Все выпуски  

Лучшее из армейских историй на Биглер Ру Выпуск 1639


Вышли в свет книги Александра Скутина (Стройбат) «Самые страшные войска» и Олега Рыкова (NavalBro) «Чарли Чарли Браво». Эти и другие книги, а также значки с символикой сайта Вы можете приобрести в нашем «магазине».

Лучшие истории Биглер.Ру по результатам голосования


Армия

К ЧЕМУ ПРИВОДИТ ИДЕАЛИЗМ ИЛИ ЛЮБОВЬ К СТРАНЕ ВЕЧНОЗЕЛЁНЫХ ПОМИДОРОВ

(продолжение)

V. ЦГВ

ВТОРОЙ ПЕРИОД

Дорога в «заграницу»

И вот настал «наш» день.
Строго говоря, почти никто из нас, отправляющихся служить в Чехословакию, не знал, что там есть наши войска. Все прекрасно знали о существовании ГСВГ, даже о войсках в братской Монголии и то знали, но мало кто имел представление о том, что мы присутствовали и в ЧССР и в Венгрии, не говоря уж о такой экзотике как Куба, Эфиопия, Ливия, Мозамбик или Ангола. Причём в перечисленных странах помимо советников действовали, как во времена Афганистана стали называть, ограниченные контингенты Советских войск. Были это в основном специальные части. Понятно, что пехоту или танкистов загорать на берега океанов под африканское солнышко не отправляли, но ребята из нашей службы присутствовали однозначно. И братская помощь, оказываемая тамошним народно-демократическим и т.п. режимам была представлена в самом широком спектре.
Но нашему выпуску не очень повезло. Дело в том, что на дальних базах смена происходила раз в год. И наши предшественники практически полностью уехали кушать экзотические фрукты. А для нас была уготована только Европа.
Рутина сборов происходила, как всегда. Построили, вывели на плац, собрали народ из всех рот в одну компанию, которая называлась «команда N 256», а может, номер был другой, но это не суть важно. Представили нам старшего. Опять капитана. Очень хороший человек был, И совместная служба с ним в дальнейшем, это только подтвердила. Старшины сдали нас, документы и наше имущество сопровождающему капитана сержанту, после чего было объявлено, что у нас есть пол часа, чтобы попрощаться и т.д. Оставив мешки под охраной приезжего сержанта на плацу, мы пошли испить кефиру на посошок с ещё остающимся народом.
Прощание, обмен адресами и телефонами, обещания железобетонно встретиться в шесть часов вечера после войны у третьей колонны Римской капеллы ... вам это знакомо? Также было и в пионерских лагерях и в строительных отрядах, и перед отъездом с дачи ... и.т.д., и т.п. Искренне, кажется, что так и будет. Что в лепешку расшибёшься, но выполнишь своё обещание. Но! Через неделю уже перестаёшь вспоминать, а через три месяца, частенько, не можешь уже вспомнить и имена ребят, с которыми как тебе казалось ещё недавно, ты будешь дружить всю оставшуюся жизнь!
«Боже, какими мы были наивными .....»
Но вот, помахав фуражками из кузова, выезжавшего за ворота ЗиЛа, друзьям остающимся на плацу родного учебного центра, мы навсегда (как мне тогда казалось) покинули ставшую за полгода родной, территорию.
Привезли нас опять же на аэродром того же Тамбовского училища, все-таки, наверное, лётчиков. Вылезли, построились, посчитались. Получили разрешение курить, но с условием окурками не бросаться и не разбегаться дальше десяти метров от эпицентра. Типа тут может самолётом задавить. Но ни одного, чего-либо похожего на какой-нибудь из известных нам летательных аппаратов не наблюдалось. Уселись мы на мешки и заскучали. Понятно, что предстоял полёт. И никуда-то там, а в «заграницу». Но как-то не так это представлялось. Хотелось какой-то торжественности и праздника. А тут как-то всё очень буднично и серенько. Да и на чём лететь предстояло тоже было непонятно, пустовато как-то было вокруг. Возникали мысли, а не обманули ли нас. Но, хорошая погода, природа ... Расстелили мы шинелки и расселись-разлеглись. А чего нам? Солдат спит, а служба идёт!
Разговор шёл о том, на чём полетим. Кто-то утверждал, что за границу летают только ИЛ-62, но в то же время полоса для такой машины, вроде маловата, да и не возят военных на гражданских самолётах ...
Вот так и судили мы, рядили. Беседу нашу нарушили еще три военных автомобиля, из которых стали выгружаться тоже военные солдаты. Они слезали на землю, как-то очень неловки и форма у них была совсем необмятая и без знаков различия. Это были совсем новенькие военные солдаты. Их три дня назад в армию за ... это, призвали.
Ну, тут началось. Мы то казались себе уже стариками, а тут ... салажня зелёная.
Весёлые и задорные выкрики:
- Вешайтесь, салабоны !!!!, которые вызвали широкую и добрую улыбку на лице нашего сержанта, смысл которой станет ясен позже, перемежались с заинтересованно вопросительными: - Откуда, мужики? Это вопрос вопросов для солдата срочной службы и военного человека вообще. Этот вопрос является обязательным при знакомстве людей в форме, находящихся вдали от дома.
- Куда собрались, военные? Одним словом изгалялись мы как могли. Нам это казалось весёлым развлечением. Было нам, конечно, скучно, с одной стороны, а потом традиция такая. Куда ж деваться?
Потом выяснилось, что ребята, действительно три-пять дней как из дома. В основном все они родом из близлежащей местности и отправляются тоже в ЦГВ. Это нас как-то объединило и пошли разговоры про службу. Рассказывали мы им конечно страшилки всякие. Тоже традиция. Так и сидели.
Но стало вечереть. Стало вобщем прохладно. Кушать опять же захотелось, и не только. А вокруг, понимаешь, ни деревца, ни забора, ничего такого, за чем можно укрыться. Вот и встал вопрос: «Доколе?» и второй «А где?».
Чуть позже разобрались конечно. Отвели нас в лесок на краю летного поля. Там были какие-то палатки, ну и удобства всякие.
Только, когда уже начало основательно темнеть, раздался свист турбин и на землю плюхнулся ТУ-154, обычный, аэрофлотский.
Нас построили. Пришёл уже знакомый мне, прапорщик-пограничник. С ним пришли наш капитан и ещё другие офицеры. Пересчитали, как водится, проверили пофамильно. Пограничник даже сверил военные билеты со списком. Нас, ветеранов, повели к самолёту, а у молодёжи зелёной, ещё и мешки с карманами проверили. Это, чтобы контрабанду не провезли, значит. Ох, и сетовали потом некоторые из них. Единственно. Что у них было запрещённое, это советские деньги, которые и изъяли. Взамен, правда, выдали какие-то квитанции, но, подозреваю, что получить потом по этим квитанциям, что-то обратно, вряд ли кому удалось. Кто-то конечно смог утаить валюту. Кто-где. Но воспользоваться её вряд ли кому удалось. Почему не проверили нас? Наверное, посчитали, что наш особист уже всё сделал. Поэтому кое-кто из нас, конечно, вывез за границу незаконно разные суммы.
Но воспользоваться ими не удалось. Сержант, нас сопровождающий, рассказал нам по секрету, что на въезде в Божьем Даре (прозвучало это название впервые и звучало как-то очень сильно непривычно и удивительно) будет шмон жуткий. И у кого найдут, то вплоть до дисбата. А как же. Контрабанда!!! Ну, мы деньги ему на сохранение и отдали. Больше, конечно, мы их не видели. Пошли наши денежки дедушке на пополнение дембельского чемодана. Ну, анекдот, просто. Я так и не перестал удивляться этому явлению. Просто болезнь какая-то. Всегда и везде вытряхивались какие-то активы из карманов солдат. Причём на девяносто девять и девять делали это свои же солдаты срочной службы. Это и проверки писем перед выдачей их в руки получателю ... но об этом в своё время.
Наконец погрузили всю команду. Даже конфеты перед взлётом раздали.
Полетели.
Единственно примечательным событием за время полёта было объявление командира корабля о пересечении государственной границы, после которого мы притихли. Ведь для большинства из нас, это было впервые. МЫ ЗА ГРАНИЦЕЙ !!! Ответственность давила, знаете ли.

Божий дар

Именно так, как прозвучало впервые. Соблюдаем историческую правдивость, ничего не приукрашивая. Это я к тому, что не надо меня ловить на слове, если что-то будет звучать неправильно. Потому что рассказываю, как было, кому захочется поправить, пусть вспомнит себя в первые дни в ЧССР. И станет всё понятно.
ИТАК !!!
Самолёт стал заходить на посадку, о чём нас любезно предупредили стюардессы, попросив пристегнуть ремни и .... Мы прильнули к окошечкам, пытаясь быстрее увидеть, где же она, эта заграница?
Но что увидишь ночью? Так. Цепочки огней вдоль дорог, светящие окна домов.
И, наконец, самолёт коснулся земли. Было уже 5 мая 1977 г. Начало первого ночи. И начало нового этапа жизни и службы.
Трудно было понять, куда мы попали. Самолёт рулил мимо ангаров и МиГов, тогда ещё двадцать первых, мимо топливозаправщиков и ... повсюду были военные. Советские. Очень значимо и весомо вставал вопрос. Где эта «заграница»? Куда мы попали? Где море огней и реклам? Где угнетённые негры и прочие рабочие в ярких заграничных комбинезонах? Где иностранные самолёты с эмблемами разных авиакомпаний? За бортом самолёта разворачивалась картина обычного военного аэродрома, причём явно принадлежащего родной Красной Армии. Обманули что-ли? Может, привезли просто на какую-нибудь секретную базу. А, чтобы не было утечки, загрузили нас, что, мол, в Чехословакию летим. Вопросы вставали и вставали, но задать их было некому. Я тут вспомнил командировку и мне стало спокойнее. Там же тоже была похожая картина, но всё-таки климат был другой, и потом ... А зачем тогда в Тамбове был пограничник? И почему у нашего капитана заграничный паспорт? Короче основной вопрос был такой - обманули или нет?
Вышли мы из самолёта. Опять, как принято в Советской Армии, построились. Нас, перемешавшихся во время полета с призывниками, разделили тут же по сортам и видам. Их повели налево, нас направо.
Мы шли мимо этих огромных травянистых бугров с железными воротами, в который легко прошёл бы слон. Это были ангары. Некоторые ворота были раздвинуты и были видны острые и хищные носы двадцать первых. Характерный шум военного аэродрома живущего проведением ночных полётов дополнял эту картину.
Навстречу двигалась колонна дембелей, на посадку. Ребята шли весело, орали, да не пели, а орали: «Прощай страна, совсем чужая, Прощай военный городок. Прощай и чешка молодая ....» Вот! Выходит не обманули. Не до такой же степени было тут всё засекречено, что даже дембелей заставили такое петь. В руках у парней были раскрашенные чемоданы и ещё на груди у некоторых сверкали непонятные значки. Парни улетали домой. На том самом ТУ, на котором привезли нас. И так защемило сердце, знаете.... Ведь нам ещё предстояло полтора года, а ребята уже завтра будут дома. А мы тоже уже успели соскучиться и по дому и по близким.
Я на минуту представил себе, что это вот я иду, в этой толпе весёлых дембелей, иду по дороге к самолету, который унесёт меня домой. Даже слёзы выступили на глазах.
Увидев нас, ребята радостно заорали традиционное «Вешайтесь, салабоны !!!». Мы то подумали, что они это тем, другим, нашим попутчикам, но адресовано было это явно нам.
Привели нас, к каким то опять палаткам. Опять отобрали военные билеты и загнали под крышу большой палатки. Тут мы опять встретились с попутчиками. Они какие-то очень притихшие сидели в углу. Среди них ходил пожилой прапорщик с красными петлицами и о чём-то их расспрашивал. Цвет петлиц резанул глаз. После центра, казалось, что кроме черного цвета погон или петлиц, другого в природе не существует.
Солидный как полковник, чес слово, прапорщик подошёл к нам. Окинув нас суровым взглядом он задал вопрос:
- Права, с легковой категорией у кого есть?
Нашлось нас несколько, признавшихся.
- Предъявите! Но ни у кого, в том числе и у меня, с собой их не было. Только один из ребят, выпускник 4 роты, протянул ему корочки. Прапорщик внимательно их посмотрел.
- Работал на легковой?
- Да.
- Где?
- В Харькове, в такси.
- Военный билет! Потребовал командирским голосом прапорщик.
- Он у старшего, слегка запинаясь, вставая ответил парень.
- Старший кто?
- Капитан Прохоров, малый кивнул на нашего капитана, который сидел у стола, где происходила сверка наших военных билетов с таинственным списком.
Прапорщик не спеша, вразвалочку подошёл к столу, и не обращая внимания на нашего капитана, потребовал у сверяющего офицера, именно потребовал, а не попросил, причём довольно строго.
- Военный билет, - он заглянул в права, - рядового такого-то дай !
- Это специалисты, из них .... Начал было наш капитан, но противная сторона даже не обратила на эту попытку никакого внимания. Он обращался исключительно к вставшему перед ним особисту, протяну руку за требуемым.
Тот молча и без возражений согнулся над столом, нашёл документ и протянул его прапорщику.
- Доложите, что рядовой такой-то убыл в в/ч пп ..... Проблемы? - снизошёл он до нашего капитана. Тот попытался говорить что-то по поводу того ...., но прапорщик, не удостоив его даже взглядом, шагнул к нам.
- Бери мешок, солдат. - И повернулся к щеголеватому сержанту, который стоял около входа. - Этого в машину.
Для нас это был некоторый шок. После центра, где прапорщиков то мы и не видели, кроме старшины. Но, если уж и видели, то никто из них не позволял себе подобного по отношению к офицерам.
Вот так круто, в одно мгновение могла повернуться судьба солдата. А если бы у меня права тоже были с собой? Если бы брат, приезжавший ко мне в Тамбов на свидание перед отправкой, не забыл бы мои права дом, а привёз бы их мне? И моя судьба могла бы сложиться по-другому. Вот ведь от каких мелочей зависит порой судьба.
Мы с завистью проводили глазами нашего собрата, уходящего в новую жизнь. Конечно, ему предстояла какая то интересная судьба. Недаром же права потребовались именно с легковой категорией. Паренька этого я потом встретил. Он в гарнизон привозил какого-то бугра. На «Волге». Попал он в автороту, обслуживающую штаб группы.
Но вот формальности закончились и под командой нашего сержанта мы двинулись. Около палатки сержант радостно обнялся с радостно заулыбавшемуся ему солдатиком. Они по дороге завели какой-то малопонятный нам разговор. Кто уехал и с какой партией, и прочее тра-та-та.
А вот и транспорт. Неказистый, но сверкающий, ЗиЛ-130. Попрыгав в кузов, мы устроились на жёстких лавках. Попетляв по узким проездам гарнизона, машина остановилась у ворот. Через минуту они открылись, и машина выкатилась на дорогу. На настоящую заграничную дорогу и мы поехали по этой самой «загранице» .....

«Заграничная» дорога или взгляд на Чехословакию из кузова военной машины

Что можно увидеть из покрытого брезентовым тентом кузова военного ЗиЛа? Если смотреть очень внимательно, то много. А смотрели мы очень внимательно, поскольку интересно было до одури. Хотя мне и приходилось бывать до армии за границами нашей необъятной, но это сколько времени прошло, да и пол года в казарме за высоким забором учебного центра способствовали жажде новых впечатлений.
Ну, давайте по порядку.
В кузове Зил-130 всем ездить приходилось? Сидя на жёсткой деревянной скамейке. Если не приходилось, объяснять бесполезно. Так вот ощущения от движения по чешской дороге, в корне отличались от подобных, испытываемых в Союзе. Машину не трясло, она не подпрыгивала и не подскакивала. Она ехала ровно и спокойно. Нам не приходилось хвататься за дуги и борта, чтобы не вылететь из кузова. Скорость была довольно приличная и только на поворотах, когда крены становились выше критических, надо было придерживаться. Но мы ехали гладко и без встрясок. Вот это было первое ощущение «заграницы» - отличная ровная и гладкая дорога.
На улице было темно, но очень часто возникали освещенные участки дороги. Это были в основном дорожные развязки. На указателях были настоящие «заграничные» названия, прямо как в кино «про ихнюю жизнь». Мелькали незнакомые и от этого ещё более волнующие названия. Нет, названия мест PRAHA, или там, скажем, , BRNO, были не чужие, но всякие там SWITAVY или LIDEREC NAD ORLICE, нам ничего не говорили и ни на какие мысли не наталкивали, зато вызывали чувство причастности с какой-то потаенной части заграничной жизни, скрытой от посторонних глаз. Части, так сказать, предназначенной для внутреннего употребления.
Вот, кстати, что интересно. Это из опыта последующих событий. Когда я приезжал в отпуска в Союз, или возвращался из командировок, больше всего вызывало вопросов и некоторого завистливого внимания у собеседников, упоминание не названий столиц или больших, всем известных городов, а именно маленьких населенных пунктов. Это подчёркивало, как уже было, сказано настоящую причастность к заграничной жизни, а не просто так - в турпоездке был. Эдакий флёр избранности, знаете. Приятно, весьма, знаете ли.
В свете фонарей, можно было заметить, что на дороге и около очень чисто.
А когда мы въехали в первую какую-то деревню и увидели первые чешские вывески, то это вызвало вопросы к нашему «местному» сержанту.
- Это что за город?
- Да какой там город? Деревня обычная. Судя по тому, как мы быстро проехали этот «город», так оно и было. Но дело в другом. Фонари вдоль дороги. ТРОТУАРЫ !!! Ну, вы много деревень в семидесятые в Союзе с тротуарами видели? Ухоженные газоны и цветники. Отсутствие заборов или даже штакетников вокруг домов. Дома, такие чистые и красивые, что ... Украшенные цветами подъезды и окна. И цветы не оборванные, хотя и очень красивые. Не валяется никакого мусора. БУДКИ ТЕЛЕФОННЫЕ стоят !!! И в центре этой деревни ярко освещённые витрины со светящимися в ночи вывесками “POTRAVINY”, “HOSTINEC”, “KINO”, “ ... какие то там ZBOZY”. Ну, кино понятно.
- А нафига гостиница в деревне, тащ сержант?
- Это пивная у них так называется, - был ответ. При упоминании о пивной мы сглотнули слюну. Про чешское пиво мы были наслышаны, а я так и вкус его представлял себе очень хорошо.
- А это “POTRA...” как её?
- Это типа продуктового, но у них там все с тележками, как ненормальные носятся, сами все берут, а потом платят у кассы .....
При этих словах я чуть не вывалился из машины. На языке крутился вопрос типа, «А ты, из какой деревни призывался?». Хорошо не задал. А то бы, потом икнулся бы он мне раз сто. Ну, чего там говорить то, много ли народа в Союзе в семидесятые имело представление о магазинах самообслуживания? Те, кто жил в больших городах - конечно. А те, кто ... сами понимаете.
Когда мы въехали в город. Это был то ли Либерец, то ли ... не помню я короче, какой это был город. Вот тут мы вообще офигели. И от чистоты, и от витрин, и от полного отсутствия людей. Не, ну понятно, что ночь. Но это же город. И вообще нет человеков на улицах. Может у них комендантский час. И никакого движения. Для меня, выросшего в Москве это вообще было дико.
Тут мы узнали ещё больше полезного. Что друг солдата это “LEVNE ZDOZY”, и много всякого другого. Вот так и состоялся первый урок чешского языка. В теплой и непринуждённой обстановке. Я думаю, что этот сержант и не знал ничего, кроме вывесок, да “AHOI” и наскледаноу ...
Помимо всего прочего мне показалось, что и воздух был какой то другой. Хотя конечно, начало мая в Тамбове и начало мая в Чехии, это разное. И деревья многие цвели и цветов было изобилие, но было что-то неуловимое в атмосфере - «ЗАГРАНИЧНОЕ» такое.
Так наш путь и продолжался.
Но вот машина свернула с дороги и остановилась. Послышался шум с лязгом и спустя пару минут мы двинулись дальше. Причина задержки стала ясна, когда мы двинулись снова.
В открытом заднем проёме тента показались раскрытые ворота (что странно - серого цвета) и радостно улыбающиеся рожи наряда по КПП. Догадайтесь, какое пожелание в наш адрес прозвучало из их уст. Правильно!!! Стандартно-доброжелательное!
- ВЕШАЙТЕСЬ !!!
Мы въезжали в новую «заграничную» жизнь. Это были ворота гарнизона ГРАДЧАНЕ. Или Мимонь-Градчане, или Старые Градчане. Но среди солдат он упорно именовался Градчаны и никаких других, не бытовало.

(продолжение следует)



Средняя оценка: 1.68
Обсудить
Историю рассказал тов. Пенсионер58 : 2007-06-01 14:41:44
Вышли в свет книги Александра Скутина (Стройбат) «Самые страшные войска» и Олега Рыкова (NavalBro) «Чарли Чарли Браво». Эти и другие книги, а также значки с символикой сайта Вы можете приобрести в нашем «магазине».
Уважаемые подписчики, напоминаем вам, что истории присылают и рейтингуют посетители сайта.
Поэтому если вам было не смешно, то в этом есть и ваша вина.
Прочитать весь выпуск.
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru
Вебмастер сайта Биглер Ру: webmaster@bigler.ru

В избранное