Все выпуски  

Лучшее из армейских историй на Биглер Ру Выпуск 1646


Вышли в свет книги Александра Скутина (Стройбат) «Самые страшные войска» и Олега Рыкова (NavalBro) «Чарли Чарли Браво». Эти и другие книги, а также значки с символикой сайта Вы можете приобрести в нашем «магазине».

Лучшие истории Биглер.Ру по результатам голосования


Армия

К ЧЕМУ ПРИВОДИТ ИДЕАЛИЗМ ИЛИ ЛЮБОВЬ К СТРАНЕ ВЕЧНОЗЕЛЁНЫХ ПОМИДОРОВ

(продолжение)

V. ЦГВ


ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ ...

А дальше было всё впервые. Многое. Для меня, во всяком случае. Караул. Смена на боевом дежурстве. Выезд в запасной район. Выезд на учения в составе батальона. Выезд в составе отдельной опергруппы. С чего начать ...?
Пожалуй, с того, что больше всего касается службы, к которой нас готовили. С боевого дежурства.

ПЦ или БОЕВОЕ ДЕЖУРСТВО

Каждый вечер, на проверке, зачитывается т.н. боевой расчёт на следующий день. Что это такое? Ну, что-то типа разнарядки. Кто куда идёт и что делает. Кто в наряд, и какой, кто на смену на ПЦ и т.д. Остальные просто служат и живут по распорядку дня.
И вот, наконец, прозвучала и моя фамилия в числе заступающих на смену Приёмного Центра, упомянутого уже как ПЦ.
ПЦ, это помещение, в котором сидят несколько солдатиков в наушниках за большими-большими радиоприёмниками. Перед нами большое окошко, т.е. одна стена полностью стеклянная. За стеклом - командный пункт. Изнутри, со стороны КП, оно зашторено. Лишь иногда уголок шторки отодвигается и оттуда выглядывает любопытный глаз оперативного дежурного. Вообще говоря, выражение этого глаза зависит, конечно, от личности ОД. Бывает добрый, лукавый и весёлый, а бывает злой и подозрительный. Но это мало заботит, потому что деваться то некуда. Сидишь в наушниках, «гонишь диапазон», слушаешь супостата.
А это окошечко, было не совсем окошечком. Это был планшет. На нём была нарисована карта расположения супостата на нашем секторе ТВД. С обозначениями наших, так сказать корреспондентов. Высшим техническим достижением были вмонтированные лампочки в точках расположения основных станций, которых мы слушали. А лампочек было три. Как на светофоре. Красная - станция молчит, жёлтая - выходит в дежурном режиме, зелёная - важная передача. Такой же планшет стоял в центре боевого управления и лампочки дублировались. Лампочек было много. Включение любой из них документировалось. Через систему реле срабатывало печатающее устройство, телетайп, проще говоря. Печаталась строка - координаты-реквизиты станции, время и степень важности выхода. Каждый пост слушал определенные станции. На щитке у оператора были тумблеры. Услышал - щелкнул, прошла передача, тот отключил, и включил другой. Телетайп стрекочет. Начальство в курсе. Всё документируется. Вершина технической мысли. И доказательство - мы н а посту не спим.
Единственный раз в году ... в новогоднюю ночь. Без минуты двенадцать включались все тумблера и под шипящий в кружках лимонад те, кому этот год был дембельский, танцевали «цыганочку с выходом» .... Утром, начальник КП прочитывал контрольную портянку и ... только хмыкал. Он хороший был человек - капитан Прохоров. Не злой.
А дежурили мы по схеме - «шесть через шесть».
Если говорить о каком то напряжении от такой жизни, то это вряд ли. Скорее наоборот. Ведь мы, смена, выпадали из общего распорядка. Т.е. всякие зарядки, построения, занятия (кроме политической подготовки) нас не касались. А притом, что это был второй период службы, то надо понимать, что мы, молодые, тянули всю работу. Уборки там и всякое такое. А ПЦ - боевое дежурство. Поэтому никто нас не трогал.
Иногда, ночью, и если смена подбиралась нормальная, т.е. не было среди нас же дежуривших солдат особо злобствующих, а такие встречались, стариков, удавалось послушать и музыку, и вражьи голоса. Ведь, благодаря, отменному качеству и мощности наших приёмников в совокупности с мощным антенным полем, возможности были неограниченные. Плюс к этому находились мы в нескольких десятков километров от границы с ФРГ. Так что качество было гарантировано. Конечно, подобное каралось. Но проконтролировать нас было невозможно. Т.е. ОД мог прослушать каждого из нас - что мы слушаем. Но он же ночью отдыхал, если не шли какие-нибудь учения или усиление. А потом у оператора был диапазон, а не конкретная частота для прослушки, всегда можно было сказать, что это вот тут, на этой частоте только что было ... Да и не ловили нас никто особо. Все всё понимали.
Другое дело, если в смене оказывались «поборники традиций» из старослужащих. Не положено «молодым» такие развлечения. И тогда тоска, шесть часов сплошной морзянки. Задание было такое - исписать в блокноте (формат А4) двенадцать листов. Шесть сдаешь сам, шесть старик. Ему то, уже «не положено», слушать и писать, ему «положено»: спать, курить, читать ... Вообщем понятно, что старикам «положено».
Стояли в ряд пять радиоприёмников Р-250м2. Это такой ... почти кубический метр супергетеродина. Шириной почти метр, а по фасаду даже чуть длиннее. К тому же ламповый. Т.е. грелся он хорошо. Всегда был тёплый. В чём была главная прелесть такой установки? Любой служивший поймёт.
Правильно. Сверху клался стендовый щит. На щит стелилась шинелка. На шинелку укладывался дедушка, которому было положено жить ... этак, по стариковски. Жёстко? Зато горизонтально - во первых, тепло - во вторых. Солдатская смекалка и естественное стремление человека к комфорту.
Смена, особенно ночью, требовала некоторых затрат физической энергии. И, если днём, максимальным нарушением было покурить, во время посещения WC, то ночью ещё допускалось чаепитие. И, что характерно, вот тут не было разницы - «молодой» или «старик». Т.е. накрыть-убрать, это конечно было задачей молодых. Но, что касается процесса, т.е. чтобы старик взял себе на кусок сахара больше или бутерброд с комбижиром лишний съел ... такого не было. По крайней мере, у нас. Никогда.
Воду мы кипятили «армейским кипятильником». Для его изготовления использовались разные подручные средства. От сапожных подков до ... фантазии не было границ. Хранить такое устройство было просто нельзя по определению. Поэтому монтировался он за пять минут. Мы использовали десять лезвий для бритья. Типа «Нева», а лучше «Балтика» - они делались из нержавейки. Шнур от настольной лампы и деревянную линейку.
По противоположным плоскостям линейки располагались по пять лезвий с каждой стороны. Они соприкасались. К этим сборкам подключались провода, те которые в шнуре от лампы. Потом это устройство опускалось в двухлитровую банку с водой. Вилка включалась в розетку. Пять минут и кипяток готов.
Потом в банку засыпался чай и сахар. Настаивалось, разливалось и ... пожалуйста.
Два слова о бутербродах.
В задачу смены, заступающей после ужина, входило обеспечение двух смен комбижиром и хлебом. Для выполнения оной мы вступали в преступный сговор с караулом, т.к. самим пронести это доп. питание в здание штаба было невозможно. Заготовщики из караула проносили хлеб и комбижир к себе в караулку. А после отбоя, при разводе смены в ноль часов, передавали нам это всё в окошко, с улицы.
Хлеб нам давали чешский. Кто не помнит или не знает - такие буханки большие. Килограмма по два. С тмином. Когда мягкий и свежий - очень даже вкусный. Другой вопрос, как сделать свежим. Да просто. Заворачивалась буханка во влажное полотенце и держалась над паром. Минут десять-пятнадцать. Даже корочка становилась хрустской.
Комбижир .... Наверное, название происходило оттого, что должно было быть смешано несколько сортов жира: свиной и говяжий, например. На самом деле это был абсолютно синтетический продукт. Но, намазанный на тёплый хлеб, с горячим сладким чаем ... было вполне съедобно и, если присолить, даже очень вкусно. Вот такой деликатес.
А уж если сала ухватили, или масла кто купил или у земляка-хлебореза разжился .... Это был просто праздник !!! Не говоря о банке тушёнки или колбасного фарша.
Конечно, ловили нас за этим занятием, но тогда чаще всего дежурный просто делил с нами трапезу, добавляя что-нибудь из домашней снеди. Некоторых так мы просто приглашали. Хотя встречались индивидуумы ..., писали и карали.

КАРАУЛ

Не в смысле крик о помощи, а в смысле ... « ...Караулом называется вооруженное подразделение, назначенное для выполнения боевой задачи по охране и обороне боевых знамен, военных и государственных объектов, а также для охраны лиц, содержащихся на гауптвахте и в дисциплинарном батальоне....».
Вот, с учебки помню.
Но главное, при заступлении в караул, была подготовка.
Во первых надо было знать положения УГиКС, это Устав Гарнизонной и Караульной службы. Ну конечно не весь Устав, но треть - точно. А такие вещи, как обязанности часового, это вообще надо было ...., чтобы без запинки. Ну и прочие разные интересные подробности. Например, при какой температуре на часового надо надевать тулуп, или сколько раз в сутки надо кормить караульную собаку.
Я ни разу не одевал, я даже не видел караульного тулупа и не слышал лая караульной собаки, но знание этих и множество подобных положений помню до сих пор.
Уставы мы учили жёстко. Даже жестоко. Учили, зубрили ... до кровавых слёз, практически. Например, перед вечерним фильмом, а такое развлечение было три раза в неделю, и оно было самым наиглавнейшим. Потому что тебя оставляли в покое. Можно было просто сидеть и смотреть фильм, с гарантией, что тебя никто не будет дёргать. Так вот перед фильмом надо было написать контрольную. Обязанности часового при пожаре, например. Пол странички текста. Но, написать надо было абсолютно слово в слово, как в уставе. Не получилось? Все на фильм, а ты - учить устав. Причём под руководством кого-нибудь из сержантов. А это значит, что старослужащий, да ещё и сержант фильм тоже смотреть не пойдёт ..... Ужасть !!! Вот и учили. Поучим - поучим, поотжимаемся или поприседаем - разиков сто пятьдесят, и снова учим. К концу фильма снова пишем. То, что
не написали и что-нибудь ещё. Если написал - амнистия. Не написал, продолжаешь учить ... часов до трёх, с перерывом на какие-нибудь уже ночные работы ... Так что уставы выучились быстро.
Потом был инструктаж. Помимо общих слов о необходимости и обязательности, всегда выдавались страшилки. Какие-то из них имели реальную основу. Какие то просто были легендами. Про легенды не буду, а вот про реальный случай упомяну.
Обычно в день ввода войск в Чехословакию, 21 августа, контрики из числа несознательных граждан ЧССР устраивали какие-нибудь провокации. То свет отключат, то воду. То еще, какую мелкую пакость замутят. Это ладно, это мы привыкли. Но бывало и хуже. Не знаю, почему и из каких соображений некоторые посты в дневное время переходили в разряд т.н. сторожевых. Т.е. часовой выходил днём без оружия. Только штык-нож. И вот, однажды, на такой пост, на складе ГСМ, днём напали чехи. Склады были на отшибе - в лесу. Но внутри гарнизона. А проникнуть за первое кольцо не представляло никакого труда. И вот, когда только заступила новая смена, несколько молодых контриков напали на часового. Раздели, привязали его к дереву, под ноги подставили таз, в который налили простого бензина. И ушли. Парень простоял два часа по колено в бензине, отравился парами, сжёг кожу ... не откачали. Умер мужик. Это было в соседнем гарнизоне, на танковой директрисе. После этого стояли с оружием.
Вот такой был инструктаж, т.е. напоминали, что кругом враги и надо бдить, несмотря на то, что батальон наш был уже в третьем кольце охраны.
И вот ты постиранный наглаженный, начищенный, помытый, побритый, постриженный, вооруженный не только автоматом с боевыми патронами, но и знанием Устава, встаёшь в строй - на развод суточного наряда.
Развод - это построение такое, кто не знает. Заступающий дежурный по части проверяет наличие, состояние, внешний вид и знание, опять же, обязанностей и т.д. Потом следует прохождение, и наряд расходится по местам несения службы.
Бывали случаи, когда развод длился часа четыре. Почему? А не понравилось дежурному, как допустим, кто-то знает обязанности. Отправляет учить. Или внешний вид не устраивает ... ну и т.д.
Главный пост, это у знамени части и денежного ящика. Самый вредный пост. Хотя стоишь в помещении штаба, т.е. в тепле и сухости, но на глазах дежурного по части и начальства. Потом именно стоишь, т.е. если на обычном посту ты можешь как-то походить туда-сюда, по территории поста, то тута нет. Стоишь. А потом - парадка. Т.е. неизвестно что хуже. Особенно летом. В штабе жарче, чем на улице, а ты даже фуражку снять не можешь. Потеешь, преешь ... не очень приятно. На улице, в этом смысле, проще. Ветерок хоть обдувает.
В карауле самое интересное что? Проверка несения службы. Процесс этот происходил ночью. Потому как с утра дежурный имеет право отдыхать до обеда, а после обеда готовится к сдаче наряда.
Степень интересности зависит от личности дежурного по части. Почему? Потому что не все дежурные затейники. Многие офицеры не выходили из дежурки. Позвонит начкару - тот ведомость принесёт, дежурный напишет, что проверял и до свиданья.
Но были и другие.
Ночь, как уже упоминалось. Обязательно плохая погода. Идут. Начкар, дежурный и кто-нибудь из бодрствующей смены. При приближении к посту этой группы, хоть ты и знаешь и видишь - кто идёт, но всё равно - автомат навскидку и кричишь «Стой! Кто идёт?». Останавливаются. Отвечают: «Начкар с дежурным!» Ты опять: «Начкар ко мне, остальные на месте!» Подходит Начкар. Потом остальные, по команде начкара. Дежурный тут лезет с вопросами, а ты лицо неприкосновенное и подчинённое только начкару, т.е. имел ты в виду этого дежурного офицера, пока Начкар не произведёт замену. Т.е. пришедший с ним караульный бодрствующей смены заступает на пост, а ты получаешь право отвечать на

вопросы и действовать по вводным. Любимая вводная - «нападение на пост». Бежишь к телефону, звонишь в караулку, потом, уже падая в окоп, передергиваешь затвор и обозначаешь готовность к стрельбе.
Это процесс в идеале. Что случалось на самом деле. И, кстати, не обязательно с молодыми солдатами. Бывало, отличались и старослужащие.
Как?
Ну, первое. Идет описанная группа к посту. Часовой всё видит и начинает мандражировать. При подходе к границе поста, это такое место на котором группу надо остановить, часовой срывает автомат и шарашит очередь ... хорошо, что в небо, а бывает над головами. Так, чтобы в группу - у нас не было ни разу - врать не стану. Все прогуливающиеся тут же падают, ибо не до шуток. И только после этого «Стой!....» Какое на хрен «СтоЙ!». Все лежат уже (бывает и в грязной луже) и не то что идти, а ползти никто не может, или не хочет ...
Или по вводной команде «Нападение на пост справа!», часовой припадает на одно колено и шлёт очередь влево - в сторону штаба. Почему влево? А кто его знает, может потому что там штаб? Все врассыпную, только Начкар кидается вперед и задирая ствол автомата вверх, отбивает руку часового от спускового крючка. И вот на вопрос «Ты что .....ять .... трынь - блинь ... тара-рам, пам-пам .. делаешь?» следует ответ - « А телефон не работает, вот я и предупреждаю о нападении, как велит инструкция - выстрелами ...» Второй вопрос: «А почему в сторону штаба стреляешь, а не сторону предпологаемо-обозначеного (во терминология!) нападения? Чтобы дежурный быстрее услышал?» В ответ скромное молчание. Так и не добились тогда ответа, почему в сторону штаба стрелял тот паренёк. Не смог он ответить. Никому. Ни командиру ни замполиту ни особисту ... Так это тайной и осталось.
Больше всего мы не любили отражать такое «нападение» на третьем посту и слева. Там окоп был не под грибком. Вот поэтому дежурные любили в дождь ходить с проверкой на этот пост. И по команде «нападение на пост слева» прыгаешь в окоп, наполненный водой. Полежишь там, пообозначаешь оборону ..., а когда все уйдут - ты остаёшься мокрый как цуцик на ветру ... и хорошо ещё, если Начкар умный и толковый, тормознёт дежурного, и позволит тебе вылить воду из сапог и отжать портянки. А то так и стоишь ... хлюпаешь.
Если выпало стоять на посту во втором парке - тут морально тяжелее ... там прицепов много на улице стояло. А прицепы чешские, прицепные устройства на пневматике, т.е. если на него сесть, то он так пружинит мягко, укачивает ... Доходило до того, что подходила смена к парку и приходилось часового искать ... прицепов то много. Звать - нельзя, надо поймать спящего на месте. И вот, если удавалось подобраться поближе, то сначала отстёгивался рожок у автомата, а потом иногда удавалось и автомат снять.
Мы однажды сняли с одного кандедушки, с Мирона - он, Мирон плохой был, нехороший ... так потом ещё пять минут его будили. Проснулся. Вскочил. Начал докладывать. Про автомат вспомнил только после вопроса начкара ... хорошо, что проверяющего не было. Начкару подставляться не надо было. Отвёл он это неприкосновенное лицо в сторонку, рихтанул слегка ... ну и оставил дальше службу нести.
Чаще всего приключения были при заряжании разряжении оружия. Стоит около караулки такая стенка с прилавком. Приходит смена с постов. По очереди подходят ребята к прилавку, кладут на него автомат. Снимают рожок, потом передергивают затвор и делают контрольный спуск. Так вот отвлечется человек или забудет, сначала передергивает, потом отстёгивает (или бывает - что не отстегивает), а потом спуск ... и или одиночный или очередь. Стена перед прилавком вроде должна выступать в роли пулеуловителя, но это фигвам, У нас она была из досок, двойная, а внутри опилки. Ну, навылет, естественно. А в пяти местах стена казармы, а казарма щитовая, а за стеной койки. Вот и вылетает кто-то на улицу с криком ... «Вы что там ...ели ... пили ... ля ... ля ... тополя, над ухом просвистело, чуть не ... уло ... башило ...» Хорошо!!! Не скучно !!!

Расскажу вам о своём последнем карауле. Именно о последнем, поскольку больше я в караул в жизни не заступал.
Было это на переходе нашего призыва на третий период. Т.е. стали мы старослужащими. А значит и расслабились. Пришло время отдыхать. Ну, легли. Деревянная такая кушетка, шапка под голову, спишь в одежде, сапогах, ремнях, подсумках, штык ножах. Разрешалось только этот ремень ослабить. Ну а перед сном, как водится чайку попили, там ... то сё. И так я сладко уснул ...
А в это время пришёл наш любимый проверяющий. Замполит нашей роты, лейтенант Марчак. Я уже писал про методы его проверок ... уникальный был тип. Каждая проверка сопровождалась внеочередной лекций о ...., вопросами по политподготовке и прочая ... Но началось всё, а как вы думали, с вводной - «нападение на караульное помещение». Мы вскакивали все, расхватывали оружие и занимали оборону, согласно боевого расписания. Так вот я в этот раз просто не проснулся, ... не знаю почему, просто не проснулся и всё.
Оргвыводов особых не было, только в караул больше меня не ставили, хотя до этого имел только благодарности за несение службы. Марчак, конечно, этот случай вопиющего безобразия в ведомости не отразил, и вообще будить меня не разрешил, пока не ушел. Когда ушел - ребята конечно разбудили. Шевченко, Начкар, потом неделю зелёный ходил - боялся, что отпуск зарежут ..., но обошлось.
А вообще наш «молодёжный» пост был - склад ГСМ. Почему? Да потому что он был круглосуточный. Посты в парках днём снимались и народ, занаряженный на эти посты, отдыхал в караулке, а наш пост стоял.
Но с другой стороны, бочки стояли среди красивейших огромных сосен, красиво. Что летом, что зимой. Гуляешь два часа по периметру, ... думаешь, письма домой сочиняешь, мечтаешь, планы строишь ... Красота. Мне нравилось. Очень.
Вот такие караульные истории.

(продолжение следует)
Средняя оценка: 1.34
Историю рассказал тов. Пенсионер58 : 2007-06-14 22:55:02
Вышли в свет книги Александра Скутина (Стройбат) «Самые страшные войска» и Олега Рыкова (NavalBro) «Чарли Чарли Браво». Эти и другие книги, а также значки с символикой сайта Вы можете приобрести в нашем «магазине».
Уважаемые подписчики, напоминаем вам, что истории присылают и рейтингуют посетители сайта.
Поэтому если вам было не смешно, то в этом есть и ваша вина.
Прочитать весь выпуск.
Кадет Биглер: cadet@bigler.ru
Вебмастер сайта Биглер Ру: webmaster@bigler.ru

В избранное