнее, на астероиде ночь стояла круглые сутки, но Мирольти с Шентом, как и многие, пользовались стандартным временем и по привычке говорили "утро", "день", "вечер". А космические скитальцы, забывшие, когда приземлялись на планету, о таких нюансах не задумывались и, прилетая выпить, ломились в закрытую дверь.

Поразмыслив немного, кериз решил и эту проблему. Отремонтировал старый, давно пересохший резервуар для пресной воды, расположенный под кафешкой, разделил на несколько мелких отсеков, а снаружи у входа соорудил хитрый автомат с десятком краников, панелью заказов и монетоприемником. Система называлась бесхитростно - "поилка". Подобные устройства Мирольти помнила с детства, и творение Шента от них отличалось лишь размерами и содержимым. В подземных резервуарах плескались наиболее популярные напитки: пиво, "громыхаловка" и "волокуха". Последние - разновидности дешевого пойла, горячо любимые заядлыми выпивохами. Как объяснили словоохотливые посетители, от стакана "громыхаловки" в голове начинался треск и грохот. А тот, кто отведает "волокухи", сам идти не в состоянии, его можно только волоком...

Такие знания обескураживали. Мирольти долгие годы мечтала поступить на высшепоток, чтобы изучать астрономию, а стала специалистом по дешевой выпивке и стадиям опьянения.

Зато из дохода кафе всего за месяц работы удалось накопить сумму, подходящую для отправки домой. Поэтому триада искренне благодарила посетителей, будь то оборванные галактические бродяги или пьянчуги, за привязанность к скромной "Луже". Но мечтала когда-нибудь достроить жилой отсек и превратить кафешку в большой уютный мотель, достойный названия "Океан". И чтобы атмосферный купол подсвечивался, создавая иллюзию рассветов и закатов. А еще речку. Или озеро, пусть крохотное, но обязательно под открытым небом... Шент ворчал, что девочка развлекается, по ошибке приняв целый астероид за игрушку. Триада, конечно, немного обижалась, но не спорила. Все перечисленное было сложным и финансово недосягаемым. Хотя... на вещах попроще тоже приходилось экономить. Например, компьютер в "Луже" остался от прежнего владельца. Старенький, неизвестной модели, с громоздкой сенсорной пластиной (толщиной в палец, не меньше!) и двухмерным(!!!) монитором. Видать, когда это чудо техники выпускали, никто не слышал о таких вещах, как голосовое управление, мыслеулавливатель и уж тем более маг-приставка. Но он работал, и пока его возможностей "Луже" хватало.

Единственное приобретение - разорительное, но, увы, необходимое - ванная. Огромная, просторная... Чудо, а не ванная! По краю - замысловатый узор и девять волшебных амулетов с энергией фиолетового измерения. Благодаря этим светящимся камушкам триада могла использовать родную магию погружения в чужом мире. А без них... Без них, пожалуй, она через пять дней зачахла бы. И ничего не поделать, таков организм у водноногих.

Первое время Мирольти тосковала по дому, родным и друзьям. Кериз странно относился к беседам по душам. Молча выслушивал, уходил, а потом выдавал новое изобретение. Робота, танцующего диковинные танцы, настенные часы, время от времени идиотски хихикающие, ботинки с фонариками и другие чудные вещи. А девушке нужно было, чтобы кто-нибудь ей посочувствовал. Иногда пожалел или утешил. Но получалось, что единственный, кому можно рассказывать обо всем, это Дупаз. Случайный попутчик, ставший товарищем. Пусть он жил далеко от Ерии, на краю соседней галактики, но поболтать с Мирольти всегда был готов. Общаться приходилось не самым удобным способом, но быстрым и относительно доступным, что устраивало обоих. Надиктовать на комм сообщение и отправить в и-сеть. Через суб-эфир информация проходит быстро, так что ее оставалось лишь перевести на нужный язык. Словом, всего за несколько секунд произнесенная фраза добиралась до адресата.

- ...Ремонт "Океана" можно считать завершенным, - рассказывала Мирольти.

- Ты молодчина, я горжусь тобой, - откликнулся Дупаз. - Но что-то не верится, будто ты угомонишься.

- Я еще хочу разрисовать стены рыбками, а Шент против. То есть он против, чтобы рисовала я. А мне так хочется, чтобы казалось, будто сидишь под водой...

- Ну да. Каждый выэлеливается, как может.

- Выэлеливается?! - Мирольти не поверила, что парень экзотической расы флюорроо, рожденный в чужом измерении, знает сленг ее родины.

- Это словечко во многих измерениях употребимо, так что запомни: выэлеливаться - значит воображать о себе слишком много, - объяснил Дупаз, привыкший растолковывать девушке непонятные слова. - Как бы это еще сказать? Извращаться в роскоши? Нет... Скорее, ломаться, кривляться...

- Это ты мне рассказываешь? - ехидно спросила Мирольти. - Мне, у которой лучшая подруга - w-элель? Да я с младенчества знаю, что такое выэлеливаться! Своими глазами видела, и поверь мне, ты даже не представляешь, что это!

- Так рассказывай! - оживился Дупаз.

- О чем?

- О w-элелях, конечно!

Мирольти задумалась, как описать то, что знакомо с детства. Триады и w-элели всегда жили на одной планете. Вражды между расами не было, но детишки воспитывались порознь. Единственная причина тому - разница в росте, а значит, силе и возможностях.

- Я кое-что знаю, - пришел на помощь Дупаз. - Например, знаю, что они умеют летать, бывают разных цветов и ростом в четверть метра.

- Это если крылья расправлены. А если сложены, получается намного меньше. W-элели совсем крохотные, размером... - девушка огляделась в поисках предмета для сравнения, - размером с ладошку. И у них кожа светится.

- Как у меня?

- У тебя только на висках и подбородке, а у w-элелей - все тело. Немножко, правда, но в темноте разглядеть можно. Зато крылья сияют так, что днем видно. А еще у них мочки ушей закручены улитками и субберативное зрение.

- Какое?

- Ну, с магической возможностью, - объяснила триада, радуясь, что наконец-то Дупаз задает вопросы, а она объясняет. - W-элели могут различать ауру ядовитых веществ или отравленных предметов.

- Записано, - после легкой заминки откликнулся будущий инобиолог. - А выэлеливаются-то они как?

- Ой, это видеть надо!

- Мио, ты бессовестная, где я их увижу? Давай, рассказывай.

- Я попробую. Вот представь, что у каждого w-элеля три слоя крыльев, целых восемь пар с разными функциями. Три пары основных, две - стабилизационных и по одной вспомогательных, скоростных и рулевых.

- Представил. А дальше?

- Крылья постоянно растут, поэтому их надо обрезать. Как ногти, примерно. Только w-элелям ровненький краешек не нравится, и они делают из кромки настоящее произведение искусства. Там сотни завитков и прорезей, чешуйки выложены так, чтобы от игры света и тени получались фигурные блики или замысловатые рисунки. Еще от верхнего края вспомогательных крыльев отрезают несколько тонких полосок, которые пережимаются у основания, чтобы росли вертикально и придавали объем, - Мирольти размахивала руками, будто Дупаз мог ее видеть. - В стабилизирующую пару вправляют колечки разной толщины, и тогда при полете слышны мелодичные переливы. Иногда девушки вплетают в прорези ленты из паутины и бисер.

- Отвал...

- Это еще ничего. Есть у w-элелей такая штука, которая называется коплиммеры. Не знаю, найдется ли у других рас подобное... По сути, коплиммер - украшение. Чтобы его носить, нужно в лоб или на висок вживить специальное колечко с зажимом. Оно потом служит переходничком и в него можно "вщелкивать" усики-антеннки разной формы, цветов, с фигурными наконечниками, с нанизанными бусинками, с колокольчиками... да мало ли?

- Как? Только ради красоты они дырки в голове сверлят?

- Ну, зачем же в голове? В коже. Она у них потолще нашей с тобой. Относительно размера, конечно. С другой стороны, тебя же не удивляет, что некоторые ради моды готовы пришивать дополнительные хвосты, колоть уши или пропиливать копыта...

- Гм... Ладно. Уговорила. Есть еще?

- Ага. Я почти ничего не рассказала, у w-элелей знаешь сколько всего?! Перламутровое и металлическое напыление, прическа, язык полета, светобалет... Про одежду я вообще молчу, там сотня мелочей, которые сложно рассмотреть на маленьком существе. Но, боюсь, рассказ об этом займет пару дней.

- Да... похоже, твои земляки не зря дали имя такому словечку. И очень интересно...

Дупаз резко замолчал, а через пару минут скомканно попрощался. Видать, к нему пожаловала очередная зазноба, и беседа продолжится только на следующий выход в и-сеть... Если, конечно Дупаз не забудет, о чем хотел спросить.

Отложив комм, триада с грустью вспомнила о подруге - w-элели с крылышками редкого золотистого цвета. Как-то получилось, что здесь, в Ерии, больше думалось о товарищах из класса и соседках, но после разговора с Дупазом в мыслях замелькали картинки из прошлого. Счастливые картинки.

Смешно и грустно, Мирольти познакомилась с Виотань благодаря ненавистной запеканке. Однажды, удрав от очередной порции кнуквенного ужаса, маленькая триада наткнулась в лесу на заросли сички - ярко-оранжевой ягоды, выглядевшей заманчиво и аппетитно... Того, что сичка ядовита, девочка не знала и уже протянула руку, чтобы схватить янтарно-манящий шарик с куста, когда пронзительный визг "не смей!" остановил ее, буквально заморозив на месте. Золотистый комочек, светящийся в лесном полумраке, опустился на ветку, и Мирольти, впервые увидевшая w-элель так близко, забыла и о ягодах, и о голоде. Виотань отчитала неразумную малышку и отвела домой.

По дороге они успели подружиться. Казалось бы, у них нет и не будет ничего общего. Виотань старше на три года, а Мирольти даже в шестилетнем возрасте была на метр выше. Но разница в росте отлично компенсировалась разницей в возрасте. И уже скоро девочки не могли прожить друг без дружки. Вдвоем отправлялись за ягодами, на речку, играли, донимали старших братьев триады... Как-то раз даже сбежали из дома и заблудились в лесу за холмом, а, проголодавшись, ели ненавистную кнукву - единственный съедобный плод, который удалось найти.

Повзрослев, они вместе готовили уроки, обедали и даже болели. Иногда, оставаясь ночевать в комнате триады, w-элель спала в кукольной кроватке. Но чаще подружки болтали всю ночь и засыпали только под утро.

Между ними не было тайн. Замыслы одной сразу подхватывала вторая. Когда Виотань заразилась светобалетом, Мирольти бегала с ней на все репетиции, преданно ожидая окончания занятий. А потом громче всех аплодировала на школьных концертах. Если триада шила новое платье, w-элель могла потратить два-три месяца на тончайшее кружево и отделку, чтобы украсить наряд подруги.

Как-то девушки увидели по головизору выступление диковинной спортсменки. Кто, откуда - не разобрать. Но она провернула головокружительный трюк - прыгнула с вышки в бассейн, а над самой водой раскрыла искусственные крылья и пронеслась вперед, едва касаясь зеркальной глади. Виотань тотчас же захотела повторить это, но по-своему. Обернуться крыльями, как лепестками в полураспустившемся бутоне, и падать. А полет начать над самой землей, чтобы в воздухе остался сияющий росчерк...

Тренировалась она в комнате Мирольти. На полу расстилалось мягкое одеяло, наваливалась гора подушек, и Виотань прыгала с люстры или карниза, стараясь вовремя распахнуть крылья. Чаще всего опаздывала. Шлепалась, взлетала и снова прыгала. Триада утешала или подбадривала, когда требовалось. Иногда тренировки длились с утра до вечера, а иногда их вытесняли другие интересы. Через три года Виотань могла проделать вожделенный трюк без напряжения, но так и не придумала, зачем это нужно...

А потом... Потом златокрылая окончила школу и отправилась учиться в Ингеле.

С тех пор девушки виделись редко, если w-элель приезжала в гости к родителям. Первый год разлуки они переписывались и делились каждой новостью, любым пустяком...

Виотань рассказывала, что поступила в лучшее высшепоточное заведение на факультет атмосферы и климата. В точности, как мечтала. Но и светобалетом увлекалась по-прежнему, иногда даже танцевала на городских мероприятиях. Потом встречалась с очаровательным t-элелем, которого называла "мой ненаглядный бескрылатик"... В тот период письма от Виотань приходили редко, и Мирольти лишь с опозданием в несколько месяцев узнала, что подруга ради любимого бросила учебу. Но роман закончился крупной ссорой, и златокрылая осталась одна. На какое-то время переписка возобновилась. Триада с радостью читала о том, что подругу взяли в чудесную танцевальную группу. Через полгода Виотань заговорила о предстоящих выступлениях, очень важных, о бесконечных репетициях... Ручеек переписки снова иссяк. И на этот раз окончательно.

Мирольти, занятая личными проблемами, и прежде, бывало, задерживала ответы или вовсе забывала написать, поэтому не заметила, как потеряла связь с подругой. Перед отъездом в Ерию триада отправила w-элели маленькое послание (записку, по сути), хотела встретиться, ведь космопорт расположен всего в двух часах полета от Ингеле, но... Быть может, Виотань не получила письмо вовремя... Или давно уехала в другой город и забыла сообщить о переменах. Или просто нашла себе новых товарищей, а подруга детства стала ненужной...

В этой жизни всяко бывает, как говорила мама.

Может быть, из-за обиды, притаившейся на дне сердца, Мирольти редко вспоминала о златокрылой Виотань. Она исправно писала домой, но о подруге спросила лишь раз, хотя и это было напрасно, пока связь с домом односторонняя. Или почти односторонняя. Как-то Ларадин все-таки прислал весточку. Несколько строк, где половина слов была написана с ошибками, а знаки препинания и вовсе отсутствовали. Прочтя, девушка растрогалась. Подумать только, братишка семь часов добирался на попутках в столицу, чтобы отправить небольшое послание. Хотя про семь часов и попутки он, возможно, приврал. Или поехал в столицу вовсе не ради отправки послания. Мирольти-то помнила, что даже в их захолустном городке у парочки особо выэлелистых сограждан есть компьютеры с выходом в и-сеть. Другое дело, что добровольно этими благами цивилизации не поделятся, а унижаться и выпрашивать Ларадин не привык. Вот и нашел благородный предлог, чтобы вырваться из дома. Конечно же, мама его отпустила послать сестре письмо, наверное, еще и лепешек напекла в дорогу...

Увы, в скупом послании Ларадина о Виотань тоже не упоминалось, и Мирольти смирилась с тем, что поиски лучше отложить до возвращения домой. А на чужбине, все, что у нее осталось, - живущий в соседней галактике Дупаз, с которым поговорить удавалось только через и-сеть, да Шент. Скрытный, ворчливый и заботливый Шент, отлично разбирающийся в технике, но ничего не смыслящий в девичьих мечтах.

Хотя нет! Было еще кое-что. Такое прекрасное, что Ерия иногда казалась самым лучшим местом в Мирадуге...





Убедившись, что у поилки ни души, а кериз поглощен закрашиванием несчастной трехглазой рыбы, Мирольти тихонько подкралась к выходу и отворила дверь. Так и есть! Маленький коробок с лентой песочного цвета скромно поджидал в уголке. Интересно, что на этот раз прислал неведомый поклонник? Каждый раз он дарил что-то крохотное, но такое созвучное душе, и всегда точно угадывал настроение. Или, может, теперь девушка радовалась всему, найденному в коробке, будь то дорогое украшение или сущая безделица? На этот раз упаковка скрывала три большие ракушки - синюю, лазоревую и бело-розовую. Такие же были дома, на родной Земле. И пели так же, протяжно, чуть грустно. Волшебно.

А еще маленькая записка. Аккуратные буквы сплетались в слова: "Улыбайся! Ты самая лучшая, когда улыбаешься".

Добравшись до своей комнаты, Мирольти выложила ракушки на край ванной и открыла воду. Смотреть на крохотные волны, серебристый танец бликов и весело разлетающиеся капли - это ли не счастье? Еще немножко, и можно раствориться, забыть о бедах и тревогах, обо всем, кроме дивной песни воды. Музыка течений, плеска и струй, кто ее расслышит так, как водноногие?

Мирольти сбросила одежду и забралась в ванную. Чары погружения... быть водой, чувствовать, как растворяется усталость и печаль, как душа наполняется силой и ликованием. Как это чудесно! Жаль только, что дом далеко, а ванна - не речка, и даже не крохотное озеро.

Зато три ракушки поют-баюкают...

Утром девушка одевалась старательнее обычного, ведь сегодня вернется Он!

Иен...

Милый, очаровательный... и неприступный.

Может быть, на этот раз он не пройдет мимо и подарит Мирольти не только легкую улыбку, но и несколько слов? Было бы чудесно! Но, видимо, это недосягаемо. До сих пор он не останавливался поговорить. Другие клиенты - сколько угодно. Постоянно вились вокруг, сыпали пошловатыми комплиментами и рассказывали тысячи небылиц о собственном героизме. Интересные, но однотипные истории приелись. Да и можно ли поверить, что в сотне разных измерений, на самых невероятных планетах могли произойти абсолютно одинаковые (до крошечных деталей!) события? А Иен ничего не рассказывал, хотя мог бы подойти даже просто так, они ведь с Мирольти земляки, уроженцы одной планеты. И оба триады...

Он с самого начала оказался не таким, как все. Перебросившись со знакомыми парой фраз, Иен занял место у обзорного окна и, похоже, единственный не пялился на хозяйку, а задумчиво разглядывал звезды. Удивительно ли, что он выделялся в толпе завсегдатаев "Лужи"? Было в нем что-то знакомое и теплое, как в детских снах. Аккуратный, спокойный, будто и не огненногривый вовсе. А еще Мирольти покорило, что Иен не заплетал бордово-алые волосы сотней косичек, как это делали его соплеменники, а перехватывал гриву тонкими ремешками.

Позже из обрывков разговоров девушка узнала, что Иен Сивелериан - разведчик кренодия, владелец звездолета и свободен, как солнечные лучи... Но в тот первый день он был всего лишь таинственным незнакомцем. И триада не выдержала: когда большинство посетителей разошлось, подошла к одиноко сидящему земляку и спросила... нет, не вспомнить, что именно. Что-то будничное, ерунду какую-то... Он не ответил. Только повернулся и взглянул на девушку. И смотрел, смотрел, смотрел. А она стояла, забыв, что нужно дышать, что вокруг существуют астероид, звезды, бесконечный космос и миллионы измерений. Просто наслаждалась его взглядом. Потом смутилась, поняв, что отвлекает незнакомца от раздумий, и ушла...

Но каждый день ждала его появления. Иногда ей казалось: смысл жизни в том, чтобы дождаться, увидеть, как он войдет в "Океан", устроится за столиком у окна. И тогда можно снова жить, смеяться, надеяться. А после снова ждать. Бывало, Иен появлялся каждый день, но, случалось, пропадал несколько суток. Что не удивительно. Разведчики кренодия скитаются по мирам в поисках редкого металла. Сколько ни открывают месторождений, всегда будет мало: без кренодия невозможны тетон-тяговые двигатели. А значит, и космические путешествия. Говорят, можно провести в космосе годы, пока отыщется планета, богатая ценной рудой. Потому-то, если Иен исчезал надолго, Мирольти сходила с ума, не зная, что с ним, где он, когда вернется, да и вернется ли вообще. Она плакала по ночам, не спала, лишь смотрела на звезды. И радовалась его возвращению.

Знать бы, что чувствует Иен... Может, именно он присылает эти чудесные подарки? Кому еще здесь, в Ерии, известно, что любят водноногие триады? И кто еще мог писать записки на родном языке Мирольти - понятными словами, а не чужими закорючками общих языков, которых в Мирадуге сотни. Но с другой стороны... ей только хотелось, чтобы таинственным дарителем оказался Иен... А на самом деле им мог быть кто-то другой, неизвестный. Ведь коробочки появляются, даже когда триад отсутствует несколько дней подряд...

Почему нельзя знать наверняка? Казалось, не важно что: горькое "нет" или щемящее "да", лишь бы тоска не иссушала сердце...

Мирольти влюблялась и раньше. В одноклассников, соседских мальчишек, а однажды в знаменитого музыканта. Часто любовь оказывалась безответной, и тогда девушка страдала, отказываясь пить и есть, а потом находила новый предмет обожания... И все начиналось сначала: волнения, разочарования, радость и боль. Но сейчас все было иным. Четким, волшебным. Настоящим... Как впервые. Мирольти уговаривала себя, что все уйдет, поклокочет в душе, потерзает и вымоется спокойным течением времени... а потом рыдала, понимая, что ошибается.

Девушка боялась признаться в своих чувствах, но еще сильнее боялась, что однажды кто-нибудь догадается. Тогда прощай спокойствие, над ней будут потешаться, а сокровенное станет предметом сплетен. Поэтому Мирольти старалась ни взглядом, ни жестом не показать, как дорог ей Иен... Хорошо, что полумрак кафе и мигающая цветная подсветка над стойкой чудесно скрывали, как стремительно она краснеет при виде огненногривого.

Стесняясь обратиться к нему напрямую, Мирольти придумала целую систему, чтобы знать, когда любимый уезжает и насколько. Под видом заботы о клиентах, улучшения обслуживания и тому подобном, она задавала всем одинаковые вопросы. О вкусовых предпочтениях, о том, чего, по мнению клиентов, не хватает в кафе, о примерных сроках следующего визита в "Лужу".

"Чтобы постоянные клиенты всегда находили здесь любимые блюда и напитки, - объясняла она любопытным. - К тому же так проще заказывать продукты".

Большинство находило это разумным, и многие охотно делились названиями напитков и планами. Иные отмалчивались, но Мирольти хватало того, что Иен отвечал всегда.



"Его не было почти десятидневку, и сегодня он вернется", - радовалась она. И проклинала томительное ожидание, поглядывая на часы.

...Время шло, близился вечер, а огненногривый так и не появился. Сначала девушка переживала, не стряслось ли с ним беды? Потом на смену волнению и тревоге пришли сомнения. Кто сказал, что Иен непременно придет? Свободный мужчина, проведя несколько дней в космосе, не обязан спешить в глупую забегаловку и наверняка сейчас наслаждается обществом какой-нибудь милашки. Почему бы и нет? Он нравится женщинам. Владельцы звездолетов, даже будучи старыми и уродливыми, пользуются вниманием девушек, что же говорить о молодом, обаятельном мужчине? Такой обречен на успех у женщин. Мирольти не раз видела, как девицы сами к нему пристают. И это здесь, в "Луже"... а за пределами астероида их несметное количество... Зачем же Иену едва знакомая водноногая девочка?

С тех пор как он впервые появился в "Океане", прошло несколько месяцев, а триаде лишь иногда удавалось обменяться с ним парой слов. И еще огненногривый бросал ей "Счастливо!", если улетал надолго.

Но иногда девушке казалось, что он смотрит на нее, как в тот первый раз...





***

Туманность светилась бирюзой... родной, успокаивающей. Лететь осталось всего ничего, миновать пару скоплений. А потом Ерия станет различима, не крошечная пылинка в размазанной кляксе галактики, а слепящая звезда.

Пилот откинулся в кресле, потер виски. Быстрее бы добраться, сдать платформу с грузом, запрыгнуть в скуттер, помчаться на окраину звездной системы... и наконец-то снова увидеть Мирольти. Худенькую девушку с огромными печальными глазами...

Прежде он редко бывал на потрепанном астероиде в грязнющей забегаловке, куда совались лишь самые невзыскательные любители спиртного. Видеть тупоглазого бармена, пить из стаканов, немытых месяцами, ходить по заблеванному полу... Чтобы такое выдержать, нужны веские причины, а они, к счастью, находились редко. Но однажды жизнь изменилась.

Как-то пришлось лететь на встречу с давним приятелем, чтобы завершить старые дела и передать посылку от общего знакомого. Неожиданная чистота поразила с первой же минуты. Отремонтированный причал, вычищенный купол забегаловки, сквозь который изнутри пробивались разноцветные веселые огни, рядом с дверями аккуратные лавочки, столики и "поилка" для тех, кто не желает заходить внутрь помещения, подозрительно опрятные бродяги. То есть опрятные, насколько можно ждать от бродяг.

Получивший заветную посылку товарищ сначала трепался о всякой ерунде, выдавая старые сплетни за свежие новости, а потом переключился на восторженный рассказ о том, какая отвальная самочка нынче заправляет делами на астероиде и какое злобное мохнатое жвырло вокруг нее вертится, оставляя всех мужиков истекать слюной на почтительном удалении. Иен слушал рассеянно, думая, что по сравнению с космопортовыми шлюхами, к которым привык старый знакомец, любая приличная девушка покажется "отвальной". Но то, что в "Луже" прилично кормили, оказалось кстати. Минуя стойку, облепленную толпой, Иен, озабоченный текущими проблемами, на хозяйку даже не взглянул. Зачем? Женского внимания ему хватало, а заказ можно сделать и роботу. Триада больше занимали мысли, где искать работу и сколько пролежит в закладе его разведтехника. Теоретически - еще хоть тысячу лет или пока не истлеет, но без нее за кренодием не поохотишься. А всего одно месторождение ценной руды, пусть хиленькое, в три-четыре жилы, спасло бы положение. Замкнутый круг. Без разведтехники нет руды, а без руды не выкупить разведтехнику.

Размышляя о достойном выходе из тупика, Иен не заметил, как "Лужа" опустела. И не услышал, как Мирольти подошла к столику. Ее голос звучал, как плеск хрустального ручейка, и триад на миг решил, что задремал и видит дивное сновидение. Очарованный, он вглядывался в каждую черту прелестного лица, чтобы, проснувшись, вспомнить девушку. А когда понял, что происходящее реально, не знал, радоваться или грустить.

Всю жизнь его тянуло к водноногим триадам. Спокойные, мягкие, с плавными движениями и легкими походками девушки привлекали намного больше, чем вспыльчивые огненногривые соплеменницы. За эту слабость его часто корил отец, а может, глубоко в душе, презирал.

"Настоящий мужчина должен быть огнем и любить огонь", - говаривал он, заметив, как сын провожает взглядом очередную "жидконогую".

Одноклассники и соседи, узнав об этом, издевались над Иеном, не сдерживая выражений и ярости. А он отказывался играть роль жертвы и всегда находил, чем ответить обидчикам. Те собирались группами по шестеро-семеро, но даже тогда победа давалась им непросто. Часто Иен возвращался домой, едва сдерживаясь, чтобы не выть от боли в сломанных ребрах. Но выдерживать насмешки отца было куда больнее.

Отправившись в чужие миры, Иен думал, что навсегда сбежал от водноногого проклятия. Только правильно говорят: целой Мирадуги не хватит, чтобы спрятаться от судьбы. За тысячи измерений от дома, на заброшенном астероиде, в бывшем пристанище всякого сброда она догнала его. Спокойно, тихо. Легкой поступью. Хрупкое существо с волшебной улыбкой...

Когда Иен снова научился дышать, водноногая уже вернулась за стойку, а рядом обнаружился кериз, тарабанивший по столешнице острыми коготками. С трудом верилось, что он пришел узнать, всем ли доволен клиент, или проявить гостеприимство.

- Считаю необходимым предупредить, что к Мирольти запрещено приближаться с похотливыми мыслями. Иначе можно развалиться на атомы вместе с кораблем, - проскрипел он, злобно блеснув черными глазками, а затем громко добавил: - Мы закрываемся, поторопитесь уйти.

И, не дожидаясь реакции, засеменил прочь.

На причале к Иену подошел знакомый и посоветовал держаться подальше... нет, не от Мирольти. От Шента. И рассказал, что с ним предпочитают не связываться, ведь по слухам он спокойно выдержал два выстрела из плазмовика, а потом одним когтем рассек каменную опору...

Триад молча сел в скуттер и улетел. Пусть кериз выдерживает хоть круглосуточное слушание моралей от себя, мохнатого, и рассекает по триста каменных опор. Иена он не интересовал.

Огненногривый не говорил "она будет моей" и не клялся завоевать Мирольти во что бы то ни стало. Напротив, пытался забыть, надеялся, что мимолетная встреча останется без последствий... Улетел в соседнее измерение, запретил себе думать о водноногих и упоминать слово "астероид". Но, заметив, что стал называть давних подружек "Мирольти" и оглядываться на девушек с черно-бирюзовыми волосами, сдался.

Вернувшись в Ерию, Иен бросился в "Лужу", и только войдя в знакомое помещение, сообразил, что впервые в жизни боится быть отвергнутым. Ведь Мирольти совсем девочка, а он старше почти вдвое. Пусть тридцать - возраст пустяковый, для кого-то вообще младенческий, но для того, кому всего семнадцать, это много. Слишком много. Иен вспомнил, как сам когда-то считал двадцатилетних глубокими стариками, и ужаснулся. Даже если она не рассмеется в лицо внезапному кавалеру, может, в душе все равно потешится. И если вдруг Мирольти согласится встретиться, он не представляет, что нынче интересует юных девушек. Как ни поверни, женщины, к которым он привык, взрослее и сами знают, чего хотят мужчины и что за это "хотят" можно получить - поход в шикарный ресторан, поездку на экзотический курорт, дорогую безделушку.

А что нужно Мирольти? Иен все готов был отдать, и не в обмен на благосклонность, а просто чтобы порадовать.

Он долго сидел в кафе, подбирая нужные слова, но решился их сказать, только когда посетители начали расходиться. Путь к девушке преградил робот-уборщик. Тупой механизм занимал проход и медленно натирал пол. Иен обошел столик, чтобы выйти к стойке, но снова наткнулся на робота. И еще, и снова. "Бестолочи", уборщики, официанты... Будто случайно, они подворачивались на пути и оттесняли триада к выходу. Лишь оказавшись за дверью, Иен заметил черные блестящие глазки и подрагивающие вибриссы наблюдавшего за ним Шента. Глупая преграда в виде защелкнувшегося дистанционного замка отрезало триада от цели. К счастью, всего лишь до утра.

А там уже никакие роботы не помешают ему прикоснуться к мечте.

Триад вернулся на астероид к самому открытию "Лужи". Может, так выйдет лучше, на этот раз он пожаловал не с пустыми руками, а с подарком. Было сложно найти оригинальную и способную понравиться девушке вещицу, которая не выглядит как банальный подкуп. Но Иен справился. Точнее, надеялся, что справился. Он уже представлял, как обрадуется Мирольти, получив маленький светильник с голографическим водопадом и магическими брызгами-искрами, когда натолкнулся на препятствие. У самого входа ожидал Шент. Воинственно застыв на одной из лавочек возле "поилки" и нервно поводя носом, он бросил триаду короткое "идем" и ускакал за кафешку, на сторону, куда не выходили окна.

- Ты не похож на парня, у которого раствор идиотизма в мозгах, - начал кериз, - но почему-то игнорируешь прямолинейные советы. Я ведь тебе говорил не приближаться к Мирольти.

- Почему? Разве она - твоя собственность? - удивился Иен.

- Мне доверили о ней заботиться. Большего тебе знать не надо. Уходи.

- А если я не соглашусь? - поинтересовался триад.

- Мне придется стать убедительным, - тихо объяснил Шент, выпуская на лапке огромные когти с металлическим покрытием.

Иен, засомневавшись, что с керизом можно договориться мирно, осторожно поставил на землю подарок и положил ладонь на рукоять плазмомета. Триад не боялся, но считал, что недооценивать такого противника, как Шент, глупо. Давешние предупреждения знакомого, учтивое поведение клиентов "Лужи" и беззаботная улыбка на лице Мирольти - все указывало на то, что кериз умел постоять за себя и свою подопечную.





(продолжение следует)


Повторюсь еще раз, на сайте Мирадуга текст выложен полностью. Нетерпеливые могут читать продолжение там, а остальные получат все в рассылке.

На этом позвольте откланяться.

Целую заинтересованных,
Элиша.




Мирадуга - фантастический мир.


Автор и ведущая Элиша Вишневская.
Тексты являются собственностью автора.

Subscribe.Ru
Поддержка подписчиков
Другие рассылки этой тематики
Другие рассылки этого автора
Подписан адрес:
Код этой рассылки: rest.interesting.miraduga
Отписаться
Вспомнить пароль

В избранное